Научная статья на тему '2007. 03. 031. Амирханов Х. А. Каменный век Южной Аравии / РАН. Ин-т археологии. - М. : Наука, 2006. - 693 с. - библиогр. : С. 589-597'

2007. 03. 031. Амирханов Х. А. Каменный век Южной Аравии / РАН. Ин-т археологии. - М. : Наука, 2006. - 693 с. - библиогр. : С. 589-597 Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

127
26
Поделиться
Ключевые слова
ЮЖНАЯ АРАВИЯ / ПАЛЕОЛИТ / НЕОЛИТ / ПОСТНЕОЛИТ / РОССИЙСКО-ЙЕМЕНСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ (1983-2003 ГГ.)

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Медовичев А.Е.,

Текст научной работы на тему «2007. 03. 031. Амирханов Х. А. Каменный век Южной Аравии / РАН. Ин-т археологии. - М. : Наука, 2006. - 693 с. - библиогр. : С. 589-597»

АРХЕОЛОГИЯ

2007.03.031. АМИРХАНОВ Х.А. КАМЕННЫЙ ВЕК ЮЖНОЙ АРАВИИ / РАН. Ин-т археологии. - М.: Наука, 2006. - 693 с. -Библиогр.: с. 589-597.

Ключевые слова: Южная Аравия, палеолит, неолит, постнеолит, Российско-Йеменская археологическая экспедиция (19832003 гг.).

В книге подводятся итоги двадцатилетних исследований (1983-2003) памятников каменного века, проведенных автором в составе Советско-Йеменской (с 1992 г. Российской) археологической экспедиции на территории Республики Йемен. Район исследований охватил широкую полосу суши вдоль Аденского залива, ограниченную с севера пустыней Руб аль-Хали, где было выявлено и изучено более сотни памятников палеолита, неолита и постнеолита.

Книга состоит из трех частей. В первой представлены материалы 59 местонахождений эпохи палеолита, открытых в долине Дауан и на прилегающих участках плато на западе провинции Хад-рамаут, в районах предгорий и среднегорий в прибрежной полосе Аденского залива, а также в горных районах провинции Махра. Из общего числа палеолитических местонахождений 5 пунктов относятся к олдовану, 21 - к ашелю, 11 - к среднему палеолиту и 22 -к верхнему палеолиту (с. 15). Материалы местонахождений, пишет Х.А. Амирханов, обеспечивают необходимую фактическую базу для выявления последовательности смены одних индустриальных комплексов другими на протяжении всего каменного века на изучаемой территории.

Как отмечает автор, доашельская индустрия Хадрамаута, наиболее полное представление о которой дают материалы многослойной пещерной стоянки Аль-Гуза, характеризуется количественным преобладанием чопперов (односторонних и двусторонних) над всеми другими видами орудий, вместе взятыми. Последние включают в себя несколько вариантов скребел на обломках и от-щепах и некоторые другие категории предметов, характерные для инвентарей преимущественно олдувайских памятников.

Наиболее общие черты ашеля Южной Аравии, прослеженные по материалам целого ряда памятников, среди которых особенно

информативной оказалась стоянка Мешхед III, сводятся к обилию рубил в сочетании с орудиями на отщепах и незначительным количеством чопперов, абсолютному господству (как и в предшествующий период) техники одноплощадного нуклеуса подпарал-лельного скалывания. По этим особенностям рассматриваемая культура, пишет автор, обнаруживает сходство с ашелем Ближнего Востока и оазиса Харга в Северо-Восточной Африке.

Каменную индустрию памятников среднего палеолита Хад-рамаута (стоянки-мастерские Мешхед I, Аль-Габр I, II, IX и ряд других) автор однозначно определяет как леваллуазскую, нефасе-тированную. По ряду общих признаков эти памятники образуют единство с другими среднепалеолитическими индустриями Аравии и Северо-Восточной Африки, но максимальное сходство находят в «нубийском мустье» долины Нила и «нижнем леваллуа» оазиса Харга.

Смещение черт культурного сходства от Ближнего Востока в Северо-Восточную Африку получает еще более яркое выражение в верхнем палеолите. Специфика каменной индустрии этого периода известна по материалам таких стоянок Хадрамаута, как Мешхед IV и V, Аль-Габр IV, X-XII, Вади Дауан I—III и других, а также местонахождений Махры (Вади Хурут I и III). В самом общем виде она характеризуется сочетанием архаической по европейским и ближневосточным стандартам техники первичного раскалывания с вполне верхнепалеолитическим набором орудий и способов их вторичной отделки. По этому признаку рассматриваемая культура смыкается с пластом синхронных памятников долины Нила и Ливийской пустыни, образуя с ними единую культурную провинцию. Впрочем, как отмечает автор, еще рано говорить о хадрамаутских материалах как об археологической культуре. Пока, с его точки зрения, их правомерно рассматривать как южноаравийский вариант «оазисных культур» афро-азиатской полосы сухих тропиков (с. 328-330).

Во второй части работы анализируются материалы 43 памятников неолита и постнеолита двух обширных культурно-исторических областей Южной Аравии - Хадрамаута (9 памятников) и Махры (34 памятника). На территории первой из них наиболее важными стратифицированными комплексами являются поселение Ас-Сафа I, а также пункты Мешхед X и XI. Стратифици-

рованные памятники Махры представлены стоянками Хабарут I и II, навесом Мсабиг и пещерой Хбек. Подавляющее большинство памятников, таким образом, относятся к категории местонахождений с разрушенными культурными слоями и залеганием находок на современной поверхности (с. 493).

Специфика исследованных памятников, пишет Х.А. Амир-ханов, позволяет говорить о формировании в раннем неолите (VIII-VI тыс. до н.э.) в масштабах всей Аравии двух резко отличных по технико-типологическим характеристикам и, вероятно, по происхождению культурных комплексов. Первый из них, материалы которого и являются предметом изучения в данной части работы, можно, по его мнению, назвать «южноаравийским», а второго -«восточноаравийским». Индустрия последнего базируется на дву-площадном плитчатом нуклеусе торцового скалывания и господством заготовок в виде пластинки. В культурном отношении этот комплекс обнаруживает близость к докерамическому неолиту Ближнего Востока, а само его формирование, как считает автор, проходило под прямым воздействием месопотамских культурных импульсов.

В отличие от него южноаравийский ранненеолитический культурный комплекс характеризуется непластинчатым раскалыванием, одноплощадочным нуклеусом с плоским фронтом раскалывания. Этот вариант культуры, полагает автор, скорее всего, сформировался на местном субстрате и сохранил традиционное (североафриканское) направление культурных связей (с. 494-495).

Поздний неолит Аравийского полуострова датируется VIII тыс. до н.э. Его ранняя стадия (V тыс.) отмечена исчезновением восточноаравийского культурного комплекса и началом трансформации южноаравийского культурного комплекса в сторону так называемого «пустынного неолита», проявляющего черты сходства с неолитом капсийской традиции и фаюмским неолитом долины Нила и Восточной Сахары. При этом, как подчеркивает автор, те элементы, которые определяют специфику южноаравийского неолита уже в VIII тыс. до н.э., в фаюмском оазисе фиксируются только в V тыс., что указывает на направление культурных влияний от Аравии в сторону Северной Африки (с. 496).

Понятие «постнеолит», пишет Х.А. Амирханов, употребляется в литературе для обозначения памятников II—I тыс. до н.э. Юж-

ной Аравии, которые, таким образом, синхронны культуре бронзового века и раннегородской цивилизации данной территории, но характеризуются господством традиций каменного века. Сосуществуя параллельно с ними, постнеолит в социальном и хозяйственном отношениях позже плавно трансформируется в культуру исторически современного кочевого бедуинского населения. Впрочем, как отмечает автор, существенные черты каменного века в производстве и использовании орудий труда присутствуют и в культуре южноаравийской городской цивилизации I тыс. до н. э. При этом каменная индустрия в типологическом смысле не является собственно неолитической, оставаясь таковой по технологическим показателям (с. 473-474, 481).

В заключительной части монографии рассматриваются прибрежные памятники древних рыболовов и собирателей моллюсков: неолитическое поселение Телль Гихейю, памятники неолита и бронзового века в урочище Аль-Набва (поселение Аль-Набва II и местонахождения Аль-Набва III и IV), а также поселение Канна (нижние, догородские слои). Это многослойные памятники достаточно длительного обитания (в пределах IV-II тыс. до н.э) и с круглогодичным в ряде случаев функционированием. В материалах прибрежной культуры рыболовов рубежа III-II тыс. до н.э. фиксируются глубокие качественные сдвиги, связанные со сменой неолита на Южном побережье Аравии бронзовым веком. Они выражаются в появлении керамики и в заметной деградации техники первичной обработки и существенном обеднении набора каменных орудий. При этом, отмечает Х.А. Амирханов, обитатели прибрежных поселений сохраняют свою хозяйственную специфику, основу стратегии жизнеобеспечения и особенности собственной материальной культуры (с. 578-579).

Существование локальных различий в культуре прибрежных памятников Аденского залива демонстрируют материалы поселений Гихейю и Аль-Набва II. Так, достаточно специфичен каменный инвентарь Гихейю, содержащий элементы традиции, которая отличается от характеристик культур неолита как внутренних, так и других прибрежных районов полуострова. Признанию за каменной индустрией Гихейю статуса особой археологической культуры мешает лишь то, что пока не выявлены другие аналогичные памятни-

ки, существование которых, однако, с точки зрения автора, вряд ли может вызывать сомнения.

Материалы поселения Аль-Набва II довольно определенно могут быть, по его мнению, отнесены к раннему этапу (этап Ма-лейба) культуры Сабир, памятники которой связаны с западной частью равнины, примыкающей к Аденскому заливу, и характеризуются развитым земледельческим укладом хозяйства. Аль-Набва II, по-видимому, может рассматриваться как адаптированный преимущественно к эксплуатации морских ресурсов вариант этой культуры, заключает автор (с. 582-583).

В виде приложения в книге публикуется ряд статей, посвященных отдельным вопросам археологии каменного века Южной Аравии. В статье А.А. Лукашова на общем фоне геолого-геоморфологической истории, а также палеогеографической и па-леоклиматической эволюции Хадрамаута рассматривается история формирования рельефа и ландшафта ущелья Аль-Гуза, в котором были одна из пещерных палеолитических стоянок и два других местонахождения (с. 633-641). М.Н. Алексеев публикует результаты петрографического анализа исходного сырья каменных орудий ашельского местонахождения Джоль-Урум (Хадрамаут)(с. 642643). Методика и результаты исследований сборов моллюсков из местонахождений побережья Аденского залива (Аль-Набва, Ги-хейю, Аль-Урейш) приведены в статье С.В. Попова (с. 643-664). А. Моралес и Э. Розелло публикуют предварительные результаты анализа остатков позвоночных с поселения Гихейю (с. 665-676). Палинологическая характеристика культурных отложений пещеры Аль-Гуза и неолитической стоянки Хабарут I представлена в статьях Е.А. Спиридоновой (с. 677-682) и Г.М. Левковской (с. 682-687).

А.Е. Медовичев