Научная статья на тему 'Англия и ухудшение итало-французских отношений в связи с испанской гражданской войной (1937-1938)'

Англия и ухудшение итало-французских отношений в связи с испанской гражданской войной (1937-1938) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
75
24
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ 1936-1939 ГГ / ПОЛИТИКА НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА / КОМИТЕТ ПО НЕВМЕШАТЕЛЬСТВУ / НИОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ / SPANISH CIVIL WAR 1936-1939 / NON-INTERVENTION POLICY / NONINTERVENTION COMMITTEE / NYON CONFERENCE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Урывский А.П.

В статье рассматривается отношение британского руководства к роли Франции в решении проблем региональных конфликтов в 1937-1938 гг. на испанском примере. Показано, что растущее в это время итальянское присутствие и влияние в Испании все более задевало непосредственно жизненно важные французские интересы. В работе указывается, что политика официального Парижа не смогла препятствовать усилению напряженности во франко-итальянских отношениях в Средиземноморском ареале и в Европе в целом.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ENGLAND AND DETERIORATIONOF THE ITALO-FRENCH RELATIONS IN CONNECTION WITH THE SPANISH CIVIL WAR IN 1937-1938

In article the relation of the British management to a role of France in the decision of problems of regional conflicts in 1937-1938 on the Spanish example is illustrated. It is shown, that Italian presence growing at this time and influence at Spain more and more touched directly vital French interests. In work it is underlined, that the policy of official Paris could not interfere with intensity strengthening in the Italo-French relations in the Mediterranean area and in Europe as a whole.

Текст научной работы на тему «Англия и ухудшение итало-французских отношений в связи с испанской гражданской войной (1937-1938)»

УДК 94(4)|19| А. П. Урывский

кандидат исторических наук, ст. преподаватель Белгородского государственного университета; e-mail: uryvsky@bsu.edu.ru

АНГЛИЯ И УХУДШЕНИЕ ИТАЛО-ФРАНЦУЗСКИХ ОТНОШЕНИЙ В СВЯЗИ С ИСПАНСКОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНОЙ (1937-1938)

В статье рассматривается отношение британского руководства к роли Франции в решении проблем региональных конфликтов в 1937-1938 гг. на испанском примере. Показано, что растущее в это время итальянское присутствие и влияние в Испании все более задевало непосредственно жизненно важные французские интересы. В работе указывается, что политика официального Парижа не смогла препятствовать усилению напряженности во франко-итальянских отношениях в Средиземноморском ареале и в Европе в целом.

Ключевые слова: Гражданская война в Испании 1936-1939 гг.; политика невмешательства; Комитет по невмешательству; Нионская конференция.

Uryvsky A. P.

The candidate of historical sciences, the senior teacher of the Belgorod state university; e-mail: uryvsky@bsu.edu.ru

ENGLAND AND DETERIORATION OF THE ITALO-FRENCH RELATIONS IN CONNECTION WITH THE SPANISH CIVIL WAR IN 1937-1938

In article the relation of the British management to a role of France in the decision of problems of regional conflicts in 1937-1938 on the Spanish example is illustrated. It is shown, that Italian presence growing at this time and influence at Spain more and more touched directly vital French interests. In work it is underlined, that the policy of official Paris could not interfere with intensity strengthening in the Italo-French relations in the Mediterranean area and in Europe as a whole.

Key words: Spanish Civil war 1936-1939; Non-Intervention policy; NonIntervention Committee; Nyon Conference.

К началу 1937 г. французская внешняя политика в большинстве важнейших международных проблем была вынуждена следовать за английской. Это наглядно иллюстрируется на примере политики невмешательства в дела Испании и деятельности Комитета по невмешательству в дела Испании. 24 декабря 1936 г. Англия и Франция обратились к правительствам Германии, Италии, Португалии и СССР с предложением распространить соглашение о невмешательстве на

посылку в Испанию так называемых добровольцев. Гитлер и Муссолини всячески оттягивали свой ответ и поставляли помощь генералу Франко. 16 февраля Лондонский комитет принял решение о запрещении отправки добровольцев в Испанию обеим сторонам, начиная с 21 февраля 1937 г. Это постановление вводилось в действие в ночь с 6 по 7 марта 1937 г. Был создан специальный орган по контролю под председательством голландского вице-адмирала Ван-Дульма. Срок введения в действие контроля, однако, не был соблюден и был отложен сначала на 13 марта, а затем на 29 марта [2, л. 44].

Франция будет действовать в унисон с Великобританией и в попытках выхода из кризиса политики невмешательства (июнь-июль 1937). Этот кризис, как известно, в условиях углубления испанской войны, был вызван тактикой Германии и Италии: в начале июня эти страны, воспользовавшись спровоцированным ими же «инцидентом» с германским крейсером «Лейпциг» («обстрел» 29 мая испанскими республиканцами) отказались от морского контроля за военными поставками в Испанию и заявили о выходе из Комитета по невмешательству.

В плане, предложенном Великобританией тремя днями позже, предлагалось выделить в портах Испании так называемые зоны безопасности, потребовать гарантии от Франко и законного правительства о ненападении на суда, осуществлявшие патрулирование [7, с. 836]. Английское руководство планировало в случае принятия этого плана Германией и Италией обратиться с предложениями к обеим испанским воюющим сторонам, что означало де-факто их отождествление, т. е. начало признания прав воюющих сторон. 12 июня 1937 г. четырехстороннее соглашение (Великобритания, Франция, Германия, Италия) фактически повторяло британский план [6, с. 64]. Не дожидаясь ответов из Испании, Германия и Италия вернулись в Комитет по невмешательству. Как известно, под предлогом атак 15 и 18 июня германского крейсера «Лейпциг» республиканским флотом Италия и Германия заявили о прекращении (с 23 июня) патрулирования своими судами побережья Испании. Португалия одновременно прекратила международный контроль на своей сухопутной границе. На демонстрации силы Республике настаивала Германия. Одновременно выдвигались итало-германские требования предоставления прав воюющей стороны франкистам. Англия и Франция, не желавшие дальнейшей эскалации кризиса, не поддержали эту

инициативу сразу и предложили сделать предупреждение обеим испанским сторонам [11, с. 359, 362]. Франция переживала в то время серьезный внутриполитический кризис и старалась избежать каких-либо внешних потрясений. Она заявила, что также прекращает аналогичный контроль на франко-испанской границе, начиная с 12 июля до восстановления контроля на других сухопутных и морских границах Испании. Англия, стремившаяся по возможности скорее уладить конфликт, искала компромисс.

Вместо того чтобы должным образом реагировать на итало-германскую провокацию, правительство Н. Чемберлена, опять пошло навстречу. 14 июля 1937 г. был опубликован так называемый английский компромиссный план урегулирования испанской проблемы, переданный на рассмотрение участников соглашения о невмешательстве. Французская сторона одобрила его. План предусматривал восстановление контроля на сухопутных границах Испании, морской контроль отменялся. Вместо него предполагалось назначать наблюдателей - как на пароходах, идущих в испанские порты, так и в самих портах. Английский план предлагал признание за Франко и республиканцами прав «воюющей стороны» после того как Лондонский комитет констатирует выполнение обязательств по отзыву «добровольцев». Гитлер и Муссолини с большим удовольствием ухватились за это предложение. 16 июля Лондонский комитет принял этот план за основу [2, л. 46].

В августе 1937 г. благодаря бездеятельности английского и французского флотов итальянский фашизм развил в широких размерах пиратские действия в Средиземном море. Был потоплен ряд торговых пароходов, в том числе советские пароходы «Тимирязев» и «Благоев». 1 сентября был потоплен английский пароход «Вуд-форд» и совершенно нападение на эсминец «Хэвок» и крейсер «Гала-тея». Обеспокоенные этим фактом Англия и Франция договорились о созыве, одновременно с очередной сессией Совета Лиги Наций в Нионе, пригороде Женевы, конференции по борьбе с пиратством. На конференцию были приглашены Средиземноморские державы Италия, Югославия, Албания, Греция, Турция, Египет и черноморские - СССР, Румыния и Болгария. Кроме того, инициаторы послали приглашение Германии. В то же самое время испанская республика не получила приглашения. Тем самым Англия и Франция делали еще одну уступку Гитлеру и Муссолини. Как свидетельствует анализ

документов британской внешней политики, официальный Лондон имел точную информацию о принадлежности «пиратских» подводных лодок Италии, но не торопился это демонстрировать и делал все возможное для того, чтобы в средствах массовой информации они обозначались как «неизвестные». Под предлогом советских нот протеста Италия и Германия не приняли участия в Нионской конференции [8, с. 187].

Средиземноморская конференция добилась некоторых результатов: была заключена конвенция о мерах борьбы с пиратством. 13 сентября 1937 г. Соглашением между французским и английским военно-морскими штабами была разделена акватория Средиземного моря (за исключением Тирренского моря) на пять зон, ситуацию в трех из которых должен был контролировать английский флот, в двух - французский [2, л. 47-48; 8, с. 299-301]. Но предусматривавшиеся в Конференции меры подходили, скорее, под определение «умиротворения»: никто из участников Конференции по своим причинам не захотел открыто ссориться с Италией» [4, с. 63].

22 сентября 1937 г. министр иностранных дел Франции Дельбос при встрече с Кренборном, зам. министра иностранных дел Великобритании, поднял вопрос о надлежащей совместной линии действий в отношении Италии. Это должен был бы быть объединенный англофранцузский демарш с требованием гарантий о том, что Италия не имеет никаких территориальных претензий в Испании или на Бале-арских островах [8, с. 319]. Британские и французские правительства должны были предложить, чтобы эта объединенная декларация легла в основу начала трехсторонних переговоров или консультаций о выводе «добровольцев», воевавших в Испании по разные стороны фронта. Любое такое соглашение могло быть применено не только к Италии и Германии, но также к России и Франции. Никакого ответа не ожидалось до возвращения министра иностранных дел Италии Чиано из Берлина, но гарантии ослабили бы ситуацию [8, с. 327].

Итогом обсуждений в британском кабинете министров 29 сентября 1937 г. стало решение практиковать двусторонние консультации и беседы с итальянской стороной до подключения к ним французской. В качестве аргумента в пользу такой тактики приводилось желание итальянского правительства, которое хотело, чтобы на консультациях с Англией были подняты основные вопросы подготовки переговоров, но без участия Франции. Тот факт, что приглашение

Италии присоединиться к Нионскому соглашению пришло от этих двух держав, договорившихся об общей линии, давал итальянскому правительству основание полагать, что оно находилось в меньшинстве. Италия могла бы даже потребовать, чтобы Германия также была приглашена к системе наблюдения в Средиземном море. Но в данном случае это напоминало бы конференцию, где Германия и Италия были бы с одной стороны стола, а Англия и Франция -с другой. Было высказано предложение, что сближение Великобритании и Франции может подтолкнуть к усилению оси «Берлин -Рим». Британский министр иностранных дел Иден не полагал, что Рим не хотел объединяться с Берлином в нерешенной для себя средиземноморской ситуации [8, с. 344].

Сложившаяся коллизия была очень сложной для французской стороны. Иден мог попросить, чтобы она соблюдала английские рекомендации. В это же время давление французского общественного мнения на правительство с целью открыть границу с Испанией для поставок Республике было настолько сильным, что оно могло уступить. Иден рассматривал открытие французской границы как неизбежность в случае неудачи трехсторонних переговоров. В такой ситуации было бы трудно добиться реальных успехов в англоитальянских переговорах, хотя Италия желала этого. Иден соглашался с некоторыми из своих коллег, что было бы трудно побудить итальянцев вывести войска от генерала Франко, если СССР не сделает то же самое. Схема вывода была предложена Комитету по невмешательству, и это могло дать основания для обсуждений [8, с. 345]. Кабинет согласился одобрить предложения министра иностранных дел об англо-французском подходе к правительству Италии в целях трехсторонних переговоров на основе политики невмешательства в Испании, и одновременных беседах между послом Его Величества в Риме и министром иностранных дел Италии [8, с. 347].

В результате переговоров в Париже 1 октября 1937 г. между военно-морскими экспертами Франции, Великобритании и правительства Италии рассматривалась возможность модификации Соглашения, подписанного в Нионе 14 сентября таким образом, чтобы обеспечить участие Италии в практических мерах, предусмотренных этим международным документом [8, с. 360-361].

Французская и британские стороны, кроме того, с удовлетворением отметили факт гарантий, данных Чиано британскому послу в Риме Друммонду, что у Италии не было планов дальнейшей

отправки «добровольцев» в Испанию [8, с. 318]. Также было принято во внимание заявление, сделанное Дельбосу итальянским делегатом в Женеве, что у Италии отсутствовали намерения изменить территориальный статус Испании или проекты захвата Балеарских островов [8, с. 318-320].

Итальянское правительство приглашалось британской стороной присоединиться к переговорам для достижения соглашения по мерам, которые привели бы к эффективности реализацию политики невмешательства путем вывода неиспанских подданных, принимавших участие в Гражданской войне в Испании. С точки зрения Великобритании, такое соглашение не только внесло бы важный вклад в совершенствование политической ситуации, но при реализации такого вывода должен был решиться вопрос признания прав воюющих сторон за обоими лагерями [8, с. 361-362].

Но так как Италия придерживалась позиции предоставления генералу Франко прав «воюющей стороны» без вывода «добровольцев», предлагаемые переговоры откладывались до весны 1938 г. Как показали дальнейшие события, Парижская трехсторонняя встреча в сентябре 1937 г. фактически оказалась последним совместным действием Франции и Англии в отношении Италии по испанскому вопросу.

Таким образом, 1937 г. не внес ничего существенно нового в англо-французские взаимоотношения. Италия не соглашалась на урегулирование испанского вопроса по предлагаемому Великобританией и Францией варианту (например, британский компромиссный план от 14 июля 1937 г.). Растущее итальянское присутствие и влияние в Испании задевало жизненно важные интересы Франции (испанское Марокко, коммуникации между Францией и ее североафриканскими колониями и др.) [11, с. 446].

Начавшийся в конце 1937 - начале 1938 гг. поиск соглашения с Италией, в том числе и по испанскому вопросу, Великобритания рассматривала только как двусторонний процесс. Н. Чемберлен желал решить проблему, почти не учитывая интересы Франции.

На предварительных стадиях переговоров с Италией (начало 1938 г.), официальный Лондон допускал возможность участия и другой средиземноморской державы - Франции, но поскольку Чиано был непреклонен в этом вопросе, следующие этапы переговоров носили строго двусторонний характер. Это демонстрировало и ухудшение в отношениях между Парижем и Римом, приведшее,

в конечном счете, к отзыву послов, которые не заменялись в итало-французских отношениях с момента сближения этих стран в начале 1935 г. В разгаре взаимных обвинений французский кабинет попытаться вынудить Великобританию сделать ее переговоры с Италией трехсторонними. В апреле 1938 г. новое французское правительство (Даладье), более склонное к компромиссам, заявило о готовности Франции немедленно начать двусторонние переговоры. На повестку дня предлагались темы, недавно поднятые и улаженные Великобританией и Италией: итальянское обещание не искать территориальных преимуществ в Испании и отозвать своих добровольцев в сроки, утвержденные Комитетом по невмешательству; англо-итальянское соглашение по Красному морю; продолжение соглашения Муссолини - Лаваля 1935 г. о статусе итальянских подданных в Тунисе. И Муссолини и Чиано, все еще страдающие от шока Аншлюса, казались очень восприимчивыми к любым подвижкам. Чиано обещал немецкому послу Маккензену не затрагивать никаких европейских проблем [11, doc. 740, 741, 746; 13, p. 310]. Одновременно он намекал Парижу, что если новый посол будет назначен скоро, а Франция согласится признать Абиссинскую империю, франко-итальянское соглашение станет достижимым [13, с. 310].

Французы попытались следовать за британской тактикой в этом вопросе, что приветствовалось Великобританией. 28 и 29 апреля 1938 г. Чемберлен и новый министр иностранных дел Галифакс пообещали французским коллегам не реализовывать англо-итальянские (Пасхальные) соглашения 1938 г., пока не будет заключено аналогичное франко-итальянское соглашение [12, с. 124].

Лондон и Париж недооценили намерения Муссолини. Вероятно, Муссолини надеялся оказать давление на французское правительство в вопросе скорого признания своей империи в Эфиопии перед визитом Гитлера. После визита фюрера в Рим в начале мая 1938 г. итальянцы перестали маскировать свои цели. Чиано от имени Муссолини отказывался вести любые обсуждения по Испании и исключил французское участие в Соглашении по Красному морю. 12 мая 1938 г. Совет Лиги Наций обсуждал британское предложение о свободе членов Лиги в желании признавать итальянское завоевание Абиссинии [8, с. 1098]. И как только проблема была улажена в пользу Италии, все дальнейшие встречи с французским поверенным в делах Блонделем были отменены. Несколько дней

спустя (15 мая) в Геную с речью прибыл Муссолини. Он расхваливал Аншлюс и оскорблял демократические государства. Что касается переговоров с Францией, он сомневался в их успехе, потому что в войне в Испании Франция находилась «на противоположной стороне баррикад»: французы желали победы Барселоны, итальянцы - Франко. В случае если Франция оставила бы испанских республиканцев, допускалась возможность ее соглашения с Италией [11, с. 665; 9, с. 203].

Уже в апреле 1938 г. Дафф Купер обнаружил значительный скептицизм среди французских министров относительно ценности англо-итальянского соглашения, учитывая прошлые предательства Италией договоров и союзников [14, с. 189] Дуче демонстрировал больше враждебности, чем энтузиазма и дружелюбия, не желая способствовать улучшению отношений с союзником Великобритании.

15 мая в Генуе он фактически разрушил все надежды на восстановление отношений с Францией, но обязывался поддерживать соглашение с Великобританией. Фактически речь в Генуе рассматривалась как преднамеренная попытка изолировать Францию от Великобритании. В этих условиях летом - осенью 1938 г. доминирующей линей неоднородного французского правительства оставалось соподчинение внешней политики Франции лондонскому курсу. Единственным пунктом, который еще хоть как-то отстаивался французским руководством, был вопрос о франко-итальянских отношениях. Французы настаивали, чтобы англичане не осуществляли соглашения с Италией без учета французских интересов и до урегулирования испанского вопроса. Первоначально министр иностранных дел Боннэ и здесь проявил капитулянтские настроения. После энергичного противодействия со стороны министра юстиции Рейно, министра колоний Манделя и председателя палаты депутатов Эррио Боннэ занял в отношении Италии более твердую позицию [1, л. 5].

Это подстегнуло итальянскую воинственность к Франции. Она началась с криков: «Туниса! Корсики! Ниццы!» в фашистской Палате 30 ноября 1938 г. и сопровождалась обвинением Муссолини в его Соглашении с Лавалем в январе 1935 г. Кроме того, во время ноябрьских англо-французских переговоров (визит Чемберлена-Галифакса) Франция отказалась признать за Франко право воюющей стороны. Таким образом, испанская проблема становилась снова

препятствием для мюнхенской политики гармонизации целей западных демократий. Британская тактика по этому вопросу несколько осложнялась фактом англо-итальянского соглашения, вступившего в силу в ноябре 1938 г. [3, л. 4].

В ноябре 1938 г. Франция снова пыталась вернуться к возобновлению итало-французского диалога. В качестве уступки итальянской стороне предлагались железная дорога в Абиссинии, территориальные присоединения к Эфиопии за счет французского Сомали и даже увеличение итальянской доли во владении акциями Суэцкого канала. Муссолини, помимо этого, потребовал предоставления Франко прав воюющей стороны. Советский полпред в Берлине Я. Суриц так оценивал создавшуюся ситуацию: «Для приемлемого для Франции соглашения момент уже упущен, для капитулянтского еще не вполне созрел» [5, с. 537].

Британское правительство чувствительно реагировало на обвинения держав Оси в попытках их окружения, тем более что такая трактовка со стороны противников, как считалось, было главной причиной Первой мировой войны. Чемберлен продолжал полагать, что Муссолини мог ограничить и остановить Гитлера, если бы только был убежден, что Запад не намеревается нападать на него. Министерство иностранных дел Великобритании считало, что Франция должна сначала пойти на некоторые уступки, которые Италия потребовала в ноябре 1938 г., но французские лидеры не верили, что такая политика касалась их интересов [14, с. 189].

И лишь только 27 февраля 1939 г., под нажимом Великобритании, Франция официально признала националистическое правительство Испании [10, с. 110].

Таким образом, Гражданская война в Испании 1936-1939 гг., точнее, ее международные аспекты, способствовали усилению напряженности в итало-французских отношениях и все большему подчинению внешней политики Франции курсу Великобритании.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 097. Оп. 11. П. 102. Д. 14.

2. Архив внешней политики РФ. Ф. 69. Оп. 25. П. 81. Д. 11.

3. Архив внешней политики РФ. Ф. 69. Оп. 26. П. 83. Д. 17.

4. Малай В. В. Нионская международная конференция (1937): коллективная безопасность или скрытая конфронтация? // Гуманитарная наука

в современной России: состояние, проблемы и перспективы развития: Материалы IX Регион. науч-практ. конф.: в 2 ч. - Ч.1 / отв. ред. В. В. Малай. - Белгород : изд-во БелГУ, 2007. - С. 104-113.

5. Чему свидетели мы были. Переписка бывших царских дипломатов

1934-1940: сб. документов в 2 кн. / под ред. Е. М. Примакова и др. -Кн. 2. 1938-1940. - М. : Гея, 1998. - 624 с.

6. Documents Diplomatiques Français 1932-1939. - 2e ser. (1936-1939). -T. VI (1er juin - 29 septembre 1937). - Paris: Impremerie Nationale, 1970. -919 p.

7. Documents on British Foreign Policy,1919-1939. - 2nd ser. - Vol. XVIII. European Affairs. Jan. 2, 1937 - Jun. 30, 1938. - L. : Her Majesty's Stationery Office, 1982. - 1027 p.

8. Documents on British Foreign Policy, 1919-1939. - 2nd ser. - Vol. XIX. European Affairs. Jul. 1, 1937 - Aug. 4, 1938. - L. : Her Majesty's Stationery Office, 1982. - 1160 p.

9. Documents on British Foreign Policy, 1919-1939. - 3rd ser. - Vol. I. 1938. -L. : Her Majesty's Stationery Office, 1949. - 555 p.

10. Documents on British Foreign Policy, 1919-1939. - 3rd ser. -Vol. V. 1939. L. : Her Majesty's Stationery Office, 1952. - 818 p.

11. Documents on German Foreign Policy. - Ser. D. - Vol. III. Germany and the Spanish Civil War. - Washington: US Government Printing Office, 1950. -951 p.

12. Kleine-Ahlbrandt Wm. L. The Policy of Simmering. A Study of British Policy during the Spanish Civil War, 1936-1939. -The Hague : M. Nijoff, 1962. -162 p.

13. Lowe C. J., MarzariF. Italian Foreign Policy 1870-1940. - London-Boston : Routledge & Cegan Paul, 1975. - 476 p.

14. Morewood S. Anglo-Italian Rivalry in the Mediterranean and Middle East,

1935-1940 // Paths to War: New Essays on the Origins of the Second World's War / Ed. by R. Boyce and E. M. Robertson. - L. : Macmillan, 1989. -P. 167-199.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.