Научная статья на тему 'Ахмат-Хаджи Кадыров как политический лидер в современной России'

Ахмат-Хаджи Кадыров как политический лидер в современной России Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
452
114
Поделиться
Ключевые слова
АХМАТ-ХАДЖИ КАДЫРОВ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕРР / ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ / РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ / ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА / ВАЙНАХИ / НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / МЕЖЭТНИЧЕСКАЯ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ / ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ / НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ / НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / AHMAT-HADJI KADYROV / POLITICAL LEADER / POLITICAL ELITE / RUSSIAN STATE / CHECHEN REPUBLIC / VAINAKH / NATIONAL POLICY / INTERETHNIC AND INTERFAITH STABILITY / GEOPOLITICAL SITUATION / NATIONAL SAFETY / STATE WHOLENESS / NATIONAL IDENTITY

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Вольтер Ольга Владимировна

В настоящее время на международной арене четко проявилось обострение геополитического противостояния стран НАТО и России, грозящего перерасти в новую стадию противоборства, угрозу государственной целостности России, ее суверенитета, попытки дестабилизировать экономическую и политическую ситуацию в стране с помощью санкций и иных угроз. В сложившейся ситуации актуально рассмотреть деятельность А.-Х. Кадырова как политического лидера, проанализировать его роль в политических процессах конца XX-начала XXI вв. достаточно тяжелого периода для нашей страны, определившего дальнейший путь развития России как целостного, единого государства. Становление А.-Х. Кадырова как политического лидера необходимо рассматривать в контексте формирования, эволюции и трансформации чеченских политических элит, что невозможно без анализа традиционной структуры чеченского общества, его духовно-нравственных и религиозных ценностей. Анализируется деятельность Ахмата-Хаджи Кадырова как яркой личности и крупного политического лидера, внесшего значительный вклад в историю современной России, дается оценка его деятельности представителями политических элит России и его соратниками, воспоминания свидетелей тех событийToday intensification of the political opposition of the countries NATO and Russia, threatening to outgrow into a new stage of opposition, threat to state wholeness of Russia, her sovereignty, attempts to worsen economic and political situation in the country by means of all forms of sanction and other threats has appeared on the international arena. In the existing situation it is vital to examine the activity of A. Kadyrov as a political leader, to analyze his role in political processes at the end of the XX-beginning of the XXI centuries, which is a hard period for our country that has defined the further way of Russia development as a holistic, united state. The formation of A. Kadyrov, as a political leader, is necessary to be viewed in the context of formation, evolution and transformation of Chechen political elites. But this analysis is impossible without taking into consideration the traditional structure Chechen society, its spiritual-moral and religious values. The activity of Ahmat-Hadji Kadyrov, as a bright personality and political leader, who made a significant contribution to the history of modern Russia, is analyzed. In the article the appraisal to his activity by the representatives of political elites of Russia and his comrades in arms, the memories of the witnesses of that event are given

Текст научной работы на тему «Ахмат-Хаджи Кадыров как политический лидер в современной России»

УДК 323

АХМАТ-ХАДЖИ КАДЫРОВ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

AHMAT-HADJI KADYROV AS POLITICAL LEADER IN MODERN RUSSIA

O.B. Вольтер, г. Армавир

O. Volter, Armavir

В настоящее время на международной арене четко проявилось обострение геополитического противостояния стран НАТО и России, грозящего перерасти в новую стадию противоборства, угрозу государственной целостности России, ее суверенитета, попытки дестабилизировать экономическую и политическую ситуацию в стране с помощью санкций и иных угроз.

В сложившейся ситуации актуально рассмотреть деятельность А.-Х. Кадырова как политического лидера, проанализировать его роль в политических процессах конца ХХ—начала XXI вв. — достаточно тяжелого периода для нашей страны, определившего дальнейший путь развития России как целостного, единого государства. Становление А.-Х. Кадырова как политического лидера необходимо рассматривать в контексте формирования, эволюции и трансформации чеченских политических элит, что невозможно без анализа традиционной структуры чеченского общества, его духовно-нравственных и религиозных ценностей.

Анализируется деятельность Ахмата-Хаджи Кадырова как яркой личности и крупного политического лидера, внесшего значительный вклад в историю современной России, дается оценка его деятельности представителями политических элит России и его соратниками, воспоминания свидетелей тех событий

Ключевые слова: Ахмат-Хаджи Кадыров, политический лидер, политические элиты, Российская государственность, Чеченская Республика, вайнахи, национальная политика, межэтническая и межконфессиональная стабильность, геополитическая ситуация, национальная безопасность, государственная целостность, национальная идентичность

Today intensification of the political opposition of the countries NATO and Russia, threatening to outgrow into a new stage of opposition, threat to state wholeness of Russia, her sovereignty, attempts to worsen economic and political situation in the country by means of all forms of sanction and other threats has appeared on the international arena.

In the existing situation it is vital to examine the activity of A. Kadyrov as a political leader, to analyze his role in political processes at the end of the XX—beginning of the XXI centuries, which is a hard period for our country that has defined the further way of Russia development as a holistic, united state. The formation of A. Kadyrov, as a political leader, is necessary to be viewed in the context of formation, evolution and transformation of Chechen political elites. But this analysis is impossible without taking into consideration the traditional structure Chechen society, its spiritual-moral and religious values.

The activity of Ahmat-Hadji Kadyrov, as a bright personality and political leader, who made a significant contribution to the history of modern Russia, is analyzed. In the article the appraisal to his activity by the representatives of political elites of Russia and his comrades in arms, the memories of the witnesses of that event are given

Key words: Ahmat-Hadji Kadyrov, political leader, political elite, Russian state, Chechen Republic, vainakh, national policy, interethnic and interfaith stability, geopolitical situation, national safety, state wholeness, national identity

«Ахмат-Хаджи Кадыров был человеком прямым, честным, что чрезвычайно важно, мужественным и очень опытным. Все, что он делал, у него шло от сердца, от его убеждений»

В.В. Путин [14]

В свете геополитических событий, происходящих на современной международной арене, актуально рассмотреть деятельность Ахмат-Хаджи Кадырова как неординарного человека, яркой личности, крупного политического лидера, внесшего значительный вклад в историю России, определить его роль в политических процессах конца ХХ—начала XXI вв. — достаточно тяжелого периода для нашей страны, периода во многом переломного, определившего дальнейший путь развития России как целостного, единого государства.

Это особенно важно в свете последних событий обострившегося противостояния стран НАТО и России, грозящего перерасти в новую стадию противоборства, угрозу государственной целостности России, ее суверенитета, попытки раскачать экономическую и политическую ситуацию в стране с помощью санкций и иных угроз. Вспоминать свою историю, ее трагические и драматические страницы, а также людей, отдавших свою жизнь в борьбе за ее целостность, стабильность и независимость, очень важно сегодня, когда происходит развал государственной целостности братского славянского государства Украины; когда совершается неприкрытое агрессивное вмешательство в ее политические процессы с целью создания плацдарма НАТО на границах с Россией для военной угрозы национальной безопасности нашего государства. Потеря суверенитета Украиной и фактический развал государства — это уже практически свершившиеся факты. И этот сценарий готовился политтехнологами НАТО не только для Украины, но и для России. Следует помнить историю своей страны и людей, творивших ее на благо Российского государства, нередко ценой своей жизни, таких, каким был Ахмат-Хаджи Кадыров.

Становление Ахмата-Хаджи Кадырова как политического лидера необходимо, на наш взгляд, рассматривать в контексте формирования, эволюции и трансформа-

ции чеченских политических элит, что невозможно без анализа традиционной структуры чеченского общества, его ценностных оснований и религиозных предпочтений.

Политико-правовая ментальность чеченского этноса сформирована перманентным противостоянием в его истории традиционных форм властной институализации и навязываемых ему извне легальных нормативно-правовых систем. У вайнахов не существовало четко выраженной государственной организации, государства как политико-правового института. Все попытки обрести этнонациональную государственность оказались экспансированными извне и оборачивались для вайнахов национальной трагедией, деградацией и разрушением социокультурной самобытности. При этом у чеченцев сложилась и до сих пор существует достаточно устойчивая, специфическая модель этнополитической нормативно-иерархической организации общества, основанная на сочетании тайповой (этносоциальной) и вирдовой (этнорелигиозной) составляющих, отношения между которыми урегулированы мультиправовой нормативной системой [10. С. 188].

Первичным элементом чеченской общины выступает малая семья — доьзал. Группа малых семей образует «большую семью», или кровнородственный клан, состоящий из потомков единого предка по мужской линии в седьмом колене. Такие кланы в чеченском языке носят название «вар», что означает происхождение, или «вар-ху» (семя происхождения). В западной научной литературе такая система получила название патрилиниджной (основанной на линиях родства по отцу), в российской традиции эта система называется патронимической (основанной на наименованиях по общему отцу). Вары, имеющие единое происхождение, до седьмого колена связанные единством крови, посредством ва-риссов (кровнородственные объединения трех варов, до девятого колена по мужской

линии) объединяются в тейп (род), в рамках которого кровное родство может иметь самую отдаленную степень, но никогда не прерывается.

Тейпы (или тайпы) — это социальные единицы, члены которых имеют единый, уникальный код крови, отличный от других тейпов. Это закрытый организм, не допускающий вторжения инородного объекта, что гарантируется своеобразной иммунной системой, членом которой можно стать только через свой вар. Чеченский этнос состоит примерно из 165...170 тейпов (около 100 горных и 70 равнинных). Во главе каждого тейпа стоит старейшина (чеч.: тхъамада). Старший в роду являлся отцом семьи, ее руководителем. Со временем власть отдельных старейшин была ограничена. Функции старейшины постепенно стали переходить к совету старейшин, представлявшему сразу несколько тейпов, а также военачальнику — бячча, который пользовался властью в тейпе только во время войны. В функции совета старейшин входили выборы и смещение руководителя рода и военачальника, принятие других жизненно важных для тейпа решений. Все члены совета были уравнены в правах, а в его работе могли участвовать только мужчины. К обсуждению тейповых дел допускался любой член рода, имевший право на выражение своего мнения [6. С. 54].

В процессе своего существования чеченские тейпы основывались на неизменных исторически сложившихся принципах. Между тейпами существовала сложная иерархия. В социальной структуре этноса имеется множество тейпов, которые интегрировались в единую нацию (чеченский народ) не напрямую, а опосредованно — через промежуточную организацию территориально соседствующих тейпов в девять тукхумов (племен).

Тукхум — военно-экономический союз (фратрия) определенной группы тейпов, не связанных между собой кровным родством, но объединившихся для совместного решения общих задач военного и экономического характера. Управление тукхумом было сосредоточено в руках старейшин (тукхум-

ного совета), входивших в данный совет на равных по положению и почету правах. Совет старейшин тукхума созывался в случае необходимости, в сферу его полномочий входило разрешение межтейповых споров, защита интересов как отдельных тейпов, так и всего тукхума, право объявлять войну и заключать мир. Союз девяти тукхумов и тейпов, не вошедших в тукхумы, образует нохчи къам — чеченскую нацию (единый чеченский нард).

Система формирования политических элит в чеченском обществе на протяжении веков оставалась традиционной. Как отмечает Х.-А. Нухаев, «на каждом уровне этой традиционной иерархии естественным образом устанавливается власть. В варах, ва-риссах и составляющих их «малых семьях» (доьзал) власть принадлежит старшим по возрасту мужчинам. Старейшины вариссов делегируют по одному представителю от каждого варисса на тейповый съезд, где последние избирают из своей среды старейшину тейпа — «Тейпан Да». Самый старший по возрасту делегат обычно и становится старейшиной тейпа. Старейшины тейпов организуют выдвижение самых авторитетных людей из своих тейпов в качестве кандидатов в тукхумные лидеры. Это выдвижение происходит уже не по возрастному принципу, как в случае с выдвижением Тейпан Да, а исходя из авторитета, которым человек пользуется в обществе, то есть приоритет отдается личным качествам кандидата. На тукхумном собрании кандидаты от тейпов избирают из своей среды лидера тукхума. Выборы проходят путем открытого голосования в присутствии старейшин тейпов, входящих в этот тукхум. Набравший наибольшее число голосов кандидат становится лидером тукхума. Лидеры тукхумов избирают из своей среды главу народа — «Къоман Да», который, являясь лучшим из лучших и первым среди равных и символизируя собой единство нации, венчает Гору Национального Порядка. Эта процедура проходит путем открытого голосования и в присутствии глав всех тейпов чеченского народа» [12. С. 85]. В системе самоуправления чечен-

цев большое значение имело народное собрание Мехк-Кхел — Совет страны, который являлся одним из самых авторитетных органов власти всего этнического сообщества. Этносоциальная иерархия, в которую включен каждый чеченец, предписывает ему свою нормативную систему поведения, основанную на обычном праве — адате.

Таким образом, отдельный индивид, как рядовой член традиционной чеченской общины, практически ничего не значил в мире общественно-политических отношений традиционного общества, он только член различных по масштабу общин: от семьи, проявляющей себя в повседневном существовании, до ассоциативных общностей более высокого порядка — тейпа, тук-хума, всей «чеченской нации». Индивид, как отдельный представитель социума, народа или социальной группы, являющийся высшей ценностью западного общества, вызывает у чеченцев непонимание. Поэтому рассмотрение традиционной социальной структуры чеченского общества начинается с семьи (доъзал), а не с конкретного индивида, однако в течение длительного времени этот принцип постепенно размывался, и в настоящее время его не следует понимать буквально. В условиях модернизационных процессов, достаточно широко охвативших чеченское традиционное общество, все большую роль в политических процессах играет личность как субъект политики, как участник политических процессов.

В начале 90-х гг. ХХ в. политическая ситуация в России являлась достаточно сложной и характеризовалась процессами децентрализации государственной власти. Воспользовавшись данной ситуацией, Д. Дудаев и его сторонники попытались консолидировать чеченский этнос на антироссийской основе. По их мнению, для этого следовало возродить традиционную организацию чеченской общины и предложить в качестве идеологии противостояния Москве национализм в форме местного этноцентризма. Но осуществить это на практике им не удалось, во-первых, из-за большого количества тейпов и, во-вторых,

из-за естественного в условиях современного исторического процесса разложения традиционной модели этнополитической организации чеченского общества. Эти причины спровоцировали попытки сепаратистов обратиться к возможностям традиционного в регионе Северного Кавказа ислама в качестве основополагающей идеологии и фактора консолидации.

Соотношение религиозных и национальных начал в исламе находится в состоянии сложного взаимодействия. Национализм как политическая идеология и религия, ислам как социокультурный комплекс могут действовать каждый самостоятельно, либо содействуя, либо противодействуя друг другу. Как свидетельствует практика, особенно последних полутора столетий, национализм и ислам не раз сближались и расходились. Их объединяли и разъединяли реалии социальной и политической истории.

Процесс распространения ислама в Чечне проходил значительно медленнее, чем в Дагестане, что обусловлено особенностями родоплеменных отношений. В результате у чеченцев наряду с этносоциальной иерархией сформировалась параллельная структура этнорелигиозных отношений, повлиявшая не только на всю структуру этнополитических сообществ, но и на политико-правовую модель в целом. Этноконфессиональную структуру чеченской общины можно представить следующим образом: первичным элементом структуры является сельская умма (мюриды) одного вирда во главе с муллой; следующий элемент в данной иерархии — вирд во главе с устазом; далее — тарикат как содружество нескольких вирдов во главе с шейхом. Таким образом, у вайнахов сформировались особые этнорелигиозные структуры, в которых религиозная общность была не слабее кровнородственных уз.

В процессе исторического развития ислам был привнесен на Северный Кавказ извне и насаждался в течение многих веков, опираясь на воздействие внешних сил. Процесс исламизации северокавказских этносов не являлся единовременным, в ре-

зультате чего степень укоренения ислама, его формы в различных регионах оказались различными. На северо-востоке Кавказа (Дагестан, Чечня, Ингушетия) получил развитие суннитский ислам шафиитского толка в форме суфизма (накшбандийский и кадирийский тарикаты, а с ХХ в. — и ша-зилийский тарикат, последний только в Дагестане) [9. С. 259].

Таким образом, исторически на территории Чечни сложился полиюридизм, заключающийся в существовании в рамках единого территориального и правового ареала нескольких правовых систем, в этнической (адаты), религиозной (шариат) и административно-политической формах. В рамках полиюридической природы чеченской нормативно-правовой системы столкнулись между собой, с одной стороны, ее автохтонные элементы — адаты тайпов и тукъхамов (различаются между горными и равнинными традиционными структурами), выполняющие функцию сохранения самобытных форм этнонациональной организации вайнахов, имеющих отчетливо «внегосударственный» характер, и, с другой стороны, правовые системы государственного характера — шариат и светское законодательство, стремившиеся разрушить традиционное чеченское этнополитическое сообщество путем его огосударствления (включения в Имамат, Российскую империю, Советский Союз, Российскую Федерацию) [10. С. 190].

Характеризуя конфессиональную ситуацию в Чечне, можно сказать, что исламское движение не является целостной системой, а носит мозаичный характер. Это касается и традиционного «чеченского ислама», в основе которого находятся два конкурирующих между собой суфийских тари-ката — накшбандийа и кадирийа, а также отделившиеся от них многочисленные вир-довые братства. Накшбандийа и кадирийа отличаются обрядовой практикой, однако их главное различие заключается в их роли в Кавказской войне (1818—1864). На идеологической и организационной основе нак-шбандийа сформировалось мощное религиозно-политическое движение — «кавказский

мюридизм». Кадирийа выступил мирным тарикатом, призывавшим к завершению войны. После окончания войны шейхи накшбандийа в большинстве своем заняли прорусскую позицию, а вирды кадирийа как в имперское, так и в советское время в силу ряда обстоятельств оказались вне закона.

Кадирийа получил развитие после депортации чеченцев в Казахстан 23 февраля 1944 г. В 50-е гг. XX в. в Целиноградской области Казахской ССР среди выселенных туда чеченцев образовался самый молодой и радикальный из вирдов кадирийа — вирд Вис-Хаджи Загиева. Во время ссылки в Казахстан семьи Дудаевых старший брат Джохара Дудаева — Бекмураз — примкнул к вирду Вис-Хаджи Загиева и впоследствии являлся членом группы устазов этого вир-да. Как следствие, в постсоветский период Д. Дудаев сделал ставку на этот самый молодой и достаточно крупный вирд кадирий-ского тариката в Чечне. Совет старейшин был сформирован, в основном, из вирда Вис-Хаджи Загиева и других вирдов кадирийа. Устазы накшбандийа были объявлены «осиным гнездом КГБ», а последователи Вис-Хаджи Загиева — наиболее верными и преданными сторонниками национальной идеи [3. С. 18].

Как считает известный исследователь этой проблемы, д-р филос. наук, профессор В.Х. Акаев, поляризация двух чеченских тарикатов прямо проецируется на расстановку сил в Чечне. Если сравнить карту расположения вирдов накшбандийа, по данным на начало 90-х гг. ХХ в., с основными очагами оппозиции режиму Дудаева (опорный пункт Гантемирова — Урус-Мартан, а также Толстой-Юрт и весь Надтеречный район), то мы убедимся, что они практически полностью совпадают [4. С. 60].

В ноябре 1990 г. сессия Верховного Совета Чечено-Ингушской республики приняла Декларацию о суверенитете; 1 ноября 1991 г. было провозглашено создание Чеченской Республики. Новые чеченские власти отказались от подписания Федеративного договора. В июне 1993 г. под руководством генерала Д. Дудаева в Чеченской Республике совершен военный

переворот. По требованию Д. Дудаева из Чеченской Республики вывели российские войска. Территория республики стала местом сосредоточения бандформирований. В августе 1994 г. оппозиционный Временный Совет Чеченской Республики объявил об отстранении Д. Дудаева от власти. Развернувшиеся в Чеченской Республике в ноябре 1994 г. боевые действия закончились поражением оппозиции. На основании указа Президента РФ Б.Н. Ельцина «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики» с 7 декабря 1994 г. начался ввод российских войск в Чечню. Несмотря на взятие федеральными силами Грозного и создание правительства национального возрождения, боевые действия не были прекращены. Значительная часть чеченского народа была вынуждена покинуть республику. На территории Ингушетии и в других регионах создавались лагеря чеченских беженцев. Война в Чеченской Республике в тот период завершилась подписанием 30 августа 1996 г. в Хасавюрте договора о прекращении боевых действий и полном выводе федеральных войск с территории Чеченской Республики. Во главе Республики Ичкерия встал А. Масхадов. На территории Чеченской Республики были установлены шариатские законы. Вопреки Хасавюртовским соглашениям теракты со стороны чеченских боевиков продолжались [13].

События в Чечне 1994—1996 гг. привели к ускоренной интернационализации са-лафитского движения в регионе. Этот период времени был отмечен массовым участием в военных действиях в Чечне на стороне сепаратистов их единомышленников из Пакистана, Афганистана, Турции и различных арабских стран. В период с 1996—1999 гг. произошло превращение Чеченской республики в полигон терроризма и экстремизма. С вторжения бандформирований в августе 1999 г. на территорию Дагестана начался новый этап боевых действий в Чечне.

Ахмат-Хаджи Кадыров, характеризуя сложившуюся на тот момент ситуацию и перспективы выхода из кризиса, в своей

книге «Выбор пути» писал: «Судьба чеченцев в их собственных руках. Нам надо четко отмежеваться от тех, кто, прикрываясь красивыми фразами и громкими лозунгами, продолжает творить зло на нашей земле ... Чеченское общество нуждается в согласии, в соединении усилий, направленных на стабилизацию общественно-политической жизни республики. Автомату Калашникова и пистолету Макарова мы должны противопоставить перо журналиста, мастерок каменщика, соху пахаря.» [1]. Эти слова Первого Президента Чеченской Республики, Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова остаются актуальными и сегодня.

Конфликт в Чеченской республике в течение многих лет провоцировался как внутренними, так и внешними конфлик-тогенными факторами. Среди внешних факторов следует отметить настойчивые попытки различных международных и европейских организаций (ПАСЕ и ОБСЕ) непосредственно вмешаться в ход чеченского конфликта с целью его усугубления, дестабилизации ситуации и усиления процессов децентрализации государственной власти России под маской очередной «гуманитарной миссии». Примерами этого могут служить выдвигаемые сразу после начала «контртеррористической операции» геополитическими противниками России проекты урегулирования кризиса в Чечне» [6. С. 87].

1. План Масхадова-Ахмадова («демократический», или «парижский» план). По этому плану, вся Чечня становится независимым от России светским демократическим государством, независимость которого на первом этапе определяется трехсторонним договором между Россией, Чечней и ООН. На основе этого договора ООН будет управлять Чечней, пока чеченское правительство не сформирует свои собственные государственные институты, в том числе и собственный аппарат принуждения, способный обеспечить право и порядок в соответствии со своей светской Конституцией и условиями трехстороннего договора.

2. План Яндарбиева-Удугова («исламистский» план), согласно которому Чеч-

ня становится независимым исламским государством, подчиненным шариатскому режиму и являющимся, вместе с Россией, Грузией, Арменией и Азербайджаном, соучредителем Организации Безопасности и Сотрудничества на Кавказе (ОБСК), в рамках которой будут регулироваться все спорные вопросы российско-чеченских отношений.

3. План Хасбулатова-Бжезинского («прагматический», или «лихтенштейнский» план). По замыслу авторов этого плана Чечня должна входить в состав Российской Федерации на правах международной автономии, аналогично Палестинской Автономии, территория которой контролируется Израилем, в то время как ее правительство признается мировым сообществом.

4. План Х.-А. Нухаева («традиционалистский» план). Этот план предусматривал разделение чеченского общества на равнинное — гражданское — в рамках РФ и горное — общинное — в рамках независимого народа Нохчи.

Как считает известный исследователь этой проблемы политолог Х.Х. Вайханов, такое массированное, сконцентрированное во времени и пространстве предложение самых различных по форме, но единых по сущности, «альтернативных планов» чеченского урегулирования в начале 2000-х гг. было связано с геополитическими проектами противников России. Основной целью данных проектов являлось стимулирование кризисной ситуации в Чечне и дестабилиза-ционных процессов в России, поддержание конфликта на уровне возможного регулирования и манипулирования. Именно так, по мнению западных политтехнологов, могло осуществиться рассредоточение усилий России и ее экономическое изнашивание, что, безусловно, могло вывести ее за круг основных субъектов мировой политики [6. С. 89].

5. План В.В. Путина-А.А. Кадырова (по терминологии западных СМИ — «авторитарный», или «кремлевский»). В результате осуществления этого плана вся Чечня входит в состав Российской Федерации в качестве ее субъекта со статусом расши-

ренной автономии (по типу Татарстана), в основе которого лежит идея «чеченизации» конфликта, то есть его решение, в основном, силами самих чеченцев. Реализация названного плана способствовала урегулированию конфликта в Чеченской республике, стабилизации ситуации на Северном Кавказе и в России в целом.

В 1995 г. на должность муфтия Чечни избран Ахмат-Хаджи Кадыров. В 1997 г. в Чечне международными эмиссарами внедрен ваххабизм. Ахмат-Хаджи Кадыров открыто выступил против чуждого чеченскому менталитету и традиционному Исламу течения. Муфтий открыто выступал против милитаризации республики, торговли людьми.

25 июля 1998 г. в Грозном по инициативе А. Кадырова состоялся Конгресс мусульман Северного Кавказа. Участники Конгресса поддержали муфтия Чечни и в резкой форме осудили ваххабизм как форму религиозного экстремизма. Активная и последовательная борьба А.-Х. Кадырова против ваххабизма и развенчание его реакционной сущности с позиций Корана способствовали тому, что чуждая идеология не была принята абсолютным большинством мусульманского населения Чечни. Несмотря на большую опасность для жизни, Ах-мат-Хаджи Кадыров первым в республике потребовал от Масхадова распустить вооруженные группировки экстремистов Басаева и Хаттаба и выслать из республики их идеологов и проповедников. После вторжения в августе 1999 г. отрядов Басаева и Хаттаба на территорию Дагестана А. Кадыров принципиально отказался участвовать в новой чеченской войне, объявив ряд районов Чечни «зоной, свободной от экстремизма».

Владимир Владимирович Путин с искренним восхищением и глубоким уважением вспоминает А.-Х. Кадырова как человека, заложившего фундамент мирного существования Чеченской Республики, сплотившего чеченский народ. «Он был человек очень прямой, честный, что чрезвычайно важно, и очень смелый, мужественный человек. И опытный. Всё, что он делал, у него шло от сердца, от его убежде-

ний. Ведь известно, это же не секрет, что в середине 1990-х гг. он принимал участие в боевых действиях совсем не на стороне федеральных сил, а потом поменял свои взгляды на происходящее в Чечне. Он не испугался, когда перешёл на сторону России, он был бесстрашный человек. Он просто пришёл к необходимости положить конец этой братоубийственной войне и гражданской войне в России — это первое. И второе, он искренне пришёл к тому, что Чечня должна быть вместе с Россией. Он мне лично об этом говорил неоднократно. Он это почувствовал, прежде всего, как религиозный лидер» [14].

Глава Чеченской Республики, Герой Российской Федерации Рамзан Ахматович Кадыров, вспоминая те события, Ахма-та-Хаджи Кадырова и его твердую убежденность в правильности выбранного пути, отметил: «Главная отличительная черта его характера — правдивость: кому угодно, будь то один хоть человек, хоть целая толпа, он говорил правду в глаза. Был момент, когда в Ичкерии сотни людей твердили о необходимости введения шариатского правления. Ахмат-Хаджи как человек с духовным исламским образованием категорически стоял на позиции, что это преждевременный шаг. Он утверждал, что для перехода на шариатское правление необходимо перестроить менталитет народа. Тем более, лицемерным это намерение выглядело на фоне несправедливости, которую творили те, которые тогда стояли во главе народа. Об этом он также сказал в лицо всем. Это было на заседании ичкерийского парламента. Он припомнил всё: и похищения людей, и другие противоправные действия со стороны тогдашней власти.

.Ахмат-Хаджи говорил, что люди только со временем поймут и оценят, что путь, который он избрал, — это путь спасения чеченского народа, путь Всевышнего. И сегодня с высоты прожитых лет, когда видно, кто был кто, мы можем в этом убедиться. Ничто из того, что мы сегодня видим в республике, её колоссальное развитие, а также свобода ислама во всей России, не было бы возможным, если бы не Ах-мат-Хаджи. Это — его заслуги» [15].

Интересна оценка представителями политических элит России деятельности Ахмата-Хаджи Кадырова как яркой личности и крупного политического лидера, внесшего значительный вклад в историю современной России, их восприятие событий того, достаточно тяжелого периода для нашей страны, периода во многом переломного, определившего дальнейший путь развития России как целостного, единого государства, воспоминания свидетелей тех событий.

Большой интерес относительно политической деятельности Ахмата-Хаджи Кадырова, направленной на урегулирование кризисной ситуации и консолидацию нации, представляют воспоминания чеченского политического деятеля, руководителя Службы обеспечения деятельности мировых судей ЧР и соратника Первого Президента Чеченской Республики, свидетеля тех событий Х.Х. Вайханова: «Когда Ахмат-Хаджи вместе с группой религиозных деятелей Северного Кавказа поехал на встречу с председателем Правительства России В.В. Путиным, у него был разработан собственный план того, как остановить войну в республике. И этот план был плодом его многочисленных встреч с религиозными авторитетами республики, которые хотели сохранить от уничтожения наш народ, и заключался в том, чтобы остановить войну силами самих чеченцев. Он предлагал позволить всем, кто незамедлительно откажется от сопротивления федеральным войскам, вернуться домой и не преследовать их в будущем, начать индивидуальную работу с каждым полевым командиром, полностью прекратить применение авиации и артиллерии, отказаться от блокирования населенных пунктов, задержания производить в строгом соответствии с законом.

.Сколько труда и сил он вложил в осуществление задуманного, знаем лишь мы, те, кто находился рядом с ним. Несмотря на все трудности и риск, ему удалось повлиять на многих боевиков, и их командиров, заставить их покинуть лес, вернуться к своим семьям и строить мирную жизнь. Всевышний помог ему в стремлении изменить

судьбу народа к лучшему. Он мог и стал лидером народа» [5].

Вспоминая эти события, сам Ах-мат-Хаджи Кадыров писал: «Мы с Владимиром Путиным принадлежим к одному поколению. Оба оказались в эпицентре политических потрясений, которые обрушились на страну. На нашу страну. Пусть каждый из нас пришёл к этой мысли своим путём. Владимир Владимирович, как лидер великой державы, хорошо понимает, что сила государства — в единстве составляющих его частей. Северный Кавказ — южный форпост России. Геополитическое положение региона, его природные ресурсы и народонаселение составляют в своей совокупности стратегические интересы Москвы на Кавказе. Чечня — важное звено в цепи общекавказских проблем и противоречий.

.Не буду скрывать: до последнего времени я смотрел на всё это другими глазами. Мне представлялось, что Чечня действительно в состоянии самоорганизоваться в независимое государство со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но жизнь доказала обратное: перспектива исторического развития для чеченского народа лежит только через сотрудничество и взаимодействие с Российской Федерацией. В рамках единого и целостного государства» [8].

Таким образом, политику Владимира Путина и Ахмата-Хаджи Кадырова нужно воспринимать как комплекс взаимосвязанных и взаимозависимых событий. И В. Путин и А-Х. Кадыров олицетворяют собой новый этап развития Российской Федерации и Чеченской Республики как полноправного субъекта страны.

12 июня 2000 г. Указом Президента Российской Федерации А.-Х. Кадыров был назначен главой администрации Чеченской Республики.

23 марта 2003 г. на всенародном референдуме народ Чеченской Республики поддержал А.-Х. Кадырова и проголосовал абсолютным большинством (96 % избирателей) за Конституцию ЧР, которая гласит, что Чечня — это субъект России.

5 октября 2003 г. Ахмат-Хаджи Кадыров был избран Президентом, набрав 80,84 % голосов избирателей.

Дальновидность Президента России В. Путина, как политика и мудрого государственного деятеля, состояла в том, что в этот сложный период на должность руководителя региона он выдвинул А.-Х. Кадырова. Именно ему он доверил будущее Чеченской Республики и России в целом. В конце 90-х—нач. 2000-х гг. решалась судьба не только маленькой республики, но и всей огромной страны.

А.-Х. Кадыров и его сторонники понимали, что история предоставляет чеченцам последний шанс обрести свое государственное устройство, и успех зависит от их активных действий внутри республики и гибкости в отношениях с Россией. И этот шанс они использовали.

А.-Х. Кадыров для национально-государственного строительства привлекал как можно более широкие группы политической элиты, вовлекал все способные к сотрудничеству силы. В первую очередь, А.-Х. Кадыров принимал своих соратников, даже бывших убежденных сепаратистов. Остатки бывшей демократической оппозиции также приглашались к сотрудничеству, хотя в виде политической силы они уже давно не существовали. Целью А.-Х. Кадырова явилась консолидация нации, всех политических сил в единый фронт, создание жизнеспособного коалиционного правительства, и эта цель была достигнута. По мере того как федеральные власти убеждались в эффективности местного управления, полномочия переходили от российских силовиков к республиканским властям.

В течение нескольких лет основные катастрофические последствия многолетней разрухи и войны были преодолены. Заработали полноценные государственные и социальные службы. Осуществлен переход к мирной жизни и мирному строительству и восстановлению республики. Ахмат-Хаджи Кадыров и его соратники сумели сплотить чеченский народ, столько лет раздираемый, казалось, неразрешимыми противоречия -ми, и привести его к мирной жизни в составе России.

Оценивая значимость этих событий для Чеченской Республики и России в целом, чеченский политический деятель, председатель Парламента ЧР и соратник первого Президента ЧР Д.В. Абдурахманов сказал: «Мы помним, как четырнадцать лет назад Владимир Путин подписал Указ о назначении Ахмата-Хаджи Кадырова Главой Администрации Чеченской Республики. Здравомыслящие чеченцы восприняли это известие с радостью..

...Во взаимоотношениях руководителя страны и главы региона с самого начала преобладали человеческие симпатии и доверительность... С первых шагов их совместной работы по урегулированию кризиса обнаружилась общность их взглядов на общественно-политическую ситуацию в республике и варианты ее стабилизации. Они оба понимали, что без разрешения «чеченского кризиса» невозможно установление прочного мира на Северном Кавказе, который является южным форпостом России, имеющим для нее огромное стратегическое и геополитическое значение. И, самое главное, их объединяла убежденность в том, что исторические судьбы России и Чечни нераздельны, что только в сообществе братских российских народов Чеченская Республика может обрести подлинную свободу. И в этом основа величия и целостности России» [1].

В главе «Духовные и нравственные основы мировоззрения Ахмат-Хаджи Кадырова» автор книги отмечает, что главная черта А.-Х. Кадырова как личности — это четко выверенная нравственная позиция, которая основывается на глубоком знании основ ислама и чеченской традиционной культуры: «Будучи религиозным человеком и богословом, он обладал высокой светской культурой, хорошо знал чеченские традиции и этикет, считал их основой стабильности чеченского общества и межнационального согласия. При этом А.-Х. Кадыров выступал против использования религии в качестве инструмента в политике». В подтверждение сказанному автор книги приводит слова А.-Х. Кадырова, произнесенные им 1 мая 2004 г., за несколько дней до его трагической гибели, в Гудермесе во время

встречи с алимами и главами администраций сел: «Если бы мир жил по Корану, не было бы войн, но сегодня, прикрываясь Кораном, совершаются поступки, направленные против ислама. Коран для меня — главный нравственный закон, по которому я живу!» [2].

С назначением Ахмата-Хаджи Кадырова главой Республики наметилась положительная тенденция к улучшению общественно-политической и социально-экономической ситуации в Чечне. В книге «Выбор пути» А. Кадыров вспоминал: «Стать государственным деятелем я никогда не думал. Мое вхождение во власть обусловлено суровой необходимостью. Той самой необходимостью, которая состояла в том, что на моих глазах народ и республика стремительно и неудержимо катились в бездну, в пропасть с помощью нечистоплотных людей, которые присвоили себе право вершить судьбу народа» [11].

В своей работе А.-Х. Кадыров приводил результаты социологических исследований и опросов граждан Чечни и России по проблеме военных действий в республике, обозначил варианты урегулирования ситуации в Чечне. Он писал, что чеченцы более десяти лет живут в противоестественных условиях: насильственный захват власти, раскол общества по тейпвым, вирдо-вым и политическим признакам, жесткое противостояние России, проявление национализма в его крайних формах, борьба за руководящее кресло, развал экономики и социальной сферы, насаждение воинствующей идеологии и милитаристской психологии, разгул преступности, превращение религии в инструмент политических игр, манипуляций и интриг, хищническое и бездумное расхищение национальных богатств, постепенное свертывание системы образования, здравоохранения, культурного наследия, бездарная кадровая политика и, наконец, гражданская война [7. С. 130].

Оценку А.-Х. Кадырова не только как неординарного политического деятеля, но и как яркой личности дает Д.Б. Абду-рахманов: «В истории есть личности, само появление которых на исторической аре-

не обусловлено объективными потребностями эпохи, а не только их политической активностью или социальным статусом. И очень часто истинное осмысление их роли в судьбе отдельных государств и народов, если отбросить «пустых похвал ненужный хор», происходит через годы и даже десятилетия после их смерти..... Но личность

Ахмата-Хаджи Кадырова — это исключение из правил. Потому что его роль в жизни нашего народа слишком велика, и понимаем мы это все лучше и лучше. Понимаем и ценим. Ценим потому, что он был нашим современником, жил в сложное, неоднозначное время. Будучи истинным сыном своего народа, Ахмат-Хаджи Кадыров достойно прошел весь трагичный для чеченского народа путь сложнейшей эпохи 90-х гг. Обостренное чувство справедливости, которым он обладал, помогло ему сделать шаг вперед и повести за собой тех, кто, может быть, и хотел, но не решался сделать этот шаг» [2].

«Ахмат-Хаджи Кадыров в своих выступлениях подчеркивал, что для него, как для лидера народа, главная задача заключается в том, чтобы не допустить возникновения нового конфликта между Чечней и федеральным центром в будущем. Он акцентировал внимание на том, что военный конфликт в Чечне не имел этнической окраски, так как речь не шла о противостоянии русских и чеченцев, имел место конфликт между центром и субъектом федерации.

.Многие из нас (старшее поколение) стали свидетелями того, как в годы ичкерийского правления делались попытки уничтожить в чеченцах национальных дух, традиции и нравственность. Народ оказался перед угрозой этнокультурной катастрофы. А любые попытки противодействовать этому дудаевско-масхадовскому режиму трактовались как вероотступничество и государственная измена. В тот период Ахмат-Хаджи оказался единственным человеком в Чечне, который нашел в себе гражданское мужество открыто выступить против установившегося режима» [2].

К февралю 2000 г. общевойсковая операция по уничтожению бандформирований завершилась. Начался трудный про-

цесс возрождения Чеченской Республики. В Чечне 23 марта 2003 г. проведен референдум, на котором население подавляющим большинством голосов высказалось за нахождение Чеченской Республики в составе России. Была принята Конституция ЧР, утверждены законы о выборах Президента и Правительства ЧР.

Осенью 2003 г. первым Президентом Чеченской Республики избран Ахмат-Хаджи Кадыров.

9 мая 2004 г. А.А. Кадыров погиб в результате террористического акта. Как сказал Президент России Владимир Путин об Ахмате-Хаджи Кадырове:

«Мы потеряли исключительно мужественного, талантливого и порядочного человека. У него не было другой цели, кроме одной — служения своему народу. Он шел к этому сложным путем, но всегда был честен.

.Он никогда для себя ничего не выговаривал. Всегда, когда бы мы с ним ни встречались и о чем бы ни говорили, — всё сводилось к интересам чеченского народа. Не может не вызывать уважение народ, у которого есть такие сыновья.

Ахмат Кадыров — человек, который очень много сделал для чеченского народа, благодаря которому прекратилась война. Он отдал свою жизнь ради Чечни и ради России.

.Он прожил свою жизнь не зря, и свою жизнь отдал не зря. И тем, что он сделал, тем, как он ушел из жизни на своем боевом посту, он фактически спас и заслонил собой очень многих людей, потому что он заложил основу мира в Чечне.

Наша обязанность — завершить добрые дела, которые начал Ахмат Кадыров. Кадыров ушел из жизни 9 мая, в день нашего общенационального праздника, в День Победы, и ушел непобежденным» [14].

Указом Президента Российской Федерации № 606 от 10 мая 2004 г. за мужество и героизм, проявленные при возрождении Чеченской Республики и в борьбе с терроризмом, Кадырову Ахмату Абдулхамидови-чу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

11 мая 2004 г. Президент РФ В.В. Путин лично передал «Золотую Звезду» Героя Российской Федерации на вечное хранение сыну Первого Президента Чеченской Республики Р.А. Кадырову.

5 апреля 2007 г. Президентом Чеченской Республики был утвержден Рамзан Ах-матович Кадыров. Под его непосредственным руководством в Чеченской Республике в короткие сроки произошли разительные перемены. Восстановлена политическая стабильность. Большей частью восстановлены города Грозный, Гудермес, Аргун. Широкие строительные работы ведутся в районах республики. В полном объеме заработали системы здравоохранения и образования. В истории Чеченской Республики началась новая страница.

Со времени назначения Ахмата-Хад-жи Кадырова в 2000 г. главой Временной администрации Чеченской Республики произошли кардинальные изменения в по-

литической, экономической, социальной и культурной жизни Чеченской Республики. Республика прошла путь от политической анархии к стабильности, от деградации политических и социальных институтов к их возрождению, от упадка экономической сферы к ее восстановлению, от самоизоляции к активному поиску своего места в политическом, экономическом, социальном, научном и культурном пространстве России, а через него — и во всем мире. В настоящее время возрождается национальное культурное наследие, традиционные духовно-нравственные ценности, приходит осознание их значимости для будущих поколений. В Чечне накоплен уникальный опыт не только выживания в условиях распада социально-политических связей, но и восстановления государственных и общественных институтов с использованием системы традиционных духовно-нравственных ценностей.

Список литературы_

1. Абдурахманов Д. Ахмат-Хаджи Кадыров был истинным патриотом Чечни [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.grozny-inform.ru/main.mhtml (дата обращения: 21.12.2015).

2. Абдурахманов Д.Б.: «Человек и эпоха: Ахмат-Хаджи Кадыров» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.grozny-inform.ru/main.mhtml (дата обращения: 21.12.2015).

3. Акаев В.Х. Суфизм и ваххабизм на Северном Кавказе. Конфронтация или компромисс? Махачкала, 1999. 26 с.

4. Акаев В.Х., Магомадов С.С. Суфийские братства в Чечне, их взаимоотношения и участие в современной общественно-политической жизни // Научная мысль Кавказа. 1996. № 3. С. 60—65.

5. Вайханов Х. Мы стали свидетелями того, как один человек повлиял на ход истории [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.grozny-inform.ru/main.mhtml (дата обращения: 12.02.2015).

6. Вайханов Х.Х. Национальная безопасность России на региональном уровне: геополитико-конфлик-тологический подход (на материалах Чеченской республики). Ростов-н/Д.: СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010. 153 с.

7. Гапуров Ш.А. Общественно-политическая и повседневная жизнь Чеченской республики в 1996— 2005 гг. М., 2012. 132 с.

8. Джамалов Х. Ахмат-Хаджи Кадыров — основоположник новейшей истории // Республиканская газета «Молодежная смена» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://msmena.ru/home/politics/323-akhmat-Hadji-kadyrov-osnovopolozhnik-novejshej-istorii (дата обращения: 22.12.2015).

9. Добаев И.П. Исламский радикализм: генезис, эволюция, практика. Ростов н/Д., 2003. 416 с.

10. Добаев И.П., Черноус В.В. Отзыв на рукопись Х.-А. Нухаева «Теория и практика ханифитского традиционализма в контексте Российско-чеченского конфликта» / / Традиционализм и модернизация на Северном Кавказе: возможности и границы совместимости: сб. науч. ст. Южнороссийское обозрение. Вып. 23. Ростов н/Д., 2004. С. 188-194.

11. Кадыров А. Выбор пути. Грозный, 2003.

12. Нухаев Х.-А. Теория и практика ханифитского традиционализма в контексте российско-чеченского конфликта. Баку, 2003. 192 с.

13. Официальный сайт Главы и Правительства Чеченской республики [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.chechnya.gov.ru (дата обращения: 22.12.2015).

14. Путин В.В. Памяти Ахмата-Хаджи Кадырова [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.vesti.ru/doc.html?id=547428 (дата обращения: 23.12.2015).

15. Торжественное мероприятие, посвященное 63-й годовщине со дня рождение Первого Президента Чеченской Республики, Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://parlamentchr.ru/press-centre/news/1557-v-groznom-otmetiIi-den-rozhdeniya-a-kh-kadyrova (дата обращения: 23.12.2015).

16. Хасиев Н.Э. Памяти А. Кадырова [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.idmedina. ru/books/history_cuIture / minaret / 2/kadirov. htm (дата обращения: 11.12.2015).

List of literature_

1. Abdurahmanov D. Ahmat-Hadji Kadyrov byl istinnym patriotom Chechni (Ahmat-Hadji Kadyrov was a true patriot of Chechnya) Available at: http://www.grozny-inform.ru/main.mhtmI (accessed 21.12.2015).

2. Abdurahmanov D. «Chelovek i epoha: Ahmat-Hadji Kadyrov» («Person and epoch: Ahmat-Hadji Kadyrov») Available at: http://www.grozny-inform.ru/main.mhtmI (accessed 23.12.2015).

3. Akaev W.H. Sufizm I vahhabizm na Severnom Kavkaze. Konfrontaziy ili kompromiss? [Sufizm and vahhabizm on the North Caucasus. The confrontation or compromise? ]. Makhachkala, 1999. 26 p.

4. Akaev W.H., Magomadov S.S. Nauchnay myslKavkaza (Scientific thought of the Caucasus), 1996, no. 3. pp. 60—65.

5. Vaikhanov H. Mi stali svidetelymi togo,kak odin chelovek povliyal na hod istorii (We became witness that, how one person has influenced upon the course of the history) Available at: http://www.grozny-inform.ru/ main.mhtml (accessed 12.12.2015).

6. Vaikhanov H.H. Nazionalnay bezopasmost Rossii na regionalnom urovne: geopolitiko-konfliktologicheskii podhod (na materialah Chtchtnskoi Respubliki) [National safety to Russia on regional level: geopolitics- conflict approach (on material of the Chechen republic)]. Rostov-on-Don, SKNTs VSh YuFU, 2010. 153 p.

7. Gapurov H.A. Obshestvenno-politicheskay i povsednevnay zizn Chechenskoi Respubliki v 1996— 2005gg. [Public-political and everyday life of the Chechen republic in 1996—2005 gg. ]. Moscow, 2012. 132 p.

8. Dzamalov H. Ahmat-Hadji Kadyrov — osnovopoloznik noveishei istorii (Ahmat-Hadji Kadyrov — a founder of the latest history): Republican newspaper «Youth change» Available at: http://msmena.ru/home/ poIitics/323-akhmat-Hadji -kadyrov-osnovopolozhnik-novejshej-istorii (accessed 22.12.2015).

9. Dabaev I.P. Islamskii radikalizm: geneziss, evolyziy, praktika [Islamskiy radicalism: genesis, evolution, practice]. Rostov-on-Don, 2003. 416 p.

10. Dabaev I.P., Chernous V.V. Tradizionalizm i modernisaziy na Severnom Kavkaze: vozmozhnosti i granizisovmestimosti (Traditionalism and modernization of the North Caucasus: opportunities and compatibility border): Coll. scientific. art. South Russian Review. Issue 23. Rostov-on-Don, 2003, pp. 188—194.

11. Kadyrov A. Vyborputi [Choice of the way]. Grozny, 2003.

12. Nukhaev H.-A. Teoriy i praktika hanifitskogo tradizionalizma v kontekste Rossiisko -chechenskogo konflikta [Theory and practice of hanifitsky traditionalizm in the context of the Russian-chechen conflict]. Baku, 2003. 122 p.

13. Ofizialny sait glavy i pravitelstva Chechenskoi Respubliki (The official website of the Head of the Government and the Chechen Republic) Available at: www.chechnya.gov.ru (accessed 22.12.2015).

14. Putin V.V. Pamyti Ahmata-Hadji Kadyrova (To the memories of Ahmata-Hadji Kadyrova) Available at: http://www.vesti.ru/doc.html?id=547428 (accessed 23.12.2015).

15. Torzhestvennoe meropriyatie, posvyshennoe 63-i godovchine so dny rozhdeniy Pervogo Prezidenta Chechenskoy Respubliki, Geroy Rossii Ahmata-Hadji Kadyrova (Solemn action devoted to the 63-d anniversary since the birth day of the first President of the Chechen Republic, Hero of Russia Ahmata-Hadji Kadyrova) Available at: http: // parlamentchr.ru/press-centre/news/1557-v-groznom-otmetili-den-rozhdeniya-a-kh-kadyrova (accessed 23.08.2014).

16. Khasiev N.E. Pamyti A. Kadyrova (To the memories of A. Kadyrov) Available at: http://www. idmedina.ru/books/history_culture/minaret/2/kadirov. htm (accessed 11.12.2015).

Коротко об авторе _ Briefly about the author

Вольтер Ольга Владимировна, д-р полит. наук, канд. филос. наук. г. Армавир, Россия. Сбласть научных интересов: национальная, государственная и политическая идеология в России, теория и философия политики и управления, политические процессы в современной России, национальная политика, национальная идентичность Volter17@list.ru

Olga Volter, doctor of political sciences, candidate of philosophical sciences, Armavir, Russia. Sphere of scientific interests: national, state and political ideologies in Russia, theory and philosophy politicians and management, political processes in modern Russia, national policy, national vicinity

Образец цитирования _

Вольтер O.B. Ахмат-Хаджи Кадыров как политический лидер в современной России || Вестн. За-байкал. гос. ун-та. 2016. Т. 22. № 4. С. 63— 75.