Научная статья на тему '2007. 01. 011. Лейкин Р. С. Сердитые мусульмане Европы. Leiken R. S. Europe's angry Muslims // foreign Affairs. - N. Y. , 2005. - Vol. 84, n 4. - Р. 120-135'

2007. 01. 011. Лейкин Р. С. Сердитые мусульмане Европы. Leiken R. S. Europe's angry Muslims // foreign Affairs. - N. Y. , 2005. - Vol. 84, n 4. - Р. 120-135 Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
47
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРАБЫ В ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2007. 01. 011. Лейкин Р. С. Сердитые мусульмане Европы. Leiken R. S. Europe's angry Muslims // foreign Affairs. - N. Y. , 2005. - Vol. 84, n 4. - Р. 120-135»

2007.01.011. ЛЕЙКИН Р.С. СЕРДИТЫЕ МУСУЛЬМАНЕ ЕВРОПЫ.

LEIKEN R.S. Europe's angry muslims // Foreign affairs. - N.Y., 2005. -Vol. 84, N 4. - Р. 120-135.

Сети джихадистов раскинулись по всей Европе от Польши до Португалии благодаря распространению радикального ислама среди детей и внуков гастарбайтеров из арабо-мусульманских стран, которых когда-то рекрутировали для осуществления европейского «экономического чуда», пишет автор, директор Программы иммиграции и национальной безопасности Центра Никсона. На сегодняшний день среди джихадистов намного больше лиц, имеющих европейское гражданство, чем граждан стран Азии и Африки. По данным Центра Никсона, среди изученных за период с 1993 по 2004 г. 373 муджахидов из Европы и Северной Америки французов было в два раза больше, чем саудовцев; британцев было больше, чем суданцев, йеменцев, ливанцев, ливийцев и выходцев из эмиратов. Четверть джихадистов - граждане европейских стран, имеющие право безвизового въезда в США. Это, несомненно, угроза для Западной Европы и США, на которую до сих пор не обращают должного внимания.

Массовая иммиграция мусульман в Европу стала непредусмотренным следствием реализации программы по привлечению гастарбайтеров после Второй мировой войны. Сначала предполагалось, что их пребывание в Европе будет временным, однако с помощью симпатизирующих им адвокатов, журналистов, рабочих они остались навсегда. На сегодняшний день мусульмане составляют большинство иммигрантов в большинстве западноевропейских стран. Точную цифру назвать трудно, потому что в европейских переписях вопрос о вероисповедании не задается. Можно говорить примерно о 15-20 млн. (4-5% населения; наибольший «страновой» процент дает Франция - 7-10%; в США - 3 млн. мусульман, т.е. 2% населения) (с. 122). Национальный совет по разведке прогнозирует удвоение мусульманского населения Европы к 2025 г.

В отличие от своих соотечественников, мигрировавших в США и попавших в гигантскую страну, выросшую на основе иммиграции, мусульмане в Европе оказались в сравнительно небольших этнически и культурно гомогенных государствах, проживают ком-

пактно, анклавами и сохраняют тесные связи с родиной. Поэтому их отпечаток на Европу более заметен, чем отпечаток испаноязычного населения в Америке. Европейские страны не научились интегрировать мусульман; результат - то, что О. Руа назвал «глобализированным исламом», т.е. смесь исламского презрения к Западу, антиимпериализма и стремления к религиозному возрождению. В Западной Европе возникла внутренняя колония, жители которой являются европейскими гражданами лишь на бумаге. Изоляция мусульманских общин затрудняет понимание происходящих в них процессов.

Европейцы все с большей опаской относятся к евромусульма-нам. К 2002 г. споры по вопросу об иммиграции во время предвыборных кампаний стали фактором, угрожающим партийным системам Австрии, Бельгии, Дании, Франции и даже Нидерландов, которые известны своей легендарной терпимостью к меньшинствам. Весной 2005 г. в Великобритании консерваторы поддержали находящихся у власти лейбористов по вопросу об ограничении иммиграции.

Автор выделяет две группы джихадистов в Европе - «аутсайдеры» и «инсайдеры». «Аутсайдеры» - чужаки (aliens); обычно это те, кто ищет убежища, - студенты, либералы, сбежавшие от исламистов в своих странах. Есть среди них и радикальные имамы, которые живут на саудовские стипендии. В исламистской мифологии миграция тесно связана с завоеванием: в 622 г. Пророк эмигрировал из Мекки в Медину и оттуда в 630 г. завоевал Мекку. Сегодня Ближний Восток ассоциируется у исламистов с Меккой, а Европа - с Мединой, откуда предстоит начать реконкисту арабских земель от крестоносцев и сионистов.

«Инсайдеры» - это группа враждебно настроенных по отношению к Европе ее граждан-мусульман, детей иммигрантов во втором-третьем поколениях (пример - убийца голландского режиссера Тео Ван-Гога Мухаммед Буйери). Некоторые из них - безработные из неблагополучных пригородов Марселя, Лиона, Парижа, Бредфорда или Лестера. Они - новейшее и самое опасное воплощение того, что в литературе об иммиграции называют «восстанием второго поколения». «Инсайдеры» - пример «враждебной ассимиляции» (adversarial assimilation), т.е. интеграции в воспринимаемую как враждебная культуру принимающей страны, антизападной вестернизации.

Эти иммигранты, как те, кто готов удовольствоваться трущобной жизнью, так и те, кто стремится к успеху, воспроизводят в усло-

виях Европы два социальных типа, которые стали основой исламистских движений в развивающихся странах - Алжире, Египте и Малайзии, жителей бидонвилей и набожную буржуазию. Образованные становятся руководящими кадрами, а плебеи обеспечивают грубую физическую силу.

После событий 11 сентября 2001 г. и ввода американских войск в Ирак джихадисты начали наносить удары по наиболее активным союзникам США по агрессии против Ирака (теракты в Мадриде и в Лондоне). Многие евромусульмане почти из всех западноевропейских стран отправились воевать в Ирак. Тем не менее за исключением Франции, которая еще до событий 11 сентября ввела самый жесткий в Европе контртеррористический режим, другие европейские страны, похоже, не столь озабочены евромусульманской угрозой, продолжают говорить об интеграции, мультикультурализме и т.п. Классический случай - Великобритания.

Новые муджахиды проверяют на прочность не только контртеррористические структуры и практику Западной Европы, но и либеральную ментальность, сформировавшуюся в Европе после Второй мировой войны. Отвращение к нацизму и колониализму превратилось у европейцев в симпатии к меньшинствам, прежде всего - религиозным. Поэтому сначала гастарбайтеров из мусульманских стран рассматривали как бесправных жертв, которым надо помочь. При этом мультикультурализм незаметно уменьшал собственно европейский этос.

Однако сегодня многие европейцы поняли, что вседозволенность опасна. Религиозная терпимость создает великолепные условия для деятельности террористов. Показательно, что Блэр заговорил о «британскости», правительство Нидерландов - о «новых голландских ценностях», а французы - о том, что у мигрантов есть не только права, но и обязанности.

Сегодня в любом случае ясно, что, несмотря на их различия, провалились все стратегии отношений западноевропейцев к мигрантам: абсолютная ассимиляция во Франции, сегрегация в Германии, мультикультурализм в Нидерландах и Великобритании (с. 133). Противоречия между мультикультурализмом и либерализмом нарастают. Иммиграция, безусловно, добавляет проблем национальной безопасности, однако прекратить или даже сколько-нибудь значительно сократить её европейцы не смогут. Иначе как они решат про-

блему рабочей силы при постоянно стареющем населении? Как обеспечат социальное единство в условиях, когда и христианство, и светская культура находятся в состоянии упадка, а ислам - на подъеме? Ответа на эти вопросы пока нет. В США ситуация в этом плане лучше; не случайно «Аль-Каида» рассчитывает не на американских мусульман, а на выходцев из арабо-мусульманских стран и особенно из Европы. Таким образом, европейские муджахиды угрожают не только Европе, но западному миру в целом. Возможно, осознание этой угрозы станет тем фактором, который позволит европейцам и американцам преодолеть многие их противоречия.

А.И. Фурсов

СТРАНЫ АЗИИ И АФРИКИ

ДЕМОГРАФИЯ

2007.01.012. ЭБЕРСТАДТ Н. ЧЕТЫРЕ СЮРПРИЗА МИРОВОЙ ДЕМОГРАФИИ.

EBERSTADT N. Four surprises in global demography // Orbis. - Philadelphia, 2004. - Vol. 48, N 4. - P. 673-684.

Современная демография, пишет автор (Институт американского предпринимательства, Вашингтон, США), исходит из того, что мир пребывает в состоянии демографического перехода (термин предложен Ф. Нотестайном в 1945 г.). Согласно этой модели сначала существует равновесие между коэффициентами рождаемости и смертности; затем социально-экономический прогресс снижает смертность, и начинается быстрый рост населения. В какой-то момент люди начинают сознательно ограничивать рождаемость, и опять устанавливается равновесие (с. 673). При том, что схема в целом работает, сегодня мы видим ряд важных отклонений от нее: 1) быстрое распространение такого уровня рождаемости, который не обеспечивает замещение населения (subreplacement fertility); 2) появление неестественного неравновесия между разнополыми детьми в очень раннем возрасте; 3) постоянный рост смертности; 4) то, что можно назвать американской «демографической исключительностью».

Феномен «упадка светской рождаемости», т.е. уменьшение размера семьи по мере социально-экономического прогресса, впервые был отмечен в конце XVIII в. в Европе. В межвоенный период демографы забили тревогу: сохранение характерных для того пе-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.