Научная статья на тему 'А. И. Романчук. Очерки истории и археологии византийского Херсона. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. 390 с, 120 рис'

А. И. Романчук. Очерки истории и археологии византийского Херсона. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. 390 с, 120 рис Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
128
21
Поделиться

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Сорочан С. Б.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «А. И. Романчук. Очерки истории и археологии византийского Херсона. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. 390 с, 120 рис»

S.I. LIMAN (Kharkov)

MEDIEVAL ITALY IN WORKS BY MEDIEVISTS OF UKRAINIAN LANDS OF RUSSIAN EMPIRE (1804-1885)

The article deals with the history of studying various problems of medieval Italy in Ukrainian lands of Russian Empire 1804-1885. Those studies mostly related to the epoch of deep Middle Ages and were limited to Northern and Central Italy as well as Italian possessions in Crimea. Two large groups of problems were investigated: history of foreign and colonial policies of Italian naval republics; internal political, social, clerical and cultural history of the states in Apennine Peninsula. The most important contribution to the study of Italian history was brought by N.N.Murzakevich (history of Genovese settlements in Crimea), V.N.Yurgevich (Genovese epigraphics and numismatics), M.N.Petrov (reformer acts by Savonarola), V.Avseenko (the first stage of Italian wars), V.P.Buzeskul (antipapal riot of Arnold of Brescia), V.F.Pevnitsky (homiletics of Pape Gregory the Biverbose).

А.И. Романчук. ОЧЕРКИ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ ВИЗАНТИЙСКОГО ХЕРСОНА. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. 390 с., 120 рис.

С полным правом можно констатировать, что византинистика пополнилась неординарным монографическим исследованием, которое аккумулировало богатый опыт предыдущей полевой и научной работы, в какой-то степени стало итогом этой многолетней работы, вылившейся в создание синтезной, по сути дела всеохватной картины самых разных сторон жизнедеятельности конкретного византийского провинциального города, каким являлся Херсонес-Херсон в УП-ХУ вв. Подходы к раскрытию этой глобальной проблемы были заложены автором достаточно давно.

Уже в 1972 г. А.И. Романчук была защищена кандидатская диссертация, в которой делалась попытка проанализировать положение города в «темные века» и одновременно поколебать, казалось, незыблемый пьедестал, на котором покоились выводы А.Л. Якобсона и иже с ним, что во многом удалось1. Зерна серьезных сомнений были посеяны и ждали всхода. Облик угрюмого, неприютного, нищего, обессиленного, захолустного, отрезанного от цивилизованного мира Херсона стал постепенно уступать место иным, более оптимистичным и прагматичным контурам. К сожалению, работа по созданию обобщающего исследования, посвященного раннесредневековому Херсону, так и осталась незавершенной, так как, кроме специальных статей, автор опубликовала по этой теме два учебных, а не научных издания2. В дальнейшем А.И. Романчук будет периодически обращаться к этой своей ранней тематике3, но в монографические исследования выльются проблемы исторической топографии позднего Херсона и оценки состояния города преимущественно в У11-1Х и Х111-Х1У вв.4 Последние, слитые в одной книге воедино, представляют особый интерес, ибо являются своего рода итогом многолетних наблюдений автора как над письменными источниками, так и в еще большей степени над материалом, полученным в ходе археологических исследований, прежде все-

го Уральской экспедиции. Материлы раннесредневекового города оказались при этом рассеяны по соответствующим очеркам, в которых рассматривались история раскопок, оборонительные сооружения, христианские храмы и другие культовые постройки, состояние соляного и рыбозасолочного промыслов, гончарного производства, жилой застройки, особенно портового района, где наиболее интенсивно и долго вела работы Уральская экспедиция. При этом А.И. Романчук весьма актуально призвала к давно назревшему обобщению находок, которые получены в Херсонесе различными экспедициями .

Пожалуй, важнейшим результатом многолетних исследований явилось убедительное заключение о сохранении полифункциональности города, что уже само по себе указывало на картину внешнего благополучия средневекового Херсона и находило подтверждение в высоком уровне его городской культуры. А.И. Романчук обратила внимание на то, что на всех участках оборонительных стен, где были проведены археологические раскопки, открыты следы регулярной, периодической строительной деятельности, восстановлений, ремонтов, в том числе и в период

У11-1Х вв., на которые привыкли смотреть как на время упадка6. Еще более подробно было проанализировано состояние всех известных на настоящий момент христианских храмов Херсона, уточнено время их функционирования и отмечено, что наиболее масштабные нивелировочные работы были как раз вызваны общественным культовым строительством и застройкой некоторых городских кварталов, особенно интенсивной в конце У1 - начале У11 вв., после чего многие сооружения простояли веками. Правда, ряд храмов (№9, 19, 21, 27, 29, 34 по счету имп. Археологической комисии и пятиапсидный храм) А.И. Романчук неопределенно отнесла к «средневизантийскому периоду», не уточняя времени их строительства и, очевидно, полагаясь на добротно составленный ею «Список храмов Херсона», в котором не было упущено ни одного памятника такого рода и который отчасти пополнил и, самое главное, систематизировал данные на этот счет, собранные в свое время Д.В. Айналовым, А.Л. Якобсоном, С.А. Беляевым и Ю.Г. Лосицким7. Кроме того, исследовательница одна из немногих, кто обратил внимание на такое приоритетное направление в христианской археологии, как изучение исторической топографии христианского Херсона8.

Принципиально важной является предложенная А.И. Романчук трактовка отсутствия слоев разрушений как показателя нормальной жизнедеятельности города, а не его «упадка» или «смерти», а также обращение внимания на то, что такие промежутки между открытыми слоями («археологические лакуны») заполняются сведениями письменных источников и бытованием некоторых общественных сооружений. Отсюда следует справедливое заключение о необходимости пересмотра мето-

9

дики исследования и интерпретации археологических данных .

К несомненным заслугам А.И. Романчук относится анализ 102 (в таблице - 101)

известных к настоящему времени херсонесских рыбозасолочных цистерн, на основании чего был получен вывод о сохранении местного рыбозасолочного производства в «темные века» и его прекращении лишь после Х в., объяснение чему видится в наступивших климатических и экологических изменениях10. Особого внимания заслуживает также вывод исследовательницы о том, что стремление разместить в

У111-1Х вв. в Крыму гончарные печи, изготовлявшие стандартную продукцию, поближе к непосредственным производителям сельскохозяйственной продукции и к морю, указывает на необходимость удовлетворять возросшие потребности торговли11. Новым и удачным представляется предложение трактовать появление с 1Х в. знаков-меток или монограмм на черепицах из Херсона и других мест Таврики как способа, предназначенного для обозначения очередности обжига партии черепицы, а не персонального знака мастера или мастерской, как иногда полагают12.

А.И. Романчук последовательно рассмотрела те кварталы городища (I, III, У1, УШ, К, ХУ-ХК, ХХУ, ХХ!Х, портовые кварталы 1 и 2), в которых были выявлены остатки застройки У!-Х вв. с указанием на археологические комплексы и другие прямые и косвенные данные, которые говорят о жизнедеятельности в этих кварталах на протяжении всего раннего средневековья, без перерывов и какой-либо деградации13. При этом она обратила внимание на то, что без учета археололгиче-сого контекста статистический анализ находок монет некорректен, к тому же подсчеты по годам выпуска не учитывают время обращения монет14. Вместе с тем, неясно, о каких «кардинальных изменениях» в экономике города можно говорить на основании эпизодической работы монетного двора Херсона в «темные века»15. На самом деле это была общая тенденция, свойственная всей Византийской империи и связанная с усилением императорской самодержавной власти, контроля столичного государственного аппарата, с более жесткой, чем прежде, централизацией монетного дела.

Возражения встречают и некоторые другие взгляды А.И. Романчук. Так, без колебаний она пишет о существовании в Херсоне самоуправления, причем даже образование фемы, по ее мнению, «не означало полного преодоления самостоятельности городской верхушки, полного контроля над херсонитами, стремления этого пограничного центра проводить политику, идущую вразрез с центральным правительством»1 . Именно желание покончить с этой независимостью городской общины видится ей главной причиной происшедших в Крыму административно-территориальных изменений, хотя объяснений, почему именно в 30-е гг. ГХ в. возросла роль Херсона как форпоста в борьбе с некими якобы «часто сменяющими друг друга варварами», она не привела17. Причину, по какой Константин Багрянородный советовал применять по отношению к херсонитам меры не столько военного, сколько экономического воздействия, исследовательница тоже не объяснила. Как о само собой разумеющейся аксиоме она, с указанием на отнюдь не бесспорные посылы И.В. Соколовой и Г.Г. Литаврина, пишет о том «постоянном стремлении к автономии, которое было свойственно херсонской знати, охранявшей многовековые традиции полисной организации»18. Между тем, глубокое изучение системы управления этого византийского города, функций, стуктуры и континуитета его ад-

19

министрации позволяет усомниться в таком выводе .

А.И. Романчук упорно не желает признавать наличия огнеопасных, «горячих» производств (горнов, печей) в пределах жилой зоны раннесредневекового Херсона и умалчивает об имеющихся возражениях, высказанных уже в отзыве И.А. Антоновой и М.Я Быкова на ее кандидатскую диссертацию. Она полагает, что все гончарные эргастирии находились только с внешней стороны оборонительных стен и такие «черты античного градостроительства» сохранялись до Х-Х! вв.20 Но ромейские правила, регулирующие расположение производственных комплексов в пределах городской застройки, видимо, не были столь категоричными и, главное, соблюдались на практике весьма непоследовательно, что демонстрируют результаты исследова-

ний как Херсона, так и других византийских городов21. Трудно также согласиться с заключением, что центральная городская площадь - большая агора - была лишь «идеологической доминантой»: полифункциональность таких общественных мест в византийских городах опять-таки находит многочисленные подтверждения22.

Поскольку амфоры УШ-К вв. встречаются в основном в пределах Крыма, А.И. Романчук, в соответствии со своими давними выводами, указывает на якобы имевшие место изменения направления торговых путей в это время и на их сокращение, не учитывая, что и прежде амфоры местного изготовления не попадали далеко за пределы Херсона, в заморье, хотя город поддерживал устойчивые экономические контакты с малоазийскими и восточносредиземноморскими центрами. И уж совсем странным выглядит объяснение изменений торговых связей города в раннее средневековье ссылками на «внутреннюю политику византийских императоров», репресии во время правления Фоки (602-610) против сирийских городов, что происходило далеко за пределами Таврики, да и не мешало херсонитам иметь с этими городами торговые связи по меньшей мене до середины УП в.23 Изменение ситуации исследовательница, как в свое время А.Л. Якобсон, относит только к X-XI вв., когда Херсон «восстанавливает связи с центральными районами империи»24. Впрочем, вопреки этому утверждению, от которого так и веет традицией предшествующей историографии, окончательный вывод был сформулирован более осторожно и содержал признание о том, что в период «темных веков» город все же «отчасти сохранил связи со своими традиционными партнерами»25. К сожалению, с новыми соображения на этот счет, появившимися в некоторых работах, А.И. Романчук то ли оказалась незнакома, то ли пренебрегла ими, сознательно оставила без критики26.

Непоследовательность, противорчеивость можно заметить и во взглядах автора относительно идейно-религиозной ориентации Херсона. По ее мнению, Житие Стефана Нового указывает на то, что в «начальный период иконоборчества» в городе и его окрестностях нашли приют гонимые иконопочитатели и ситуация изменилась лишь в начале К в., когда «Таврика из района, где иконопочитатели находили убежище, превращается в место их ссылки»27. О случаях таких ссылок в более ранее время исследовательница умалчивает, очевидно, не желая «портить» ими предлагаемую концептульную схему.

Прочие расхождения во взглядах не столь принципиальны, но на них стоит указать, ибо они сложились либо под влиянием весьма старых заблуждений, уже встре-

чавшихся в предшествующей историографии, либо могут стать со временем основой для формирования новых «авторитетных утверждений». К примеру, устройство Западных ворот Херсона у башни VIII без каких-либо доказательств отнесено к периоду «между VII - первой половиной IX в.», несмотря на то, что оборонительная стена на этом участке датируется гораздо более ранним временем, как и главная продольная улица, выводившая к этим воротам28. Они то и являлись известными из агиографических источников «Красными (Красивыми)» или «Святыми воротами» (ta Iera), которые А.И. Романчук путает с Южными, так называемыми «Мертвыми воротами», действительно находившимися с первых веков н.э. между XII и XIII башнями, откуда дорога вела по периболу мимо устроенных здесь погребений (захоронения №1009-1552) к обширному загородному некрополю у Карантинной

бухты29.

Уваровскую базилику (№23) она называет вслед за В.В. Латышевым житийным «храмом апостола Петра», не учитывая иные версии30. Сооружение храма, открытого в 1958 г. на месте проксения античного театра, А.И. Романчук датирует X-XI вв., не объясняя, почему она отказывается от известной ей более ранней датировки этого памятника, тем более, что к этой датировке, в свое время предложенной проводившими раскопки О.И. Домбровским и Е.А. Паршиной, исследовательница прибегает, когда речь заходит о засыпе рыбозасолочных цистерн, открытых на этом участке31. Крестовидный храм №27 по центру большой агоры она вслед за Ю.Г. Лосицким датирует «по аналогиям» не ранее X-XI вв., хотя тут же обращает внимание и на более ранние памятники такого рода32.

Убийство херсонитами стратига Симеона, сына Ионы, А.И. Романчук относит к 892 г., повторяя извечную, прочно укоренившуюся ошибку, омолаживающую это событие на четыре года33. Письмо №68 Николая Мистика она обращает к стратигу Херсона Иоанну Воге, хотя имя адресата в источнике не было указано и им вполне мог быть иной человек.34 Наконец, в Житии Стефана Сурожского нет ни слова о захвате церковных сосудов в Херсоне «русским князем Бравлином», а речь идет об ограблении Сугдеи и прочих земель, видимо, окрестных ей, «от Корсуня до Корчева»35.

И все же, несмотря на наличие таких натяжек или неточностей, нельзя не заметить главного, чего добилась автор за долгие годы работы, — кардинально нового взгляда на историю средневекового Херсона, особенно разительного на фоне давления авторитета предшествующих обощающих исследований, из плена которого удалось вырваться немногим.

С.Б. Сорочан.

ПРИМЕЧАНИЯ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Романчук А.И. Византийский город в период «темных веков» (по археологическим материалам Херсонеса VII - первой половины IX вв.); Дисс. ... канд. ист. наук. Свердловск, 1972; Романчук А.И. Византийский город в период «темных веков» (по археологическим материалам Херсонеса VII - первой половины IX вв.); Автореф. дисс.... канд. ист. наук. Свердловск, 1972.

2. См.; Романчук А.И. К вопросу о положении Херсонеса в «темные века» //АДСВ. Свердловск, 1972. Вып.8. С.42-55; Романчук А.И. Новые материалы о времени строительства рыбозасолочных цистерн в Херсонесе //АДСВ. Свердловск, 1973. Вып.9. С.45-53; Романчук А.И. Комплекс VII в. из портового района Херсонеса //АДСВ. 1973. Вып.10. С.246-250; Романчук А.И. Слои VII-VIII вв. в портовом районе Херсонеса //АДСВ. Свердловск, 1975. Вып.11. С.3-13; Романчук А.И. Раннесредневековая строительная керамика Херсонеса //ВВ. 1976. Т.37. С.156-159; Романчук А.И. План рыбозасолочных цистерн Херсонеса //АДСВ. Свердловск, 1977. Вып. 14. С.18-26; Романчук А.И. Херсонес VI-первой половины IX вв.; Учебное пособие. Свердловск, 1976; Романчук А.И., Шандровская B.C. Введение в византийскую археологию и сфрагистику; Учеб. пособие. Екатеринбург, 1995. С.13-53.

3. Романчук А.И. Торговля Херсонеса в VII-XII вв. //Byzantino-bulgarica. Sofia, 1981. Т.7. С.319-331; Он же. Изделия из кости и рога в средневековом Херсоне //АДСВ; Античные традиции и византийские реалии. Свердловск, 1981. С.84-105; Романчук А.И., Белова О.Р. К проблеме городской культуры раннесредневекового Херсонеса //АДСВ; Проблемы идеологии и культуры. Свердловск, 1987. С.52-67; Романчук

А.И. Раннесредневековые комплексы Херсона //From Late Antiquity to Early Byzantium /Ed. by V. Vavzinek. Praha, 1988. C.123-135; Романчук А.И. Западный загородный храм Херсонеса //ВВ. 1990. Т.51. С.165-171; Романчук А.И., Ceдuкова R.B. «Темные века» и Херсон; проблема репрезентативности источников //Византийская Таврика. Киев, 1991. С.30-46; Романчук А.И. Ранневизантийский Херсон (Отражение в источниках основных функций города) //Византия и средне вековый Крым (АДСВ. Вып.26). Барнаул, 1992. С.204-213; Романчук А.И. К вопросу о методике датировки меток на черепице Херсонеса //Византия и средневековый Крым (АДСВ. Вып.27). Симферополь, 1995. С.107-118; Романчук А.И. Два сюжета из истории Херсона или проблемы традиционных датировок археологических источников //Византийские очерки. М., 1996. С.234-244; Романчук А.И., Щеглов А.Н. Проблема культурного слоя в византийской археологии //ВВ. 1998. Т.55 (80). Ч.2. С.178-183

4. Романчук А.И. Херсонес XII-XIV вв.; Историческая топография. Красноярск, 1986; Он же. Очерки истории и археологии византийского Херсона. Екатеринбург, 2000

5. Романчук А.И. Очерки... С.6

6. Романчук А.И. Очерки... С.53

7. Романчук А.И. Очерки... С.75, 222-243; ср.; Айналов Д^. Развалины храмов //Памятники христианского Херсонеса. М., 1916. Вып.1; Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес. С.152-221; Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес. XII-XIV вв. //МИА. 1950. №17. С. 229-252; Якобсон А.Л. Закономерности и этапы развития архитектуры средневекового Херсонеса //ВВ. 1988. Т.49. С.162-172; Беляев СА. Базилики Херсонеса (итоги, проблемы и задачи их изучения) //ВВ. 1989. Т.50. С.171-181; Лосщкш Ю.Г. Опыт реконструкции крестообразных храмов Херсонеса //Архитектурно-археологические исследования в Крыму. Киев, 1988. С.27-36; Ло-сщьшй Ю.Г. До питання типологичної еволюції монументальної архітектури середньовічного Криму //Археологія. 1990. №2. С.33-47; Лосщьшй Ю.Г. Про візантійські базиліки Херсонеса //Археологія. 1991. №2. С.83-98.

8. Романчук А.И. Очерки... С.72-73; Романчук А.И. Западный загородный храм Херсонеса //ВВ. 1990. Т.51. С.165-171; Романчук А.И., Шандpовcкая B.C. Введение в византийскую археологию и сфрагистику. Екатеринбург, 1995. С.45-47; ср.; Беляев СА. Христианская топография Херсонеса; Постановка вопроса, история изучения и современное положение //VII Международные Рождественские образовательные чтения; Церковные древности /Сб. докладов секции. М., 1999. С.3-49; Jastrzebowska E. Ephesos und Chesonesos in spatantike und fmchbyzantinische Zeit; Eine vergleichende topographische Studie //Riv AC. 1999. T.75. Fasc.1-2. S.475-520; Cоpочан C.Б., Зубаpь B.M., Mаpчeнко Л.B. Жизнь и гибель Херсонеса. Харьков, 2000. С.546-548, 566-569, 577-579, 593-599, 643-650, 660-669, 684-687; ^pочан СБ. Византия IV-IX веков; этюды рынка. Изд. 2-е, испр. и доп. Харьков, 2001. С.60-61, 271-272; Беляев СА. О храме апостола Петра в Херсонесе //VIII Международные Рождественские образовательные чтения; Церковные древности /Сб. докладов секции. М., 2001. С.5-28; Cоpочан СБ. Где находился херсонесский храм св. Петра? //Херсонес Таврический. У истоков мировых религий. Материалы науч. конф. Севастополь, 2001. С.3-6; Cоpочан C.Б. О храме во имя апостола Петра в раннесредневековом Херсонесе (Херсоне) //Восток-Запад; межконфессиональный диалог. Тезисы докл. и сообщ. Севастополь, 2002. С.37-38.

9. Романчук А.И. Очерки... С.82-85, 141-142.

10. Романчук А.И. Очерки... С.88-101. Следует заметить, что список цистерн обрывается на находках 1992 г. и может быть дополнен результатами раскопок как предыдущего, так и последующего времени.

11. Романчук А.И. Очерки... С.113.

12. Там же. С.129-130.

13. Там же. С.135-146, 167-183.

14. Там же. С.178.

15. Там же. С.207.

16. Там же. С.58, 206.

17. Ср.: Романчук А.И. Херсонес VI - первой половины IX вв. Свердловск, 1976. С.9

18. Романчук А.И. Очерки... С.201.

19. См.: Зубаръ В.М., Сорочан С.Б. О положении Херсона в конце У-У1 вв.: политический и экономический аспекты //Х. сб. 1998. Вып.9. С.118-132; Сорочан С.Б., Зубаръ

B.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. С.209-274, 306-325; Храпунов М.І. Адміністрація Херсона наприкінці ГУ-'УІ ст. //Археологія. 2000. №1. С.57-67; Храпунов Н.И. Администрация evagies оікоі в Херсоне //МАИЭТ. 2000. Вып.7.

C.357-361; Храпунов Н.И. Администрация византийского Херсона в VIII - начале IX вв. //ПИФК. 2002. Вып.12. С.568-582.

20. Романчук А.И. Очерки... С.103-105, 202.

21. См.: Сорочан С.Б. Византия ^-ТХ веков: этюды рынка. С.129-136.

22. Сорочан С.Б. Византия... С.57-96.

23. Ср.: Романчук А.И. Очерки... С.182-183.

24. Романчук А.И. Очерки... С.183; ср.: Якобсон А.Л. Крым в средние века. С.56, 59-60.

25. Романчук А.И. Очерки... С.204.

26. Сорочан С.Б. О торгово-экономической политике Византии в Таврике VII-IX вв. //Проблемы археологии древнего и средневекового Крыма. Симферополь, 1996. С.114-122; Сорочан С.Б., Зубаръ В.М., Марченко Л.В. Жизнь и гибель Херсонеса. С.208-267.

27. Романчук А.И. Очерки... С.78.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

28. Романчук А.И. Очерки... С.51; ср.: Археологическая хроника //Археологические известия и заметки, издаваемые имп. Московским археологическим обществом. 1896. №4. С.108-109; Косцюшко-Валюжинич Д.Н. О результатах раскопок последнего времени в Херсонесе//ИТУАК. 1911. №45. С.61-62.

29. Романчук А.И. Очерки... С.52, 73; ср.: Антонова И.А. Юго-Восточный участок оборонительных стен Херсонеса. Проблемы датировки //Х. сб. 1996. Вып.7. С.110-111, 123; Сорочан С.Б., Зубаръ В.М., Марченко Л.В. Ук. соч. С.654-655, 675-677.

30. Романчук А.И. Очерки... С.66, 72-73; см.: Сорочан С.Б. Византия... С.60; Сорочан С.Б., Зубаръ В.М., Марченко Л.В. Ук. соч. С.383; 577-579.

31. Ср.: Романчук А.И. Очерки... С.74, 94.

32. Там же. С.74, прим.72.

33. Там же. С.59, 206.

34. Там же. С.79-80.

35. Там же. С. 207.