Научная статья на тему '2008. 02. 003. Кинг Ч. Черное море. История. King Ch. The black Sea. A history. - Oxford, etc. : Oxford Univ.. Press, 2004. - XX, 276 p'

2008. 02. 003. Кинг Ч. Черное море. История. King Ch. The black Sea. A history. - Oxford, etc. : Oxford Univ.. Press, 2004. - XX, 276 p Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
51
21
Поделиться
Ключевые слова
ЧЁРНОЕ МОРЕ / ЧЕРНОМОРСКИЙ МИР / СТРАНЫ И НАРОДЫ ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Фадеева Т.М.,

Текст научной работы на тему «2008. 02. 003. Кинг Ч. Черное море. История. King Ch. The black Sea. A history. - Oxford, etc. : Oxford Univ.. Press, 2004. - XX, 276 p»

2008.02.003. КИНГ Ч. ЧЕРНОЕ МОРЕ. ИСТОРИЯ.

KING CH. The Black Sea. A history. - Oxford, etc.: Oxford univ. press,

2004. - XX, 276 p.

Ключевые слова: Чёрное море, черноморский мир, страны и народы черноморского побережья.

Книга английского историка, специалиста по восточноевропейским проблемам, посвящена странам и народам, расположенным вдоль побережья Черного моря, их богатому прошлому и настоящему. Автор исследует многообразные связи, благодаря которым Черное море обычно называют мостом, объединявшим на протяжении веков различные религиозные, этнические общности, а сегодня - народы и государства. Идея об определяющей роли морских путей в истории бесспорна; автор напоминает о классическом исследовании Ф. Броделя «Средиземноморский мир на заре современности». Аналогичный подход правомерен и в отношении других морских бассейнов.

Рассмотрение Черноморского региона как геополитического единства требует междисциплинарного подхода, и в его необходимости все более убеждаются западные дипломаты, стратеги, писатели. В XIX в. Черное море являлось сердцевиной Восточного вопроса - сложного соперничества, связанного с ослаблением Османской империи и интересами великих держав в разделе входивших в нее земель и народов. Между двумя мировыми войнами регион стал местом пересечения интересов, связанных с мятежными Балканами, наступлением большевизма и стремлением сохранить европейское влияние в Леванте. После Второй мировой войны страны региона стали ареной глобального противостояния между коммунизмом и капитализмом. После краха коммунизма Юго-Восточная Европа - регион переходных режимов, относительной нестабильности и бедности, предмет беспокойства для Европы, стремящейся к построению объединенного и процветающего континента.

Античные предания, согласно которым Черное море было некогда озером, нашли подтверждение, считает автор. К концу последнего ледникового периода, 18-20 тыс. лет назад его водная поверхность составляла две трети нынешней. Это озеро являлось по-

следней стадией в цепи расширений и сужений на протяжении млн лет. При этом оно соединялось с океанами, с Каспийским морем, или сужалось до размеров полусоленого озера. В конечном итоге Новоэвксинское озеро, отделенное перешейком от Европы и Малой Азии, в пору таяния ледников и переполнения океанов соединилось со Средиземноморьем.

Еще в 70-е годы океанограф У. Баском предположил, что благодаря известной особенности черноморского бассейна (живые существа обитают в верхнем слое воды глубиной примерно 200 м., а глубже оно заражено сероводородом) зона, лишенная кислорода, создает превосходные возможности для сохранения археологических остатков. В конце 90-х годов экспедиция Р. Балларда, открывшего «Титаник», исследовала глубины с помощью подводного робота. Были обнаружены византийский и древнегреческий корабли в хорошей сохранности. По словам Балларда, существует возможность того, что каждый затонувший в Черном море корабль с древнейших времен до наших дней сохраняется на дне морском (с. 19).

Эти открытия впереди, но в настоящее время историю народов и культур Причерноморья традиционно начинают с древнегреческой колонизации и сообщений античных греков о Скифии и Кавказе. Автор рассматривает древнюю историю региона на протяжении ряда эпох - античности, Средневековья, Нового времени.

Для истории Нового времени особенно показателен конфликт, развернувшийся вокруг Черного моря, и его кульминация -Крымская война. Возникшие противоречия коренятся в растущем соперничестве между Великобританией и Россией за Ближний Восток и Центральную Азию, подогреваемом сочетанием имперских амбиций, торговых интересов и борьбой за выгодные границы. Подобное же соперничество осложняло отношения между Россией и Османской империей. Суть соперничества касалась будущего Османского государства и контроля над проливами. Британия и Россия считали, что необходимо международное соглашение, которое отсрочит крах империи и предотвратит или смягчит столкновение европейских держав в борьбе за ее территории. Частью такого соглашения был запрет для появления военных судов в Черном море во время мира. Оно было подтверждено в Конвенции о проливах в июле 1841 г., подписанном всеми европейскими великими державами.

Война продемонстрировала готовность западноевропейских держав к вмешательству на стороне турок-османов ради гарантии того, чтобы ни одна держава, в особенности Российская, не воспользовалась их слабостью. Статус Дуная и проливов стал в большей степени предметом международного законодательства, считает автор, а отнюдь не результатом соотношения сил между двумя империями. Парижский договор, которым завершилась Крымская война, гарантировал свободу внешней торговли. Война способствовала растущему интересу европейцев к Черному морю и Крыму. Они подверглись новому нашествию, на этот раз со стороны путешественников, коммерсантов, ученых, писателей и художников.

После Крымской войны Черное море оказалось открытым для международной торговли. Ей уже не угрожало господство Османской империи, неуклонно слабевшей с XVII в., да и Российской империи тоже. Новая интернационализация Черного моря повела и к реорганизации связей между окружающими его народами. Новые портовые города, до Крымской войны представлявшие собой грязные деревушки, стали центрами экспорта таких важных продуктов промышленной революции, как уголь, железная руда, марганец, нефть.

Морские связи с Европой также стали каналом проникновения двух идей, весьма важных для формирования индивидуальных идентичностей и пересмотра границ культурных и политических общностей: концепции однородной нации и суверенного государства. Религия, особенно на Османских землях, в качестве культурного маркера значила гораздо более, чем этничность и язык. Вплоть до XIX в., например, слово «грек» (Рум) было административным обозначением, а зачастую и самообозначением для любого православного христианина, как для этнических греков, так и для румын, сербов, болгар и др. Религиозная общность заменяла национальную, и для многих наблюдателей этот знак равенства свидетельствовал об отсталости народов, населявших берега Черного моря. Будь то в Османской империи или за ее пределами, немногие народы знали, кто они такие. Аутсайдеры шли на Балканы, Кавказ, другие отдаленные области в поисках остатков древних наций, чистых греков, гетов, фракийцев, колхов и других народов, стремящихся обнаружить свою национально-культурную идентичность. Возникла идея «чистой» нации на все времена.

Начиная с середины XIX в. национальные движения способствовали образованию государств и новому соперничеству между ними, что ослабляло связи причерноморских земель. В ХХ в., с образованием СССР и особенно в годы «холодной войны» море стало барьером между соперничающими странами и социальными системами. Подобные процессы продолжились и после краха коммунизма. На карте Черноморского побережья появились новые суверенные государства - Украина, Россия, Грузия, каждое с собственными геополитическими интересами.

Но в современном мире, замечает автор, преобладает тенденция к размыванию национальной исключительности и гегемонист-ского видения государства. Черноморский регион - не исключение: здесь также приходится решать две противоположные проблемы. С одной стороны, новые страны должны укреплять свою государственность, с другой - они должны проявлять готовность сотрудничать с соседями даже ценой отказа от части суверенитета. Примером служит Европейский союз.

Вскоре после обмена населением между Грецией и Турцией в 1920-е годы Арнольд Тойнби писал: «Фундаментальный и иден-тичностный интерес всех ближневосточных народов состоит в мире, в отстранении от интриг и амбиций великих держав, и в моральной и политической поддержке какой-либо международной организации». Такова была рекомендация, которую поддерживали поколения европейских дипломатов: интернационализация статуса моря и его ответвлений - проливов и устья Дуная как средство воспрепятствовать их монополизации со стороны любой державы, в особенности если она попытается это сделать под лозунгом национального освобождения.

В определенном смысле эта стратегия оказалась успешной, подчёркивает автор. Несмотря на территориальные споры и взаимное недоверие, унаследованное от прошлого, вооруженный конфликт между странами черноморской зоны сегодня немыслим. Только в одном случае территориальный спор двух стран привел к войне: речь идет об армяно-азербайджанском конфликте вокруг Нагорного Карабаха, который завершился прекращением огня в 1994 г. В другом случае ситуация напряженности возникла в связи с разделом советского флота между Украиной и Российской Федерацией. Ситуация разрешилась мирно, большая часть флота отошла

РФ и он по-прежнему базируется в Севастополе. В регионе, еще недавно бывшем пороховой бочкой, такое отсутствие конфликта примечательно.

В начале 2000-х годов не мощь государств угрожает миру и стабильности в регионе, а скорее их слабость. Во многих областях бедность связана отнюдь не с переходом от коммунистического централизованного планирования к рынку, но с долгосрочной структурной чертой местных экономик. Правительственные институты весьма слабы. Слабость системы социального обеспечения заставляет искать способы выживания в одиночку, прибегая к традиционным формам социальной связи - семья, клан, этническая группа. А это препятствует осознанию индивида как равноправного гражданина современного государства. Решение проблем для многих видится в миграции, в поиске политического убежища, прежде всего в странах ЕС. Беженцы из зон вооруженных конфликтов на Кавказе и Балканах становятся дополнительным бременем для государств, с трудом обеспечивающих собственных граждан. Без преувеличения можно сказать, что передвижение населения 1990-х - начала 2000-х годов (миграция, беженцы) может преобразовать демографическую ситуацию в регионе почти столь же глубоко, как в период 1860-1920 гг.

Сепаратистские движения и гражданские войны в регионе нанесли значительный ущерб и без того слабым государствам. Относительная стабильность, (прекращение огня на Балканах, арест лидера курдских повстанцев Абдуллы Осалана и т.д.) не означала реального решения конфликтов. Вместо этого в зонах конфликтов возникали непризнанные государства, стремящиеся к обретению суверенитета.

Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье мало известны в мире, но уже более десятилетия это реально существующие целостности в Причерноморье. Международно признанные государства, считающие себя их хозяевами - Грузия, Азербайджан и Молдова - постоянно взывают к помощи извне в урегулировании споров. Переговоры под эгидой ООН и других международных посредников длятся годами, не приводя к окончательному урегулированию. Однако, пребывая в состоянии между войной и миром, непризнанные государства Евразии создали свои реальные властные институты, которые в целом функционируют

так же хорошо, как и в странах, составной частью которых они якобы являются. Все они обладают базовыми структурами управления и символами суверенитета. Все имеют вооруженные силы и хоть и слабые, но работающие экономики.

На большинстве карт показаны лишь шесть причерноморских государств, но если принять за базовый признак государственности способность осуществлять контроль над определенной частью территории, то их фактически больше.

Ради предотвращения конфликтов и обеспечения регионального сотрудничества главы государств всего Причерноморского побережья и их соседи в ходе встречи в 1992 г. в Стамбуле приняли широкую программу сотрудничества. Через шесть лет 11 стран-членов - Россия, Украина, Турция, Греция, Румыния, Болгария, Албания, Армения, Азербайджан, Молдова, Греция, подписали хартию, придавшую ОЧЭС2 статус международной организации с постоянным секретариатом в Стамбуле, парламентской ассамблеей, банком, летним университетом и центром политических исследований.

Наибольшую обеспокоенность вызывало состояние самого моря. В 1996 г. под эгидой ОЧЭС были проведены исследования причин загрязнения Черного моря. Отныне каждые пять лет ученые прибрежных стран совместно вырабатывают доклад-диагноз. Это огромный шаг вперед от прежнего недоверия в период «холодной войны».

Если в области экологии достигнуты определенные успехи, то в политике и в экономике они весьма малы. Только 12% торговли ведется между странами Причерноморья. Авиалинии связывают прибрежные государства не столько друг с другом, сколько с европейскими столицами.

Ни один политик не думает, что ОЧЭС может заменить другие организации - членство в НАТО и ЕС. Несмотря на заявления президентов и премьер-министров о желании укреплять ОЧЭС, на практике немного побудительных причин к сотрудничеству со странами, чьи перспективы членства в подлинно важных организациях еще менее надежны, чем их собственные. Сегодня политика НАТО и ЕС - главная движущая сила, во многом определяющая

2

ОЧЭС - Организация черноморского экономического сотрудничества.

международную политику стран Причерноморской зоны. Однако намечаются новые горизонты в области энергообеспечения и прокладки трубопроводов, что в перспективе должно сплотить на новой основе страны Причерноморья, заключает автор.

Т.М. Фадеева