Научная статья на тему '2000. 01. 019. Исследования и разработки в сша и на международной арене: фонды и объединения. Us and International research and development: funds and alliances // science and Engineering indicators – 1998 rep. / nat. Science Board. — Wash. , 1998. – P. 4-1-4-56; 119-191'

2000. 01. 019. Исследования и разработки в сша и на международной арене: фонды и объединения. Us and International research and development: funds and alliances // science and Engineering indicators – 1998 rep. / nat. Science Board. — Wash. , 1998. – P. 4-1-4-56; 119-191 Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
49
10
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИР ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ / ИР США / ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ИР / НАУЧНЫЕ СВЯЗИ США / ИР КООПЕРАЦИОННЫЕ США / ИР В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ США / ИР В ПРОМЫШЛЕННОСТИ США / ИР В ФИРМАХ США
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Горбунова Т. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2000. 01. 019. Исследования и разработки в сша и на международной арене: фонды и объединения. Us and International research and development: funds and alliances // science and Engineering indicators – 1998 rep. / nat. Science Board. — Wash. , 1998. – P. 4-1-4-56; 119-191»

ОРГАНИЗАЦИЯ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. УПРАВЛЕНИЕ НАУКОЙ

2000.01.019. ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ В США И НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ: ФОНДЫ И ОБЪЕДИНЕНИЯ.

US and international research and development: funds and alliances // Science and engineering indicators - 1998 rep. / Nat. science board. — Wash., 1998. - P. 4-1-4-56; 119-191.

Реферируемая публикация - четвертый раздел доклада “Показатели науки и техники”, периодического издания, которое готовится экспертами Национального научного фонда и Национального научного совета США. Материалы доклада, относящиеся к теме реферируемого раздела, составители группируют в рамках следующих шести глав: введение; национальные тенденции в сфере исследовательских затрат; структура ИР США в разрезе отдельных секторов; внутрисекторальные и

межсекторальные связи и объединения; международные сопоставления тенденций развития национальных ИР; заключение. В приложении к реферируемому разделу публикуются 54 таблицы, в которых представлена информация о динамике затрат на ИР в США и в развитых индустриальных странах.

Введение. Составители отмечают, что с середины 90-х годов в США сложились благоприятные условия для подъема национальной исследовательской деятельности. В обстановке экономического подъема годовые затраты США на ИР впервые превысили 200 млрд. долл. Темпы роста таких затрат оказались самыми высокими с начала 80-х годов. Главным двигателем роста отмеченного показателя является частнопромышленный сектор.

Характеризуя сферу вложений в американские ИР, авторы выделяют ряд новых тенденций: рост исследовательских затрат в секторе услуг; расширенное финансирование кооперационных технологических программ; обострение политических дебатов о роли федерального правительства в развитии технологии; рост кооперации в реализации научно-технических программ, при этом в качестве партнеров могут выступать подразделения одной отрасли, разных отраслей и компании разных стран.

Национальные тенденции в сфере исследовательских затрат. В рассматриваемой главе составители представляют информацию о национальных вложениях в ИР по источникам финансирования, секторам исполнения и характеру научно-технических работ.

В целом в 1997 г. валовые затраты на ИР в США составили 205,7 млрд. долл. Среднегодовой реальный прирост за 1994-1997 гг. равнялся 4,3% (с.5). 95% вложений в национальные ИР обеспечивают два главных источника: промышленность и федеральное правительство. Частные фирмы - самый важный и быстрорастущий источник средств: в 1997 г. промышленные компании выделили на ИР, реализуемые в США, 133,3 млрд. долл., что составляет 65% валовых национальных исследовательских затрат (с.6). Составители отмечают, что доминирующая роль промышленности в качестве источника финансирования ИР складывалась постепенно на протяжении 80-х годов. В начале и в середине данного десятилетия доля

фирм в обеспечении национальных ИР уже сравнялась с долей правительства, со второй половины 80-х годов это равновесие начинает нарушаться в пользу промышленности, в результате к 1997 г. из каждых 3 долл., потраченных на ИР в США, промышленные компании обеспечивали 2 долл. (с.6).

Абсолютный объем федеральных ассигнований на ИР в 1997 г. составил 62,7 млрд.долл. Снижение доли федеральных вложений в рассматриваемую сферу началось в 1987 г., причем самое заметное падение пришлось на конец 80-х — начало 90-х годов. В последующие годы отмеченная тенденция замедлилась (с.7).

Большая часть средств правительственного бюджета науки направляется на финансирование ИР в негосударственных секторах. Поскольку до одной трети названной суммы приходилось на промышленные фирмы, они оказались в наибольшей степени затронутыми из-за сокращения государственных вложений. За 1992-1997 гг. реальные темпы сокращения такого рода поступлений в промышленность снижались в среднем на 3,8% в год. В итоге, если в 1987 г. за счет федеральных фондов обеспечивалось до одной трети промышленных ИР затрат, то в 1997 г. этот показатель упал до 14% (с.8).

Анализ общей картины затрат по секторам освоения средств показывает, что решающую роль играет промышленный сектор. Здесь реализуется до 3/4 национальных средств, выделяемых на ИР в стране. Промышленность демонстрирует высокие темпы роста объема освоенных затрат: в 1994-1997 гг. соответствующий реальный среднегодовой

показатель составил 6,2% (с.8).

Вторым по значимости в сфере освоенных затрат является сектор вузов. По данным за 1997 г., здесь выполнены ИР в объеме 24 млрд. долл., что составляет 12% от валовых исследовательских затрат. Составители отмечают в этой связи, что до 1989 г. данный сектор занимал по рассматриваемым показателям третью позицию после промышленного и правительственного секторов. Более высокие темпы роста освоенных затрат в вузах позволили данному сектору обогнать к 1989 г. правительственный сектор и выйти на вторую позицию. Большая часть ИР в вузах финансируется федеральным правительством - в 1997 г. они получили из этого источника 14,3 млрд. долл. Кроме того, 4,5 млрд. составили собственные фонды вузов; по 1,8 млрд. они получают соответственно от местных властей и бесприбыльных учреждений и, наконец, до 1,7 млрд. долл. в вузовский бюджет ИР поступает от промышленных компаний (с.8).

В секторе федерального правительства осваивается (в 1997 г.) 16,5 млрд. долл., это составляет 8% от валовых вложений в ИР. В докладе подчеркивается, что реальные федеральные внутренние затраты на ИР являются самыми низкими после 1982 г. Главная причина заключается в свертывании объемов ИР, проводимых подразделениями министерства обороны. В 1982 г. в этом ведомстве осваивалось до 56% внутренних правительственных фондов на ИР, в 1997 — 48% (с.9).

Общую картину секторов — источников финансирования и освоения национальных затрат на ИР дает табл. 1.

Таблица 1 (с.7)

Затраты на ИР в США по секторам исполнения и источникам средств.

Данные 1997 г., млрд. долл.

Исполнители ИР Всего Источники средств на ИР

промыш- ленность прави- тельство вузы прочие бесприбыль- ные учреждения доля в освоении средств (%)

Всего В т.ч.: промыш- 205,7 133,3 62,7 6,3 3,4 100,0

ленность правите- 153,7 130,6 23,1 - - 73,6

льство 16,4 - 16,4 - - 8

вузы прочие беспри- быльные 29,4 1,7 19,7 6,3 1,7 14,3

учрежд. Доля источни- 5,5 1,0 2,9 1,6 2,7

ков (%) 100 64,8 30,5 3,1 1,7

Анализируя источники затрат на ИР и их освоение, составители подробно останавливаются на таком аспекте, как обеспечение фундаментальных (ФИ), прикладных (ПИ) исследований и разработок (Р). Они отмечают: рост затрат происходит по всем направлениям, однако доля федерального правительства в финансировании ПИ и Р за 1987-1997 гг. заметно сократилась. Это снижение составило, соответственно, с 38 до 29% для ПИ и с 46 до 25% для Р. В сфере ФИ отмеченный показатель снизился не столь резко: с 61 до 57% (с.10).

Распределение затрат по характеру работ остается относительно неизменным на протяжении последних лет, в 1997 г. картина выглядит следующим образом: Р — 62%, ПИ — 23 и ФИ — 15%. Абсолютный объем вложений в фундаментальные исследования составил в 1997 г. — 31,2 млрд. долл. По сравнению с 1995 г. реальный рост равен 4%. Больше половины указанной суммы выделило федеральное правительство — 17,7 млрд.; промышленные компании предоставили на ФИ 8 млрд., вузы — 2,7 млрд. и бесприбыльные организации — 1,7 млрд. долл. (с.11).

Основной исполнитель ФИ — сектор вузов: в 1997 г. на эти цели здесь освоено 16 млрд. долл., в том числе 10 млрд. из государственного бюджета ИР. Промышленные вложения в ФИ относительно невелики, однако их доля в университетском портфеле ФИ быстро растет. Помощь промышленных компаний в финансировании ФИ, реализуемых вузами, осуществляется в различных формах: это может быть и привлечение профессоров в качестве научных консультантов, и финансирование совместных работ, и предоставление грантов для отдельных подразделений вузов. Составители реферируемого доклада подчеркивают, что заинтересованность промышленности в вузовских ФИ приобретает особое значение в условиях свертывания затрат промышленности на собственные ФИ.

По данным американского Института промышленных исследований, доля компаний, предусматривающих рост грантов на ФИ в вузах, выросла с

12% в 1993 г. до 20% в 1998 г. (с.11). В самих компаниях ФИ составляют по затратам не более 4% от общего объема освоенных средств.

С начала 90-х годов в сфере промышленных ИР замечена стойкая тенденция к закрытию центральных лабораторий — главных исполнителей ФИ — и к переносу основного объема исследовательской деятельности в коммерческие подразделения “в целях ускорения коммерциализации новых технологий”. Такая политика сказывается и на росте финансирования ПИ: в 1997 г. промышленные фирмы выделили на ПИ 29,4 млрд. долл., это на 36% выше уровня 1994 г. Составители обращают внимание на тот факт, что речь идет о собственных средствах промышленности. Дело в том, что федеральная поддержка ПИ, реализуемых в промышленных подразделениях, неуклонно снижается: в 1997 г. она составила немногим более половины от уровня 1990 г. (с.13).

Из каждых 10 долл., вкладываемых в американские ИР, шесть —

предназначены для финансирования разработок. В 1997 г. на Р выделено 128,3 млн. долл.; реальный рост по сравнению с 1995 г. составил 8%. Главный источник финансирования Р и их главный исполнитель — промышленный сектор. В лабораториях этого сектора осваивается до 90% средств на Р (с.13).

Структура ИР США в разрезе отдельных секторов. Главный источник и исполнитель национальных ИР — промышленный сектор. В 1997 г. в промышленных лабораториях освоено 20,8 млрд. федеральных фондов и 130,6 млрд. собственных средств и поступлений из нефедеральных источников. Кроме того, еще 2,3 млрд. освоено в государственных центрах ИР, управляемых промышленными фирмами (с.13-14). За 1993-1997 гг. собственные затраты промышленности на ИР увеличивались ежегодно на 5,8% (с.14).

Характеризуя наиболее заметные сдвиги в секторе промышленных ИР, составители обращают внимание на быстрый рост затрат в сфере “необрабатывающих отраслей”. За 1983-1993 гг. доля ИР, выполняемых в таких отраслях, выросла в девять раз. В 1995 г. здесь осваивалось 32 млрд. долл., в том числе 27,4 млрд. — собственных средств промышленности (с.14).

Общая картина наукоемкой активности отраслей представлена в табл.

2.

Таблица 2 (с.15) Освоение вложений в промышленные ИР по отраслям,

1987-1995 гг. (%)

Отрасли обрабатывающей и необрабатывающей промышленности 1987 г. 1991 г. 1995 г.

1 2 3 4

Обрабатывающая

промышленность 91,6 74,7 74,8

В том числе:

химическая 15,4 15,9 16,0

нефтедобывающая

и нефтеперера-

батывающая 3,1 2,7 1,6

машиностроение 17,2 15,1 8,9

Продолжение таблицы 2

1 2 3 4

электротехничес -

кая 17,0 9,8 15,7

транспортного

оборудования 21,9 16,4 17,8

приборостроения 8,1 7,6 7,8

Отпасли

необгабатывающей

промышленности 8,4 25,3 25,2

В том числе:

связь 1,8 4,6 4,4

торговля нет данных нет данных 6,9

программные

продукты и

смежные услуги 3,6 3,6 8,8

услуги по

проведению

подрядных ИР и

испытаний 0,1 нет данных 2,6

Из шести отраслей обрабатывающего профиля наибольший абсолютный прирост собственных затрат на ИР в 1991-1995 гг. продемонстрировали электротехнические фирмы: соответствующие затраты здесь выросли на 92%. Высокими темпами наращивает объем ИР автомобилестроение: ежегодный реальный прирост затрат за отмеченный период — 7,9% (с.16).

Иная картина отмечена в нефтеперерабатывающей промышленности и в сфере нефтедобычи. Компании сообщили, что за 1991-1995 гг. они сократили свои вложения в ИР на 29% (с .16).

Один из параметров, характеризующих структуру промышленных ИР,

— связь исследовательских усилий с размерами компании. В 1995 г. 122 фирмы с числом занятых более 25 тыс. человек (в каждой) тратили на ИР более 1 млн. долл. До 1990 г. на долю указанной группы приходилось до половины частнопромышленных исследовательских затрат в стране. В последующие годы отмеченная доля несколько снизилась, поскольку более быстрыми темпами стали наращивать свои вложения в ИР мелкие и средние фирмы. В 1995 г. фирмы с числом занятых свыше 500 человек истратили на ИР на 10% больше, чем в 1990 г., а их доля в частнопромышленных затратах на указанные цели составила 14% (с.17).

Несмотря на исследовательскую активизацию мелких и средних компаний, в целом промышленные расходы на ИР концентрируются внутри сравнительно небольшого числа крупных компаний. Так, 25 компаний в 1996 г. затратили на ИР свыше 1 млрд. долл. (каждая). В докладе подчеркивается, что десять лет назад подобных компаний было лишь 10. В целом в 1995 г. четыре самые крупные наукозатратные фирмы осуществляли 16% всех промышленных вложений в ИР, на долю первых 20 компаний пришлось 34%, а первых 200 — 68% промышленных ИР затрат (с.17).

Анализируя состояние дел в первой сотне компаний, составители реферируемого доклада обнаружили некоторые сдвиги в ранжировании этих фирм. За десятилетие — 1986-1996 гг. — свои позиции сохранили лишь первые три компании, что касается тех, кто в 1996 г. вышел соответственно на пятое, восьмое, девятое и десятое место, то в 1986 г. такого рода компании вообще не входили в первую десятку. Самый разительный рывок осуществила фирма “Іпіеі”, которая переместилась с 46-го на 9-е место. В целом особенно успешными в наращивании ИР оказались компании по производству вычислительной техники, фармацевтической и

биотехнологической продукции. Такие исполнители ИР, как “Microsoft”, “Sun Microsystems Inc.”, “Amgen”, “Seagate technology”, “Genentech”, “Compaq computer” и “Cisco systems”, в 1986 г. вообще не входили в первую сотню, а в 1996 г. оказались среди первых пятидесяти компаний (с .17).

Пример “обратного перемещения” дают фирмы нефтяной и химической промышленности: так “Du Pont” передвинулась с 6-го места на 26-е; “Dow chemical” и “Monsanto” — соответственно с 15-го и 17-го места

— на 31-е и 32-е, а крупнейшая нефтяная компания “Exxon” — с 14-го — на 41-е (с.17).

Одним из ключевых показателей состояния промышленных ИР является их интенсивность. Для изменения интенсивности используют соотношение затрат на ИР к сумме чистых продаж. Составители подчеркивают, что для промышленности в целом этот показатель довольно стабилен и не меняется более чем на 0,2%. В то же время в докладе обращено внимание на существенные расхождения показателя интенсивности ИР в разных отраслях. Об этом свидетельствуют данные табл. 3.

Таблица 3 (с .19) Интенсивность ИР в некоторых отраслях, 1995 г.

Отрасль Интенсивность ИР, %

Фармацевтическая промышленность 10,4

Производство конторского оборудования и вычислительной

техники 8,1

Коммуникационное оборудование 8,0

Электронные компоненты 8,0

Оптическое, хирургическое, фотографическое и прочее

приборостроение 8,0

Научное и измерительное приборостроение 6,6

Авиа- и ракетостроение 4,2

Текстильная и швейная промышленность 0,9

Деревообрабатывающая и мебельная 0,7

Нефтедобыча и нефтепереработка 0,7

Пищевая и табачная 0,5

Металлургическая: первичные металлы 0,5

Характеризуя сдвиги в правительственном секторе ИР, составители выдвигают в качестве самого важного — сокращение доли оборонных ИР в федеральном исследовательском портфеле. Снижение данного показателя началось в середине 80-х годов. В 1997 г. федеральные затраты на оборонные ИР оценивались суммой в 33 млрд. долл., что в реальном исчислении на 20% ниже уровня 1992 г. Правда, по абсолютному бюджету ИР министерство обороны (МО) является пока лидером среди прочих ведомств США. На втором месте после МО — министерство здравоохранения и социальных служб (МЗ): бюджет этого ведомства в 1997 г. составил 12,2 млрд. долл. Составители подчеркивают, что в отличие от МО бюджет МЗ неуклонно растет с 1992 г. За период 1992-1997 гг. среднегодовой реальный рост исследовательского бюджета МЗ составил 3,7% (с.21).

Помимо МО и МЗ в системе федеральных ведомств существует пять учреждений, в которых бюджеты ИР превышают 1 млрд. долл. Это НАСА (9,2 млрд. в 1997 г.), министерство энергетики (МЭ) с бюджетом в 5,9 млрд., ННФ — 2,3 млрд., министерство сельского хозяйства — 1,4 млрд. и министерство торговли — 1,1 млрд. долл. На долю семи перечисленных ведомств приходится до 95% бюджета ИР (с.23).

бЗ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Где осваиваются правительственные вложения на ИР, проходящие по бюджетам различных ведомств? МО — источник % всех федеральных ИР затрат, реализуемых промышленностью. МЗ является главным “спонсором” ИР в вузах: на его долю приходится около половины федеральных фондов, получаемых вузами. В вузовские подразделения направляет основную часть своего бюджета — 80% — и ННФ (с.25).

До одной трети федеральных вложений в ИР осваивается в правительственных лабораториях. По данным Главного бюджетноконтрольного управления США, в 1995 г. в стране действовало 736 организаций такого типа, в том числе 515 самостоятельных лабораторий и 221 филиал. Собственными лабораториями располагают 17 федеральных ведомств и независимых агентств. Самое большое число учреждений такого типа размещено в штате Калифорния — 46. Наиболее многочисленна система лабораторий, относящихся к министерству сельского хозяйства, — 185. В основном это небольшие подразделения с незначительными бюджетами ИР.

Особую категорию правительственных лабораторий составляют т.н. Центры ИР, финансируемые из федерального бюджета, но управляемые вузами, бесприбыльными учреждениями или промышленными фирмами (FFRDC — Federally funded research & development centers). К данной категории относятся 38 учреждений. В 1997 г. здесь осваивалось 5,2 млрд. долл., что на 22% ниже уровня 1992 г. Одна из причин, как подчеркивают составители, закрытие трех FFRDC, управляемых промышленными фирмами (с.28).

Наиболее известные из FFRDC носят название “национальных лабораторий”. Девять организаций названного типа финансируются из исследовательского бюджета МЭ. Самыми значительными по объему осваиваемых средств на ИР являются три национальные лаборатории: Сэндийская с бюджетом в 650 млн. долл. в 1995 г., Ливерморская им. Лоуренса (500 млн.) и Лос-Аламосская (540 млн.). Первая управляется компанией “Lockheed Martin”, а две другие — Калифорнийским университетом (с.28).

Наряду с МЭ важным источником средств для FFRDC является НАСА. Выделяемые этим агенством фонды в 1997 г. составили 800 млн. долл., что на 23% ниже уровня 1995 г. Большая часть такого рода средств осваивается в Лаборатории реактивных двигателей, управляемой Калифорнийским технологическим институтом (с.28).

Внутрисекторальные и межсекторальные связи и объединения. Развитие внутри- и межсекторального сотрудничества получило за последнее десятилетие заметное распространение. В этой связи составители отмечают, что этому способствовало несколько причин: экономических, юридических, культурных. Обострение международной конкуренции вынуждает искать новые формы организации ИР, которые позволили бы снизить издержки и риск, лучше использовать ресурсы партнеров. Стимулированию межсекторального сотрудничества способствовали и новые законы. Тенденция последних лет, отмечают авторы, — изменение позиции фирм по отношению к сотрудничеству с исследователями в других секторах.

На пути межфирменного сотрудничества в сфере ИР серьезной помехой были антитрестовые законы. В течение 1984-1996 гг. в США были приняты законодательные акты, которые сняли некоторые ограничения для межфирменных объединений. Закон 1984 г. разрешал такие объединения в сфере “доконкурентных побуждающих” ИР. В 1993 г. был предпринят следующий шаг: Закон о национальных кооперационных исследованиях и производстве разрешал партнерам совместно разрабатывать технологию, полученную в объединенных исследовательских венчурных компаниях. Такие компании (research joint ventures — RJV) получили широкое распространение и уже к 1996 г. в США было зарегистрировано более 665

RJV. Самый быстрый рост числа RJV отмечен в 1995-1996 гг.: соответственно — 115 и 97. Подавляющее большинство членов RJV — коммерческие фирмы (до 86%). Доминирующая область ИР в таких подразделениях — телекоммуникации, их доля — 20% RJV, далее следуют экологические и транспортные проекты (10%), новейшие материалы и энергетика (по 9%) и программные продукты (7%) (с.3).

Во взаимоотношениях правительства и промышленного сектора ИР за последние годы произошло радикальное изменение ролей: если раньше многие отрасли выступали лишь в качестве исполнителя оплаченных государством заказов, то теперь промышленные подразделения все чаще берут на себя роль “равных партнеров” в деле реализации программ ИР. В докладе отмечается, что промышленные партнеры не только на равных участвуют в затратах, но получают право голоса при выборе проектов, управлении ими и использовании полученных результатов.

Один из аспектов промышленно-федерального сотрудничества -

перенос технологии, разработанной в государственных и вузовских подразделениях, в промышленные фирмы. Такого рода партнерство осуществляется в рамках т.н. “Соглашений о кооперационных ИР” -CRADA (Cooperative research & development agreements). Представление о динамике CRADA можно получить из данных табл. 4. Всего за 1992-I995 гг. было заключено 3512 CRADA, при этом в 1995 г. все агентства, кpoмe МО, снизили число подобных соглашений (с. 32). Около 75% CRADA в 1995 г. заключено с промышленными фирмами

Таблица 4 (с. 32)

Новые СИАБА, заключенные федеральными агентствами в 1992-1995 гг.

Агентства и ведомства 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г.

Всего 502 877 1130 1003

В том числе:

министерство сельского хозяйства 41 103 72 54

министерство торговли 86 147 97 82

министерство обороны 131 201 298 371

министерство энергетики 160 367 564 462

управление по охране окружающей среды 20 5 10 8

министерство здравоохранения 53 25 36 22

министерство внутренних ресурсов 3 15 39 4

министерство транспорта 8 14 14 0

Среди программ федерального партнерства с промышленностью составители выделяют Программу новейших технологий (АТР — Advanced technology program). Вокруг АТР ведутся ожесточенные дебаты. Против нее выступает республиканское большинство в конгрессе. Среди сторонников Программы - президентская Администрация и высокотехнологичные промышленные фирмы. Бюджет АТР в 1997 г. — 218 млн. долл. За 1990-1996 гг. в рамках АТР разрабатывалось 238 проектов, в которые было вложено 2 млрд. долл. государственных и частных средств. Среди получателей субсидий на ИР — 184 отдельных соискателя и 104 объединенных венчурных подразделения. Средний размер субсидии равен 3,4 млн. долл. (с.33).

Оценочная ревизия АТР показала, что программа особенно эффективна в поощрении ИР с высокой степенью риска. По мнению экспертов Главного бюджетно-контрольного управления США, Программа стимулировала создание венчурных фирм, содействовала развитию доконкурентных исследований. В то же время эксперты отметили недостатки в процедуре отбора проектов.

Особые формы сотрудничества с промышленностью развивает МО. В 90-е годы это ведомство оказывало финансовую поддержку частным фирмам, разрабатывающие технологию двойного назначения. В 1997 г. в

рамках т.н. Программы двойного применения МО выделил 135 млн. долл. (с.34).

Международные сопоставления тенденций развития национальных ИР. Характеризуя общие тенденции в развитии международных ИР, составители отмечают: основной объем исследовательских затрат и их освоение приходятся на несколько индустриальных стран. Из 410 млрд. долл., выделенных на мировые ИР в 1995 г., 90% пришлись на страны “семерки”. Безусловным лидером являются США (44%), далее со значительным отрывом следует Япония, затраты которой в два раза меньше, чем у США; в целом шесть членов “семерки” тратят на ИР примерно столько же, сколько США (с.36).

Тенденции и динамика исследовательских затрат в рассматриваемых странах в известной степени сходны с американскими. Здесь также наблюдается свертывание оборонных программ ИР. Это коснулось прежде всего Великобритании и Франции. Общее представление о динамике абсолютных и относительных показателей вложений в ИР в странах “семерки” дает следующая сводная табл. 5, помещенная составителями в Приложении к реферируемому докладу.

Таблица 5 (с.176)

Затраты стран “семерки” на ИР: млрд. долл. США в ценах 1992 г. и в процентах к ВВП, 1981-1996 гг.

Страна 1981 г. 1985 г. 1990 г. 1995 г. 1996 г.

млрд. неизменных долл. США

США 109,2 145,5 162,0 170,1 175,6

Япония 35,0 48,4 67,2 70,6 нет данных

ФРГ 23,8 28,3 34,1 35,4 33,1

Франция 16,8 20,4 25,4 25,2 нет данных

Великобритания 17,6 18,5 21,3 19,9 нет данных

Италия 7,0 9,6 12,8 11,8 11,6

Канада 5,3 6,8 8,0 9,3 9,3

% к ВВП

США 2,32 2,74 2,64 2,52 2,55

Япония 2,13 2,58 2,85 2,75 нет данных

ФРГ 2,43 2,72 2,75 2,28 2,26

Франция 1,97 2,25 2,41 2,34 нет данных

Великобритания 2,37 2,23 2,18 2,05 нет данных

Италия 0,88 1,13 1,30 1,14 1,13

Канада 1,25 1,45 1,47 1,61 1,59

Характерное для развитых стран снижение затрат на ИР коснулось и других, в первую очередь “постсоциалистических стран”. Составители отмечают в этой связи, что в 1995 г. доля ИР в ВВП России, Польши и Венгрии не превышала 0,75%, а в Чехии составила 1,2% (с.38).

Особое внимание в докладе уделено состоянию дел в обеспечении российской науки. Переход России к рыночной экономике, отмечают составители, сопровождался снижением лидирующей роли государственных предприятий и резким сокращением национальных затрат на ИР: в 1995 г. реальные вложения в российские ИР составляли лишь пятую часть от соответствующего показателя 1990 г. В стране закрылись многие НИИ, в их числе лаборатории бывшего ВПК. По оценкам, за 19901994 гг. сферу ИР покинули 43% исследователей. В условиях резкого снижения государственных затрат особое значение должно получить финансирование национальных ИР из частных источников и из-за рубежа (с.40).

Одна из важных тенденций, проявившаяся во многих индустриальных странах, - переориентация правительственной научной политики на проблемы экономической конкурентоспособности и коммерциализации ИР. Анализ позиций стран по объему гражданских исследовательских затрат показывает, что отрыв США от остальных членов “семерки” за последние годы заметно уменьшился. В результате совокупные гражданские затраты на ИР в шести рассматриваемых странах на 18% превосходят соответствующие показатели США (с.40).

Структура затрат на ИР по исполнителям в большинстве индустриальных стран — одинакова. Основной объем средств осваивается в промышленном секторе, у большей части членов “семерки” этот показатель составляет 60-70%. Существенные различия отмечаются лишь в доле источников финансирования: если в США правительство обеспечивает до 18% промышленных ИР, то в Японии — лишь 2% (с.40). В последние годы в некоторых из индустриальных стран выросла роль зарубежных источников финансирования ИР. В середине 90-х годов отмечается в докладе, доля подобного источника в США, Франции, Канаде и Великобритании превышает 10% от промышленных отечественных затрат на ИР (с.41).

Характеризуя приоритеты правительственного финансирования ИР по статьям целевого бюджета науки, составители подчеркивают, что наибольшие расхождения отмечены в затратах на оборонные ИР: если в США в 1995 г. по указанной статье выделялось 55% правительственных вложений в ИР, то соответствующая доля в Великобритании равнялась 41%, во Франции — 29, в ФРГ, Италии, Канаде и Японии — не более 10% (с.43). Что касается других приоритетов финансирования ИР в бюджетах стран “семерки”, то, например, в Японии до 20% бюджета науки направляется на энергетические ИР; в Канаде важное значение придают программам в области сельского хозяйства — до 14% бюджета науки. Доля космических программ в США и Франции — 11%. Немногим меньшей долей пользуются программы поддержки промышленных ИР: в правительственных

исследовательских бюджетах ФРГ, Великобритании, Италии и Канады по данной целевой статье выделяется примерно 9%, аналогичные программы в Японии составляют 4%, а в США — 0,6% (с.45).

Специальный подраздел реферируемой главы составители уделили проблеме налогового стимулирования исследовательской деятельности. Налоговые законы в отношении ИР сходны во многих развитых странах. Так, почти везде разрешено полностью вычитать затраты на ИР из суммы, облагаемой налогом. В большинстве стран такого рода расходы могут быть пролонгированы на период от трех до десяти лет. В некоторых государствах предоставляются дополнительные налоговые льготы для проведения целевых программ или для стимулирования ИР в мелких и средних фирмах; наконец, все больше налоговых скидок предлагают местные власти ( например, на уровне отдельных штатов в США) .

Налоговое стимулирование ИР составители более подробно рассматривают на примере США. Здесь в 1981 г. введены налоговые льготы на приростные затраты в сфере ИР. С тех пор этот закон обновлялся восемь раз, последняя модификация проведена в мае 1998 г. По условиям этого закона фирма, превысившая определенный порог исследовательских затрат, получает 20%-ную налоговую скидку на “приростные” ИР затраты. Начиная с 1986 г. компании могут претендовать на налоговую скидку и при выделении ими грантов на исследования в вузах или бесприбыльных учреждениях. Точный объем такого рода “кредитов” промышленности за счет правительства пока не рассчитывался. Косвенную оценку можно получить на основании оценок государственного казначейства США, в которых определяется сумма упущенных доходов из-за льготного налогообложения ИР затрат. Считается, что за 1981-1996 гг. промышленные компании получили в виде таких косвенных мер стимулирования более 27 млрд. долл. (с.48).

Последний подраздел реферируемой главы составители посвятили теме интернационализации ИР. Этот процесс развивается во всех секторах ИР, но особенно - в частнопромышленном секторе; прежде всего он затронул высокотехнологичные компании трех отраслей: информационной технологии, биотехнологии, новых материалов. Число международных объединений в этих отраслях за 1970-1980 гг. выросло с 10 до 140; к 1986 г. соответствующий показатель увеличился до 400, причем 250 из них -внутрирегиональные, т.е. в рамках Европы, США и Канады. За десятилетие 1986-1996 гг. наибольшее число объединений было сформировано между американскими и европейскими фирмами(с.50).

Смещение международной конкуренции в сторону наукоемкой, высокотехнологичной продукции вынуждает промышленные компании расширять свою зарубежную научную деятельность. Статистика свидетельствует, что вложения американских компаний на ИР за рубежом примерно равны тем затратам на эти цели в США, которые осуществляют иностранные компании. Так, в 1994 г. зарубежные поступления на промышленные ИР в США составили 12,7 млрд. долл., а аналогичные расходы американских фирм за рубежом - 11,5 млрд. Главный источник и получатель подобных средств — европейские компании. В 1995 г. они инвестировали в США 11,6 млрд. долл., соответствующий показатель для фирм азиатско-тихоокеанского региона - 1,6 млрд. (с. 50).

Американские фирмы начинают особенно интенсивно наращивать свои вложения в ИР за пределами США с 1985 г. За 1985-1995 гг. такого рода затраты росли в три раза быстрее, чем аналогичные вложения компаний внутри страны. Среднегодовой реальный прирост составил соответственно 10.1% против 3,4/% (с.52). Самые высокие показатели трансграничных вложений - в химической промышленности, особенно у фармацевтических компаний. Так, в 1995 г. такого рода фирмы отвечали за 20% всех затрат на ИР, размещенных за рубежом (2,6 млрд. долл.) (с. 53).

Распределение американских зарубежных вложений в ИР по отдельным странам дает следующую картину: ФРГ - 28%; Великобритания -15; Франция - 11; Ирландия -4%. В 1997 г. доля стран Европы в американских зарубежных затратах на ИР составляла 72%. Кроме того, 10% вложений размещалось в Японии (с. 53).

С середины 80-х годов быстрыми темпами увеличиваются вложения зарубежных компаний в американские промышленные ИР. За 1987-1995 гг. реальный среднегодовой прирост исследовательских затрат в фирмах США, в которых иностранцам принадлежит 50% и более акционерного капитала, составил 12,5%. Основным спонсором являются компании стран “семерки”: в 1995 г. их доля в общем объеме заграничных поступлений составила 75% (с.54).

В заключение составители отмечают, что характерное для последних лет повышение роли частного сектора в национальных ИР США и снижение правительственных затрат в сфере исследовательской деятельности может существенно изменить саму структуру национальных ИР. В реферируемом докладе отмечается: есть серьезные основания для опасений, что преобладающим типом ИР станут краткосрочные проекты. Компенсировать подобные тенденции и активизировать интерес к долгосрочным фундаментальным исследованиям могут, на взгляд составителей, различные формы партнерства в ИР, как внутрисекторального, так и межсекторального.

Новая и быстро развивающаяся тенденция - рост глобальных перемещений исследовательских затрат. Такого рода потоки направлены на более эффективное использование ресурсов ИР, на снижение затрат и риска. Международное партнерство позволяет ускорять освоение результатов перспективных исследований и новых технологий.

Т.В. Горбунова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.