Научная статья на тему '2013. 04. 019. Ильмярв М. Безмолвная капитуляция. Внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы между двумя войнами и утрата независимости: (с середины 1920-х годов до аннексии в 1940) / пер. С эстон. – М. : РОССПЭН: фонд «Президент. Центр Б. Н. Ельцина», 2012. – 806 с'

2013. 04. 019. Ильмярв М. Безмолвная капитуляция. Внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы между двумя войнами и утрата независимости: (с середины 1920-х годов до аннексии в 1940) / пер. С эстон. – М. : РОССПЭН: фонд «Президент. Центр Б. Н. Ельцина», 2012. – 806 с Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
523
135
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭСТОНИЯ / ЛАТВИЯ / ЛИТВА / МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА / УТРАТА НЕЗАВИСИМОСТИ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2013. 04. 019. Ильмярв М. Безмолвная капитуляция. Внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы между двумя войнами и утрата независимости: (с середины 1920-х годов до аннексии в 1940) / пер. С эстон. – М. : РОССПЭН: фонд «Президент. Центр Б. Н. Ельцина», 2012. – 806 с»

Подводя итоги исследования жизни, политической деятельности, научной работы Бориса Ивановича Николаевского, авторы отмечают, «что в нем существовали и органически и неразрывно сочетались душа политика, душа политолога и душа историка. Но все же душа историка доминировала» (с. 536). Основную его заслугу Ю.Г. Фельштинский и Г.И. Чернявский видят в том вкладе, который он внес в изучение истории российского социал-демократического движения.

Ю.В. Дунаева

НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

2013.04.019. ИЛЬМЯРВ М. БЕЗМОЛВНАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЭСТОНИИ, ЛАТВИИ И ЛИТВЫ МЕЖДУ ДВУМЯ ВОЙНАМИ И УТРАТА НЕЗАВИСИМОСТИ: (С СЕРЕДИНЫ 1920-х годов ДО АННЕКСИИ В 1940) / Пер. с эстон. -М.: РОССПЭН: Фонд «Президент. центр Б.Н. Ельцина», 2012. -806 с.

Ключевые слова: Эстония, Латвия, Литва; межвоенный период; внешняя политика; утрата независимости.

В книге эстонского историка, бывшего директора Института истории Таллиннского университета, д-ра ист. наук М. Ильмярва рассматривается внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы межвоенного периода. Особое внимание уделяется отношениям балтийских государств с Германией, СССР, Польшей и Великобританией. Источниковую базу исследования составили не публиковавшиеся ранее материалы из архивов Эстонии, Латвии, Литвы, Венгрии, Финляндии, Германии, Великобритании, Швеции, Польши, Чешской Республики, США, России, а также опубликованные дипломатические документы, речи и интервью известных государственных деятелей, мемуарная литература, периодика.

Монография состоит из предисловия, введения, 13 глав, заключения и библиографии. Первая глава посвящена отношениям между СССР и странами Балтии. В межвоенный период Кремль рассматривал балтийские государства, во-первых, как образования,

возникшие в результате Гражданской войны, интервенции западных стран и движения революции на запад, во-вторых, как необходимый этим странам плацдарм для будущей войны с СССР и составную часть Версальской системы, в-третьих, как требовавшуюся Германии после разгрома Польши сырьевую базу и транзитный коридор для получения сырья из СССР, и, наконец, как государства, находящиеся под воздействием Великобритании, Польши, Франции и Германии и независимые лишь номинально (с. 27). Поэтому, по мнению автора, одна из главных задач политики СССР в отношении прибалтийских государств в межвоенный период «заключалась в том, чтобы воспрепятствовать созданию на своей западной границе союза лимитрофов» (там же). Отсюда возникло стремление добиться от стран Балтии нейтралитета во внешней политике. Принципы работы с балтийскими государствами определились к середине 1920-х годов. В Москве считали, что Великобритания пыталась создать антисоветский блок с участием государств Балтии и Польши. Для выяснения антисоветских планов предполагалось активизировать разведдеятельность. Коминтерн же должен был разъяснить рабочему классу Польши и стран Балтии антисоветскую суть подготавливавшегося польско-балтийского блока. А у лидеров прибалтийских государств Пятса, Ульманиса и Сметоны были свои интересы, свои политические цели. Для некоторых из них суверенитет «оказался бизнес-проектом, для претворения которого в жизнь годились любые средства» (с. 64).

Во второй главе рассматривается приход Гитлера к власти и борьба СССР и Германии за доминирование в Центральной и Восточной Европе. После прихода к власти в Германии нацистов правительство Франции ратифицировало договор о ненападении с СССР. 20 декабря 1933 г. Политбюро постановило, что Москва должна заключить региональный договор о взаимопомощи против германской агрессии предположительно с участием Бельгии, Франции, Чехословакии, Польши, прибалтийских стран и Финляндии. В связи с приходом к власти Гитлера и балтийской политикой Польши Кремль решил, что Прибалтика и Финляндия, как возможный театр военных действий будущей войны, обретают для СССР особое значение. В Москве был обсужден вопрос, как сохранить и упрочить влияние Кремля на прибалтийские страны. Предлагалось «повысить политическую активность, оказывая на них политиче-

ское, экономическое и культурное воздействие, чтобы помешать Германии использовать прибалтийские страны против СССР» (с. 68). Кроме того, необходимо было нейтрализовать британское и польское влияние в Прибалтике. Что же касается балтийской политики Германии, то она была подчинена идеологии национал-социализма и направлена на то, чтобы страны Балтии расширили в будущем жизненное пространство Германии.

В 1933 г. в Эстонии должны были состояться выборы президента. СССР поддерживал кандидатуру К. Пятса. Последний 12 марта 1934 г. совместно с генерал-лейтенантом Лайдонером совершил государственный переворот, который оправдывался тем, что «внутренняя политика Эстонии могла привести к вмешательству в дела страны некоей внешней силы» (с. 98). В ночь с 15 на 16 мая 1934 г. произошел государственный переворот и в Латвии, осуществленный премьер-министром Ульманисом и министром обороны и юстиции Балодисом. Среди причин переворота называлось то, что сейм был не в состоянии изменить действующую конституцию, принять меры для преодоления тяжелой экономической ситуации и т.п. (с. 102). Автор отмечает, что многие немецкие газеты поддержали переворот, считая, что «он проведен по немецкой модели» (с. 104). Действительно, и латыши, и эстонцы использовали методы, применявшиеся большинством диктаторских правительств. Однако балтийские диктатуры, «в сравнении с итальянской и немецкой», были мягкими (с. 105).

Третья глава посвящена созданию Балтийской Антанты. 12 сентября 1934 г. в Женеве Эстония, Латвия и Литва заключили Договор о дружбе и взаимопомощи. Договор был заключен не только по экономическим причинам и из-за балтийской политики Германии и Польши, но и из-за опасений по поводу того, что Литва может теснее сблизиться с СССР, вплоть до заключения военного союза. «Противоречия между участниками союза позволили Москве испытывать чувство удовлетворения от того, что первые шаги балтийского сотрудничества новых надежд не внушают» (с. 137). Германия также не сочла этот союз опасным для себя. А в Таллине и Риге Балтийская Антанта «рассматривалась как средство заставить Литву считаться с мнением северных соседей» (с. 139).

В четвертой главе анализируется позиция стран Балтии в отношении проекта Восточного пакта. В середине 1930-х годов бал-

тийские государства столкнулись с проблемой Восточного пакта, или Восточного Локарно. Инициатором пакта была Франция. В данный союз предлагалось включить Германию, СССР, Литву, Латвию, Эстонию, Францию, Польшу, Финляндию. Ряд прибалтийских министров совершили визиты в Москву, но Таллин и Рига не дали конкретных ответов по поводу заключения Восточного пакта. Лишь одна Литва поддержала идею данного соглашения, так как для нее это было «антипольской демонстрацией»1 (с. 149).

Пятая глава касается положения стран Балтии в новой системе европейской политики безопасности. 18 июня 1935 г. Англия и Германия заключили морское соглашение, значение которого заключалось в том, что «у Германии развязывались руки на Балтийском море» (с. 176). Это соглашение не было неожиданностью для балтийских государств, все они негативно его восприняли. Кроме того, они понимали, что надеяться на Великобританию нельзя, так как она интересуется странами Балтии только как частью Европы и членами Лиги Наций. Польша тоже не внушала доверия, так как отношения Варшавы с Берлином не были стабильными, а Германия и СССР могли столкнуться в борьбе за прибалтийские территории. 7-9 мая 1936 г. в Таллине прошла IV конференция министров иностранных дел стран Балтийского союза. Между ее участниками обозначились разногласия, которые касались деятельности Лиги Наций и отношения к Германии. В частности, Литва считала, что двусторонние договоры с Германией не дают совершенные гарантии безопасности, но это мнение не разделяли Латвия и Эстония (с. 195).

Шестая глава посвящена оборонной политике балтийских государств. После прихода Гитлера к власти началось наращивание вооруженных сил Германии, которая стала интересоваться балтийскими государствами. Берлин, в частности, дал понять, что «будет раздражен, если Эстония присоединится к франко-советскому блоку» (с. 213). Кроме того, Германия начала проявлять повышенный интерес к вооруженным силам Латвии, Эстонии и Финляндии. Прибалты же испытывали историческое недоверие к Германии. В формирование оборонительной политики были вовлечены вто-

1 Литва находилась в напряженных отношениях с Польшей из-за оккупированного в 1920 г. поляками г. Вильно. - Прим. реф.

рые отделы штабов стран Балтии, представлявшие собой военные и разведывательные службы. Официальные взаимные визиты военных тоже играли заметную роль. Немаловажным было и военное сотрудничество между Эстонией и Финляндией, в котором главную роль «играло взаимодействие военно-морских сил» (с. 235).

В седьмой главе рассматривается путь стран Балтии к безусловному нейтралитету. В 1938 г. в Европе углубился политический кризис. Западные державы заключили с Германией Мюнхенский договор, открывший дорогу к реализации экспансионистских планов Германии. Поэтому балтийские государства стремились к нейтралитету на случай вооруженных конфликтов. В октябре 1938 г. МИДы стран Балтии подготовили законы об организации нейтралитета. Гросс-адмирал Германии Э. Редер писал о последствиях нейтралитета балтийских государств для Берлина следующее: «Германия должна уважать и признавать нейтралитет этих стран и только после того, как противник нарушит его, надо будет нанести ответный удар» (цит. по: с. 332). Но уже в марте 1939 г. Литва подписала договор с Германией, по которому передала немцам требуемую ими Клайпеду. Это событие «вызвало общее беспокойство в Восточной Европе... Стало понятно, что теперь последуют требования к Польше и дальнейшая немецкая экспансия в Восточной Европе» (с. 349).

В восьмой главе анализируются трехсторонние переговоры 1939 г., позиция Эстонии и Латвии. Весной 1939 г. Эстония и Латвия подписали отдельные договоры с Германией о ненападении. Аналогичные договоры они заключили и с СССР. На протяжении всего межвоенного периода велись переговоры о трехстороннем эстоно-латвийско-немецком договоре, но они провалились прежде всего по вине Англии и СССР. Отчасти вина лежала и на польском правительстве, которое заявило, что «ни в коем случае не допустит появления частей Красной армии на своей территории» (с. 412). Но главной внешнеполитической проблемой Балтийского региона, по мнению автора, был не провал трехсторонних переговоров, а то, что руководство Эстонии «полностью подчинилось давлению Германии, возлагало надежду на ее военную мощь и даже не пыталось проводить независимую внешнюю политику» (там же).

Девятая глава посвящена политике балтийских стран в промежутке времени от заключения пакта Молотова-Риббентропа до

начала Зимней войны. 23 августа 1939 г. был подписан советско-германский договор о ненападении, дополненный секретным протоколом о разделе сфер влияния в Восточной Европе. Прогнозы о заключении подобного договора встречались в докладах дипломатов балтийских стран в 1920-1930-е годы. Но даже после подписания пакта официальные власти стран Балтии продолжали успокаивать народ, подчеркивая, что договоры о ненападении с СССР и Германией гарантируют безопасность балтийских государств. В то же время они заявляли о готовности «оказать вооруженное сопротивление любому врагу» (с. 490).

В десятой главе рассматривается реакция стран Балтии на советско-финляндскую войну. Балтийские государства находились в сфере интересов Финляндии. Но в 1939 г. назревал советско-финляндский кризис, который, как небезосновательно полагали финны, перерастет в войну. Причина кризиса - разные подходы Москвы и Хельсинки к договорам с балтийскими государствами. Начавшаяся в ноябре 1939 г. советско-финляндская война вызвала непонимание финнов со стороны литовцев, которые считали, что у Финляндии нет шансов получить иностранную помощь, поэтому ей надо сдаться без сопротивления СССР. Эстонцы же высказывали «сожаления о нехватке оружия у Финляндии», а латышская печать «прямо как по заказу принялась возвеличивать стойкость финнов» (с. 575). Последнее вызывало недовольство Кремля. 20 марта 1940 г., когда сопротивление на Карельском перешейке было практически сломлено и победа осталась за Москвой, между СССР и Финляндией неожиданно было подписано мирное соглашение. Автор считает, что «советское правительство, наблюдавшее за реакцией мировой общественности, опасалось, что война с Финляндией может стать войной с участием нескольких сторон, и само начало зондировать почву для заключения мирного соглашения с финнами» (с. 577).

11 глава посвящена изменениям прибалтийской политики СССР и «катастрофе» стран Балтии. На политику Кремля повлияли события в Европе. С 1 сентября 1939 г. шла Вторая мировая война. В апреле 1940 г. пала Дания, в апреле - июне шли бои в Норвегии, в мае Гитлер предпринял широкомасштабное наступление на Бельгию, Люксембург и Голландию. 15 мая СССР подписал договор с Эстонией о расширении советских баз. В мае того же года власти

Литвы были обвинены в провокациях, пытках и допросах красноармейцев на советских базах с целью выведать военные тайны. 15 июня части Красной армии напали на латвийских пограничников. Латыши выразили протест, но вынуждены были принять ультиматум СССР, допустив на свою территорию «дополнительные» части Красной армии. Подобный ультиматум приняла и Эстония. Это были серьезные шаги к утрате суверенитета. Причиной принятия ультиматумов эстонский посланник в Москве А. Рей называл веру прибалтов в немецкое оружие и политические средства разрешения конфликтов (с. 644).

В 12 главе рассказывается о формировании «июньских правительств» и советской «культурной дипломатии». 14-16 июня 1940 г. Латвия, Литва и Эстония были оккупированы Красной армией. После оккупации в этих странах советскими эмиссарами были созданы просоветские «июньские правительства». Однако сохранялись прежние национальные армии, и это «должно было продемонстрировать народам Балтии и мира, что Советский Союз -не завоеватель» (с. 654). Кроме того, советские полпредства в балтийских столицах проводили политику «культурной дипломатии», опираясь на интеллигентов, недовольных существовавшим ранее в прибалтийских странах строем, и просоветски настроенных людей. Другими словами, советские деятели манипулировали культурой и деятелями культуры в пропагандистских целях. В указанных странах создавались общества дружбы с СССР и т.д. (с. 657).

13 глава посвящена действиям правительств прибалтийских государств перед аннексией последних в 1940 г. Политика «июньских правительств» была направлена на обеспечение действий договоров о взаимопомощи с СССР и дальнейшего развития дружественных отношений. Однако Москва постоянно вмешивалась в политическую жизнь стран Балтии, например, в июле 1940 г. потребовала провести внеочередные парламентские выборы. На судьбы балтийских государств существенное влияние оказала Германия. После заключения пакта Молотова-Риббентропа немцы пообещали прибалтам удерживать СССР от ликвидации их государств. Когда же Прибалтика была оккупирована, Германия отреагировала на это очень сдержанно. В результате в короткий срок страны Балтии были инкорпорированы в состав СССР. Как пишет автор, «балтийские

народы не согласились с этим и в дальнейшем оказывали - в различной форме - сопротивление Советскому Союзу» (с. 733).

В заключение М. Ильмярв утверждает, что «в истории народов Балтии 1939-1940 гг. оказались самой большой трагедией XX в. В эти годы завершилась эпоха впервые завоеванного суверенитета» (с. 735). В то же время автор не отрицает, что в обретении независимости балтийских государств важную роль сыграла большая политика. Она же стала существенным фактором в утрате ими независимости. Ильмярв приходит к выводу о том, что утрату суверенитета странами Балтии определили несколько факторов: «Во-первых, кризис большой политики в Европе, порожденный Мюнхенским договором; во-вторых, советско-германские соглашения, умелая советская пропаганда и целенаправленная подрывная деятельность; в-третьих, отсутствие самостоятельной внешней политики балтийских государств в 1939-1940 годах и, в-четвертых, господствовавшая в этих странах обстановка в тот момент, когда в большой европейской политике произошел сдвиг, позволивший ликвидировать суверенитет» (с. 743).

О.В. Бабенко

2013.04.020. ЯЖОМБЕК В. ПОЛЬСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА И ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ В 1966-1976 гг.: ДВУСТОРОННИЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ АСПЕКТЫ.

JARZ4BEK W. Polska Rzeczpospolita Ludowa wobec polityki wschodniej Republiki Federalnej Niemiec w latach 1966-1976: Wymiar dwustronny i miçdzynarodowy. - W-wa: Inst. studiow polit. PAN, 2011. - 529 s.

Ключевые слова: Польская Народная Республика; Федеративная Республика Германия; объединение Германии; восточная политика ФРГ.

Монография адъюнкта Института политических исследований ПАН, д-ра В. Яжомбек, состоящая из введения, двух частей, заключения и библиографического списка, посвящена отношению ПНР к восточной политике Бонна в широком контексте международных отношений 1966-1976 гг. Автор отмечает, что восточная политика ФРГ была важной частью немецкой политики, так назы-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.