Научная статья на тему 'Американские историки о военных причинах падения Рима'

Американские историки о военных причинах падения Рима Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

420
182
Поделиться
Ключевые слова
АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ / РИМ / ИМПЕРИЯ / ПАДЕНИЕ / УПАДОК / ВОЕННЫЙ АСПЕКТ / ВАРВАРЫ / ВАРВАРИЗАЦИЯ / ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Жуков К. В.

В статье говорится о тенденции в англо-американском антиковедении определить главную причину падения Западной Римской империи. Выделение доминантной причины отдельными исследователями носит весьма условный характер, так как доминанта (военный аспект, варваризация или романизация, и даже социально-психологическая) имеет в своей основе фундаментальную базу возникновения – экономику. С нашей точки зрения, целесообразнее выделять «доминанту» в научно-исследовательском плане, придавая ей тем самым приоритет объекта исследования, а не статус основополагающей причины гибели империи. Это положение подтверждается при детальном рассмотрении и изучении работ североамериканских ученых С.Р. Уиттакера, А. Феррилла, У. Гоффарта, Х. Элтона и др.

The article refers to the tendency in the Anglo-American classics to determine the main cause of the Western Roman Empire fall. Accentuation of the dominant cause which some researchers want to make is very conditional, because the dominant (the military aspect of vandalism or romanization, and even the socio – psychological cause) has the fundamental basis of emergence – economy. From our point of view, it is better to allocate «dominant» in the research, thus giving it the priority of the research object, and not the status of the underlying causes of the empire fall. This situation is confirmed by detailed analysis and study of the works of such American historians as C.R. Whittaker, A. Ferrill, W. Goffart, H. Elton, etc.

Текст научной работы на тему «Американские историки о военных причинах падения Рима»

УДК 930.1

АМЕРИКАНСКИЕ ИСТОРИКИ О ВОЕННЫХ ПРИЧИНАХ ПАДЕНИЯ РИМА

К.В.Жуков

Гуманитарный институт НовГУ, Konstantin.Zhukov@novsu.ru

В статье говорится о тенденции в англо-американском антиковедении определить главную причину падения Западной Римской империи. Выделение доминантной причины отдельными исследователями носит весьма условный характер, так как доминанта (военный аспект, варваризация или романизация, и даже социально-психологическая) имеет в своей основе фундаментальную базу возникновения - экономику. С нашей точки зрения, целесообразнее выделять «доминанту» в научно-исследовательском плане, придавая ей тем самым приоритет объекта исследования, а не статус основополагающей причины гибели империи. Это положение подтверждается при детальном рассмотрении и изучении работ североамериканских ученых С.Р. Уиттакера, А. Феррилла, У. Гоффарта, Х. Элтона и др.

Ключевые слова: англо-американская историография, Рим, империя, падение, упадок, военный аспект, варвары, варваризация, цивилизация

The article refers to the tendency in the Anglo-American classics to determine the main cause of the Western Roman Empire fall. Accentuation of the dominant cause which some researchers want to make is very conditional, because the dominant (the military aspect of vandalism or romanization, and even the socio - psychological cause) has the fundamental basis of emergence - economy. From our point of view, it is better to allocate «dominant» in the research, thus giving it the priority of the research object, and not the status of the underlying causes of the empire fall. This situation is confirmed by detailed analysis and study of the works of such American historians as C.R. Whittaker, A. Ferrill, W. Goffart, H. Elton, etc.

Keywords: Anglo-American historiography, Rome, empire, fall, decline, military aspect, barbarians, barbarization, civilization

В последние годы в США и Канаде вновь возрос интерес к проблемам падения Римской империи. В современной англо-американской историографии все большее значение приобретают исследования, посвященные кардинальным вопросам истории, социально-экономических отношений позднего римского общества. На наш взгляд, на англо-американскую историографию большое влияние оказывает английская античная школа, и в этой связи возросший интерес к проблемам падения Рима во многом связан с выходом в свет трехтомной монографии А. Джоунза «Поздняя Римская империя» (1964) и книги его ученика М. Арнхейма «Сенаторская аристократия в поздней Римской империи» (1972). А. Джоунз доказывает, что причины падения Рима были разнообразными: внешние вторжения варваров, социально-экономический кризис и вызванные им глубокие перемены, упадок нравственности, пороки администрации. Однако в ходе изложения наибольшее значение придается внешней угрозе, «давлению варваров» [1]. Согласно концепции М. Арнхейма, который противопоставляет западную часть Римской империи восточной, на западе императорская власть была слабее, и тенденция к феодализации проявилась сильнее, что стало конечной причиной падения Западной Римской империи. Что касается концепции А. Джоунза, то она является наиболее популярной в Северной Америке и имеет наибольшее число последователей, среди которых наиболее значимое место занимают С. Уиттакер Wittaker), профессор Университета Торонто В. Гоффарт Gofffart), профессор Университета Вашингтона А. Феррил Ferril). Как и Джоунз, эти ученые, признавая многоаспектность причин, приведших к падению Рима, все-таки акцентируют свое внимание на изучении причин военных.

Монография С. Уиттакера «Границы Римской империи. Социально-экономический анализ» [2] по-

священа анализу границ Римской империи, которые, хотя и стали объектом интенсивного изучения сравнительно недавно, тем не менее явились заметным фактором в историографии позднего Рима. Уиттакер отмечает, что важность этой проблемы далеко не всеми историками признаётся и адекватно воспринимается. Упрощённое восприятие «границ Рима» как области исследования имеет в своей основе ошибочное представление о природе их возникновения, их роли и значении. Доказать ошибочность такого подхода и является основной задачей этой работы.

Римляне, как полагает автор, не имели определённого представления о границе. Развитие идеи о том, что есть некая линия, разделяющая «цивилизацию» и «дикость», иногда преподносится как римская концепция границы и исходит из идеологического отношения к кризису позднего Рима. Империя как военно-экспансионистское государство всегда держалась на необходимости «постоянно расширяться». Любая линия, возникшая в результате очередного приостановления экспансии, носила временный характер. Граница, или «limes», согласно Уиттакеру, на являлась окончанием экспансии, а служила временной линией коммуникации и «обеспечения» для войск. Укрепленная лишь для защиты продовольственных складов и расквартированных здесь войск, граница предназначалась для дальнейшего использования ее в качестве плацдарма для будущих военных действий и безусловного продвижения только вперед. Границе никогда не отводилась роль «защитного периметра». Такое положение дел сохранялось и в период поздней империи. Хотя Уиттакер отрицает наличие какой-либо единой централизованной политики империи в области перспективного планирования, стратегии, за исключением вышеупомянутых для «limes» задач, он настаивает на том, что «имперский интерес был всегда направлен в области, лежащие

впереди за «limes». И как последствие осмысления кризиса империи уже с конца II в. н.э. риторики начали говорить в красочных тонах об империи, окруженной военными лагерями, которые отделяли цивилизацию от варварского мира. Согласно Уиттакеру, благодаря преувеличению и приукрашиванию риторика-ми поздней империи, современные ученые слишком близко к сердцу приняли идею о природе и роли римских границ. Исходя из суждения, что граница - это линия, Уиттакер создает прецедент рассматривать эту линию раздела между двумя противоположностями. И хотя Уиттакер это не подчёркивает, ясно, что «концепция линии» ведёт к неправильному пониманию и представлению о том, что до- и послеримская Европа была полна племён, постоянно находившихся в движении и пытающихся прежде всего проникнуть на чужую территорию, проявляя при этом большую жестокость, он полностью игнорирует точку зрения древних историков, согласно которой римляне были невинно вовлечены в такого рода борьбу, пытаясь защитить себя и выходя при этом за границы собственной территории. Как считалось в прошлом: если граница нарушена, она находится на пути к гибели. И если характеристику римской границы Уиттакер принимает всерьёз, то ни одно из положений Э. Гиббона не сможет устоять.

Вторая главная тема, к которой обращается Уиттакер, - это фактическое состояние и роль границы, которую он, на наш взгляд, правильно рисует как «глубокую зону, которая включала «limes», поддерживающие провинции, и коренное население, жившее за ее пределами (граница, зона, и т.п.). Включение Уиттакером в состав «глубокой зоны» коренного населения во многом объясняет повышенный интерес современных историков к данной проблеме. Но позиция самого Уиттакера по данной теме имеет слабое место, которое кроется в недостаточном внимании и учете таких фактов, как длительность (во времени), протяженность и суровость последствий римских вторжений для других народов.

Подобная слабость связана и с третьим утверждением Уиттакера о том, что «кризис III в. протекает вплоть до V в. н.э. как процесс, согласно которому расширялась пограничная зона, включая все новые территории».. Этот процесс правильно определяется им как «романизация» или «окультуривание» до общепринятых для римских провинций норм и, в конечном итоге, четкие границы между жителями римских провинций и варварами стерлись до такой степени, что было невозможно ясно определить «где что». Подобное рассмотрение имело бы целостное значение для изучения предмета упадка Рима, если бы оно рассматривалось в совокупности всех сложных явлений и процессов, проходивших в «центре», а не изолированно, как это ошибочно делает Уиттакер.

Таким образом, словесное признание многоас-пектности проблем падения Рима, но при этом изолированное от этих проблем рассмотрение (пусть даже и такой важной темы, как граница Римской империи) не дает возможности реальной оценки границ и их роли в упадке Рима.

В своей монографии «Падение Римской империи. Военное объяснение» Артур Феррилл [3] утверждает, что «именно военные неудачи Рима должны лежать в основе любого объяснения причин падения Римской империи». При этом он подчеркивает, что причины надо искать в «самой армии римлян». По его мнению, происходила структурная реорганизация в армии, приведшая к «фатальным» для римской армии изменениям в соотношении между кавалерией и пехотой. В реальных сражениях с готами и гуннами кавалерия римлян практически не принимала участия, и это было столкновение римской пехоты с варварами, которые широко использовали кавалерию и ее мобильные возможности.

Военная тематика имеет долгую историю в историографии падения Рима. Далее, в своей монографии А. Феррилл использует достаточно привычные аргументы, которые в общем итоге призваны доказать слабость римской армии: варваризация римской армии, потеря ее солдатами боевого и морального духа, ошибки администрации по отношению к армии и т.п. В какой-то степени новым остается то, о чем мы говорили выше, а именно «римляне проиграли сражение из-за слабого использования кавалерии», что и выделяет Феррилла среди многочисленных военных историков, пытающихся объяснить причину падения Западной Римской империи военными неудачами.

Битва при Адрианополе считается катастрофой, после которой римская власть уже никогда не смогла оправиться. Современники событий Аммиан Марцеллин, Орозий, Зосим и другие не имеют никаких сомнений на этот счет. Тема значения битвы при Адрианополе продолжена в работе Уолтера Гоффарта [4] и Томаса Бернса [5]. Оба автора отмечают, что поражение при Адрианополе в 378 году окончательно сломило моральный дух римлян. После Адрианополя процесс ослабления Западной Римской империи принял необратимый характер.

По мнению Гоффарта и Бернса, широкое привлечение и использование варваров в военно-политических сферах жизни Западной Римской империи носило для нее губительный характер и имело фатальные последствия. Эта позиция не содержит в своей основе чего-либо принципиально нового. Историки со времен Э. Гиббона оценивали эту политику как «бедствие», которое приводило к потере контроля и быстрой варваризации Западной Римской империи. Германский элемент в римской армии с течением времени все более усиливался. По условиям соседства он содействовал германизации преимущественно той армии, которая находилась в западных областях империи. Особенно много таких воинов и переселенцев было в Галлии. Эти люди позволяли себе иногда захваты земель, а также грабежи соседних областей. Начиная с периода императора Аврелиана большое значение приобретает конница, набиравшаяся из населения Иллирика и мавров, так что факт варваризации римской армии отмечался современниками задолго до Гиббона.

Интерес к военной тематике прослеживается и в работе Х. Элтона [6]. Элтон стишком субъективно

оценивает варваров и стремится доказать, какими «похожими и примитивными они были».

Элтон, вопреки известным источникам (Цезарь, Тацит, Кассий Дион и др.), утверждает, что «немногие [варвары] имели лошадей», что предполагает отсутствие у них конницы и навыков управлять лошадьми. Но ведь именно готская конница разгромила римскую пехоту при Адрианополе. Отрицание этого факта сделало бы утверждение А. Феррилла о том, что «римляне проиграли сражение из-за слабого использования кавалерии», неверным. Элтон утверждает, что «не было значительных изменений в снаряжении варваров со времен Тацита». Находки археологов свидетельствуют об обратном и заставляют усомниться в подобных высказываниях даже самого скептически настроенного по отношению к варварам человека.

Следующие 7 глав монографии посвящены состоянию дел в армии и связаны с ее организацией, финансами, набором рекрутов, строительством оборонительных сооружений, внешней политикой. Основанные на первоисточниках и собранные вместе эти материалы представляют определенный интерес, хотя и не отличаются новизной. Так, для описания римской армии II-III вв. н.э. автор использует материалы, взятые им у Т. Момзена. Элтон допускает наличие процесса романизации в западных областях империи и влияние этого процесса на формирование армии. Комплектование войск совершалось на месте стоянки отдельных частей, и римские легионы во II в. состояли уже из провинциального населения. Постоянные лагеря легионов «castra stativa» превратились в сильные крепости. Около них возникали постоянные поселения, которые в будущем стали городами. Постепенно вспомогательные отряды объединялись с легионами. Во II в. можно лишь констатировать в составе экспедиционных армий новый элемент: отряды, комплектовавшиеся из не тронутых римской культурой воинственных племен, живших в пределах пограничных провинций империи. Как некогда батавы и другие германские племена, контингенты такого состава являлись под знамена императора в своем национальном вооружении и имели свой боевой строй. Для таких отрядов использовался термин «numerus» (число). В экспедиционной армии середины III в. этот новый элемент составлял всего лишь около одной восьмой части общего состава и поэтому не имел большого значения.

Следует также отметить, что X. Элтон часто выходит за рамки временного периода, обозначенного в его монографии (350-425 гг. н.э.). Период II-III вв., вместивший в себя и «золотой век» Антонионов, и кризис римской империи, требует специального изучения, и поэтому эпизодическое обращение к его историческим фактам не всегда оправдано. Доводы, приведенные им, скорее опровергают, чем оправдывают его тезис о том, что «римская армия преимущественно набиралась из коренных римлян, а не из варваров». Он манипулирует выдержками из Синезия: с одной стороны, когда Синезий говорит, что все охранники носят светлые волосы, Элтон полагает, что

«варварская внешность не доказывает варварскую принадлежность», с другой стороны, Элтон упускает из виду, что Синезий продолжает и далее описывать эти войска как иностранные.

В главе, посвященной рекрутским спискам солдат и офицеров, Элтон проводит классификацию по типу «римлянин - варвар». В основу этой классификации он кладет личные имена воинов. Но известно, что солдаты часто меняли свои имена при составлении списков. Подобная практика в американской историографии уже имела место. Т. Фрэнк использовал имена рабов с целью доказать, что происходил процесс вырождения римской нации из-за возрастающего проникновения в империю восточной расы. Критика этой теории Т. Фрэнка представлена в работе Н. Бэйнса [7]. Как правило, расовые теории имеют два основных недостатка: 1) статистические данные являются недостаточными для научного обоснования и выводов; 2) идеологическая детерминированность довлеет над научностью.

На наш взгляд, заслуживает внимания попытка Элтона рассматривать военный аспект в совокупности с развитием правовых отношений между Римом и варварами на основе договоров, заключенных между ними во II-V вв. Элтон усматривает определенную закономерность между военными успехами варваров и их самостоятельностью и независимостью от империи. При этом четко прослеживается закономерность: каждый новый тип договора усиливает позиции варваров и ослабляет позиции Рима. Следуя этой логике, пятый тип договора, договор «высшего типа», является юридическим признанием империей автономного варварского образования, достигшего полной самостоятельности и, в конечном итоге, статуса варварского королевства.

Таким образом, военному аспекту придается важное значение в англо-американской историографии. Он носит статус устоявшегося объяснения основной причины падения Рима, включен в учебные пособия и энциклопедические справочники по античной истории. Так, в энциклопедии «Information Finder World Book» читаем: «Огромные размеры Римской империи ускорили ее крушение. Центральная власть Рима не могла уже больше сохранять империю в целостности. Кроме того, борьба за власть среди римских военачальников серьезно ослабила способность империи защищаться. Готы и германцы неоднократно вторгались в империю в IV веке. Западная Римская империя быстро ослабевала. Вандалы, вестготы и германские племена захватили Италию, Галлию и Северную Африку. В 410 году вестготы разграбили Рим. Падение Рима часто датируется 476 годом, когда германский вождь Алларих низверг Ромула Августула, последнего римского императора. Римская империя перестала быть политической державой» [8].

Выделение доминантной причины носит весьма условный характер, так как доминанта (военный аспект, варваризация или романизация, и даже социально-психологическая) имеет в своей основе фундаментальную базу возникновения - экономику. С нашей точки зрения, целесообразнее выделять «доми-

нанту» в научно-исследовательском плане, придавая ей тем самым приоритет объекта исследования, а не статус основополагающей причины гибели империи. Это положение подтверждается при детальном рассмотрении и изучении работ американских ученых С. Р. Уиттакера, А. Феррилла, У. Гоффарта, X. Элтона и других.

1. Историография античной истории. М., 1980. 272 с.

2. Wittaker C.R. Frontiers of the Roman Empire: A Social and Economic Study. Baltimore, 1994.

3. Ferrill A. The Fall of the Roman Empire. The Military Explanation. New York, 1986.

4. Goffart W. Barbarians and Romans, A.D. 418 - 584. Princeton, 1975.

5. Burns T. S. Barbarians Within the Gates of Rome. A Study of Roman Military Policy and the Barbarians, 375 - 425 A. D. Bloomington and Indianapolis, 1994.

6. Elton H. Warfare in Roman Europe, A. D. 350 - 425. New York, 1996.

7. Baynes N. H. The Decline of the Roman Power in Western Europe: Some Modern Explanation // Journal of Roman Studies, 1955, № 33, pp. 90-91.

8. Information Finder (TM) World Book. Chicago, IL 60661, 1990.

Bibliography (Transliterated)

1. Istoriografija antichnoj istorii. M., 1980. 272 s.

2. Wittaker C.R. Frontiers of the Roman Empire: A Social and Economic Study. Baltimore, 1994.

3. Ferrill A. The Fall of the Roman Empire. The Military Explanation. New York, 1986.

4. Goffart W. Barbarians and Romans, A.D. 418 - 584. Princeton, 1975.

5. Burns T. S. Barbarians Within the Gates of Rome. A Study of Roman Military Policy and the Barbarians, 375 - 425 A. D. Bloomington and Indianapolis, 1994.

6. Elton H. Warfare in Roman Europe, A. D. 350 - 425. New York, 1996.

7. Baynes N. H. The Decline of the Roman Power in Western Europe: Some Modern Explanation // Journal of Roman Studies, 1955, № 33, pp. 90-91.

8. Information Finder (TM) World Book. Chicago, IL 60661, 1990.