Научная статья на тему 'Актуальное искусство в культурном пространстве современной России: социологическое измерение'

Актуальное искусство в культурном пространстве современной России: социологическое измерение Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY-NC-ND
492
41
Поделиться
Ключевые слова
СОЦИОЛОГИЯ ИСКУССТВА / SOCIOLOGY OF ART / АКТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО / CONTEMPORARY ART / КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЕКТЫ / CULTURAL PROJECTS / АРТ-ОБЪЕКТЫ / ANDART OBJECTS

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Великая Наталия Михайловна, Голосеева Анна Анатольевна

В статье рассматриваются особенности институциализации и самопрезентации различных видов и форм актуального искусства в современной России. На основе проведенного экспертного интервью выделены основные критерии, позволяющие отнести то или иное явление к области актуального искусства. Выявляются особенности восприятия современного искусства, особое внимание обращается на социальный контекст актуального искусства, основания его радикализации и возникающие в связи с этим зоны конфликтности в процессе восприятия. Показано, что интерактивность и провокативность создают специфическую коммуникационную среду, позволяющую включать зрителя в творческий процесс.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Великая Наталия Михайловна, Голосеева Анна Анатольевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Actual arts in the cultural space of modern Russia: sociological approach

Features of institutionalisation and self-presentation of different forms and types of actual art in modern Russia has been analysing in this article. Grounded on experts interviews main criteria of actual arts were marked out. Finding out peculiarities of contemporary art, authors pay attention to the social context of actual arts, reasons of its radicalisation and appearance zones of conflicts during process of perception. It is shown that interaction and provocative character of contemporary arts create special communicative environment, which let to include audience into creation.

Текст научной работы на тему «Актуальное искусство в культурном пространстве современной России: социологическое измерение»

Н.М. Великая, А.А. Голосеева

АКТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

В статье рассматриваются особенности институциализации и самопрезентации различных видов и форм актуального искусства в современной России. На основе проведенного экспертного интервью выделены основные критерии, позволяющие отнести то или иное явление к области актуального искусства. Выявляются особенности восприятия современного искусства, особое внимание обращается на социальный контекст актуального искусства, основания его радикализации и возникающие в связи с этим зоны конфликтности в процессе восприятия. Показано, что интерактивность и провокативность создают специфическую коммуникационную среду, позволяющую включать зрителя в творческий процесс.

Ключевые слова: социология искусства, актуальное искусство, культурные проекты, арт-объекты.

В современном информационном обществе, где основным ресурсом становится интеллектуальный продукт, особую актуальность приобретает поиск новых форм поддержки и развития культуры и искусства. Сфера культуры, несомненно, содержит в себе мощный экономический потенциал и является сектором экономических и социальных инноваций.

За последние 10 лет, благодаря стремительному развитию цифровых технологий и Интернета и их значительному удешевлению, произошли революционные изменения в способах производства и дистрибьюции музыки, кино, анимации, медиа, а также других видов искусства. Это способствовало формированию особого типа современной молодежной культуры и актуального искусства.

© Великая Н.М., Голосеева А.А., 2013

Основными чертами этой новой культуры являются отсутствие какого-либо контроля за дистрибьюцией контента и продукции, возможность каждому донести свое творчество до аудитории, что, по сути, уравнивает всех - и профессионалов, и начинающих любителей - в правах и возможностях, а также легкая доступность инструментария для создания любого культурного продукта.

Таким образом, качественно изменились традиционные механизмы возникновения продукта творчества, его распространения и конечного потребления. Вновь возникшая арт-коммуникацион-ная среда остается малоизученной, а широкие возможности, которые возникли в связи с развитием новых технологий, не используются российской молодежью в полном объеме, что особенно заметно с удалением от центров культурной активности, которые сосредоточены главным образом в столицах и областных центрах, к периферии.

В статье рассматриваются результаты проведенного в 2011 г. исследования, посвященного изучению механизмов институциа-лизации и самопрезентации различных видов и форм актуального искусства в современной России.

В ходе реализации данного проекта было осуществлено наблюдение за потребительской аудиторией актуального искусства, а также был проведен опрос экспертов методом полуформализованного интервью (опрошено 24 эксперта в сентябре-октябре 2011 г.)1.

Актуальное искусство

Особенностью большинства направлений искусства, которое принято называть актуальным, является его радикализм в замысле, в идеях, в формах донесения этих идей до адресата.

Принципиально важно отметить, что весь ХХ век актуальное искусство было левым и бросаемые им шокирующие вызовы были последовательно негативистского толка, поскольку предназначались раздражать и дразнить благополучного, положительного «правого» обывателя. Так постепенно складывалась ситуация, когда «актуальное», «современное» стало ассоциироваться исключительно с нигилистическими, отрицательными заявками.

Одним из источников такого радикализма являются действия политических активистов, арт-хулиганов и различных протагонистов так называемого «общества спектакля» (термин Ги Дебора). Отсюда гипертрофированная зрелищность современного искусства, заигрывание с улицей, интерес к низким жанрам и обсцентной лексике. Тем не менее идеи современного искусства несводимы к

заурядному эпатажу и стремлению дразнить новобуржуазную публику.

Нынешние актуальные художники ставят более амбициозные цели. Преобразование традиционного культурного и социального ландшафта - одна из них. Именно поэтому объектом воздействия этого искусства становится сознание и тело человека.

В отличие от классических форм искусства при восприятии современных арт-объектов упор делается на динамику субъективных переживаний человека, воспринимающего объект. Иначе говоря, зритель, будучи вовлеченным в процесс сотворчества, должен угадать не замысел художника, а нарушить в себе нормативный порядок событий. Этот момент сближает современное искусство к «кризисными экспериментами» Гарфинкеля и его учеников.

Как выяснилось из опросов экспертов, современное искусство не имеет четкого и структурированного определения, позволяющего идентифицировать тот или иной арт-объект как произведение современного искусства.

Ряд экспертов (пятая часть) предпочитают формальный критерий - время: то, что делается сейчас и создавалось в последние 5-10 лет.

Отмечая сложность дефиниции «современное искусство», большинство опрошенных основной акцент делали на содержательной стороне этого явления, что позволяет выделить следующие критерии.

Социальность. Современное искусство социально в силу своей направленности на социум, на общество, на освещение социальных проблем. «Это связано с тем, что за это стали платить деньги и... стараются влиять. не влиять, а освещать и реагировать на какие-то общественные события. В этом ключе видится важным наличие понятия "современный комментарий"». «Современное искусство освещает многое: от бедности до проблемы семейного непонимания. ...Но делается это очень поверхностно, на уровне внешних признаков, не опускается до уровня глубокой критики, которая могла бы помочь зрителям переосмыслить ситуацию и найти ответы на проблемы. Они на самом деле говорят с политическими элитами, хулиганят» [1. Эксперт 8].

Концептуальность. Современное искусство предполагает создание концепта, имеющего критический и аналитический смысл по отношению к политическим, социальным реалиям жизни общества. «Современное искусство - в этом смысле дубликат, оно является неким миксом между гуманитарными науками и жур-

налистикой, но с помощью каких-то художественных средств» [1. Эксперт 11].

Творческая и «жанровая» свобода. Неограниченный простор в выборе как средств для выражения своих художественных идей, так и образов, проблематики. Свобода и отсутствие непосредственной связи с искусством прошлого «дает возможность поиска новых жанров, новых изобразительных возможностей и, кроме того... в современном искусстве крайне подвижны формы - это может быть что угодно».

Включенность зрителя в творческий процесс. Современное искусство активно идет на контакт с человеком, взаимодействует со своим зрителем, пытаясь получить обратную связь, вовлекает его в процесс творчества; «не ставит каких-то рамок и границ, именно пытаясь привлечь людей в свои залы театральные или в концертные залы, в выставочные залы». «Современное как-то отличается от того, что привычно понимать под словом «искусство». Вообще это уже какие-то акции, да и живопись ли это? Например, какая-то группа "Война" - почему это искусство? А вот потому что такова специфика искусства сегодняшнего» [1. Эксперт 6].

Провокация. Современное искусство провоцирует в гораздо большей степени чем искусство традиционное. «В актуальном искусстве есть несколько принципов, которые очень важны - абсолютный цинизм, ни в коем случае там не должно быть ничего человеческого, не должно быть философского. Это должно быть нейтрально-циничным и "стебовым". Если какого-то из этих моментов там нет - это произведение не входит в эту нишу, которая курируется бизнесом. Так как актуальное искусство требует больших очень вложений» [1. Эксперт 10].

«Оно провоцирует, оно вызывает на какие-то скандалы, оно часто вызывает какие-то низменные чувства. Я не видела актуального искусства, которое говорит: "Ах! Как все это красиво! Как все это замечательно!" А на самом деле это часто вот напоминает такой вот натурализм, за который в свое время ругали передвижников» [1. Эксперт 24].

Перенос внимания от объекта к субъекту. Перформанс, хэппенинг, акция переносят акцент, все внимание на самого художника.

Коммерциализация. Высокая степень зависимости от несовершенного арт-рынка и от политики конкретных галерей и кураторов. «Вот посмотрите выставки современного искусства. Они все базируются. это бизнес. Это в чистом виде бизнес. Или отмывание денег, или обслуживание какого-то элитарного эстетского сообщества» [1. Эксперт 10].

Допущение непрофессионалов к творчеству. «Есть такая вещь, как ультрасовременное искусство, которое не признает ничего, что было сделано профессионалами, сделано качественно, сделано рукотворно, то есть то искусство, которое в лице его нынешних идеологов Кати или Лены Дёготь, которые говорят, что любой может быть художником, любой может делать арт-объекты, перформен-сы, акции, и для этого не нужно какого-либо образования и никаких эстетических критериев, никаких идеалов, никакого уровня образования и т. д.» [Эксперт 12, эксперт автора].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Более половины опрошенных экспертов полагают, что современное искусство скорее не сопряжено или не обязательно связано с новыми технологиями.

Одна треть считает, что в современном искусстве современные технологии играют значительную роль, хотя это и не определяет идентификацию того или иного объекта как произведения искусства.

Между тем 16 человек признали, что новые технологии повышают доступность культуры, особенно для современной молодежи, делают его более зрелищным, превращая в аттракцион. Все это, таким образом, популяризирует современное искусство, привлекает к нему нового зрителя.

В целом для России проблема доступности искусства стоит скорее в географическом (территориальном) аспекте. «Я не считаю, что культура и искусство должны становиться доступнее. Они и так предельно доступны. При таком количестве открытых информационных каналов наше восприятие просто уже не считывает информацию, она становится поверхностной и не доходит ни до кого» [1. Эксперт 17].

Экспертам также было предложено выделить наиболее перспективные, с их точки зрения, направления современного искусства. Таковыми видятся:

- Новые медиа, интернет-проекты, то есть те, которые отличает особая «социальность», где людей привлекает то, что можно как-то быть вовлеченным в процесс, то есть, всем всегда очень нравится нажать кнопку или встать под какой-нибудь луч там или что-нибудь потрогать [1. Эксперт 4].

- Видео-арт, кино, анимация (5 человек).

- Синтетические виды искусства. «Даже совершенно авангардные современные художники не относят себя ни к какой конкретной деятельности. Вот, например, группа «Война». Это конкретные люди» [1. Эксперт 17].

Эксперты также выделили нетрадиционные формы культуры и искусства, которые кажутся им наиболее перспективными.

Ряд экспертов (7 человек) отметили все, что связано с новыми технологиями:

- мультимедийные инсталляции;

- оцифровка произведений искусства мировых музеев, 3Б-му-зеи, 3Б-галереи;

- дальнейшее развитие индустрии электронных книг.

Также были отмечены неклассические фестивали, уличные, музыкальные (4 эксперта) (пример - фестиваль фольклорной музыки в Царицыно, фестивали бардов в Коломенском) [1. Эксперт 21]; развитие проектов, связанных с объединением людей по интересам, клубы по интересам (4 эксперта); «проекты, основанные на каких-то сообществах: Архитектурная Москва, велоэкскурсии» [1. Эксперт 5].

Творцы и потребители - проблемы взаимодействия

В рамках экспертного опроса была рассмотрена проблема взаимоотношений творца (художника) и потребителя (зрителя).

И хотя 2/3 экспертов рассматривают художников-создателей как малочисленную (элитарную) группу, преобладающее количество экспертов обращают внимание на то, что число потребителей культурного продукта за последние десятилетия выросло, в том числе и в связи с доступностью многих технологий, которые позволяют взаимодействовать с арт-объектами не только в рамках традиционных выставочных площадок.

Другая точка зрения представлена ироничным замечанием, что «художник - это же теперь массовая профессия, все же теперь художники» и надеждой на то, что «близок тот день когда мы дождемся «идеального варианта практически по Марксу - каждый должен стать творцом культуры. что рано или поздно, в принципе, современные возможности это дают, каждый человек имеет право для творчества».

Лишь один эксперт полагает, что публика не всегда успевает за развитием искусства: «Культурных ценностей производится больше, здесь пропорция в сторону производителей» [1. Эксперт 22].

Парадоксальная, точнее крайняя, точка зрения выражена максимой о том, что в стране «нет аудитории, потребителей живописи. Русский богатый не привык покупать живопись, то есть готов покупать ХУШ-й век, добротный. Он с удовольствием возьмет Ро-котова. Он, на худой конец, возьмет Шишкина или Левитана. Это

надежно, проверено, выгодно и удобно. А как продавать сегодняшнюю живопись? Я иногда с галерейщиками общаюсь, в общем, это достаточно сложное занятие. Хотя людей богатых в России много и хватает, но тем не менее я не вижу в России традиции такого потребления».

Ряд экспертов сетовал на «закрытость» профессиональной группы творцов, в связи с чем «не все производители культурных ценностей находят себе потребителей, мелькают одни и те же фамилии, ну на протяжении лет 15. Когда это стало выходить на арену вот такую вот публичную, то одни и те же в основном фамилии».

При этом московская арт-среда, как правило, вполне успевает вписаться в общемировые тренды, а где-то и опередить их: «На московской арт-сцене довольно много художников, и та же московская публика достаточно регулярно знакомится и с общемировыми какими-то явлениями в виде там международных выставочных проектов».

19 экспертов из 24 полагают, что в современных условиях возможно и необходимо формировать потребительское поведение в сфере культуры, другими словами, воспитывать потребителя качественного художественного продукта. Опыт культурного развития в мире демонстрирует, что можно формировать или влиять на вкус зрителя, что не стоит подстраиваться под то, что, как мы считаем, требует зритель. При этом нельзя забывать о роли образования, раннего воспитания в этой области, о формировании специальных образовательных институтов для детей и юношества: «Повышать уровень культурный человека 50-ти лет бесполезно».

Сетуя на то, что ТВ активно пропагандирует безвкусицу, пошлость и вульгарность с первых и вторых каналов, засоряя мозг потребителя и уничтожая попытки хоть какого-то воспитания, почти треть экспертов считает необходимым менять культурную политику в СМИ, поскольку ТВ действительно в современных условиях является возможным пропагандистским каналом коммуникации, но сегодня она скорее формирует «дегенератов с низким уровнем запросов». Вместе с тем, как справедливо замечают опрошенные, СМИ в этом случае - не панацея, «должна быть продуманная политика в области культуры, если власть будет заинтересована в том, чтобы общаться не с деградирующим обществом, которое не способно на какую-то сложную рефлексию. то, она и будет формировать именно такого потребителя, но пока. Основной меха-

низм - это телевидение, и это мощный пропагандистский канал, и мы видим, как используется этот канал. Используется прямо противоположным образом: формирует, прямо скажем, дегенератов с низким уровнем запросов» [1. Эксперт 12].

Россия в контексте общемирового культурного развития

Подавляющее большинство экспертов полагают, что Россия включена в общемировой культурный контекст, в качестве причин называются и глобализация, и расширение доступа к разного рода информации, и просто возможность для художников чаще выезжать по сравнению с советской эпохой. Однако включенность отечественного актуального искусства в общемировое пространство не однозначна как для потребителей, так и для экспертов. В этом глобальном пространстве «Америка задает массовую линию, Европа задает арт-хаусную линию, линию сложного искусства, рефлексии, то есть то, собственно, что Европа всегда и делала хорошо. Мы ни в одну из этих линий серьезно не входим. Америку мы в основном копируем. Все телевидение полно программ, сериалов, которые сделаны по тем технологиям, купленные они, по тем лекалам, попытка симулировать американские массовые черты. К сожалению, все это, как правило, гораздо бездарнее, чем в Америке».

Вспоминается в связи с этим тот факт (на него указывает, в частности, Г. Кацов), что и поп-арт, и перформанс, и хэппенинг, и лэнд-арт были частично известны еще во второй половине ХХ в. в России, хотя общая западная ситуация по самым разным причинам, техническим и цензурно-идеологическим, была на Востоке неизвестной. Тем удивительней, насколько артпоиски в Москве и Нью-Йорке в 1960-1970-е совпадали.

Так, в рамках концептуализма уорхолловские иконы, будь то банка супа Campbell's или портрет Мерилин Монро, фиксировали образы коллективного западного сознания. Эмблематика указывала на проблематику, а комиксовое мышление и концепт журнальной графики были срисованы Роем Лихтенштейном в выставочном масштабе с той же точностью, с какой клиповое мышление будет воспроизведено позже, в видеоинсталляциях конца ХХ - начала XXI века.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Масскульт Запада штамповал и тиражировал Микки-Мауса и марку зубной пасты Colgate с одинаковым успехом. Так же советский образ жизни в виде призывов у заводских проходных

и рабочего-колхозницы с В.И. Лениным в полный рост на площадях заполнял собой 1/6 часть мировой суши. Это удивительным образом совпадало, хотя вряд ли кто-нибудь по обе стороны Атлантического океана осознавал, что брендовая реклама в обществе потребления входит в подкорку потребителя по той же элементарной схеме, что и навязчивая идеология лозунга, монументального плаката, скульптуры в мозг «строителя коммунизма».

Сегодняшнее политическое поле демонстрирует больше сходства, чем различий, что обусловливает успех таких работ на рубеже «конца идеологии», как «Братский поцелуй» Д. Врубеля, изображающий поцелуй Л. Брежнева и Э. Хонеккера.

Восемь экспертов полагают, что во многом отечественное актуальное искусство вторично, копирует западные образцы, несмотря на общую включенность в общемировые тренды, отечественное актуальное искусство скорее периферийно: «У нас довольно много специфического на уровне каких-то явлений, феноменов, но если говорить именно о большом процессе, который включает в себя и обмен выставками, и какие-то там учебные программы, и ну какой-то общий словарь идей, понятий и концепций, мы ну не то чтобы как-то сильно отстаем».

Особенности восприятия произведений актуального искусства

В рамках исследования ставилась задача наблюдения за потребительской аудиторией актуального искусства. Нами было проведено невключенное наблюдение на Фестивале новой культуры, который проходил в течение 5 дней, с 21 по 25 сентября 2011 г., в Центральном доме художника (ЦДХ, Москва).

В социологической теории, характеризующей современное состояние искусства, принято ссылаться на четыре тезиса, описывающих способы и возможности существования и возникновения новых художественных стилей, направлений, произведений и «образцов».

Рабочие гипотезы исследования проверялись в рамках четырех предположений, изложенных ниже.

1. Эпоха технического воспроизводства произведения искусства более не актуальна - это обусловливается степенью развития средств производства, простотой технической воспроизводимости копий (сама копия уже не является «копией» оригинала, и мы лишь условно можем позволить себе употребление слова «копия»; корректнее его заменить словом «образец»). Например, постмодер-

нистская и концептуальная серия работ Евгения Дыбского, посвященная гению проторенессанса Джотто.

2. Гетерогенность (разнородность, множественность) одновременно сосуществующих процессов художественного творчества -характерная черта культур в ХХ столетии. Так, принимая данный тезис, мы можем утверждать, что исследуемый нами интерес к произведениям и «образцам» формируется под действием гетороген-ного характера современного искусства по отношению к художественному наследию.

3. Новое искусство, как правило, всегда выступает источником беспокойства, нарушающим гармонию существования, разбивающим социальный гомеостаз (установившееся равновесие между элементами социального целого).

4. Социальная природа искусства целиком и полностью связана с его классовой, сословной и социально-групповой природой.

Результаты проведенного наблюдения изложены в непосредственной привязке к данным тезисам.

1. В целом в рамках представленных работ были произведения, которые можно маркировать как новые, и произведения, основанные на интерпретациях уже известных, часто классических работ). Представленные на Фестивале новой культуры произведения и «образцы» являются попыткой избежать линейной технической (или механической) воспроизводимости символьной или статусной компоненты. В первом случае речь идет о работах, представленных в рамках видео-арта и выставленных в рамках художественной среды (см. отчет о включенном наблюдении). В качестве примера, основанного на интерпретациях, можно упомянуть театральную постановку «Планета Лем», по классическим произведениям фантаста Станислава Лема.

Наряду с авангардным творчеством, описываемым в терминах модернизма и постмодернизма, в любом типе общества функционирует художественное наследие прошлых веков. При этом, как свидетельствуют прикладные социологические исследования, удельный вес произведений, являющих стилистику минувших эпох (высокая классика, популярные произведения жанра мелодрамы и детектива), многократно превышает интерес к творческой продукции, создаваемой современниками.

2. Подобная мозаичность, гетерогенность порождают мульти-пликацинное восприятие объектов, как временных, так и часто не имеющих связи с реальностью. Именно поэтому многие объекты выставки не были оценены посетителями по достоинству. Созда-

лось такое впечатление, что современного человека очень сложно удивить, что авторы хотели эпатировать посетителей некоторыми своими работами, только вот либо недостаточно старались, либо вообще «ушли» в другое русло. Современный зритель думает, что он видел уже все, что можно было увидеть, и не уделяет достаточно внимания арт-объектам. Например, многие видеоинсталляции не привлекли того внимания, которое подразумевалось по замыслу художников. Многие посетители читали примечания к экспонатам после того как закончили их осмотр. Создается впечатление, словно люди посещают выставку «для галочки», чтобы была возможность сказать, что ты там был. Их не впечатляют работы авторов, им скучно.

Современного человека очень сложно удивить искусством, если он не хочет, чтобы искусство его удивляло.

Однако, по мнению наблюдателей, большинство посетителей предпочитают пассивный тип восприятия, рассматривая любую демонстрацию арт-объекта как предоставленное развлечение. (Исключение составлял Fusion Emotion, где минимум усилий позволял получить яркий результат, и это вызывало определенный интерес со стороны зрителей.)

3. В рамках наблюдения была выявлена также значительная зона конфликтности, связанная с тем, что в каждом обществе функционируют социально адаптированные и неадаптированные формы художественного творчества, выступающие как «чужое», не принимаемое коллективом. Между освоенным и неадаптированным возникает напряжение, что, по сути, является следствием сосуществующих в обществе разных социально-психологических и мировоззренческих ориентаций.

Эта конфликтность со всей полнотой проявилась в реакциях публики на некоторые произведения, в частности, представленные в рамках киносреды («И это кино?» - возмущенно говорили посетители) и художественной среды (где было зафиксировано в целом неприятие идеи проекта «Викиантипедия», который представлял галерею портретов классиков мировой литературы с имитацией подрисованных шариковой ручкой усов, рогов, зубов, причесок и т. п.). Нетерпимость, даже агрессию демонстрировали главным образом люди старшего поколения (см. отчет о наблюдении).

Для более адекватного описания реакции части аудитории мы опирались на этнометодологический подход Гарфинкеля.

Наблюдатели фиксировали возмущение, раздражение и агрессию, в большей степени свойственную более старшим возрастным

группам. Люди не стеснялись активно высказывать недовольство, ругаться, вступать в полемику с организаторами (одного мужчину пришлось выводить охранникам).

Здесь уместно процитировать Гарфинкеля: «Чем более жестким является представление члена сообщества о том, что всякий-нормальный-человек-обязательно-знает, тем сильнее будет его замешательство, если при описании им своих реальных жизненных обстоятельств "естественные факты жизни" окажутся поставленными под сомнение»2.

На выставке («приличной» выставке), надругательство над классическими «незыблемыми» ценностями пошло в разрез с фоновыми ожиданиями ряда посетителей и вызвало столь негативную реакцию.

Выход из подобного замешательства может быть разным: одни возмущенно покидают выставку, а другие, даже при негативной вербальной реакции, продолжают наблюдать и участвовать. Таким образом, можно с уверенность утверждать, что художественный эксперимент прошел успешно - сознание зрителя уже изменилось.

Сознательное нарушение релевантных ролей помогает зрителю - участнику художественного действа отказаться от многих рутинных социальных перцепций и стереотипов. После подобных «экспериментов» зритель обретает более здравый смысл, чем до соприкосновения с арт-искусством.

Общества разных типов задают определенную норму отношения к новым художественным веяниям в искусстве. В одних случаях эта норма не имеет императивного значения, в других она связана с жесткой регламентацией художественных вкусов - об этом мы можем с уверенностью говорить на примере проведенного наблюдения. Так, демократический режим не предлагает жесткой структурной функциональной принадлежности исключительно к определенным стилям и направлениям в современном искусстве, и мы можем заключить из этого, что общество вынуждено вступать в контакт и реагировать на то, что, по мнению его социальных институтов, выступает в качестве художественно чуждого мира. Желание считаться с тем, что в данный момент общество не разделяет, есть признак зрелого общества, способного воспринимать предложенные «образцы» и произведения. Это, в свою очередь, объясняет интерес аудитории «потребителей», посетивших Фестиваль новой культуры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Естественно, что оценка разными социально-демографическими группами определенных арт-объектов не могла быть близкой.

Манера поведения соответствует стилям в одежде: нарочитая экзальтированность «богемы», громкая речь и вызывающая критичность высказываний «сердитой интеллигенции» - приверженцев реалистического искусства, подчеркнутая серьезность «умных студентов». Группы случайных посетителей выражали свое отношение к киноматериалам сдержанным смехом, ибо испытывали дискомфорт от непонимания, как следует себя вести на подобных мероприятиях.

Участники музыкальной среды ориентированы на развлечение, они меньше вовлечены в интенсивные контакты с артистами и выстраивают коммуникации исключительно внутри своих референтных групп. Соответственно и темы разговоров мало связаны с проблемами искусства: молодые люди предпочитают обсуждать вопросы досуга и различного рода обстоятельства личного характера.

Среди собравшихся преобладали юноши из социально благополучных семей, достаточно образованные и с высокой личностной самооценкой. Поведение и манеры общения между собой позволяют сделать вывод об их вовлеченности в клубную культуру. Отсюда - потребительский подход к арт-продуктам и очевидная эмоциональная индифферентность в отношении художественных «идеологических» мессиджей.

Примечательно, что резких субкультурных различий между участниками не было отмечено: практически все наблюдаемые придерживались свободного стиля в одежде, характерного для среднего класса.

Заключение

Культурные проекты в области актуального искусства выступают в роли универсальных медиумов между разноотраслевыми, разнодисциплинарными, разноуровневыми векторами развития современного общества, где культура рассматривается как источник инновационной и креативной активности.

Современное актуальное искусство по своей природе интерактивно. Оно требует максимально эмоциональных откликов на свои месседжи от максимально большего числа участников. При этом характер таких откликов - негативный или позитивный - особенного значения не имеет. Здесь как раз проявляется еще одна ипостась актуального искусства - его медийность. В отличие от классических форм искусства, актуальное искусство неотделимо от СМИ.

Несколько экстравагантное поведение авторов, их вовлеченность в скандалы, как, например, было с группой «Война», - следствие исключительно медийного поведения.

Совершенно очевидно, что многие поступки и публичные жесты художников актуального направления схожи с особенностями поведения представителей многочисленных молодежных субкультур. Подобные аналогии позволяют заключить, что каналы мобилизации интереса к мероприятиям актуальных художников и способы распространения протестной активности в молодежной среде идентичны. Действительно, сегодня в крупных городах РФ протестная деятельность саморегулируется с помощью медийных ресурсов и через социальные сети в Интернете. Собственно и состав участников протестных акций совпадает во многом с теми социальными категориями, представители которых являются посетителями арт-фестивалей современных художников. В большинстве это те же молодые представители образованных слоев городского среднего класса. Именно молодые, активные и грамотные люди стали сегодня движущей силой «революции фейсбука», прокатившейся по миру - от «арабской улицы» до Уолл-стрит.

Протестная активность требует креативных решений. Различные массовые акции строятся по законам театральной драматургии. Общество спектакля реализует запрос на зрелищность. К тому же многие акции гражданских активистов не обходятся без участия актуальных дизайнеров и художников. Концептуализация общественно значимого мероприятия стала обычным делом; граждане понемногу привыкают к «необычности» и внешней радикальности организуемых массовых мероприятий.

Поскольку энергия социально-политического протеста распространяется по каналам и в формах, идентичных художественным акциям, представляется возможным перенаправить эту энергию в русло креативно-художественных действий и переживаний с помощью популяризации в массах городского среднего класса фестивалей, хэппенингов и арт-форумов актуального искусства.

Кроме того, актуальное искусство в силу своей демократичности и приближенности к «уличной культуре» позволяет переформатировать городской культурный ландшафт. Выставки-акции художников в «спальных районах» мегаполисов помогут связать пространство энергией сотворчества и активизировать социальную инициативу городских соседств. Сотрудничество местных властей, архитекторов, социальных дизайнеров, актуальных художников

и жителей районов сформирует поле общего интереса и помогает восстановить разрушенные общественные коммуникации. Про-тестная активность развивается в условиях социальной аномии, оторванности территории от культурных центров и внутриобщин-ной разобщенности. Деятельность актуальных художников абсорбирует негативные энергии протеста и оживит повседневность городских окраин.

Еще одним перспективным начинанием может стать возрождение краеведческого интереса жителей территории к истории своего района, области, округа. Актуальное искусство, несмотря на внешнюю эпатажность и провокационность, органично вписывается в исторически сложившийся социально-культурный ландшафт и дополняет классические формы новейшими экспериментальными объектами творческой мысли.

Значимыми социально-экономическими результатами включения актуального искусства в культурную политику города и региона являются новые возможности в плане регенерации и городского развития в целом, повышение объемов туристических потоков (от 3% ежегодно), создание новых рабочих мест и стимул к развитию и других отраслей, улучшение облика города и актуализация проблемы места в публичном дискурсе.

Реализованные проекты продемонстрировали возможность эффективного использования готовой городской инфраструктуры и освоения всего городского пространства.

Что касается социальных преимуществ, которые обеспечиваются новой культурной политикой, то наиболее значимыми из них являются повышение социальной солидарности и снижение социальной напряженности на основе расширения межкультурного диалога; развитие отдельных целевых программ для детей, молодежи, пенсионеров, меньшинств, проблемных детей; распространение волонтерского движения. В целом проекты актуального искусства, расширяющие зону коммуникации, содействуют низовой культурной активности граждан

В традиционных рамках проведения фестивальных мероприятий актуальное искусство привлекает в основном подготовленную публику и теряет значительную часть своего потенциала. Необходимо организовывать арт-площадки под открытым небом, на окраинах городов, во дворах, скверах в так называемых «спальных районах», поскольку в этом случае художники вступают в живую дискуссию с разнородной аудиторией, избегая ложной элитарности и снобизма.

Таким образом, можно расширить сферы культуртрегерской активности в зависимости от особенностей и потребностей регионов и городов (ландшафтная архитектура, лэнд-арт, стрит-арт, историко-культурные проекты, аН-сга£8, актуальные театральные, музыкальные фестивали и т. д.), а также выработать новые подходы к стратегическому планированию городского и регионального развития на основе культуры с привлечением проектов актуального искусства. Это поможет трансформировать точечные успехи в отдельных регионах в стабильно растущий потенциал формирования новых отношений между государством, бизнесом, творческой интеллигенцией и гражданским обществом.

Примечания

Исследование «Новая культура» (грант Института общественного проектирования в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 8 мая 2010 г. № 300-рп). Метод - полуфомализованное интервью, выборка -целевая, всего опрошено 24 эксперта.

Гарфинкель Г. Исследование привычных оснований повседневных действий // Социологическое обозрение. 2002. Т. 2. № 1.

2