Научная статья на тему '2014. 02. 017. Мультатули П. В. Внешняя политика императора Николая II, (1894-1917). - М. : Фив, 2013. - 840 с'

2014. 02. 017. Мультатули П. В. Внешняя политика императора Николая II, (1894-1917). - М. : Фив, 2013. - 840 с Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

223
46
Поделиться
Ключевые слова
РОССИЯ / КОНЕЦ XIX НАЧАЛО XX В / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА / НИКОЛАЙ II

Текст научной работы на тему «2014. 02. 017. Мультатули П. В. Внешняя политика императора Николая II, (1894-1917). - М. : Фив, 2013. - 840 с»

шкиперам в российских портах. Многие были недовольны тем, что большое количество голландских мастеров Петр взял на службу в Россию. Тем не менее «образ "царя-плотника" и просвещенного реформатора, который модернизировал свою державу и вывел ее на европейский уровень, сохранялся в Нидерландах и дальше, вызывая восторженные похвалы» (с. 227).

О.В. Бабенко

2014.02.017. МУЛЬТАТУЛИ П.В. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II, (1894-1917). - М.: ФИВ, 2013. - 840 с.

Ключевые слова: Россия; конец XIX — начало XX в.; внешняя политика; Николай II.

Монография сотрудника Российского института стратегических исследований, канд. ист. наук П.В. Мультатули посвящена практически неисследованной теме личного участия российского императора Николая II в разработке и осуществлении внешнеполитического курса России в конце XIX - начале XX в. Книга написана на основе неопубликованных материалов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Российского государственного архива Военно-морского флота (РГАВМФ), Архива министерства иностранных дел Франции, Архива французской сухопутной армии (Венсен, Франция), Национального архива Франции, а также опубликованных официальных документов, воспоминаний, дневников, писем.

Книга состоит из предисловия, написанного директором Российского института стратегических исследований, генерал-лейтенантом, канд. ист. наук Л. П. Решетниковым, предисловия автора, четырех частей, послесловия и списка литературы. Л.П. Решетников в своем предисловии отмечает, что ведущим мотивом трудов П.В. Мультатули является преодоление мифов и лжи, и настоящей монографией автор «вносит весомый вклад в очищение образа Государя, всего периода его правления от наслоений последних ста лет крайне противоречивого и трагичного развития нашего государства» (с. 8).

П.В. Мультатули в предисловии указывает, что «внешняя политика императора Николая II остается такой же малоизученной, как и все его царствование» (с. 9). Речь идет о том, что в трудах по данной проблематике роль Николая II либо вовсе не исследуется, либо «вскользь упоминается в лучшем случае в нейтральном, а по большей части в критическом, а то и уничижительном контексте» (там же). Автор отмечает, что внешнюю политику Николая II невозможно отделить от его государственной деятельности, а всю эту деятельность - от личности императора. В целом в основе политики императора лежали христианские принципы милосердия и миролюбия, а духовно-нравственное видение политики не было отделено от целесообразного. «Главным императивом политики императора Николая II, - пишет П.В. Мультатули, - был нравственный императив» (с. 15).

В первой части книги («Император всеобщего мира») рассматривается начало внешнеполитической деятельности императора Николая II, отношения России с Францией и Германией, Гаагская мирная конференция. 20 октября 1894 г. скончался император Александр III, царь-Миротворец, за 13 лет правления которого Россия не участвовала ни в одной войне. На престол вступил сын покойного императора Николай II. Его царствование началось в условиях полного внешнего спокойствия. Первым стремлением Николая II было обозначить преемственность политики своего отца, особенно в сфере международных отношений. Об этой преемственности было сказано в манифесте от 20 октября 1894 г. и циркулярах, подготовленных в течение нескольких дней. Вступив на престол в возрасте 26 лет, Николай II не имел опыта ведения внешней политики, но имел четкое понимание ее целей и задач. Кроме того, Николай II получил блестящее образование, которое во многом восполняло недостаток практического опыта. Он прекрасно знал историю России, что «являлось сильной стороной царя как руководителя внешней политики» (с. 35).

Начало XX в. стало периодом активного передела мира ведущими державами. В этих условиях Россия не могла оставаться в стороне. Утрата важнейших геополитических позиций, отказ от активной политики на Дальнем Востоке, на Балканах и в черноморских проливах означали бы потерю Российской империей статуса великой державы. «Поэтому, - пишет П.В. Мультатули, -

главной внешнеполитической задачей Николая II, как и его отца, было сохранение мира для России и одновременно сохранение ею статуса великой державы» (с. 37).

Особенность политического устройства Российской империи заключалась в том, что информация по тому или иному направлению внешней политики находилась прежде всего в ведении монарха и в меньшей степени соответствующего министра. 14 января 1895 г. скончался министр иностранных дел Н.К. Гирс, новым министром был назначен опытнейший дипломат князь А.Б. Лобанов-Ростовский. Именно он занимался организацией визита Николая II в Париж, который состоялся 23 сентября (5 октября) - 27 сентября (9 октября) 1896 г. Государь решил принять предложение президента Ф. Фора из-за стремления сохранить европейское равновесие. А для того чтобы не выделять Францию, он посетил сначала Австро-Венгрию. Смысл визита во Францию сводился к демонстрации русско-французского военного единства, призванного удержать Германию от агрессии против Франции. Николай II заявил также, что «русско-французский союз является фактом, который незачем скрывать» (с. 47).

Касаясь отношений России с Германией, автор прибегает к оценке личности кайзера Вильгельма II и делает вывод «об изначальной вражде кайзера к России и лично к императору Николаю II» (с. 100). Главный упор Вильгельм II делал на культ военного вождя, а свою монархию воспринимал как прообраз идеального мирового устройства и видел Германию «мировой владычицей» (с. 106). Он стремился дипломатическими средствами вернуть Россию к союзу с Германией, но так, чтобы Россия играла в нем подчиненную роль. В частности, кайзер предлагал России стать буфером между «варварской» Японией и «цивилизованным» Западом, хозяином которого должен был стать Вильгельм II. Николай II же «был сторонником мирных, но равноправных отношений с Германией» (с. 112). Принимая Вильгельма II в Петергофе в июле 1897 г., российский император добился от кайзера заверений в том, что «вся его нация всегда будет стоять за Россию и за мир» (цит. по: с. 118).

Николай II был инициатором первой в истории конференции по разоружению - Гаагской конференции 1899 г. На этой конференции Николай II хотел создать международную систему, которая смогла бы эффективно препятствовать большим войнам. Самым

значимым итогом конференции была конвенция о мирном разрешении международных столкновений. А «учреждение международного третейского суда в Гааге, осуществленное по инициативе русского императора, опередило свое время более чем на полвека» (с. 204).

Вторая часть («Окно в Азию») посвящена «Большой Азиатской программе» Николая II и Русско-японской войне. Определение Николаем II азиатско-дальневосточного направления как приоритетного для России также опередило свое время. Автор полагает, что «стремление русского царя "прорубить окно в Азию", обеспечить России выход к незамерзающим морям по своему масштабу не уступало планам Петра Великого» (с. 206). Эта программа имела и духовную составляющую, поскольку царь видел в восточных народах возможных будущих христианских братьев России. Восточная цивилизация была лишена буржуазного духа Западной Европы и поэтому «виделась Николаю II полем для миссионерской деятельности» (там же).

Негласным представителем российского императора на Дальнем Востоке был князь Э.Э. Ухтомский, который по заданию Николая II стимулировал распространение русского влияния в Бурятии, Китае, Верхней Монголии, Маньчжурии, устанавливал связи с Тибетом и Кореей. Тем не менее Россия «не собиралась ни оккупировать, ни расчленять соседние государства», в то время как европейские страны «стремились к их оккупации и расчленению» (с. 212). Автор полагает, что именно благодаря вмешательству России в отношения между Францией и Сиамом Париж отказался от планов колонизации этой страны (с. 217).

В 1900 г. Россия была вовлечена в русско-китайскую войну, которая завершилась занятием русскими войсками Маньчжурии. В 1904-1905 гг. происходило противостояние с Японией. Николай II не желал столкновения с этой страной, однако в 1902-1903 гг. обострилась ситуация вокруг Маньчжурии и Кореи, в которых Япония не хотела видеть Россию. В ночь с 26 на 27 января 1904 г. японский военный флот без объявления войны атаковал русские корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура. Николай II активно следил за ходом боевых действий и давал соответствующие указания, участвовал в проводах войск на Дальний Восток. Все это проходило в сложной международной обстановке, когда Англия и СевероАмериканские Соединенные Штаты приветствовали нападение

Японии на Россию. Между тем в 1905 г. Российская империя переживала еще более грозные события: к неудачам Русско-японской войны прибавились революционные события в стране. После гибели 2-й Тихоокеанской эскадры Николай II осознал необходимость прекратить войну с Японией. Рушилась одна из его главных задач: «Прорубить окно в Азию». 23 августа (5 сентября) 1905 г. был подписан Портсмутский мир, по которому Россия уступила Японии свои арендные права на Ляодунский п-ов и Южно-Маньчжурскую железную дорогу, признала Корею японской сферой влияния. Большая Азиатская программа Николая II «была надолго остановлена, международные позиции России оказались подорванными, ее влияние на Дальнем Востоке значительно ослабло» (с. 337).

Третья часть книги («Между двумя войнами») касается борьбы России за восстановление авторитета великой державы после Портсмутского мира, Боснийского кризиса и действий Николая II в целях избежания войны. Русско-японская война серьезно подорвала международный авторитет России. В новой международной обстановке Николай II решил отказаться от восточной экспансии и переключил свою внешнюю политику на Запад. В 1906-1907 гг. произошло русско-английское сближение по причине того, что «интересы Англии и России сталкивались с германской экспансией как на Среднем, так и на Дальнем Востоке» (с. 376). 18 (31) августа 1907 г. в Петербурге была подписана англо-российская конвенция относительно сфер влияния в Персии, Афганистане и Тибете.

Россия оказалась вовлеченной и в события на Балканах. В начале XX в. наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц-Фердинанд считал, что жители Боснии и Герцеговины должны стать надежными союзниками Австро-Венгрии. В 1908 г. Босния и Герцеговина была аннексирована австрийскими властями. Еще до аннексии Николай II выступал против нее и собирался заявить протест Австрии. Однако после аннексии он вынужден был отказаться от ноты протеста, поскольку в приложении к договору о «Союзе трех императоров» 1881 г. было сказано, что «Австро-Венгрия сохраняет за собой право аннексировать Боснию и Герцеговину в момент, который она признает подходящим» (цит. по: с. 454).

После Боснийского кризиса Николая II беспокоила возможность прямого раздела славянских государств между Австро-Венгрией и Турцией. Ни одна из великих держав не собиралась

препятствовать разделу. В этих условиях Николай II выступил инициатором создания союза балканских государств с целью противостояния Австро-Венгрии или Турции. 1 (13) марта 1912 г. при поддержке России было подписано союзническое соглашение между Болгарией и Сербией, а 16 (29) марта - между Болгарией и Грецией. В июле 1912 г. к союзу присоединилась Черногория, которая самостоятельно объявила войну Турции. Начались Балканские войны. Однако Балканский союз был разрушен в ходе Второй Балканской войны авантюрой болгарского царя Фердинанда, и славянские страны понесли территориальные потери. Николай II был разгневан тем, что игнорирование Фердинандом его воли не начинать войны с Сербией «имело такие ужасные последствия на радость Австрии» (цит. по: с. 562).

В четвертой части («Дипломатия Великой войны») рассматривается участие России в Первой мировой войне и крушение монархии во время Февральской революции. П.В. Мультатули пишет, что «изучение совокупности источников приводит к выводу, что Россия войны не хотела и делала все возможное, чтобы ее избежать, а Германия к ней стремилась, долгие годы вынашивала планы мировой гегемонии и считала наилучшим моментом для осуществления этих планов 1914 г.» (с. 610). Германия не желала искать компромисса с Россией, которая не вписывалась в будущее мироустройство, планируемое кайзеровским руководством. 16 (29) июня 1914 г. Николай II получил телеграмму о сараевском убийстве. В этот период он вынашивал планы привлечения Англии к русско-французскому союзу: «Это был бы залог мира» (цит. по: с. 631). После ультиматума, предъявленного Австро-Венгрией Сербии, Николай II получил сербскую депешу с криком о помощи. Ультиматум Сербии означал вызов России, но вместе с тем царь осознавал военную, внутриполитическую и экономическую неподготовленность своей страны к войне. Тем не менее Николай II, как православный монарх и покровитель славян, пошел до конца в деле защиты Сербии. «России, - пишет П.В. Мультатули, - никогда не был свойствен западный прагматизм, в своих действиях она руководствовалась в первую очередь Высшей Правдой» (с. 639).

19 июля (1 августа) Германия в связи с общей военной мобилизацией в России объявила ей войну. Николай II ответил на это своим манифестом. Он поклялся, что «не заключит мира, пока по-

следний враг не будет изгнан с земли Русской» (цит. по: с. 668). Однако военные неудачи, формирование заговора против Николая II и революционные события вынудили Россию преждевременно выйти из войны. В заговор против царя, помимо политиков, были вовлечены руководство Ставки и некоторые главнокомандующие фронтами. Автор считает, что «в таких условиях император Николай II был обречен» (с. 779). 2 марта 1917 г. царь был свергнут с престола.

В послесловии П.В. Мультатули пишет, что в случившихся в феврале 1917 г. событиях и, соответственно, в том, что внешняя политика России в правление Николая II была во многом провальной, нет вины российского императора. Ответственность за это «ложится на все русское общество, в особенности же на тех его представителей, кто стремился к социальным и политическим переменам любой ценой, кто ставил свои амбиции выше интересов государства и народа». «Царю не дали выиграть войну для России» (с. 781). В то же время, считает автор, император «не хотел этой войны и сделал все от него зависящее, чтобы ее не было» (с. 782). Вступая на престол, Николай II стремился проводить политику мира. Продолжение николаевской внешней политики после войны «означало бы конец колониального мира, конец политики империализма, ибо Россия по своей сути была государством антиколониальным и антиимпериалистическим» (с. 784). Именно поэтому известия о крушении монархии в России наши враги в Германии и странах Антанты восприняли с надеждой на собственные успехи. Главный итог внешней политики Николая II, считает автор, «заключается в том, что он был первым из государственных деятелей, кто духовно-нравственную основу возвел в основание мировой политики» (с. 785).

О.В. Бабенко

2014.02.018. АРОНСОН Дж. ВЫБОР ПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД: США И ИЗРАИЛЬСКО-ПАЛЕСТИНСКИЙ КОНФЛИКТ.

ARONSON G. Policy options in a time of transition: The US and the Israel-Palestine conflict // Wash. middle east j. - Wash, 2013. - Vol. 67, N 2. - P. 249-257.