Научная статья на тему '100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года: дискуссии на страницах российских журналов в 1912 году'

100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года: дискуссии на страницах российских журналов в 1912 году Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
4194
144
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТОЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА / ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ / М.И. КУТУЗОВ / THE 100TH ANNIVERSARY OF THE PATRIOTIC WAR OF 1812 / PERIODICAL PUBLICATIONS / M.I. KUTUZOV

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Дмитриева Ольга Олеговна, Иванова Татьяна Николаевна

Анализируются статьи в исторических и общественно-политических журналах, опубликованные в 1912 г. в связи с празднованием столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года. Рассматриваются основные дискуссионные проблемы, поднятые в этих статьях: назначение главнокомандующим русской армией во время Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузова; тактика долгого уклонения от генерального сражения; отступление от Москвы после Бородинского сражения. Актуализированы вопросы изучения коммеморативных практик и их влияния на общественное мнение российского общества в 1912 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE 100th ANNIVERSARY OF THE PATRIOTIC WAR OF 1812: DISCUSSIONS IN THE PAGES OF RUSSIAN MAGAZINES IN 1912

Articles are being analyzed in historical and socio-political magazines, published in 1912 in connection with the celebration of the centennial of the Patriotic War of 1812. Are being examined the main discussion problems raised in these articles: the appointment of the commander M.I. Kutuzov; the tactics of the long time avoidance the general battle; retreat from Moscow after the Battle of Borodino. Actualize the questions of studying of commemorative practices and their impact on public opinion of Russian society in 1912.

Текст научной работы на тему «100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года: дискуссии на страницах российских журналов в 1912 году»

УДК 94: 355. 01 (470) «1812» ББК Т3 (2) 521.1-686 г (2)5

О.О. ДМИТРИЕВА, Т.Н. ИВАНОВА

100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА: ДИСКУССИИ НА СТРАНИЦАХ РОССИЙСКИХ ЖУРНАЛОВ В 1912 ГОДУ

Ключевые слова: столетний юбилей Отечественной войны 1812 года, периодические издания, М.И. Кутузов.

Анализируются статьи в исторических и общественно-политических журналах, опубликованные в 1912 г. в связи с празднованием столетнего юбилея Отечественной войны 1812 года. Рассматриваются основные дискуссионные проблемы, поднятые в этих статьях: назначение главнокомандующим русской армией во время Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузова; тактика долгого уклонения от генерального сражения; отступление от Москвы после Бородинского сражения. Актуализированы вопросы изучения коммеморативных практик и их влияния на общественное мнение российского общества в 1912 г.

Восприятие Отечественной войны 1812 года как одного из ключевых для национального самосознания событий российской истории складывалось в исторической памяти российского общества на протяжении всего XIX в. 100-летний юбилей войны стал важным этапом не только в научном изучении этого события, но и в процессе превращения памяти о нем в некий символ патриотизма, завершения мифологизации основных героев, создания «мест памяти». На примере этого процесса можно проследить основные виды ком-меморативных практик. Они различались по масштабу на государственном, региональном и даже семейном уровне. Так, для М.М. Ковалевского интерес к событиям 1812 г. был попыткой семейной коммеморации, навеянной воспоминаниями детства, когда его отец, прапорщик в армии М.И. Кутузова, уже глубоким стариком получал поздравления «от своих в день поминальной обедни по героям двенадцатого года» [7. С. 223].

С другой стороны, на уровне государственных коммемораций 1912 год был богат на открытие памятников (мест памяти), на торжественные мероприятия общероссийского уровня, на публикации разноплановой литературы - от бесплатных брошюр «для народа» до появления солидных научных исследований. Это можно отнести к государственным коммеморативным практикам.

Так, в циркуляре Министерства народного просвещения попечителям учебных округов говорилось: «В предстоящем 1912 году истекает столетие Отечественной войны. Ввиду исключительности значения этого знаменательного события для всей жизни нашего государства, предстоящему юбилею высочайше повелено придать характер общенародного торжества. В соответствии с сим, к участию в предстоящих торжествах должны быть привлечены не только военное ведомство, но и возможно обширные слои общества и населения государства» [3. Л. 9-9об].

О воспитательном потенциале этого юбилея для формирования патриотизма свидетельствует высказывание либерала и западника М.М. Ковалевского: «Из поколения в поколение переходит восторженная память о стойкости, с какой русский народ, в полном единении со своим государем, отстоял независимость Отчизны от опаснейшего из нашествий, от татарского ига, -пишет он - Эта память живет и поныне. Мы только с гордостью смотрим на прошлое и видим в нем залог такой же стойкости в отстаивании нашего самоопределения против внутренних и внешних врагов, каких может поставить нам ближайшее и отдаленное будущее» [7. С. 223].

В этой связи анализ периодической печати очень важен, ведь информация, появляющаяся на страницах журналов и газет, «помогает людям разобраться в событиях, значение которых остается национальной ценностью» для общества [13. С. 429]. Целью данной статьи является сравнительное изучение публикаций об Отечественной войне в историко-литературных журналах 1912 г. Совокупность этих журналов, ориентированных на образованное общество, представляла собой весь спектр политических взглядов российской интеллигенции.

Из всего многообразия журналов мы остановились на следующих: «Русская старина», «Русский архив», «Вестник Европы», «Исторический вестник», «Современный мир». Следует отметить, что, несмотря на общую тенденцию интереса к проблематике войны 1812 года, цели и направленность публикаций в этих журналах были довольно различными.

«Русский архив» можно отнести к историко-литературному типу периодических изданий, специализировавшихся на публикации неизданных исторических источников и источниковедческих исследований, рецензий на различные издания в области исторической науки, а также различных литературно-художественных и ведомственных документальных материалов по истории России.

Журнал «Русская старина» относился к типу ежемесячных исторических журналов, который был известен публикациями неизданных «сырых» исторических источников эпистолярного, мемуарного типа, автобиографий. В целом журнал отличался жанровым разнообразием публикуемых материалов, освещая вопросы искусства, культуры, истории освободительного движения. По этой причине публикации журнала приковывали особое внимание цензуры.

«Исторический вестник» имел репутацию консервативного издания и печатал статьи, посвященные проблемам отечественной истории, русской литературы, географии, а также публиковал переводные романы, дневники и мемуары.

Особое место в общественной жизни России занимал журнал либеральной ориентации «Вестник Европы». Он состоял из двух разделов: «Литература и смесь» и «Политика». В первом разделе в основном публиковались публицистические, исторические заметки, сообщения о происшествиях и новостях. Во втором разделе освещалась военная и политическая ситуация в мире.

Особняком среди проанализированных периодических изданий стоит «Современный мир» - ежемесячный литературный, научный и политический журнал, который был преемником запрещенного цензурой издания «Мир божий» и имел демократическую направленность. «Мир божий» пользовался значительной популярностью среди широких кругов демократической интеллигенции, но в 1906 г. журнал был закрыт. С октября 1906 г. вместо него стал выходить «Современный мир».

Все эти журналы можно отнести к типу так называемых «толстых журналов». Это преимущественно российская журналистская традиция, так как такие журналы, объемом по 300-500 страниц, совмещали в себе одновременно и политическую газету, и литературно-художественный сборник, и научную энциклопедию. Сочетание трех составляющих - литературы, политики и науки - позволяло определить, к какому подтипу отнести издание - литературному, энциклопедическому или политическому [9]. О.Г. Шильникова отмечает, что данный тип журналов характеризуется «существованием в двух социокультурных сферах (литература и журналистика) ... кроме того, составляющие его публикации являются продуктом различных типов авторской креативной деятельности - художественной, публицистической, научной и документальной» [14. С. 65].

Надо отметить, что публикации журналов «Русский архив» и «Русская старина» имели научный характер, так как их основной целью была публика-

ция источников начала XIX в. Если «Русский архив» и «Русская старина» больше представляли некий обзор военных событий, тактики и стратегии, то «Вестник Европы» и «Современный мир» публиковали статьи, в которых авторы, опираясь на источниковедческий материал, анализируют не только сам факт хода военных действий, но и, прежде всего, делают попытку анализа причинно-следственных связей, последствий внутренней и внешней политики России накануне 1812 г. Авторы этих изданий пытаются осмыслить, какое влияние это событие оказало на современное им общество.

Несмотря на выявленные различия, можно выделить три проблемы, которые поднимались во всех публикациях. Их можно считать яркими константами в исторической памяти всех слоев населения об Отечественной войне.

Первая проблема - отступление русских войск от Немана к Москве (так называемая «тактика уклонения от генерального сражения»). Авторам важно найти объяснение этой тактики, которая болезненно воспринималась обществом. Вторая проблема - проблема личности главнокомандующего и назначения на эту должность М.И. Кутузова. К 1912 г. героический образ Кутузова уже достиг в русской литературе определенной степени канонизации. Тем символичнее появление ряда статей о полководческих качествах М.Б. Бар-клая-де-Толли, П.И. Багратиона, Александра I и самого М.И. Кутузова.

Третья проблема - сдача Москвы и последующий пожар 1812 г. - оставалась незаживающей раной в исторической памяти народа. Поэтому практически во всех публикациях поднимаются этот вопрос и связанная с ним проблема Бородинского сражения. Следует обратить внимание, что публикация различных исторических источников не была случайной и также посвящена выделяемым выше проблемам.

Одной из статей «Русской старины» является публикация генерал-лейтенанта, военного историка Б.М. Колюбакина «1812-й год. Избрание Кутузова главнокомандующим надо всеми армиями, приезд его в армию и первые дни его деятельности» [8]. Автор полагает, что в разгар военных действий положение дел требовало таких чрезвычайных мер, как «прежде всего, назначение общего главнокомандующего над всеми армиями. На это неотложное мероприятие и назначение таковым Кутузова указывало общественное мнение России» [8. С. 3]. Таким образом, по его мнению, на тот момент М.И. Кутузов воспринимался как народный избранник, призванный спасти страну от «нашествия французов». Автор приводит точку зрения Комитета для избрания главнокомандующего о том, что назначение Кутузова связано не только с его личными качествами, знанием военного дела, прошлыми заслугами, но и с «общественным мнением всей России». Колюбакин представляет фрагменты переписки Александра I с великой княгиней Александрой Павловной, в которой император подчеркивает, что Кутузов «вообще в большом фаворе у здешнего общества и в Москве» [10. С. 82]. Существовало мнение, что Александр не благоволил Михаилу Илларионовичу, но его назначение объясняют следующие строки из переписки: «Зная этого человека, я сначала противился его назначению..но, он указывает, что - вся Москва желает, чтобы Кутузов командовал армией. Мне оставалось только уступить единодушному желанию и назначить Кутузова» [10. С. 87]. Подтверждение этих слов - в письме императора к Барклаю-де-Толли, в котором он одной из причин назначения Кутузова называется то, что «Москва и Петербург единодушно указали на князя Кутузова, как на единственного человека, могущего, по их словам, спасти отечество» [8. С. 7].

Таким образом, в статье Б.М. Колюбакина дан довольно устоявшийся образ Кутузова как единственной кандидатуры на пост главнокомандующего всеми

русскими армиями и ополчениями во время Отечественной войны 1812 года. Однако спустя столетие общество начали интересовать и другие точки зрения, например, что в 1812 г. были и более подходящие кандидатуры на роль «главного героя войны». Вслед за публикацией Колюбакина журнал «Русская старина» в следующих номерах опубликовал статью русского военачальника, автора военных книг Л.Н. Бельковича еще об одном ярком деятеле эпохи войны - князе П.И. Багратионе. Весьма примечательно, что Б.М. Колюбакин отмечал постоянное соперничество между военоначальниками, не ставя под сомнение превосходство Кутузова. Л.Н. Белькович между тем отмечает, что «кому же, как не ему (Багратиону) талантливейшему ученику военной школы и тонкому знатоку, и ловцу душ человеческих было стоять во главе одной из наших армий» [2. С. 46]. Более того, автор, подчеркивая личные качества полководца, отмечает, что это был человек, способный поступиться личными амбициями во имя всеобщего дела: «22 июля Багратион привел свою армию в Смоленск и тут, несмотря на то, что он был старше Барклая по службе, все же добровольно подчинился ему, сознавая, что он не достаточно осведомлен в общем ходе действий. Кто не оценит этого поступка, говорящего о величии души нашего славного вождя» [2. С. 53]. Автор дает эмоциональную характеристику одного из самых ярких персонажей войны 1812 года, отмечая личные заслуги П.И. Багратиона, его положительные личностные качества, глубокий профессионализм и заботу о своей армии.

На страницах «Русского архива» также поднимается проблема назначения М.И. Кутузова главным военачальником. Проанализируем публикацию «Депеши графа Жозефа де-Местра Сардинскому королю о нашей Отечественной войне 1812 года» [5]. Здесь обстоятельства назначения главнокомандующего трактуются иным образом: «Стали громко и настоятельно требовать смещения Барклая, и Государь должен был сдаться. Но ему очень было трудно удовлетворить общественному мнению, так как оно указывало на Кутузова, к которому он не скрывал своего отвращения, упрекая его, по крайней мере, про себя, за его лукавство, эгоизм и гнусные нравы» [5. С. 47]. В депеше привлекает внимание мнение о полководце Барклае-де-Толли как о человеке, который в обществе непопулярен из-за его «тактики уклонения». Чаще всего упоминается общая неблагосклонность народа к этому человеку. Однако автор данной публикации высказывает следующее мнение: «Так как, по общему мнению, Барклай был настоящим главнокомандующим в битве при Бородино, то Кутузов его возненавидел и причинил ему столько неприятностей, что вынудило его, наконец, покинуть свою должность» [5. С. 47]. Данная точка зрения очень контрастирует с устоявшейся оценкой М.И. Кутузова. Дана негативная оценка Михаила Илларионовича как человека и как военона-чальника: «у русских при Бородино осталось сто пушек без действия, что непростительно. В эту достопамятную битву Кутузов находился в трех от нея верстах. Я знаю, что главнокомандующий не то, что какой-нибудь гренадер, но на все есть мера...Только план битвы был составлен Кутузовым, но и его сильно критиковали». Граф прямо обвиняет Кутузова в трусости и непрофессионализме, отмечая, что настоящими полководцами-героями войны были П.И. Багратион и М.Б. Барклай-де-Толли.

Можно отметить, что редакторы журнала стремились представить альтернативные точки зрения. Так, на страницах «Русского архива» следом за публикацией депеши графа Жозефа де-Местра идет «Письмо неизвестного лица о донесении Местра Сардинскому королю». Неизвестный автор довольно резко высказывается по поводу содержания депеши королю Сардинскому. Отмечается, что «своими несвязными рассуждениями де Местр хотел подорвать славу

Русского народа и князя Кутузова» [11. С. 62]. Автор письма отмечает, что весьма критические замечания графа связаны с его русофобией: «Так и сквозит через это сплетение ошибочных мнений, перемешанных с игрою слов определенная ненависть к русским автора» [11. С. 63]. Это, несомненно, весьма субъективные взгляды, но, тем не менее, сторонний взгляд иностранца на события Отечественной войны, который существенно отличается от российского общественного мнения, несомненно, представляет определенный интерес. В исторической памяти российского общества сложился определенный стереотип, однозначно положительный образ Кутузова как мудрого, талантливого военачальника, знающего свое дело, который осознанно и продуманно провел кампанию 1812 года. Однако анализ периодической печати говорит о том, что образ этого исторического персонажа и его оценка современниками довольно неоднозначны. Выдвигаются точки зрения о других кандидатурах главнокомандующего, таких как М.Б. Барклай-де-Толли и П.И. Багратион.

Назначение М.И. Кутузова связано с другой проблемой, волновавшей общество - проблемой долговременного уклонения от генерального сражения. Этот вопрос был крайне болезненным для российского общества в 1812 г. и, по всей видимости, оставался дискуссионным даже спустя столетие. М.М. Ковалевский, основываясь на исторических документах, приводит аргументы о том, что «тактика уклонения» вовсе не была чем-то неожиданным: «Я хочу отметить только то, что еще месяца за три до начала похода, в апреле 1812-го, в Данциге распространен был слух, что русский император будет избегать открытого сражения» [7. С. 214]. Но судя по всему, причины подобных слухов были связаны с тем, что «уже вскоре после заключения мира в Тильзите Барклай-де-Толли высказывался о необходимости при оборонительной войне вовлечь неприятеля непрекращающимся отступлением вовнутрь страны», - указывает ученый [7. С. 215].

Б.М. Колюбакин отмечает, что сразу после назначения Кутузов какое-то время осматривался, изучал обстановку. Подчёркивается, что полководцу приходилось действовать в атмосфере недоброжелательности, которую к нему испытывали Барклай-де-Толли, П.И. Багратион, Л.Л. Беннигсен, оскорбленные тем, что им отказали в назначении на пост главнокомандующего. И наконец, сказывалось и нерасположение самого императора Александра. Автор ставит под сомнение целесообразность генерального сражения, во спасение Москвы, вблизи древней столицы. Он выдвигает гипотезу о других вариантах развития событий, к примеру - уклонение от генерального сражения в целях отдалить неприятеля от Москвы. В любом случае Б.М. Колюбакин не сомневается только в одном - Кутузов действовал в экстремальных условиях, потому что его назначение состоялось слишком поздно и время для разработки других планов истекло. Кроме того, Б.М. Колюбакин считает, что время для генерального сражение наступило в чисто психологическом плане, когда общество уже испытывало потребность именно в этом. «Эта потребность в решительном, наконец, сражении настолько созрела в общем сознании, в сознании массы, а постоянное отступление настолько осуждалось, и даже чуть не проклиналось, что было почти невозможно требовать от войск продолжения отступления с обещанием сражения в будущем» [8. С. 30]. М.И. Кутузов, понимая общий психологический настрой армии и всего общества принял решение дать генеральное сражение на Бородинских полях. Б.М. Колюбакин отмечает, что это решение было «неизбежно - необходимо, а следовательно, было правильно» [8. С. 31].

Проблема генерального сражения освещается в статье Б.Б. Глинского «Торжество России в борьбе с Наполеоном», в которой отмечаются неспра-

ведливость и необоснованность негативного отношения к личности военачальника Барклая-де-Толли. На страницах журналов отмечалось, что система отступления вглубь страны от Вильны до Москвы, в результате которой армия Наполеона ослабла, в значительной степени осуждалась российским обществом, которое требовало генерального сражения и немедленного изгнания французов с территории Российского государства. Более того, Барклая-де-Толли обвиняли также в том, что именно он довел ситуацию до кризисной точки отступления, которая привела к захвату Москвы Наполеоном. Глинский считает, что история и общественное мнение несправедливо отнеслись к личности этого человека: «Тактика Барклая не была справедливо и достойно оценена ни войском, ни обществом. Против него сыпались обвинения в трусости, невежестве, неспособности проникнуться традиционным духом мужества русской армии. Но, конечно, во всех этих обвинениях не было и тени справедливости. Система Барклая была единственною, которая могла дать в руки русской армии одоление Наполеона» [4. С. 37]. Таким образом, автор статьи дает свою характеристику роли М.Б. Барклая-де-Толли в войне 1812 года и «тактики уклонения» в целом.

Весьма любопытна в этом плане точка зрения Н.А. Рожкова, русского историка и политического деятеля, опубликовавшего в демократическом журнале «Современный мир» статью, посвященную влиянию войны 1812 года на российское общество, в которой он отмечает, что негативное отношение дворянства к тактике уклонения от генерального сражения обусловлено «кичливо-шовинистическим легкомыслием» высшей прослойки общества: «дворяне с легкомысленной настойчивостью требовали наступления русских войск и генерального сражения с превосходными силами неприятеля, тогда как компетентные военные авторитеты справедливо полагали, что отступление было необходимо и неизбежно именно вследствие огромных сил, двинутых Наполеоном на Россию» [12. С. 210]. Можно предположить, что под «военным авторитетом» автор подразумевал именно М.Б. Барклая-де-Толли.

Итогом всех дискуссий являлось обсуждение одной из самых болезненных для российского общества проблем - целесообразности сдачи древней столицы - Москвы. Общество пыталось ответить на вопросы «Как это допустили?», «Стоило ли отдать такую большую цену за победу?», «Нужна ли победа такой ценой?». Б.М. Колюбакин отмечает, что изначально Кутузов не намерен был сдавать Москву. Это доказывают строки из письма Кутузова градоначальнику Москвы графу Ф.В. Растопчину, в ответ на его вопрос о судьбе древней столицы: «По моему мнению, с потерей Москвы соединена потеря России» [8. С. 11]. Стоит обратить внимание, что автор подвергает сомнению эти строки и отмечает, что искренность этих высказываний можно подвергнуть сомнению и желанию успокоить графа Растопчина, который нес ответственность за оборону Москвы.

Б.М. Колюбакин дает своего рода сравнительную характеристику русской и французской армий и склоняется к выводу, что сдача Москвы, скорее всего, была неизбежна. Среди причин он называет отсталость русской армии в сравнении с французской: «Русская армия уступала французской в боевой подготовке армии в широком значении слова и в тактической подготовке в частности. И наконец, уступала в управлении войсками по сравнению с таковым величайшим гением» [8. С. 13]. Весьма примечательно, что автор указывает и на то, что трудность положения усугублялась поздним назначением М.И. Кутузова, когда кроме решающего сражения ничего нельзя было сделать. Указывает также на слабость военного командования «Кутузов не имел в органах управления (в старших начальниках) вполне гибких и послушных орудий, как то было в армии его гениального противника» [8. С. 14].

На страницах журнала «Русская старина» печатались и воспоминания участников событий 1812 г. К примеру, интересны письма И.П. Оденталя к А.Я. Булгакову о петербургских новостях и слухах [6]. Автор писем в октябре 1812 г. рассуждает о целесообразности сдачи Москвы: «Судя по-человечески, взятие Москвы остается загадкою. Посмотрим теперь, что выйдет из той великой жертвы.» [6. С. 12]. Оденталь говорит об обстановке неизвестности, которой жило столичное общество и указывает на то, что «все в ожидании решительного сражения. Когда-то оно последует» [6. С. 14]. Весьма примечательно, что Оденталь даже после начала отступления французов писал следующее «О великий Растопчин! Ты знал дух русского народа. Кабы тебя послушались, то из-под Москвы в начале сентября постиг бы настоящий жребий супостата, который сам не понимает, как впустили его туда, где бы долженствовала быть его могила со всей сволочью» [6. С. 16]. Можно сделать вывод о том, насколько неоднозначно обществом воспринималось решение об оставлении Москвы.

Еще одной статьей о войне 1812 года стала публикация автора, выступившего под псевдонимом «В» - «Приезд Александра I в Москву» [1]. С первых строк автор дает характеристику особенности древней столицы по сравнению с Санкт-Петербургом, отмечая, что у Москвы сложился свой, совершенно особенный умеренно спокойный образ жизни и весьма скептическое отношение к новой северной столице. Также автор говорит об особых отношениях императора и московского дворянства, в которых императорская семья всегда чтила этот древний и великий город. По его мнению, именно сюда император приехал, чтобы поднять дух народа в начале войны (июль 1812 года): «к 10 часам утра 11 июля с распространением известия о прибытии Государя взволновалась вся Москва, и улицы наполнились народом. Неизвестность, которую томилась столица ... должна была окончиться свиданием с Государем» [1. С. 76]. Опираясь на воспоминания московского военоначальника Ростопчина и графа Комаровского, автор отмечает, какой огромный резонанс произвел визит императора на московское общество [1. С. 76].

Можно предположить, что встреча эта была проведена для поддержания в обществе общего морального духа, высокого уровня патриотизма и в целях контроля общественного мнения, которое зачастую критиковало ход войны. Иная точка зрения у демократа Н.А. Рожкова на визит императора: «В московских гостиных и в английском клубе очень были недовольны: бедствия, грозившие России от войны с Францией, рассматривались как следствие неумения Александра предотвратить войну; в московских дворянских кругах трусили, негодовали, готовы были превозносить даже Павла I в ущерб Александру. и когда Александр приехал в Москву с призывом к ополчению и пожертвованиям - в действительности получилась картина, весьма мало похожая на традиционный патриотический лубок. Московские дворяне вовсе не расположены были слепо восторгаться, а хотели задать императору беспокойные и неудобные вопросы о том, сколько войск у нас и у Наполеона, каковы средства обороны и т.п.» [12. С. 213].

Автор «В.» в своей статье задается вопросом о целесообразности оставления Москвы: «Москву оставили и сожгли. А была ли необходимость ее оставления? Лучшие генералы выговорили против этой ужасной меры». Однако автор считает, что этот вопрос так и остается весьма спорным, однозначного ответа у него нет. Он обвиняет Кутузова в обосновании причин данного поступка перед государем. Главнокомандующий якобы сказал, что оставление Москвы стало неизбежным следствием сдачи Барклаем Смоленска. Тем самым Кутузов как бы обвинял именно Барклая в таких ужасных последствиях. Граф так пишет об этом: «Какая низость! Какая гнусность!...оставление Смоленска мало

повело к оставлению Москвы. Если б Кутузов постарался завершить Бородинскую битву полною победою, конечно, Москва еще была бы цела» [1. С. 48].

Таким образом, в период празднования столетнего юбилея Отечественной войны в российском обществе значительно актуализировались исследования этого события. В прессе были представлены самые различные материалы по истории войны, впервые были напечатаны новые исторические источники. Именно на страницах периодической печати можно проследить то, каким образом эволюционировало отношение общества к различным аспектам войны, что возобновило дискуссии о целесообразности военной тактики «уклонения», роли различных военачальников, целесообразности сдачи Москвы.

Литература

1. [В]. Приезд императора Александра I в Москву // Русская старина. 1912. № 7-9. С. 71-85.

2. Белькович Л.Н. Князь П.И. Багратион // Русская старина. 1912. № 7-9. С. 33-70.

3. Государственный исторический архив Чувашской Республики. Ф. 211. Оп. 1. Д. 138.

4. Глинский Б.Б. Торжество России в борьбе с Наполеоном. К столетнему юбилею Отечественной войны // Исторический вестник. Историко-литературный журнал. 1912. Т. СХХ1Х. С. 1-48.

5. Депеша графа Жозефа де-Местра Сардинскому королю о нашей отечественной войне 1812 года // Русский архив. 1912. № 1-4. С. 46-62.

6. Долгов С.О. Сто лет назад. Письма И.П. Оденталя к А.Я. Булгакову о петербургских новостях и слухах // Русская старина. 1912. № 10-12. С. 12-16.

7. Ковалевский М.М. 1812 год. Посвящается памяти моего отца, прапорщика в армии Кутузова // Вестник Европы. 1912. № 7. С. 193-224.

8. Колюбакин Б.М. Избрание Кутузова главнокомандующим надо всеми армиями, приезд его в армию и первые дни его деятельности // Русская старина. 1912. Июль, № 7-9. С. 3-32.

9. Основные типы журнальной периодики в России начала XX века (толстые журналы, тонкие еженедельные журналы, журналы-манифесты и т.д.) [Электронный ресурс]. 1^1.: Ь|йр://ту1ек-tsii.ru/3-10530.html (дата обращения: 12.02.2016).

10. Переписка императора Александра I с сестрой, великой княгиней Екатериной Павловной / публикатор Великий князь Николай Михайлович. СПб.: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1910. 320 с.

11. Письмо неизвестного лица о донесении графа Местра Сардинскому королю // Русский архив. 1912. № 1-4. С. 62-68.

12. Рожков Н.А. Двенадцатый год и его влияние на современное ему общество // Современный мир. 1912. № 7. С. 203-234.

13. Соловьев А.В. Отечественная война 1812 года: два взгляда на одно историческое событие // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2012. № 3. С. 427-429.

14. Шильникова О.Г. Типологический алгоритм «толстого» журнала в России Х1Х-ХХ вв. // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 8. Литературоведение. Журналистика. 2008. № 7. С. 65-77.

ДМИТРИЕВА ОЛЬГА ОЛЕГОВНА - аспирант кафедры истории и культуры зарубежных стран, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары ^тйпеуа21ге-gion@mail.ru).

ИВАНОВА ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА - доктор исторических наук, заведующая кафедрой истории и культуры зарубежных стран, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (tivanovan@mail.ru).

O. DMITRIEVA, T. IVANOVA

THE 100th ANNIVERSARY OF THE PATRIOTIC WAR OF 1812: DISCUSSIONS IN THE PAGES OF RUSSIAN MAGAZINES IN 1912

Key words: the 100th anniversary of the Patriotic War of 1812, periodical publications, M.I. Kutuzov.

Articles are being analyzed in historical and socio-political magazines, published in 1912 in connection with the celebration of the centennial of the Patriotic War of 1812. Are being examined the main discussion problems raised in these articles: the appointment of the commander M.I. Kutuzov; the tactics of the long time avoidance the general battle; retreat from Moscow after the Battle of Borodino. Actualize the questions of studying of commemorative practices and their impact on public opinion of Russian society in 1912.

References

1. [V]. Priezd imperatora Aleksandra I v Moskvu [The arrival of the emperor Alexander I in Moscow]. Russkaya starina [Russian antiquities], 1912, no. 7-9, pp. 71-85.

2. Bel'kovich L.N. Knyaz'P.I. Bagration [Prince P.I. Bagration]. Russkaya starina [Russian antiquities], 1912, no. 7-9, pp. 33-70.

3. Gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv Chuvashskoi Respubliki. F. 211. Op. 1. D. 138 [State Historical Archives of the Chuvash Republic. Archive 211. Anagraph 1. Document 138].

4. Glinskii B.B. Torzhestvo Rossii v bor'be s Napoleonom. K stoletnemu yubileyu Ote-chestvennoi voiny [Triumph of Russia in the struggle against Napoleon. By the centennial of the Patriotic War]. Istoricheskii vestnik. Istoriko-literaturnyi zhurnal [Historical bulletin. Historical and literary magazine.], 1912, vol. CXXK, pp. 1-48.

5. Depesha grafa Zhozefa de - Mestra Sardinskomu korolyu o nashei otechestvennoi voine 1812 goda [Despatch of Count Joseph de - Maistre Sardinian king about of our Patriotic War of 1812]. Russ-kii arkhiv [Russian archive], 1912, no. 1-4, pp. 46-62.

6. Dolgov S.O. Sto let nazad. Pis'ma I.P. Odentalya k A.Ya. Bulgakovu o peterburgskikh novos-tyakh i slukhakh [A hundred years ago. Letters IP Odenthal to AJ Bulgakov about the St. Petersburg news and rumors]. Russkaya starina [Russian antiquities], 1912, no. 10-12, pp. 12-16.

7. Kovalevskii M.M. 1812 god. Posvyashchaetsya pamyati moego ottsa, praporshchika v armii Kutuzova [1812. Dedicated to the memory of my father, an ensign in the army Kutuzov]. Vestnik Evropy [Herald of Europe], 1912, no. 7, pp. 193-224.

8. Kolyubakin B.M. Izbranie Kutuzova glavnokomanduyushchim nado vsemi armiyami, pri-ezd ego v armiyu i pervye dni ego deyatel'nosti [Election Kutuzov commander in chief over all the armies, his visit to the army and the first days of his activity]. Russkaya starina [Russian antiquities], 1912, no. 7-9, pp. 3-32.

9. Osnovnye tipy zhurnal'noi periodiki v Rossii nachala XX veka (tolstye zhurnaly, tonkie ezhene-del'nye zhurnaly, zhurnaly-manifesty i t.d.)[The main types of magazine periodicals in Russia at the beginning of the XX century (thick logs, thin weekly magazines, journals, manifestos, etc.)]. Available at: http://mylektsii.ru/3-10530.html (Accessed 18 Feb. 2016).

10. Perepiska imperatora Aleksandra I s sestroi, velikoi knyaginei Ekaterinoi Pav-lovnoi. [Publika-tor] Vel. kn. Nikolai Mikhailovich. [Correspondence of the Emperor Alexander I with his sister, Grand Duchess Catherine Pavlovna. St. Petersburg, 1910, 320 p.

11. Pis'mo neizvestnogo litsa o donesenii grafa Mestra Sardinskomu korolyu [Letter of unknown person about of report Count Maistre to the King of Sardinia]. Russkii arkhiv [Russian archive], 1912, no. 1-4, pp. 62-68.

12. Rozhkov N.A. Dvenadtsatyi god i ego vliyanie na sovremennoe emu obshchestvo [Twelfth year and its impact on contemporary society]. Sovre-mennyi mir [Modern world], 1912, no. 7, pp. 203-234.

13. Solov'ev A.V. Otechestvennaya voina 1812 goda: dva vzglyada na odno istoricheskoe so-bytie [The Patriotic War of 1812: two views on one historical event]. Kaspiiskii region: politika, ekonomi-ka, kul'tura [Caspian region: politics, economy, culture.], 2012, no. 3, pp. 427-429.

14. Shil'nikova O.G. Tipologicheskii algoritm «tolstogo» zhurnala v Rossii XIX-XX vv. [Typological algorithm "thick" journal in Russia XIX-XX centuries.]. Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo un-iversiteta. Seriya 8 [Bulletin of Volgograd State University. Series 8], 2008, no. 7, pp. 65-77.

DMITRIEVA OLGA - Post-Graduate Student, Department of History and Culture of Foreign Countries, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

IVANOVA TATYANA - Doctor of Historical Sciences, Head of the Department of History and Culture of Foreign Countries, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

Ссылка на статью: Дмитриева О.О., Иванова Т.Н. 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года: дискуссии на страницах российских журналов в 1912 году // Вестник Чувашского университета. - 2016. - № 2. - С. 42-50.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.