Научная статья на тему 'Административно-правовые средства принуждения, реализуемые органами внутренних дел Республики Беларусь'

Административно-правовые средства принуждения, реализуемые органами внутренних дел Республики Беларусь Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
406
67
Поделиться
Ключевые слова
ADMINISTRATIVE COERCION / ADMINISTRATIVE AND LEGAL MEANS / MEASURES OF ADMINISTRATIVE COERCION / АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ / АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА / МЕРЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Лубенков Александр Владимирович

В контексте поиска новых подходов к исследованию административного принуждения, реализуемого органами внутренних дел, предпринята попытка рассмотреть его сквозь призму функционально-инструментального подхода.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Лубенков Александр Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE ADMINISTRATIVE AND LEGAL MEANS OF COERCION REALIZED BY LAW-ENFORCEMENT BODIES OF REPUBLIC OF BELARUS

In the context of search of new approaches to research of the administrative coercion realized by law-enforcement bodies an attempt to consider it through a prism of functional and instrumental approach is made.

Текст научной работы на тему «Административно-правовые средства принуждения, реализуемые органами внутренних дел Республики Беларусь»

А.В. Лубенков,

магистр юридических наук, Могилевский институт МВД Республики Беларусь

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА ПРИНУЖДЕНИЯ, РЕАЛИЗУЕМЫЕ ОРГАНАМИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

THE ADMINISTRATIVE AND LEGAL MEANS OF COERCION

REALIZED BY LAW-ENFORCEMENT BODIES OF REPUBLIC

OF BELARUS

В контексте поиска новых подходов к исследованию административного принуждения, реализуемого органами внутренних дел, предпринята попытка рассмотреть его сквозь призму функционально -инструментального подхода.

In the context of search of new approaches to research of the administrative coercion realized by law-enforcement bodies an attempt to consider it through a prism of functional and instrumental approach is made.

Происходящие преобразования в правоохранительной сфере Республики Беларусь характеризуются поэтапным реформированием органов внутренних дел (далее — ОВД), которое, по словам руководства страны и данного ведомства, вступило в завершающую стадию. Эта реформа представляется неполной, если не подвергнуть переосмыслению и переоценке отдельные правовые институты, с помощью которых ОВД решают поставленные перед ними задачи, пересмотреть место и значение этих институтов в деятельности уже обновленного государственного органа, а также определить сегодняшнее их влияние на социальное развитие в будущем. Принимая во внимание, что для выполнения возложенных на ОВД функций сотрудники ОВД наделены определенными принудительными полномочиями, большая часть которых закреплена в административном законодательстве, не вызывает сомнения, что теория и практика

реализации ОВД административного принуждения обязательно должна быть подвергнута подобной ревизии.

Вместе с тем объяснение складывающихся в пространстве и времени административно -правовых явлений, представляющих собой взаимопроникновение административно-правовых и фактических начал, через общепризнанные категории «институт административного принуждения», «реализация принудительной административно-правовой нормы», «применение мер административного принуждения», не вскрывает всех без исключения характеристик, объясняющих механизм принудительного административно-правового разрешения ситуаций, возникающих в служебной деятельности ОВД. Это свидетельствует о том, что исследование проблем осуществления ОВД административного принуждения не может быть сведено к изучению одних лишь только принудительных административно-правовых норм. Как справедливо отмечает

С.С. Алексеев, «правовые средства — это та категория, которая выражает новый (инструментальный) подход к праву с функциональной стороны, ... открывающий путь к его закоулкам и тайникам ..., откуда открывается возможность выяснения более обширного комплекса характерных для права связей и закономерностей, . когда в поле научного анализа наряду с нормами права включаются и иные юридические явления» [1. — С. 242]. Только при таком подходе проявляется диалектическая связь правовых средств и принуждения, потому что «в правовые средства заложены такие возможности, которые позволяют справиться с трудностями, обеспечить решение жизненной ситуации, . они отличаются принудительным характером и выступают по большей части в виде тех или иных принудительных мер» [1. — С. 243].

Указанное обуславливает научный поиск как новых подходов к исследованию данного социально-правового явления, так и ранее не выявленных закономерностей реализации мер, его составляющих, а также обоснования в связи с этим новых правовых категорий, раскрывающих эти подходы и объясняющих выявленные закономерности.

Ведя речь об исследовании административного принуждения, применяемого ОВД, с позиции правовых средств, следует обратить внимание на диссертационное исследование И.Л. Федчука, который, разрабатывая административно-правовые средства противодействия правонарушениям в семейно-бытовой сфере и ссылаясь на В.И. Гоймана, пишет, что «правовые средства позволяют рассматривать право исключительно в его практическом приложении к социальной действительности» и представляют собой адекватный общественным условиям способ цивилизованного, конструктивного и результативного решения задач, стоящих перед обществом [2. — С. 51—52]. Осуществляя анализ содержания средств административно-правового регулирования (не акцентируя внимания на принудительном аспекте), он выделяет следующие их признаки: они предназначены для регулирования общественных отношений путем их создания, изменения или отмены; их применение составляет содержание правовой деятельности соответствующих субъектов, то есть деятельности, влекущей те или иные правовые последствия; они применяются государственными органами преимущественно в сфере управленческой (исполнительно-распорядительной) деятельности [2. — С. 53].

Обобщив эти признаки, автор делает вывод, что под административно-правовыми средствами следует понимать используемые в администра-

тивно-правовой деятельности государственных органов способы формирования, изменения или прекращения общественных отношений в соответствии с задачами и целями, стоящими перед государством [2. — С. 53].

Незначительно отличается мнение С.С. Алексеева. Так, он указывает, что «правовые средства вполне обоснованно рассматриваются в качестве способов правового регулирования, т.е. путей юридического воздействия, которые выражены в юридических нормах» [1. — С. 266].

Принимая во внимание взгляды по обозначенному вопросу С.С. Алексеева и И.Л. Федчука, а также выявленные нами ранее сущностные черты принуждения в целом, представляется целесообразным сформулировать признаки административно-правовых средств принуждения, реализуемых ОВД. К таковым следует отнести следующие:

они закреплены в административном законодательстве в виде правовых норм, содержащих принудительные меры воздействия;

направлены на охрану объектов, определенных в законодательстве;

позволяют императивно регулировать общественные отношения путем ликвидации либо нейтрализации исходной воли и формирования новой, закрепленной в законе воли;

их осуществление влечет те или иные правовые последствия;

они реализуются уполномоченными сотрудниками ОВД в сфере управленческой (внешневластной исполнительно-распорядительной) деятельности.

В свою очередь, определяющим признаком административно-правовых средств принуждения является то, что они закреплены в административном законодательстве в виде правовых норм, содержащих принудительные (императивные) меры воздействия. Частично подтверждает этот вывод высказанное в юридической литературе мнение о том, что содержание понятий «административное принуждение» и «меры административного принуждения» является разным [3. — С. 118]. Так, по мнению А.С. Князькова, эти два понятия соотносятся как содержание и форма. Внешнее проявление административного принуждения и есть та или иная административно-принудительная мера [4. — С. 27].

В связи с этим нельзя оставить без внимания то обстоятельство, что административно-правовые средства принуждения, реализуемые ОВД, закреплены в разных по юридической силе нормативных правовых актах: кодифицированных законодательных актах (например, КоАП, ПИКоАП); законах, регламентирующих общественные отношения в отдельных сферах жизнедеятельности

(например, «Об оружии», «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» и др.); подзаконных актах (указах, постановлениях, инструкциях). Такое положение предопределяет возможность субъективного усмотрения сотрудником ОВД при выборе той или иной нормы, содержащей принудительную меру, что в практической деятельности нередко приводит к нарушению прав и свобод человека.

Правовое регулирование отдельных мер административного принуждения имеет межотраслевой характер. Это относится к мерам специального административного пресечения. Основания, порядок и условия их применения закреплены в нормах административного права, а правомерность причиненного в результате их применения вреда оценивается в соответствии с нормами уголовного законодательства, закрепляющего обстоятельства, исключающие преступность деяния. Четко регламентирована реализация ОВД только такого вида мер административного принуждения, как административные взыскания, в меньшей степени — реализация процессуальных мер.

В литературе выражаются различные мнения в отношении путей совершенствования правового регулирования мер административного принуждения [3. — С. 173—175].Так, В.А. Круглов и Л.М. Рябцев полагают целесообразным предусмотреть в ПИКоАП раздел «Исполнение административно-предупредительных мер» [5. — С. 10—15]. В России решение данной проблемы связывают с принятием Административно-процессуального кодекса, в котором должен быть специальный раздел, отведенный административно-предупредительным мерам [6. — С. 37; 7. — С. 26—28], Федерального закона «Об административно-предупредительных мерах» [8. — С. 157], нормативного правового акта об административных мерах воздействия [9. — С. 80] либо предлагают провести систематизацию тематической направленности по отдельным административно-правовым институтам [10. — С. 21, 22; 3. — С. 173—175]. В частности, П.И. Кононов предлагает законодательство, регламентирующее принудительную деятельность ОВД, кодифицировать путем разработки и принятия кодекса, который условно можно назвать «Кодекс внутренних дел» [11. — С. 27, 28]. Однако неясно, как при таком варианте кодификации мер административного принуждения можно избежать дублирования норм, закрепляющих, например, специальные меры пресечения или меры процессуального обеспечения [3. — С. 173—175]. Одинаковый подход к решению данной проблемы предлагают М.И. Селин и Г.В. Елянюшкин [3. — С. 173— 175]. Материальные меры пресечения, применяемые в рамках различных отраслей права, по их

мнению, следовало бы закрепить в отдельном разделе Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, разделив его на следующие главы: «Меры пресечения правонарушений, ограничивающие конституционные права и свободы человека и гражданина»; «Меры пресечения технического характера»; «Меры пресечения финансового характера»; «Меры пресечения медико-санитарного характера»; «Административно-процессуальные меры пресечения» [12. — С. 15; 13. — С. 14], [3. — С. 173—175]. В этом отношении следует поддержать точку зрения А.Н. Крам-ника, который утверждает, что единый правовой акт, регламентирующий применение мер принуждения, вряд ли может быть принят [14. — С. 15].

На наш взгляд, сложившийся в белорусском законодательстве подход к правовому регулированию принудительных полномочий ОВД, не исчерпал своих возможностей, но при условии, что регламентация мер принуждения должна осуществляться только законами. Это условие прямо вытекает из ст. 23 Конституции: «Ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод иных лиц» [15].

Административно-правовые средства принуждения, реализуемые ОВД, должны быть установлены только в законах, виды которых указаны в ст. 2 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» [16]. Общим должно быть то, что в кодексах и иных нормативных правовых актах, имеющих силу закона, в которых устанавливаются меры административного принуждения, должны четко указываться основания и цель реализации таких мер для обеспечения соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина. В подзаконных нормативных правовых актах может лишь определяться механизм реализации мер принуждения, но не устанавливаться собственно принудительные меры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, определение административно-правовых средств принуждения, реализуемых ОВД, можно сформулировать следующим образом: это установленные законодательными административно-правовыми актами способы внешнего воздействия принуждающего на волю принуждаемого лица с целью неукоснительного приведения поведения принуждаемого лица к установленному правовой нормой правилу вне зависимости от его воли и желания.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Традиционный подход к исследованию административного принуждения, реализуемого ОВД для решения поставленных перед ними за-

дач, с использованием таких общепризнанных категорий, как «институт административного принуждения», «применение мер административного принуждения», «реализация принудительной административно-правовой нормы», не вскрывает все без исключения характеристики, объясняющие механизм принудительного административно-правового разрешения ситуаций, возникающих в служебной деятельности ОВД.

Инструментальный подход к административному принуждению, применяемому ОВД, где его содержание — принудительная административно-правовая норма, рассматривается как средство регуляции общественных отношений, позволяет исследовать административное принуждение с функциональной стороны, выходя за рамки норм административного и административно-процессуального права, осуществить его строго научную углубленную теоретическую разработку, отвечающую потребностям современной правоприменительной практики.

К признакам административно-правовых средств принуждения, реализуемых ОВД, следует отнести следующие:

они закреплены в административном законодательстве в виде правовых норм, содержащих принудительные меры воздействия;

направлены на охрану объектов, определенных в законодательстве;

позволяют императивно регулировать общественные отношения путем ликвидации либо нейтрализации исходной воли и формирования новой, закрепленной в законе воли;

их осуществление влечет те или иные правовые последствия;

они реализуются уполномоченными сотрудниками ОВД в сфере управленческой (внешневластной исполнительно-распорядительной) деятельности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. — М. : НОРМА, 2001. — 752 с.

2. Федчук И. Л. Административно-правовые средства противодействия правонарушениям, совершаемым в сфере семейно-бытовых отношений : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.14. — Минск, 2011. —162 с.

3. Каплунов А. И. Административное принуждение, применяемое органами внутренних дел (системно-правовой анализ) : дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.14. — М., 2005. — 498 с.

4. Князьков А. С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресе-

чения : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.02. — Томск, 1998. — 260 с.

5. Круглов В. А., Рябцев Л. М. О проекте структуры Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь по делам об административных правонарушениях // Актуальные вопросы охраны правопорядка и борьбы с преступностью : сб. науч. тр. преподавателей, адъюнктов и соискателей / под ред. Л. В. Саленика. — Минск : Акад. МВД Респ. Беларусь, 1998. — С. 10—15.

6. Галаган И. А. Административная ответственность в СССР: процессуальное регулирование. — Воронеж : Изд-во Воронеж. ун-та, 1976.

— 195 с.

7. Салищева Н. Г. К концепции Административно-процессуального кодекса Российской Федерации. Административное право и административный процесс: старые и новые проблемы (по материалам «Лазаревских чтений») // Государство и право. — 1998. — № 8. — С. 26—28.

8. Бочкарев И. Е. Административно -предупредительные меры, применяемые милицией (по материалам органов внутренних дел Нижегородской области) : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.14. — М. : Моск. акад. МВД России, 2001. — 209 с.

9. Коренев А. П. Кодификация советского административного права. Теоретические проблемы. — М. : Юрид. лит, 1970. — 135 с.

10. Студеникина М. С. Пути кодификации административного законодательства. Административное право и административный процесс: старые и новые проблемы (по материалам «Лазаревских чтений») // Государство и право. — 1998. — № 8. — С. 21—22.

11. Кононов П. И. Законодательство об административном принуждении: проблемы кодификации // Журнал российского права. — 1998.

— № 8. — С. 27—28.

12. Селин М. И. Теоретические проблемы правового регулирования мер пресечения в российском праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 / СЗАГС. — СПб., 2002. — 19 с.

13. Елянюшкин Г. В. Правовые основы административного пресечения : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.14 / СПбУ МВД России.

— СПб., 2002. — 17 с.

14. Крамник А. Н. Административно -правовое принуждение. — Минск : Тесей, 2005.

— 208 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). — Минск : Амал-фея, 2005. — 48 с.

16. О нормативных правовых актах Республики Беларусь : закон Респ. Беларусь от 10.01.2000 № 361-3 : в ред. от 02.07.2009 // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информации Респ. Беларусь. — Минск, 2016.

REFERENCES

1. Alekseev S. S. Voshozhdenie k pravu. Poiski i resheniya. — M. : NORMA, 2001. — 752 s.

2. Fedchuk I. L. Administrativno-pravovyie sredstva protivodeystviya pravonarusheniyam, sovershaemyim v sfere semeyno-byitovyih otnosheniy : dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.14. — Minsk, 2011. —162 s.

3. Kaplunov A. I. Administrativnoe prinuzhdenie, primenyaemoe organami vnutrennih del (sistemno-pravovoy analiz) : dis. ... d-ra yurid. nauk : 12.00.14. — M., 2005. — 498 s.

4. Knyazkov A. S. Primenenie i ispolzovanie ognestrelnogo oruzhiya sotrudnikami militsii kak mera administrativno-pravovogo presecheniya : dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.02. — Tomsk, 1998. — 260 s.

5. Kruglov V. A., Ryabtsev L. M. O proekte strukturyi Protsessualno-ispolnitelnogo kodeksa Respubliki Belarus po delam ob administrativnyih pravonarusheniyah // Aktualnyie voprosyi ohranyi pravoporyadka i borbyi s prestupnostyu : sb. nauch. tr. prepodavateley, ad'yunktov i soiskateley / pod red. L. V. Salenika. — Minsk : Akad. MVDResp. Belarus, 1998. — S. 10—15.

6. Galagan I. A. Administrativnaya otvetstvennost v SSSR: protsessualnoe regulirovanie. — Voronezh : Izd-vo Voronezh. un-ta, 1976. — 195 s.

7. Salischeva N. G. K kontseptsii Administrativno-protsessualnogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii. Administrativnoe pravo i administrativnyiy protsess: staryie i novyie problemyi (po materialam «Lazarev-

skih chteniy») // Gosudarstvo i pravo. — 1998. — # 8.

— S. 26—28.

8. Bochkarev I. E. Administrativno-predupre-ditelnyie meryi, primenyaemyie militsiey (po materialam organov vnutrennih del Nizhegorodskoy oblasti) : dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.14. — M. : Mosk. akad. MVD Rossii, 2001. — 209 s.

9. Korenev A. P. Kodifikatsiya sovetskogo admin-istrativnogo prava. Teoreticheskie problemyi. — M. : Yurid. lit, 1970. — 135 s.

10. Studenikina M. S. Puti kodifikatsii administra-tivnogo zakonodatelstva. Administrativnoe pravo i administrativnyiy protsess: staryie i novyie problemyi (po materialam «Lazarevskih chteniy») // Gosudarstvo i pravo. — 1998. — # 8. — S. 21—22.

11. Kononov P. I. Zakonodatelstvo ob administrativem prinuzhdenii: problemyi kodifikatsii // Zhurnal rossiyskogo prava. — 1998. — # 8. — S. 27—28.

12. Selin M. I. Teoreticheskie problemyi pravovogo regulirovaniya mer presecheniya v ros-siyskom prave : avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.01 / SZAGS. — SPb., 2002. — 19 s.

13. Elyanyushkin G. V. Pravovyie osnovyi ad-ministrativnogo presecheniya : avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.14 / SPbU MVD Rossii. — SPb., 2002. — 17 s.

14. Kramnik A. N. Administrativno-pravovoe prinuzhdenie. — Minsk : Tesey, 2005. — 208 s.

15. Konstitutsiya Respubliki Belarus 1994 goda (s izmeneniyami i dopolneniyami, prinyatyimi na respu-blikanskih referendumah 24 noyabrya 1996 g. i 17 ok-tyabrya 2004 g.). — Minsk : Amalfeya, 2005. — 48 s.

16. O normativnyih pravovyih aktah Respubliki Belarus : zakon Resp. Belarus ot 10.01.2000 # 361-Z : v red. ot 02.07.2009 // Konsultant Plyus : Belarus. Tehnologiya 3000 [Elektronnyiy resurs] / OOO «Yur-Spektr», Nats. tsentr pravovoy informatsii Resp. Belarus.

— Minsk, 2016.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Лубенков Александр Владимирович. Начальник научно-исследовательского отдела. Магистр юридических наук.

Могилевский институт МВД Республики Беларусь. E-mail: Lav-3@tut.by

Республика Беларусь, 212011, г. Могилев, ул. Крупской, 67. Тел. (0222) 72-41-58.

Lubenkov Alexander Vladimirovich. Chief of the research department. Master of Law. The Mogilev Institute of the Ministry of Internal Affairs of Republic of Belarus. E-mail: Lav-3@tut.by

Work address: Republic of Belarus, 212011, Mogilev, Krupskaya Str., 67. Tel. (0222) 72-41-58.

Ключевые слова: административное принуждение; административно-правовые средства; меры административного принуждения.

Key words: administrative coercion; administrative and legal means; measures of administrative coercion.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

УДК 342.9