Научная статья на тему 'Анализ семантического пространства повести В. Аксёнова «Звёздный билет»'

Анализ семантического пространства повести В. Аксёнова «Звёздный билет» Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
943
128
Поделиться
Ключевые слова
Семантическое пространство / денотативное пространство / эмотивное пространство / концептуальный анализ / эмотивные смыслы / emotive meanings.

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Чжаося Ли

Данная работа посвящена анализу семантического пространства повести В.Аксёнова «Звёздный билет». Лингвистический анализ направлен на выявление специфики семантического, конценптуального, денотативного, эмотивного пространства и разного рода фрагментарных эмотивных смыслов, отраженных в повести.

ANALYSIS OF SEMANTIC SPACE IN THE SHORT NOVEL «TICKET TO THE STARS» BY V. AKSYONOV

This article is devoted to the analyses of the semantic space in the short novel C «Ticket to the Stars» by V.Aksyonov. Linguistic analysis is aimed at identifying the specific semantic, conceptual, denotation, emotive space and various fragmentary emotive meanings reflected in the story.

Текст научной работы на тему «Анализ семантического пространства повести В. Аксёнова «Звёздный билет»»

• ВЕСТНИК КАЛМЫЦКОГО УНИВЕРСИТЕТА •

УДК 82.0:821.161.1-31 ББК Ш5(2=Р)7-4Аксенов В.

АНАЛИЗ СЕМАНТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА ПОВЕСТИ В. АКСЁНОВА «ЗВЁЗДНЫЙ БИЛЕТ»

Ли Чжаося

The paper is supported by a scholarship from the China Scholarship Council.

МЪ±'ШШШ'т¥Ш±ШШЬ°

Данная работа посвящена анализу семантического пространства повести В.Аксёнова «Звёздный билет». Лингвистический анализ направлен на выявление специфики семантического, конценптуального, денотативного, эмотивного пространства и разного рода фрагментарных эмотивных смыслов, отраженных в повести.

ANALYSIS OF SEMANTIC SPACE IN THE SHORT NOVEL «TICKET TO THE STARS» BY V. AKSYONOV

Li Zhaoxia

This article is devoted to the analyses of the semantic space in the short novel C «Ticket to the Stars» by V.Aksyonov. Linguistic analysis is aimed at identifying the specific semantic, conceptual, denotation, emotive space and various fragmentary emotive meanings reflected in the story.

Ключевые слова: Семантическое пространство, денотативное пространство, эмотив-ное пространство, концептуальный анализ, эмотивные смыслы.

Key words: Semantic space, the denotation space, emotional space, conceptual analysis, emotive meanings.

В художественном тексте заложен смысловой заряд, сила воздействия которого не ограничена местом и временем, ибо содержание художественного текста не замкнуто и относительно бесконечно. Об этом свидетельствует тот факт, что великие произведения искусства не утрачивают актуальности многие века и в разные времена интерпретируются и воспринимаются по-разному. Очевидно, в этом и заключается основная трудность научного определения объема категории "содержание текста".

Для обозначения содержательной стороны самого сложного языкового знака -текста стал использоваться термин "семантическое пространство", при этом его употребление отмечено многозначностью и пересекаемостью с другими текстовыми явлениями в связи с широким пониманием категории текстового пространства. В категориях пространства рассматривается текст в двух своих ипостасях: текст как совокупность линейно расположенных знаков и текст как совокупность смыслов.

Итак, семантическое пространство текста - это ментальное образование, в формировании которого участвует, во-первых, само словесное литературное произведение, содержащее обусловленный интенцией автора набор языковых знаков - слов, предложений, сложных синтаксических целых (виртуальное пространство); во-вторых, интерпретация текста читателем в процессе его восприятия (актуальное семантическое пространство).

62

2015 г. №1 (25)

Исследование семантического пространства художественного текста (в совокупности его эксплицитных и имплицитных смыслов) обязательно включает следующие текстовые универсалии: "человек", "время", "пространство".

Универсальные смыслы "человек", "пространство", "время" являются доминантами семантического пространства текста, а соответствующие им текстовые категории выполняют общие текстообразующие функции. К ним относятся моделирующая, координирующая и характерологическая функции. Учитывая значимость этих категорий в формировании семантики художественного текста, считаем необходимым выделить в качестве важнейших следующие сферы семантического пространства, которые требуют специального рассмотрения и лингвистического анализа. Это концептуальное, денотативное и эмотивное пространства текста.

В настоящее время концептуальный анализ активно используется преимущественно в лексите и фразеологии. В области лингвистического анализа текста он находится в стадии разработки. Можно отметить, что уже есть образцы концептуального анализа отдельных слов текста или совокупности небольших текстов (пословиц, поговорок), но пока нет ещё последовательной модели концептуального анализа целого текста, хотя имеются серьезные наблюдения и убедительно доказанные теоретические положения, которые позволяют ставить проблему концептуального анализа художественного текста.

Новый взгляд на семантическое пространство текста, обусловленный когнитивным подходом к его изучению, позволяет в качестве макрокомпонента текста выделить для специального рассмотрения и анализа денотативное содержание текста. В настоящее время денотативный подход к тексту активно разрабатывается, что обусловлено объективно - самой природой художественного текста. Текс - продукт речемыслительной деятельности, следовательно, он направлен на познание мира, имеет гносеологическую природу и определенную информационно-смысловую структуру. В отличие от концептуального анализа, денотативный подход нацелен на выявление отображенного в художественном тексте объективного мира.

Авторское сознание не слепо копирует с помощью языковых средств реальный мир, а выделяет в нём значимые для него (творческого субъекта) события, свойства, качества и пр., своеобразно комбинируя их и создавая индивидуальную модель действительности. В тексте как результате авторского познания действительности осуществляется категоризация мира, т.е. выражаются знания о составляющих его основных компонентах, их обобщение и интерпретация, закрепленные в текстовых содержательных категориях денотативной структуры, времени, пространства. При этом денотативность применительно к художественному тексту используется в двух смыслах-и как источник текста, и как его содержательная характеристика.

Основополагающие категории художественного текста, являющиеся носителями субъективного и объективного - автор и персонажи, которые всегда занимают центральное положение в художественном произведении вследствие его абсолютной антропоцентричности. Чувства, которые автор приписывает персонажу, предстают в тексте как объективно существующие в действительности, а чувства, испытываемые автором и выражаемые им, имеют субъективную окраску. В целостном тексте гармонически переплетаются диктально-эмотивные смыслы (уровень персанажей) и модально-эмотивные смыслы (уровень авторского сознания), совокупность которых и составляет ядро эмотивного содержания текста.

В нашей работе мы фокусируем внимание на конкретный анализ повести «Звёздный билет» и рассматриваем образные примеры.

63

• ВЕСТНИК КАЛМЫЦКОГО УНИВЕРСИТЕТА •

Повесть В.Аксёнова «Звёздный билет» состоит из четырёх частей и тринадцати глав. Каждая из четырёх частей имеет своё собственное название, которые выступают как эпиграф и смысловой концепт всей части. В этой повести всего два главных персонажа: Виктору 28 лет, Димке 17 лет. Старший брат Виктор всегда был отличным учеником и студентом, а теперь и талантливым научным работником. У него хорошие научные перспективы. Младший брат Димка модный и мужественный, не любит учиться, на каникулах ушёл из дома с друзьями в путешествие, испытал много в жизни, в конце стал членом рыболовецкого колхоза. В первой и третьей частях описываются образ Виктора, условия жизни братьев в доме под названием “Барселона”и научная работа в академии. Во второй и четвертой частях дается образ Димки и его друзей, описывается их отъезд в Прибалтику. Два главных персонажа по очереди рассказывют о своей жизни от 1-го лица, что не только расширяет пространство изложения повести, но и хорошо и всесторонне раскрывает психологическое состояние героев , их действия и духовные изменения по отношению к жизни и работе.

Так, первая часть называется «Орёл или решка». Это словосочетание выступает как разговорная фразеологическая единица, значение которой «вопрос при подбрасывании монеты с целью решить что-нибудь жребием». Герои повести неоднократно прибегают к использованию вопроса «орёл или решка» при решении сиюминутных задач.

Часть вторая озаглавлена «Аргонавты». Известно, что в древнегреческой мифологии «аргонавты» это герои, совершившие на корабле «Арго» плавание к берегам Западной Грузии (Колхиды). Аргонавтами назвал В. Аксёнов героев повести , которые на самом деле в начале своего самостоятельного жизненного пути являются искателями приключений и не более того.

Третья часть названа «Система дубль-ве». Такая система существовала в советском футболе в 60-х годах. Прозвище или кличку «дубль-ве» имеет и один из руководителей отдела института Виталий Витальевич, где работает Виктор. На стр.83 читаем «когда-то система «дубль-ве» считалась прогрессивной (в футболе), но сейчас она устарела». Так заявил Виктор при чтении своего доклада на научной сессии, подвергнув критике старые нормы управления в лице В.В. «дубль-ве» (Виталия Витальевича).

Четвёртая часть названа «Колхозники». Герои повести с их социальным нигилизмом и критикой существующих общественных порядков, становятся членами рыболовецкой артели или колхоза, по-настоящему вступив во взрослую жизнь.

Мы считаем, что названия каждой части используются автором как образные номинации для подчеркивания коннотации «поиск счастья». Денисовы - это интеллигентная семья. Папа -доцент вуза, мама знает два иностранных языка. Старший брат Виктор работает в престижном институте и талантлив как ученый. Но младший брат Димка плохо закончил школу, он в конфликте с родителями. Он отличается от окружающих и своей одеждой, и поведением, и своими мыслями. Димка недоволен существующей жизнью и считает виноватыми в этом родителей, школу. В нем много нигилизма и отрицания всего существующего вокруг него. Он хочет найти свою дорогу, свою жизнь, своё счастье. Извечная проблема непонимания и антагонизма поколений отражена в словах: «Родители не могут понять, что нам чужды их обывательские интересы» (глава 2). Но свои интересы молодые герои не могут четко сформулировать. Они заявляют с юношеской категоричностью «Что вы, парни? Мы же мощные ребята, а ведём себя как хлюпики. Вперёд! К морю! В жизнь! Ура!» (глава 2). Решения свои они принимают спонтанно, играючи: «подбросили монету и всё. Хватит с нас! Мы хотим жить по-своему» (глава 2).

64

2015 г. №1 (25)

Анализ денотативного пространства

В тексте совмещены два типа пространства: психологическое- внутреннее и географическое - открытое. Описание природы непременно проецируется «внутрь» героев, переносится на их состояние, ощущения, переживания.

Языковыми средствами воплощения пространства в этой повести являются:

- топонимы: Москва, Таллин, Рига, Монастырь Св.Бригитты;

- антропонимы: Меблированные комнаты «Барселона», храм Афродиты. Тоомпса, колхоз «Прожектор»;

- лексика с пространственным значением: улицы, город, поезд, вагон, парк, вокзал, на взморье, в лаборатории, морской пляж, кафе, аллея в лесу и т.д.

Кроме того, в повести есть ещё одно пространство. В принципе, можно назвать его фантастическим, поскольку это пространство в повести существует не реально, а в сознании героев, с ним связано определенное настроение, настроение грусти или радости (т.е. психологическое пространство), а также пространство искусства, романтизма.

В качестве примера концептуального анализа, выполнененного на материала этой повести, приведем анализ концептов «орёл и решка», «звёздный билет».

А. Примеры (орёл и решка):

1) Юрка вынимает из кармана монету.

- Ну что ж, кинем?

Монета взлетает вверх почти до моего окна.

- Орёл! - кричит Галя.

- Решка! - говорит Димка (глава 1).

Здесь дети с помощью жребия решили, как провести вечернее время: идти смотреть новую кинокомедию или в кафе.

2) Орёл или решка? Так делает всегда эта гоп-компания. Подбросят монетку один или три раза - и порядок. Голову себе особенно не ломают. Орёл - ставлю опыт! Решка - нет! (глава 3).

- Роковая дилемма, значит? Подбросим монетку?

- Если орлом, то на завод. Идёт? Бросаю. (Честно говоря, я немного умею крутить так, чтобы получалось то, что нужно.) Упала орлом.

- Бросай с трёх раз, - хрипло говорит Димка.

- Дай-ка лучше я сам брошу. Кажется, он тоже умеет бросить так, чтобы получалось то, что ему хочется (глава 3).

В повести «орёл и решка» являются знаком трудного выбора в жизни Димки и его брата Виктора. Димка хочет жить по своему желанию, не хочет поступать в университет, идти по стопам брата. Он полон предпринимательского духа. На первый взгляд, он через игру решает что делать, на самом деле он хочет построить свою жизнь своими руками. Та же двойственность и в сердце Виктора, он «человек лояльный. Когда вижу красный сигнал‘стойте’, стою. И иду только, когда увижу зелёный сигнал ‘идите’». Он очень любит своё дело, свою науку. Чтобы добиться истины, в душе он ведёт нравственную борьбу. В самом деле, два брата хорошо знают, какой выбор соответствует настоящему желанию, но только с помощью броска монеты они хотят забыть своё беспокойство по отношению к неопределённому будущему.

Б. Примеры (звёздный билет):

1) Сажусь на подоконник и закуриваю. За моей спиной двор “Барселоны”, и дальше все окно закрыто стенами соседних домов. Неба не видно. Но если лечь спиной на подоконник, можно увидеть небольшой четырехугольник со звёздным

65

• ВЕСТНИК КАЛМЫЦКОГО УНИВЕРСИТЕТА •

рисунком. Мне хочется предаться любимому занятию: лечь спиной на подоконник, положить руки под голову, ни о чём не думать и созерцать этот продолговатый четырехугольник, похожий своими пропорциями на железнодорожный билет. Билет, пробитый звездным компостером. Никто не знает про этот мой билет. Я никому не говорю про него. Даже не знаю, когда я его заметил, но вот уже много лет, когда мне бывает совсем невмоготу , я ложусь спиной на подоконник и смотрю на свой звёздный билет (глава 2, слова Виктора).

2) А я 28 лет сижу в своей комнате и смотрю на билет, пробитый зыёздным компостером. Что там сегодня? Кажется, хвост Лебедя. Надо бы мне при моей профессии лучше знать астрономию. Романтика! Вот она снова пришла ко мне (глава 9, слова Виктора).

3) И показал ей (его любимой девушке Шурочке) звёздный билет в окне. И объяснил, что сейчас там хвост Лебедя, хотя был уверен, что там что-то другое. И сказал ей, что это мой билет (глава 9, слова Виктора).

4) Иногда он ложился на подоконник, вот так, и смотрел в небо. Долго-долго. Где же он тут видел небо? Кругом стены. А, вот оно. Я лежу на спине и смотрю на маленький кусочек неба, на который все время смотрел Виктор. И вдруг я замечаю, что эта продолговатая полоска неба похожа по своим пропорциям на железнодорожный

билет, пробитый звёздами. Интересно. Интересно. Виктор замечал это или нет?.

Так или иначе ЭТО ТЕПЕРЬ МОЙ ЗВЁЗДНЫЙ БИЛЕТ! Знал Виктор про него или нет, но он оставил его мне. Билет, но куда? (глава 13, слова Димки).

А «звёздный билет», на самом деле «маленький кусочек неба», только на подоконнике его можно увидеть. Виктор и Димка называют этот маленький кусочек неба своим билетом, не только потому что форма похожая на билет, но это небо словно призывает их оторваться от узкого пространства, поменять градус зрения относительно к жизни. И этот маленький кусочек неба станет симвалом свободы личности. В то же время, эти примеры хорошо отражают тесные связи всех частей повести и структуру её конструкции.

Само заглавие повести «Звёздный билет» является хронотопом, т.е. единством художественного пространства и художественного времени в общей картине мира данного произведения. «Звёздный билет» как концепт организует исторические и культурно-обусловленные, а также психологические моменты бытия героев данной повести. Ассоциативный потенциал концепта историчен по своей сути, так как приближен к эпохе героев, то было время прорыва в космос. Это нашло своё отражение в языковых терминологических новациях писателя «микробная флора, бип-бип-бип, приточно-вытяжная вентиляция». Концепт включает в свой состав как психологоиндивидуальные состояния, так и макроокружающую героев действительность. Поле имени концепта включает в себя и сгусток земных надежд, и нравственность, и ответственность, и интеллигентность, и человечность.

Кроме объективного, внешнего материального пространства существует и пространство «души» героев или психологическое пространство. Психофизиологический анализ позволяет нам «собрать воедино поведенческие и характерологические черты персонажей в единый концепт «поиск жизненной позиции, поиск счастья».

Образ «звёздного неба» становится лейтмотивным образом в картине мира, имея глубокий символический смысл. В художественной системе писателя «небо и звёзды» - это не только символы мечтаний, но и символы бытия. При этом звёздное небо выступает как образ космологического характера, являясь воплощением извечной красоты жизни, её кругооборота, когда на смену ночи приходит день.

66

2015 г. №1 (25)

Концептосферой семантического пространства являются ключевые слова «звёздный билет», компонентами которого есть субъект «мы молодые», а предикат «приходим в этот мир за счастьем»

К традиционному образу замкнутого пространства мы относим образы «город», «дом», «улица», «институт», «колхоз», в которых формируется, развивается жизнь героев повести с их «жаждой поиска нового, поиска счастья, утверждения своего «Я», а при столкновении с реальностью происходит «исчезновение ранних иллюзий».

В образе замкнутого художественного пространства, выраженного лексемой «дом» живут и действуют разные поколения, отразившие в своих действиях и характерах время 60-х годов, периода «оттепели» и начала так называемого «застоя».

В образе открытого художественного пространства, выраженного лексемой «поездка в Прибалтику» мы видим скорее всего метафору, которая означает что-то «романтическое, связанное с морем, с другими странами», а конкретный географический топоним «Прибалтика» выступает здесь как новый, неизведанный для наших героев притягательный мир, где нужно найти и утвердить себя как личность.

Фантастическое пространство (а лучше - пространство воспоминания), существующее в сознании героев, можно проиллюстрировать следующим фрагментом:

Мне снятся люди в греческих туниках. Они спустились с потолка и со стен и рассаживаются за столом ученого совета. У них величавые, сугубо древнегреческие жесты. Кто-то разворачивает пергамент. Что-то объявляют обо мне. Гулкий голос в огромном зале. А я сплю. Скандал! Объявили обо мне, а я не могу проснуться.

Анализ эмотивного пространства

Автор строит свой рассказ таким образом, что эмоции на протяжении всего повествования постоянно меняются. Разного рода фрагментные эмотивные смыслы способны воплощаться при помощи различных композиционных форм речи. Приллюстрируем это.

1. Повествовательный фрагмент:

Я человек лояльный. Когда вижу красный сигнал "стойте", стою. И иду только, когда увижу зеленый сигнал "идите". Другое дело - мой младший брат, Димка всегда бежит на красный сигнал. То есть он просто всегда бежит туда, куда ему хочется бежать. Он не замечает никаких сигналов. Выходит из булочной с батоном в хлорвиниловой сумке. Секунду смотрит, как заворачивает за угол страшноватый сверкающий "Понтиак". Потом бросается прямо в поток машин.

Этот текстовой фрагмент повествует о движениях и поступках Димки и Виктора (Я = Виктор), отлично показаны различия в их характерах. Автор создает образ героев при помощи косвенного изображения эмоций.

2. Описательный фрагмент:

Вот этот резиновый, на ощупь он каждую минуту разный. Сейчас дохнул мокрой травой и навозом. Опушка леса наполовину уже погружена в темноту, а лужа возле полотна пылает смесью всех цветов, словно палитра. И рядом апатичная лошадь с продавленной, как старый диван, спиной. Телега оглоблями вверх. Босой мальчишка. Одинокая изба на краю леса. Прошлогодний стог. Запах мокрой травы и навоза. Запах старины.

В данном фрагменте писатель тщательно анализирует сложное эмоциональное состояние персонажа: беспокойство, грусть, скуку, которые передаются при помощи описания вида за окном.

67

• ВЕСТНИК КАЛМЫЦКОГО УНИВЕРСИТЕТА •

3. Эмотивный диалог является средством описания психологического состояния, прорывающегося в речь. В его структуре встречаются реплики, в разной степени эмотивно заряженные. Приведем фрагмент диалога Димки и Гали о любви.

Наконец они оторвались друг от друга. Внешняя среда ходила вокруг тяжелыми волнами. Димка с силой провел ладонью по лицу и уставился на Галю.

Она сидела, прислонившись к сосне.

- Знаешь, Галка, любовь должна быть свободной! - выпалил Димка.

- То есть? - Она смотрела на него круглыми невидящими глазами.

- Современная любовь должна быть свободной. Если мне понравится другая девчонка...

- Я тебе дам! - крикнула Галя и замахнулась на него.

- И если тебе другой...

- Этого не будет, - прошептала она.

Как видим, диалог перенасыщен эмотивной лексикой. Подобный диалог можно отнести к разряду сюжетных, ключевых. В нём отражается высочайшее психологическое напряжение персонажа, запутавшегося в полярных чувствах, сомневающегося. Дальше следует самоанализ героя, обьясняющего, какая любовь в его сердце. Эмотивные смыслы в диалоге передаются и синтаксическими сигналами: недоговоренностями (Современная любовь должна быть свободной. Если мне понравится другая девчонка... И если тебе другой...), перебивами (Я тебе дам!), повторенностями (любовь должна быть свободной! Современная любовь должна быть свободной), восклицаниями и т.д.

4. Разные формы внутренней речи являются ярким средством психологической характеристики персонажа в условиях текстового фрагмента. Сигналы прямой внутренней речи - использование специальных пунктуационных знаков, событийное время, личное местоимение 1-го лица едиственного числа.

Поезда ходят быстро, в них уютно и играет радио:

Я жду тебя, далекий ветер детства,

Погладь меня опять по волосам.

Поезда уходят быстро от родных мест, но в них есть радиоузлы, где крутят душещипательные пластинки. Черт бы их побрал! Иная песенка может выбить из колеи даже мужчину, выжимающего правой рукой 60.

Димка курил в тамбуре, и ему было стыдно. "Видимо, я все-таки слабак, - думал он. - Всем ребятам тяжело, но они держатся. Даже Галка. А меня словно кто-то за горло взял, когда стали крутить эту пластинку.

Приведенные выше контексты - примеры с неразвернутой внутренней речью персонажа, прорывающейся в авторское повествование в моменты накала эмоционального переживания.

В заключение мы хотим заметить, что признак художественных текстов в семиологическом освещении состоит в том, что они "заключают в себе не только информацию о действительности, а сложный мир чувств, настроений, стремлений человека. Они захватывают читателя, слушателя, зрителя не только своими идеями, но и эмоциональным отношением к жизни, ощущением прекрасного и возвышенного" (Храпченко, 1982, с. 328). Можно с уверенностью утверждать, что эмоциональное содержание - непременный компонент семантической структуры текста, оно пронизывает всю ткань произведения, не оставляя равнодушным читателя.

68

2015 г. №1 (25)

Список литературы

1. Бабенко Л. Г. Казарин Ю. В. Лингвистический анализ художественного текста. - М.: «Флинта-Наука», 2003.

2. Гальперин И.Р Текст как объект лингвистического исследования. - М.: Наука, 1981.

3. Новиков Л.А. Художественный текст и его анализ. М., 1988.

4. Поляков М.Я. Вопросы поэтики и художественной семантики. М., 1978.

5. Храпченко М.Б. Собрание сочинений: В 4-х т. - М.,1982.

6. Аксёнов В. П. Звёздный билет [Электронный ресурс]. URL: http://www.litera-ture.ru (дата обращения: 10.11.2014).

69