Научная статья на тему 'Анализ системы финансового мониторинга на примере развитых стран'

Анализ системы финансового мониторинга на примере развитых стран Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1071
164
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОТМЫВАНИЕ ДЕНЕГ / ЛЕГАЛИЗАЦИЯ НЕЗАКОННЫХ ДОХОДОВ / ФИНАНСОВЫЙ МОНИТОРИНГ / ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ ДОХОДОВ И ФИНАНСИРОВАНИЮ ТЕРРОРИЗМА (ПОД/ФТ) / MONEY LAUNDERING / LEGALIZATION OF ILLEGAL INCOMES / FINANCIAL MONITORING / COUNTERACTION TO LAUNDERING OF PROCEEDS OF CRIME AND FINANCING OF TERRORISM (AML/CFT)

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Степанова Д.И., Люкшин А.М.

В статье поднимаются проблемы реализации системы противодействия легализации полученных преступным путем доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ), определяются негативные последствия отмывания денег, анализируются официально опубликованные оценки степени легализации преступных доходов в Австралии, Великобритании и США. Исследование обобщает результаты анализа и сравнения количества зарегистрированных отчетов о подозрительных операциях и случаев отмывания денег, возбужденных в указанных странах, выявляя соотношения с ВВП и численностью населения. В статье обсуждается влияние местных, национальных факторов на сферу ПОД/ФТ и вырабатываются некоторые рекомендации по совершенствованию политики финансового мониторинга.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Степанова Д.И., Люкшин А.М.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article raises the problems of implementing the system for combating money laundering and terrorism financing (AML/CFT), identifying the negative consequences of money laundering, and analyzing officially published estimates of the degree of legalization of criminal proceeds in Australia, the United Kingdom and the United States. The study summarizes the results of analysis and comparison of the number of registered reports on suspicious transactions and money laundering cases initiated in these countries, revealing the relationship with GDP and population. The article discusses the impact of local, national factors on the AML/CFT sphere and develops some recommendations for improving the financial monitoring policy.

Текст научной работы на тему «Анализ системы финансового мониторинга на примере развитых стран»

Степанова Д.И.,

к.э.н., доцент кафедры «Финансы и цены» РЭУ им. Г.В. Плеханова E-mail: s_diana@mail.ru Люкшин А.М.,

ассистент кафедры «Финансы и цены» РЭУ им. Г.В. Плеханова

АНАЛИЗ СИСТЕМЫ ФИНАНСОВОГО МОНИТОРИНГА НА ПРИМЕРЕ РАЗВИТЫХ СТРАН

В статье поднимаются проблемы реализации системы противодействия легализации полученных преступным путем доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ), определяются негативные последствия отмывания денег, анализируются официально опубликованные оценки степени легализации преступных доходов в Австралии, Великобритании и США. Исследование обобщает результаты анализа и сравнения количества зарегистрированных отчетов о подозрительных операциях и случаев отмывания денег, возбужденных в указанных странах, выявляя соотношения с ВВП и численностью населения. В статье обсуждается влияние местных, национальных факторов на сферу ПОД/ФТ и вырабатываются некоторые рекомендации по совершенствованию политики финансового мониторинга.

Ключевые слова: отмывание денег, легализация незаконных доходов, финансовый мониторинг, противодействие легализации полученных преступным путем доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ).

D.I. Stepanova, A.M. Liukshin

ANALYSIS OF THE FINANCIAL MONITORING SYSTEM ON THE EXAMPLE OF DEVELOPED COUNTRIES

The article raises the problems of implementing the system for combating money laundering and terrorism financing (AML/CFT), identifying the negative consequences of money laundering, and

analyzing officially published estimates of the degree of legalization of criminal proceeds in Australia, the United Kingdom and the United States. The study summarizes the results of analysis and comparison of the number of registered reports on suspicious transactions and money laundering cases initiated in these countries, revealing the relationship with GDP and population. The article discusses the impact of local, national factors on the AML/CFT sphere and develops some recommendations for improving the financial monitoring policy.

Keywords: money laundering, legalization of illegal incomes, financial monitoring, counteraction to laundering ofproceeds of crime andfinancing of terrorism (AML/CFT).

Одной из наиболее значительных экономических издержек коррупции является отмывание денег. Отмывание денег происходит, когда не контролируемые органами власти средства незаконных фондов проходят через ряд обманных трансакций, предназначенных для маскировки источника средств, и вновь появляются на рынке в законной форме без какой-либо возможности раскрытия их истинного происхождения. В качестве неотъемлемой части многочисленных форм коррупции в бизнесе, незаконного оборота наркотиков, контрабанды оружия, терроризма и других видов незаконной деятельности последствия отмывания денег оказывают заметное влияние на экономику. Оценки в отношении ежегодной суммы отмывания денег в мире разнятся в диапазоне от 800 млн. до 2 трлн. долл. США, до 2-5 % валового внутреннего продукта мира [1]. Очевидно, что необходимо принимать решительные действия, чтобы остановить этот поток незаконных трансакций.

Отмывание денег - процесс сокрытия незаконного источника или нелегального использования дохода, а затем маскировки этого дохода в качестве законного на открытом экономическом рынке [2]. Отмывание денег - это трехэтапный процесс:

1. Размещение.

2. Расслоение.

3. Интеграция [3].

Стадия размещения влечет за собой фактическое физическое внесение денежных средств в национальный или международный банк или другой тип финансового учреждения. Размещение средств может показаться довольно простой частью процесса отмывания денег, поскольку валюта является «анонимной, но наличные деньги трудны в обращении, трудно скрываются, требуют времени для перемещения и привлекают внимание» [4]. На этом этапе превентивные действия надзорных органов будут наиболее эффективными. Однако идентификация деятельности по отмыванию денег на данном этапе требует высокой степени мотивации и бдительности со стороны банковских учреждений.

Стадия расслоения происходит посредством движения денежных средств от одного финансового учреждения к ряду других через последовательность сложных трансакций, предназначенных для отделения незаконных доходов от их источника и маскировки бенефициарных владельцев компаний. Компании-оболочки, обычно зарегистрированные в офшорных гаванях, часто используются на этом этапе.

Последний этап состоит в том, чтобы превратить полученные из незаконных доходов активы легитимным путем интеграции средств в законный поток личных или коммерческих трансакций. Одним из примеров является использование незаконных средств, депонированных в иностранных финансовых учреждениях, в качестве обеспечения внутренних займов. Цель преступников - иметь доступ к деньгам.

Отмывание денег трудно обнаружить, расследовать и преследовать в судебном порядке, тем самым позволяя огромным суммам нечестных доходов существовать в международной финансовой системе, не опасаясь преследования со стороны правонарушителей. Процесс отмывания незаконных доходов традиционно считается имеющим место после получения средств в некоторых коррупционных или преступных сделках. В обратном порядке, наоборот, легальные деньги отмываются, чтобы скрыть источники доходов, которые в конечном счете используются

для достижения незаконной или преступной цели. Ряд методов отмывания нелегальных доходов не позволяет вовсе сотрудникам правоохранительных органов отслеживать денежные фонды и определять виновных в незаконных действиях.

Основным негативным последствием отмывания денег является коррупция, связанная с легализацией незаконных доходов. К остальным отрицательным последствиям отмывания денег относятся:

1. Подрыв общественного доверия к единству, целостности и надежности финансовых учреждений.

2. Недоверие к авторитету национальных правительств.

3. Коррупция должностных лиц и специалистов в опосредованных сферах деятельности.

4. Снижение налогового потенциала страны.

5. Создание неотъемлемой опасности для финансовой и экономической стабильности государства.

6. Снижение эффективности глобальных рынков процентных ставок;

7. Содействие грабежу национальных казначейств.

8. Содействие другим преступлениям, таким как незаконный оборот наркотиков, уклонение от уплаты налогов, взяточничество и терроризм.

Терминология и методология в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) основаны на руководстве Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег [5], в котором представлен процесс проведения оценки риска на национальном уровне. Этот подход использует следующие ключевые понятия: угрозы, уязвимость, последствия, риск.

Угрозы: Это предикативные преступления, связанные с отмыванием денег. В некоторых случаях конкретные преступления связаны с конкретными методами отмывания денег. Понимание угроз необходимо для понимания уязвимостей, которые создают возможности для отмывания денег и для понимания рисков и последствий.

Уязвимость: это то, что облегчает или создает возможность для отмывания денег. Это может относиться к конкретному финансовому сектору или продукту или к слабости в регулировании, надзоре или отражать уникальные обстоятельства, при которых трудно отличить законную от незаконной деятельности.

Последствия: не все методы отмывания денег имеют равные последствия. Наибольшие последствия влекут методы, позволяющие максимально эффективно легализовать большую часть денег.

Риск: риск - это функция угрозы, уязвимости и последствий. Он представляет собой итоговое наказание и ущерб.

Явление отмывания денег в банковском секторе строго связано с ограничением правил борьбы с легализацией денежных доходов (Ferwerda, 2009). В результате существует взаимосвязь между сообщениями о подозрительных операциях, отправленных банками, и ограничительной политикой в отношении отмывания денег, риском легализации финансовых источников, поступающих с черного рынка, и уровнем экономического развития страны [6]. Метод оценки и измерения деятельности по отмыванию незаконных денежных доходов был предложен Gold & Levi (1994). Они использовали для измерения этого явления количество отчетов о подозрительных операциях, отправленных учреждениями обязательного мониторинга в национальные подразделения финансовой разведки [7].

Рекомендация 32 в Стандартах FATF 2003 года [8] требовала, чтобы страны вели всестороннюю статистику по вопросам, касающимся эффективности и действенности их систем ПОД/ФТ. Большинство стран в силах производить только количественную оценку, а не качественную, включающую общую стоимость пресеченных и выявленных подозрительных трансакций. Проблема с такой статистикой процесса ПОД/ФТ заключается в том, что данные подвержены множественным толкованиям, а также спорам между регуляторами и специалистами по финансовому мониторингу и группами экспертов. В ста-

тье основное внимание уделяется статистике по отчетам организаций, участвующих в системе ПОД/ФТ, о подозрительных операциях, судебным преследованиям/делам и обвинениям.

В настоящей статье также содержится указание на области, требующие внимания и обсуждения в последующих исследованиях.

В статье мы анализируем опубликованные оценки отмывания денег в Австралии, Великобритании и США, наиболее развитых в сфере ПОД/ФТ странах, и сравниваем с глобальной оценкой МВФ по отмыванию денег (2-5 процентов мирового ВВП).

Незаконный характер отмывания денег затрудняет точное измерение объема легализации полученных преступным путем доходов каждый год во всем мире. Хотя FATF [9] указала, что она не публикует статистику об отмывании денег, поскольку невозможно получить достоверную оценку суммы легализованных незаконным путем денег, существуют и другие национальные и международные оценки. Австралийское правительственное агентство оценило, что 2-3 млрд. австралийских долларов ежегодно легализуются незаконным путем через Австралию [10], что составляет от 0,2 процента ВВП Австралии (2005 год) до 12 процентов ВВП Австралии (1997 год).

Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (UNODC) оценило, что объем всех форм финансовых преступлений в Соединенных Штатах, за исключением уклонения от уплаты налогов, в 2010 году составил 300 млрд. долл. США, или около двух процентов экономики США [11]. Оценки из разных источников [12, 13] по легализации доходов, полученных преступным путем в США, показывают, что отмывание денег в США составляет от 0,4 до 33 процентов ВВП. Это огромная разница в размере диапазона от 0,4 до 33 процентов ВВП. Например, в 2008 году ВВП США достигал 14,264 млрд. долл. США, а 33 процента ВВП составлял 4707 млрд. долл. США, что представляет собой значительную сумму.

Оценки британского казначейства об объемах отмывания денег в Великобрита-

нии [14] подпадают под оценку МВФ (2-5 процентов ВВП). Согласно другим оценкам, легализация финансовых источников, поступающих с черного рынка, составляет от 0,29 до 15 процентов ВВП Великобритании [13, 15]. По оценкам National Crime Agency в 2016 г., сумма легализованных доходов, полученных преступным путем в Великобритании, может составлять от 36 до 90 миллиардов фунтов стерлингов [16].

Несомненно, эта разница в оценках обусловлена различными методами, используемыми для составления оценок, тем не менее представляется очевидным, что существуют значительные различия в степени объемов отмывания денег между этими тремя странами.

Во многих юрисдикциях требуется, чтобы финансовые учреждения (например, банки) и некоторые нефинансовые структуры (например, аудиторские компании) представляли несколько видов отчетов, со-

держащих информацию о подозрениях в отношении отмывания незаконных доходов и финансирования терроризма, таких как отчеты о трансакциях на большие суммы и отчеты о подозрительных операциях. Эти отчеты собираются надзорными органами по финансовому мониторингу в каждой стране для дальнейшего расследования возможного отмывания денег. Три рассматриваемые страны требуют представления информации о переводах больших денежных средств и международных трансакций, а также они требуют представления отчетности о подозрительной финансовой деятельности.

Данные по отчетности о подозрительных операциях, представленные финансовыми учреждениями, по количеству возбужденных судебных расследований и преследований в сфере ПОД/ФТ в Австралии, Великобритании, США представлены в таблице 1.

Таблица 1 - Данные о количестве отчетов о подозрительных операциях, возбужденных судебных дел и обвинительных заключений в сфере ПОД/ФТ в сравнении с ВВП и численностью населения в Австралии, Великобритании и США в 2010-2014 годах [17-28]

Показатель / Год 2010 2011 2012 2013 2014

Соединенные Штаты Америки (США)

Представленные отчеты о подозритель- 1 326 372 1 517 520 1 640 391 1 587 763 1 973 813

ных операциях, шт.

Возбужденные судебные дела, шт. 3 081 3 757 3 754 3 466 3 369

Обвинительные заключения, шт. 1 703 1 802 1 884 1 935 1 967

Доля обвинительных заключений в 0.55 0.48 0.50 0.56 0.58

возбужденных судебных делах, %

ВВП, млрд. долл. 14964,4 15 517,9 16 155,3 16 691,5 17 427,6

Отчеты о подозрительных операциях на 88,6 97,8 101,5 95,1 113,3

ед. (1 млрд долл. ВВП)

Численность населения, млн чел 309,3 311,6 314,0 316,2 318,6

Отчеты о подозрительных операциях на 4288,3 4870,1 5224,2 5021,4 6195,3

ед. (1 млн чел)

Австралия

Представленные отчеты о подозритель- 47 386 44 775 48 155 44 062 46 008

ных операциях, шт.

Возбужденные судебные дела, шт. 380 427 387 398 321

Обвинительные заключения, шт. 13 15 28 38 26

Доля обвинительных заключений в 0.03 0.04 0.07 0.10 0.08

возбужденных судебных делах, %

ВВП, млрд. долл. 1 143 1 391 1 538 1 567 1 460

Отчеты о подозрительных операциях на 41,5 32,2 31,3 28,1 31,5

ед. (1 млрд долл. ВВП)

Численность населения, млн чел. 22,30 22,32 22,73 23,12 23,46

Отчеты о подозрительных операциях на 2124,9 2006,0 2118,6 1905,8 1961,1

ед. (1 млн чел.)

Великобритания

Представленные отчеты о подозритель- 240 582 247 601 278 665 316 527 364 186

ных операциях, шт.

Возбужденные судебные дела, шт. 2 395 2 265 2 413 2 683 2 579

Обвинительные заключения, шт. 1 362 1 456 1 302 1 548 1 512

Доля обвинительных заключений в 0.57 0.64 0.54 0.58 0.59

возбужденных судебных делах, %

ВВП, млрд. долл. 2 430 2 609 2 646 2 720 2 999

Отчеты о подозрительных операциях на 99,0 94,9 105,3 116,4 121,4

ед. (1 млрд долл. ВВП)

Численность населения, млн чел. 62,23 62,74 63,7 64,13 64,61

Отчеты о подозрительных операциях на 3866,0 3946,5 4374,6 4935,7 5636,7

ед. (1 млн чел.)

Источники: Всемирный банк, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), United Kingdom Financial Intelligence Unit (UKFIU), National Crime Agency (NCA), Австралийский отчетно-аналитический центр трансакций (AUSTRAC).

Количество отчетов о подозрительных операциях в сфере ПОД/ФТ, полученных от финансовых учреждений в Австралии, Великобритании и США различается, что может быть связано с различием в размерах экономики в каждой стране, а также с такими факторами, как степень жестко-

сти регулирования отчетности о подозрительных финансовых операциях. На рисунках 1 и 2 показано количество отчетов о подозрительных операциях на 1 000 000 человек населения и на единицу ВВП в Австралии, Великобритании и США с 2010 по 2014 года.

Рисунок 1 - Динамика количества отчетов о подозрительных операциях на 1 000 000 человек населения в Австралии, Великобритании и США в 2010-2014 годах [17-28]

Хотя количество отчетов о подозрительных операциях в области ПОД/ФТ постоянно увеличивается, относительный показатель отчетов, приходящихся на каждый миллион жителей в Австралии очень низок по сравнению с Великобританией и США. Также отмечено, что количество единиц отчета на единицу ВВП в Австралии меньше, чем в Великобритании и США, и не отражает размера экономики страны. Уменьшение этого показателя в

Австралии может быть объяснено введением специальных рекомендаций FATF по противодействию финансированию терроризма в 2010 году и внедрению новых стандартов FATF 2010, включая распространение отчетов о противодействии отмыванию подозрительных финансовых операций на нефинансовые учреждения, такие как юридические фирмы и агентов по операциям с недвижимостью.

140,0 120,0 100,0 80,0 60,0 40,0 20,0 0,0

99,0 94,9 97,8 105,3 116,4 121,4

101,5 95,1 ^113,3

88,6

41,5 32,2 31,3 28,1 31,5

^—

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2010 2011 2012 2013 2014

-Соединенные Штаты (США) Двгтпапмо ^—Великобритания

ллвч-г | реи 1 ия

Рисунок 2 - Динамика количества отчетов о подозрительных операциях на 1 млрд долл. ВВП в Австралии, Великобритании и США в 2010-2014 годах [17-28]

Чтобы изучить эффективность режимов ПОД / ФТ, используемых в Австралии, Великобритании и США, нами было проанализировало количество случаев отмывания денег, судебных разбирательств и обвинительных заключений в каждой стране. Вместе с тем были некоторые трудности в получении статистических данных за один и тот же период времени по всем странам. В Великобритании статистический анализ случаев отмывания денег может быть неэффективным ввиду широкого и активного обращения на финансовых площадках этой страны многообразных структурных финансовых продуктов, а также продуктов со страховой оболочкой, которые сложно сопоставлять и проверять со списком типов подозрительных трансакций. Нами была собрана некоторая полезная информация о судебных разбирательствах и обвинительных заключениях в рамках Австралии, Великобритании и США. В таблице 1 приводятся данные статистики о количестве судебных преследований и осуждений, связанных с отмыванием денег, в Австралии, Великобритании и США. Результаты исследования можно отнести к влиянию местных национальных факторов на локальные режимы ПОД / ФТ в этих странах. Степень успеха существующих подходов к борьбе с отмыванием денег характеризует рост доли обвинительных заключений в возбужденных судебных делах. Однако следует заметить, что доля обвинительных заключений в возбужденных судебных делах Австралии

значительно меньше, чем в Великобритании и США - 3-10 % против 50-60 %, что может быть объяснено недоработками законодательства и судебной системы.

Полученные данные показывают, что существуют некоторые важные различия в оценках доли отмывания денег в Австралии, Великобритании, США и остального мира. Оценки выявленных незаконных трансакций в Австралии составляют от 0,21 до 12 процентов ВВП, что не соответствует диапазону оценки МВФ от 2 до 5 процентов ВВП. С другой стороны, оценки отмывания денег в Великобритании и США соотносятся с оценками МВФ по объемам мирового обращения нелегитимных доходов. Несмотря на то что анализировались три развитые страны, активно реализующие систему ПОД/ФТ, влияние местных национальных факторов Австралии на локальные режимы ПОД/ФТ заметно. Что отличает ее статические данные от данных Великобритании и США.

Чтобы определить будущее направление эффективных инициатив по борьбе с отмыванием денег, важно сначала рассмотреть многочисленные проблемы, с которыми сталкивается правительство и другие организации и учреждения, пытающиеся искоренить незаконные финансовые трансакции. Эти проблемы включают, в частности, практику частных банков, банков-корреспондентов, нерегулируемые финансовые услуги и различные виртуальные, в т.ч. криптовалютные трансакции. Чтобы оценить эти проблемы, необходимо про-

анализировать существующие инициативы по противодействию отмыванию незаконных доходов, их достаточность для борьбы с препятствиями по искоренению отмывания денег.

Отдельное исследование мы планируем посвятить выявлению и анализу влияния национальных факторов на местные режимы ПОД / ФТ и их соответствие требованиям и рекомендациям FATF.

FATF должна учитывать культуру отдельной страны, так как культурные факторы являются важной детерминантой правил страны и характера ее финансовой системы. Неудивительно, что основатели FATF, такие как Австралия, Великобритания и США, возможно, оставили свой культурный отпечаток на системе требований и рекомендаций этой организации. Развивающиеся страны не участвовали в разработке рекомендаций FATF, при этом они имеют отличную культуру, где, возможно, религия и другие общие ценности оказывают доминирующее влияние, некоторые из которых не характерны для развитых стран. Эти различные культурные и религиозные факторы влияют на то, как страна внедряет свои правила и финансовую систему и, соответственно, свою систему финансового мониторинга и режим борьбы с отмыванием денег. И степень этого влияния необходимо изучить отдельно, особенно в восточных и арабских странах. Напротив, Австралия, Великобритания и США гораздо меньше подвержены влиянию таких факторов.

Другим направлением дальнейшего исследования может быть выявление воздействия, которое оказывает уровень подоходного налога на объемы оттока капитала из страны и долю отмывания денег. Например, ОАЭ и некоторые другие страны Ближнего Востока не облагают своих граждан подоходным налогом, поэтому отмывание денег с целью уклонения от уплаты налогов не является для них существенной проблемой.

В такой короткой статье невозможно отразить все злободневные аспекты системы противодействия операциям по отмыванию денег, и требуются дальнейшие иссле-

дования в этой области. Тем не менее можно выделить несколько ключевых моментов:

1. По прежнему остается актуальной проблема несогласованности мнений относительно раскрытия степени секретности, предоставляемой налоговыми убежищами и налоговыми «гаванями». Одни считают необходимым защиту приватности частной жизни граждан и корпоративной коммерческой тайны. Другие же видят потенциальную угрозу при отсутствии полной и всеобъемлющей прозрачности финансовых операций.

Ключом к решению этой проблемы несогласованности мнений является достижение некоторого баланса между необходимостью финансовых учреждений получать полную информацию о клиентах и источниках их средств и уверенностью клиентов в отсутствии вторжения в их частную жизнь, когда они занимаются законными видами деятельности. Достижению компромиссной позиции в отношении защиты частной жизни может способствовать следующая практика, установленная всеми финансовыми учреждениями: когда потенциальные клиенты будут получать уведомление от обслуживающих их финансовых учреждений о типах и видах информации, требуемой в соответствии с правилами KYC (Know Your Customer) для обработки трансакции, и понимать: если трансакция представляется подозрительной, то потребуется дополнительная обосновывающая сделку информация. Кроме того, клиенты должны получать письменное уведомление о перечне подозрительных трансакций, а также определение и примеры подозрительных трансакций.

2. Большинство проблем в усилиях по искоренению процессов отмывания денег включают банковскую тайну, нерегулируемые финансовые услуги, банки-корреспонденты, банки-оболочки, проблемы юрисдикции в области обеспечения соблюдения законов действующего законодательства. Многие из этих проблем по-прежнему остаются недостаточно решенными на глобальном уровне. Их разрешение потребует дальнейших согласованных многосторонних действий, развития внут-

реннего законодательства и дополнительных обязательств финансовых учреждений.

Отмывание денег бросает вызов государственной власти, развращает государственных должностных лиц, ставит под угрозу финансовую и экономическую стабильность стран и подрывает целостность финансовых учреждений. Оценочные суммы незаконных трансакций в размере от 800 млн до 2 трлн долл. США в год в мире указывают на то, что эту форму финансовых злоупотреблений нельзя игнорировать [1].

3. Различные системы имеют ключевые различия по историческим и культурным причинам. Разные страны рассматривают преступление отмывания денег с разной степенью важности как по юридическим, так и по политическим причинам. Это неизбежно сказывается на объемах затраченных на борьбу ресурсов и степени эффективности и вовлеченности страны в ПОД/ФТ. Различные масштабы финансовой системы и экономики соответствующих стран означают, что Соединенное Королевство и Соединенные Штаты не могут мыслить таким образом, как это делают австралийцы и россияне.

В целом Соединенные Штаты приобрели самый успешный опыт в пресечении операций по отмыванию денег. Однако преступление по легализации доходов, полученных незаконным путем, продолжает становиться все более распространенным явлением и вовлекать все больший объем денег. Глобализация расширила масштабы отмывания денег.

Отсутствие достаточных данных для анализа по некоторым странам и отраслям экономики, регулируемым законодательством ПОД/ФТ, привело к ограничениям в анализе и оценке размеров регулируемых секторов. Несмотря на ограничения, имеющаяся информация свидетельствует о наличии общих характеристик среди рассмотренных стран. Наиболее заметной из них является очевидная концентрация в системе ПОД/ФТ организаций с обязательствами по мониторингу в сфере финансовых и платежно-расчетных услуг и нефинансовых отраслей (риэлторские компании, ломбарды, ювелирные магазины и ма-

стерские, а также прочие организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом).

Хотя в исследовании представлены одни из самых крупных развитых стран, обзор не является полным анализом международной практики финансового мониторинга и не является репрезентативным для всей глобальной системы регулирования ПОД / ФТ. Статья представляет анализ сравнительной статистики развитых стран с различными правовыми и нормативными традициями, чтобы показать, как они приблизились к выполнению рекомендаций БАТЕ-ОЛИ.

Будущие сравнительные исследования такого характера должны быть направлены на исследование и выявление:

• более полной информации о правовой структуре, механизмах и режимах борьбы с отмыванием денег;

• отраслей и объемов бизнеса, участвующих в системе борьбы с отмыванием денег;

• путей совершенствования государственного регулирования организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, но не имеющих надзорных органов регулирования ПОД / ФТ;

• роли саморегулируемых организаций в системе ПОД / ФТ;

• стратегий повышения уровня соблюдения, качества финансовой информации, создаваемой режимами противодействия отмыванию денег.

Глобальный режим борьбы с отмыванием денег включает в себя фундаментальное и тесное взаимодействие между государственными и частными секторами, национальными и международными банками, чтобы снизить затраты на соблюдение ПОД/ФТ и повысить вероятность достижения цели. В принципе, глобальный режим должен иметь согласованную международно-правовую основу, с которой согласованы национальные режимы с точки зрения законов и стандартов. Цель ПОД/ФТ должна быть единообразной и предполагать безусловное сотрудничество между национальными юрисдикциями.

Сотрудничество и консультации с частным сектором важны, поскольку они будут способствовать снижению затрат, создавать равные условия и содействовать принятию правил социальной ответственности для каждого участника.

На практике режим глобальной борьбы с отмыванием денег недостижим. Установление надежного режима ПОД/ ФТ невозможно из-за различий в организациях, перспективах и приоритетах как между странами, так и внутри них. В результате необходимо сбалансировать конкурирующие цели на всех уровнях юрисдикции.

Коррупция бизнеса, незаконный оборот наркотиков, контрабанда оружия и терроризм поддерживаются пробелами в законодательстве и лазейками в финансовой инфраструктуре, которые позволяют незаконным средствам оставаться незамеченными системой финансового мониторинга. Для борьбы с отмыванием денег необходимо сближение многосторонних и внутренних инициатив по предупреждению незаконных денежных операций, которые включают строгие системы мониторинга соблюдения законодательства. Недостаточно только принятого законодательства и подписанных конвенций. Успех в деле искоренения отмывания денег требует эффективных, всеобъемлющих и агрессивных глобальных действий многосторонних организаций, правительств и финансовых учреждений, которые могут быть реализованы для уменьшения разрушительного воздействия отмывания денег на финансовую систему стран.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. UN Office on Drugs and Crime (UNODC). Money-Laundering and Globalization.

http://www.unodc.org/unodc/en/money-laundering/globalization.html.

2. Judy Fendo, Attacking the Tools of Corruption: The Foreign Money Laundering Deterrence and Anticorruption Act of 1999.

3. Daniel Mulligan, Know Your Customer Regulations and the International Banking System: Towards a General Self-Regulatory Regime, 22 FORDHAM INT'L L.J. 2324, 2330 (1999).

4. National Money Laundering Risk Assessment. Department of the Treasury. 2015. https://www.treasury.gov/resource-center/terrorist-illicit-

finance/Documents/National%20Money%20 Laundering%20Risk%20Assessment%20%E 2%80%93%2006-12-2015.pdf

5. FATF Guidance, National Money Laundering and Terrorist Financing Risk Assessment, 2015.

6. Ferwerda, J. The economics of crime and money laundering: does anti-money laundering policy reduce crime? Review of Law & Economics, 2009. Vol. 5 No. 2, pp. 903-929.

7. Gold, M., & Levi, M. Money Laundering in the UK: An Appraisal of Suspicious - Based Reporting, London: Police Foundation. 1994.

8. FATF. Financial Action Task Force on money laundering: Report, Financial Action Task Force, Paris. 2003.

9. FATF. FATF Guidance on anti-Money Laundering and Terrorist Financing Measures and Financial Inclusion, Financial Action Task Force, Paris. 2011.

10. Australian Crime Commission, Illicit Drug Report 2012-13, Australian Crime Commission, Canberra, 2014. www.crimecommission.gov.au/sites/default/fi les/290414-IDDR-2012-13.pdf

11. United Nations Office on Drugs and Crime, Estimating Illicit Financial Flows Resulting From Drug Trafficking and other Transnational Organized Crimes, October 2011. http://www.unodc.org/unodc/en/money-laundering/index.html?ref=menuside

12. Walker J. Modelling Global Money Laundering Flows - some findings. 1998. http://www.johnwalkercrimetrendsanalysis.co m.au/ML%20method.htm

13. Quirk P. J. Money Laundering: Muddying the macroeconomy. Finance & Development, 1997.

14. UK HM Treasury. The Third Money Laundering Directive: Regulatory impact assessemtn, 2005. http://www.hm-treasury.gov.uk/d/200509RIA1.pdf

15. Maylam S., Prosecution for Money Laundering in the UK, Journal of Financial Crime, vol. 10, pp. 157-158, 2002.

16.The Criminal Finances Bill. https://assets.publishing.service.gov.uk/gover nment/uploads/system/uploads/attachment_da ta/file/564464/CF_Bill_-_Factsheet_1_-_The_Bill.pdf

17. FATF, Anti-Money Laundering and Terrorist Financing Measures and Financial Inclusion, Financial Action Task Force, Paris. 2013.

18. FATF, Methodology for Assessing Compliance with the FATF Recommendations and the Effectiveness of AML/CFT Systems, Financial Action Task Force, Paris. 2013.

19. FATF, Annual Report 20162017, Financial Action Task Force, Paris. http ://www.fatf-gafi. org/medi a/fatf/ documents/reports/FATF-annual-report-2016-2017.pdf

20. FATF, Anti-money laundering and counter-terrorist financing measures in the United States - 2016. http://www.fatf-gafi. org/medi a/fatf/documents/reports/mer4 /MER-United-States-2016.pdf

21. FATF and APG, Mutual Evaluation Report: Australia, Financial Action Task Force, Asia/Pacific Group on Money Laundering, Paris & Sydney. 2015. http ://www.fatf-gafi. org/medi a/fatf/ documents/reports/mer4/Mutual-Evaluation-Report-Australia-2015.pdf

22. AIC, Money Laundering and Terrorism financing risks to Australian nonprofit organisations, Australian Institute of Criminology, Canberra, 2012. www.aic.gov.au/publications/current%20serie s/rpp/100-120/rpp114.html

23. AUSTRAC, Money Laundering in Australia 2011, Commonwealth of Australia, West Chatswood, 2011. www.austrac. gov.au/sites/default/files/documents/money_la undering_in_australia_2011.pdf

24. AUSTRAC, Terrorism financing in Australia 2014, Commonwealth of Australia,

West Chatswood, 2014.

www.austrac.gov.au/sites/default/files/docum

ents/terrorism-financing-in-australia-2014.pdf

25.Criminal Finances Act 2017. http://www.legislation.gov. uk/ukpga/2017/22/ contents/enacted

26. The Money Laundering (Amendment) Regulations: www.opsi.gov.uk/ si/si2007/uksi_20073299_en_1

27. Joint Money Laundering Steering Group (JMLSG): www.jmlsg.org.uk/bba/jsp/ polopoly.jsp;jsessionid=air7o9dx8CW-?d=749

28. UK National Crime Agency. Suspicious Activity Reports (SARs) Annual Report 2017 http://www.nationalcrimeagency. gov.uk/publications/826-suspicious-activity-reports-annual-report-2017/file

29. The FATF Recommendations, 2012. http://www.fatf-gafi.org/media/fatf/ documents/recommendations/pdfs/FATF_Rec ommendations.pdf

30. Kathleen A. Lacey, Barbara Crutchfield George, Crackdown on Money Laundering: A Comparative Analysis of the Feasibility and Effectiveness of Domestic and Multilateral Policy Reforms, 23 Nw. J. Int'l L. & Bus. 263 (2002-2003).

31. Young, M.A. The dark figure of money laundering. Journal of Financial Crime, Vol. 22 No. 4. 2015.

32. United Nations Office on Drugs and Crime http://www.unodc.org/unodc/en/ money-laundering/links.html?ref=menuside #HLinks

33. Eurostat. Money laundering in Europe. Report of work carried out by Eurostat and DG Home Affairs. C. Tavares, Geoffrey Thomas, M. Rodaut. 2010.

34. Whigham, N. US police now confiscate more assets than thieves and burglars. News.com.au, 21 November 2015.

35. Wing, N. and Reilly, R.J. DEA takes billions in cash from people not charged with a crime, can't say how it's helping. HuffPost, 29 March 2017.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.