Научная статья на тему '2011. 02. 003. Замир Е. , Медина Б. Право, экономика и мораль. Zamir E. , Medina B. law, Economics and morality. - Oxford: Oxford Univ.. Press, 2010. - 376 p'

2011. 02. 003. Замир Е. , Медина Б. Право, экономика и мораль. Zamir E. , Medina B. law, Economics and morality. - Oxford: Oxford Univ.. Press, 2010. - 376 p Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
29
7
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВО И ЭКОНОМИКА

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Четвернина А.В.,

Текст научной работы на тему «2011. 02. 003. Замир Е. , Медина Б. Право, экономика и мораль. Zamir E. , Medina B. law, Economics and morality. - Oxford: Oxford Univ.. Press, 2010. - 376 p»

2011.02.003. ЗАМИР Е., МЕДИНА Б. ПРАВО, ЭКОНОМИКА И МОРАЛЬ.

ZAMIR E., MEDINA B. Law, economics and morality. - Oxford: Oxford univ. press, 2010. - 376 p.

Авторы книги - профессора Европейского университета Иерусалима - пытаются прояснить возможность сочетания моральных и экономических принципов в экономике, политике и праве. Трудно преувеличить влияние экономического анализа на развитие теории права. Именно экономический анализ и, в частности, анализ эффективности затрат, обусловливают взаимоотношения экономических агентов, определяя цели, средства, инициативы и возможные выгоды. Тем не менее сам по себе экономический анализ предполагает принятие решений экономическими агентами, основываясь лишь на критериях максимизации прибыли, а поведение агентов, направленное лишь на извлечение максимальной прибыли, признается многими мыслителями и юристами неприемлемым. Так, деонтологические теории (учение о должном) предполагают, что получаемые материальные выгоды являются очень важным, но далеко не последним фактором при формировании поведения индивидов. Действия индивидов должны быть направлены на достижение общего блага, интересы других участников должны быть учтены в той мере, в которой это не противоречит здравому смыслу. Главным критерием в оценке поведения в этом случае является ненанесение своими действиями вреда другим.

Преобладающие на данный момент умеренные деонтологи-ческие теории признают, что моральные ограничения в определенных ситуациях могут быть не соблюдены. Например, данные кем-либо обещания могут быть нарушены в ситуации, когда это позволит получить значительные выгоды либо избежать значительных потерь. Используемый подход тем не менее отличается от принципа результативности, когда выбор возможных альтернатив основывается на простом сравнении ожидаемых результатов. В этом случае моральные принципы могут быть не соблюдены, даже если это улучшит результат незначительно.

В основе умеренных деонтологических теорий лежит понятие здравого смысла. Но здравый смысл не может являться детерминирующей характеристикой экономического анализа. Более то-

го, большинство политиков и исследователей права предпочитают не учитывать предположения, которые с экономической точки зрения являются неэффективными, либо учитывать их вне рамок экономического анализа. Некоторые исследователи предлагают создать «суперпроцедуру», которая бы позволила объединить деонтологические и экономические подходы к решению той или иной проблемы, и тем не менее они не представляют, в чем конкретно должна заключаться суть этой «суперпроцедуры».

Методологические преимущества сочетания экономического анализа и деонтологических подходов способны создать инструмент, который бы позволил принимать наиболее справедливые решения. По мнению авторов, экономический анализ, ввиду того, что он не способен учитывать неэкономические факторы, был неоправданно списан со счетов, несмотря на все его достоинства в качестве полезного аналитического инструмента.

В книге предпринята попытка создать основу для внедрения пороговых ограничений в анализ эффективности затрат. Это предполагает определение понятия «пороговые ограничения» и возможность их применения для анализа некоторых правовых вопросов. Ограниченный анализ эффективности затрат - более сложный инструмент, который одновременно отвечает критериям эффективности и учитывает возможные ограничения при принятии на его основе решений. С точки зрения деонтологии учет моральных ограничений определяет применимость экономического анализа в принципе, тогда как с позиции эффективности он может быть необходим для получения более релевантных результатов. Факт того, что индивиды при принятии решений руководствуются также моральными принципами, вряд ли может быть подвергнут сомнению. Этот тезис находит свое подтверждение при рассмотрении правовых доктрин, многие из которых своим происхождением обязаны сформированным социальным установкам.

Книга включает два раздела. В первом, состоящем из пяти глав, представлено теоретическое обоснование авторской концепции. Показана объективная необходимость интеграции деонтоло-гических подходов и анализа эффективности затрат. В первой главе авторы приводят основные положения экономической теории благосостояния, основанной на принципах результативности. Раскрывается сущность принципа результативности и основные черты по-

зитивной и нормативной экономических теорий. Затем авторы представляют основные аргументы деонтологической критики данных теорий и особенно отсутствие каких-либо ограничений неэкономического характера при их применении. Делается вывод о том, что любые попытки оправдать применение экономической теории в чистом виде обречены на провал. По их мнению, экономические агенты в своем поведении стремятся к созданию всеобщего блага, что налагает ряд ограничений на свободу их действий и принимаемых решений. При этом существуют ситуации, когда экономические агенты в принципе не нацелены на извлечение максимальных экономических эффектов из своей деятельности.

Вторая глава посвящена описанию умеренных деонтологиче-ских теорий морали и их критике. Основной упор в данных теориях делается на приоритете независимости, чувства собственного достоинства, соблюдения данных обещаний, несмотря на возможность достижения лучших экономических результатов. Авторы разграничивают умышленное причинение вреда в своей деятельности и допущение возможности причинения такого вреда, а также намерения причинить вред и предвидение его причинения. Любые ограничения имеют свои границы и могут не учитываться, если речь идет о необходимости избежать негативных последствий тех или иных действий в будущем. Тем не менее ограничения являются неотъемлемой частью любой моральной теории. Авторы приходят к выводу, что умеренные деонтологические теории требуют большей точности и методологической стройности.

В третьей главе авторы пытаются выяснить, подходят ли умеренные деонтологические теории только для индивидуальных решений и, соответственно, принципы результативности только для коллективных действий и приходят к выводу, что противопоставление личной и общей морали в рамках изложенной концепции не может иметь места.

Четвертая глава посвящена изучению различных методов формализации деонтологических ограничений. Таким образом, появляется возможность определить допустимость или недопустимость того или иного действия индивида согласно применяемым ограничениям в рамках пороговых функций. Пороговые функции задаются пороговыми величинами, по аналогии с типами затрат и доходов. Роль пороговых функций приобретает особое значение

при наличии нескольких альтернативных вариантов поведения, отвечающих заданным ограничениям.

В пятой главе рассматривается вопрос о возможных препятствиях на пути к внедрению деонтологических ограничений. Например, сохранение нормативной нейтральности экономического анализа или возникновение других непреодолимых трудностей, таких как необходимость создания слишком низких пороговых значений. По мнению авторов, большинство из этих предположений безосновательно.

Во второй части книги авторы описывают механизмы внедрения деонтологически ограниченного метода оценки эффективности затрат в пяти правовых сферах. В каждой из глав дается критическое описание применения нормативного экономического анализа в различных правовых сферах, а каждый тип ограниченного экономического анализа представляется в виде математических формул либо дается его словесное описание.

В шестой главе описывается ограниченный метод оценки эффективности затрат в сфере борьбы с терроризмом. Большая часть данной главы посвящена поиску таких пороговых функций, которые смогли бы определить допустимость так называемых убийств, а также пыток. Авторы приходят к выводу, что использование стандартного экономического анализа не позволяет принять во внимание существенные факторы. Речь идет о разграничении целей антитеррористических операций (включая возмездие, устрашение или упреждение), сравнении последствий принятых государством антитеррористических мер и последствий совершенных терактов. Деонтологически ограниченный метод оценки эффективности затрат на антитеррористические меры учитывает все вышеперечисленные ограничения.

Седьмая глава посвящена свободе слова. В начале главы авторы описывают конституционное закрепление свободы слова и возможности применения стандартного экономического анализа в этом направлении. Авторы вводят этические рамки на ограничение свободы слова и приводят характеристики существующего правового контекста. При расчете выгод от регулирования свободы слова, которые напрямую зависят от предполагаемого вреда, учитываются различные типы вреда. Например, отложенный во времени вред, маловероятный вред, небольшой вред, вред, причиненный

рациональным убеждением. Заключительная часть главы содержит определения пороговых значений в контексте регулирования свободы.

Восьмая глава посвящена дискриминации на рынке, и особенно легитимности и уместности применения антимонопольного законодательства. Существующие правовые нормы объясняют предпосылки для дискриминации. Введение деонтологического ограничения, направленного против дискриминации, поможет вплотную подойти к сути проблемы дискриминации на рынке в связи с существующим антимонопольным законодательством. Выработанный ограниченный метод оценки эффективности затрат в этой сфере, по мнению авторов, наилучшим образом подходит для изучения действующих правовых норм.

Девятая глава посвящена договорному праву. Обычно рыночные операции не предполагают нарушений деонтологических ограничений. По этой причине стандартный анализ эффективности затрат хорошо подходит для этой сферы и практически не требует дополнений. Тем не менее авторы придерживаются позиции, что объединение деонтологических ограничений со стандартным экономическим анализом договорного права может быть плодотворным. Описываются основные деонтологические ограничения и способы их внедрения в экономический анализ. В заключение авторы показывают ряд различий в определении успешности договорных отношений с точки зрения деонтологического и экономического анализов. Здесь же речь идет о тех трудностях, которые могут возникнуть при введении деонтологических ограничений в экономический анализ, с учетом современного состояния упомянутых теорий.

Последняя, десятая, глава посвящена анализу правового патернализма в его различных проявлениях. По мнению авторов, нормативная экономика не обязательно предполагает наличия принципиального антипатернализма. В действительности характер современной экономической теории благосостояния открывает возможность для ограничения свободы других людей в целях личного обогащения. Экономисты обычно выступают против патернализма, но их доводы зачастую строятся на несущественных гипотезах, а вопросы ценности свободы остаются без внимания. Внедрение деонтологических ограничений в анализ способствует

выделению наиболее существенных критериев, которые позволяют раскрыть смысл существующих правовых норм. В заключение авторы предлагают конструкции формальных моделей оценки желательности патерналистских норм в рамках экономических и деон-тологических перспектив.

А.В. Четвернина

2011.02.004. ЖУЖГОВ ИВ. МОНИТОРИНГ ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ / Невинномыс. гос. гуманит.-техн. ин-т. - Невинномысск, 2010. - 167 с. - Библи-огр.: с. 146-159.

В монографии содержится комплексный анализ теоретических основ мониторинга правового пространства, а также особенностей его возникновения и реализации.

Работа состоит из двух глав. В первой освещаются теоретико-методологические аспекты мониторинга правового пространства. Хотя мониторинг успешно применяется при исследовании различных объектов, правовая наука сравнительно недавно обратила внимание на возможности, которые он предоставляет. Мониторинг включает в себя несколько связанных друг с другом и взаимно влияющих элементов: сбор фактического материала, оценивание, контроль, прогнозирование, разработка приемов и способов приведения объекта мониторинга в оптимальное состояние. В результате действия мониторинга можно получить четкую и полную картину состояния объекта управленческой деятельности, а также обоснованные рекомендации, содержащие приемы воздействия на него. Каждый отдельно взятый элемент системы мониторинга не может предоставить подобной информации, т.е. система обладает качеством, несвойственным любому ее элементу.

Мониторинг как теоретическое понятие - «это система теоретических и эмпирических методов познания, образованная в результате слияния различных методологических концепций, применение которой возможно при исследовании различных объектов независимо от предметного содержания на всех этапах получения нового знания» (с. 22).

Мониторинг следует вводить в следующих ситуациях: 1) когда состояние объекта мониторинга не оптимально; 2) состояние объекта мониторинга имеет оптимальные показатели, но объект