Языковые особенности писем М. Ю. Лермонтова родным и друзьям The language features of M.Y. Lermontov’s letters to family and friends Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

Научная статья на тему 'Языковые особенности писем М. Ю. Лермонтова родным и друзьям' по специальности 'Языкознание' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 16 — Языкознание
  • ВАК РФ: 10.02.00
  • УДK: 81
  • Указанные автором: УДК: 811.161.1

Статистика по статье
  • 294
    читатели
  • 26
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • ЯЗЫК
  • ЭПИСТОЛЯРНЫЙ ЖАНР
  • ПИСЬМА ДЕЛОВЫЕ И ЧАСТНЫЕ
  • ОФИЦИАЛЬНЫЕ И НЕОФИЦИАЛЬНЫЕ
  • LANGUAGE
  • EPISTOLARY GENRE
  • BUSINESS AND PRIVATE LETTERS
  • FORMAL AND INFORMAL LETTERS

Аннотация
научной статьи
по языкознанию, автор научной работы — Ковресьева М. Н.

Статья посвящена лингвистическому анализу частных писем поэта – его родным и близким. В центре внимания – лексико-фразеологический и синтаксический уровни языка. Теоретическим фундаментом статьи являются современные исследования по лингвостилистике и литературоведению.

Abstract 2012 year, VAK speciality — 10.02.00, author — Kovresieva M. N.

The article is devoted to the linguistic analysis of the poet’s private letters addressed to his family and friends. Under consideration are the lexical phraseological and syntactical levels of the language. The theoretical background of the article includes modern research works on the linguo-stylistics and literary criticism.

Научная статья по специальности "Языкознание" из научного журнала "Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского", Ковресьева М. Н.

 
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Языковые особенности писем М. Ю. Лермонтова родным и друзьям". Научная статья по специальности "Языкознание"

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 811.161.1
ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПИСЕМ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА РОДНЫМ И ДРУЗЬЯМ
© М. н. КОВРЕСЬЕВА Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского,
кафедра русского языка e-mail: marina_kovreseva@mail.ru
Ковресьева М. Н. - Языковые особенности писем М. Ю. Лермонтова родным и друзьям // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 279-283. - Статья посвящена лингвистическому анализу частных писем поэта - его родным и близким. В центре внимания - лексико-фразеологический и синтаксический уровни языка. Теоретическим фундаментом статьи являются современные исследования по лингвостилистике и литературоведению. Ключевые слова: язык, эпистолярный жанр, письма деловые и частные, официальные и неофициальные.
Kovresyeva M. N. - The language features of M.Y. Lermontov’s letters to family and friends // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i. V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 279-283. - The article is devoted to the linguistic analysis of the poet’s private letters addressed to his family and friends. Under consideration are the lexical phraseological and syntactical levels of the language. The theoretical background of the article includes modern research works on the linguo-stylistics and literary criticism.
Keywords: language, epistolary genre, business and private letters, formal and informal letters.
Письмо - уникальное явление, содержащее разнообразную информацию о жизни, людях, в том числе и о самом авторе. По письму, его композиции, тематике и языковым особенностям можно судить об общекультурном уровне человека, его образованности, интересах, мировоззрении и т. д., поэтому письма изучают в разных аспектах, включая и лингвистический.
Письмо относится к древнему виду письменных сообщений, которыми обмениваются люди, лишенные непосредственного контакта. На протяжении многих столетий переписка была единственным способом общения на больших расстояниях [6]. За это время возникло и сформировалось более двух-трёх десятков типов и разновидностей письма. В частности, в современной стилистике различают письма: по сфере общения деловые (служебные) и частные (А. А. Акишина,
Н. И. Формановская). Характер отношений между корреспондентами в таких письмах различен. Если в деловых отношения официальны, письма обладают четкой правовой значимостью, то частные отличаются непринужденностью, неформальностью, свободой в выборе средств.
Поскольку деловые (служебные) письма в своем большинстве используются в качестве переписки государств, предприятий, организаций и т. д., то их можно определить как регламентированные документы [6].
Деловым письмам обычно противопоставляются частные, которые бывают двух видов - официальные и
неофициальные. Характерной чертой первых являются строгие, официальные отношения между людьми. Обмениваются подобными письмами в основном организации с конкретными частными лицами либо частные лица между собой.
Не предназначенные для печати неофициальные письма (поздравления, благодарности, просьбы и др.) являются способом общения хорошо знакомых, близких, родных людей. Отсюда их свободная (нежёсткая) композиция [6], обращение к лексике, которая лучше всего соответствует содержанию письма. Свободная форма письма позволяет отправителю (создателю текста) субъективно оценивать действительность, выражать своё мнение и ожидать от собеседника понимания, поскольку «письмо составляет ту же устную беседу, тот же разговор между отсутствующими, только на бумаге», - писали в 1887 г. Сазонов и Бельский, авторы специального руководства - «Полного русского письмовника» [6]. Автор письма при изложении даже сугубо специальных фактов привносит в текст элементы интимизации. Такие письма свидетельствуют о неповторимости автора как личности, отражая нравственный облик пишущего, служа мерилом его образования и знания [6].
Возникновение эпистолярного жанра относится к глубокой античности (в частности, послание Горация Флавия к братьям Пизонам о поэзии, письма Феофила Антиохийского). В средние века эта форма развивается как публицистический жанр, в нём обсуждаются ак-
туальные идеи времени. Особо предпочитаемой форма письма стала в эпоху сентиментализма: она позволяла раскрыть внутренний мир человека, его чувства, желания. Более широкое распространение этот жанр получает в XVIII веке; в это время регулярно издаются его образцы («Приклады», «Письмовник» Н. Г. Курганова и других авторов). К эпистолярным жанром охотно обращаются крупнейшие писатели, такие, как А. д. кантемир, Н. И. Новиков, Г. Р. Державин, В. К. Тредиа-ковский, М. В. Ломоносов, Д. И. Фонвизин, Вас. Вас Капнист, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, В. В. Виноградов и др.
Еще чаще прибегают к жанру письма в XIX веке: переписываются со своими родными и близкими, коллегами, поднимают идейно-нравственные вопросы, рассуждают о литературе, оценивают собственное творчество, объясняются в чувствах и т. д. Дошедшие до нас частные письма художников слова - это бесценные документы, заключающие в себе правду об их жизни, творческих замыслах и ходе их реализации, о многом другом. Всё это позволяет составить более точное представление об экологии их собственно литературного творчества.
Объектом нашей статьи являются тексты дружеских и семейных писем М. Ю. Лермонтова: анализ их содержания, композиционного строя и языковых особенностей (преимущественно лексико-фразеологических и синтаксических): М. А. Шан-Гирей (осень, 1827 г.); М. А. Шан-Гирей (весна, 1829 г.); М. А. Шан-Гирей (февраль 1831 г.); С. А. Бахметевой (август 1832 г.); М. А. Лопухиной (23 декабря 1834 г.); А. М. Верещагиной (весна 1835 г.); С. А. Раевскому (16 января 1836 г.); Е. А. Арсеньевой (конец марта - первая половина апреля 1836 г.); М. А. Лопухиной (31 мая 1837 г.).
С малых лет мы слышим строки стихов Лермонтова, подробнее знакомимся с его творчеством в школе. Восхищаемся ими. Однако мало кому известны его письма. А чтение их позволяет приоткрыть дверь в лабораторию его творчества, стать свидетелями зарождения сюжетов и даже отдельных строк будущих произведений. Из писем узнаём его радости и горести, его взросление как человека и поэта. Они - собственноручно написанная биография его жизни и напряжённого художественного творчества.
Сохранилось всего 55 писем Лермонтова и четыре отрывка, приписываемых ему. По мнению лермон-товедов, первое из сохранившихся писем датируется осенью 1827 г., последнее - 28 июня 1841 г. Много писем из них на французском языке, адресованных, в основном, М. А. Лопухиной и А. М. Верещагиной [5].
Особенность письменных текстов, в большей степени это касается «французских», - «игнорирование» поэтом прописных букв. Лермонтов намеренно пишет строчные буквы в начале некоторых слов, даже в названиях городов: Париж, Москва, Петербург и др. При переложении писем на русский язык В. Е. Орловым эти и прочие недочеты, с точки зрения современной орфографии, исправлены (естественно, с соответствующими подстрочными примечаниями), чтобы тонко мыслящий читатель смог увидеть между стро-
ками душевное состояние поэта на момент рождения письма [3].
Другая важная примета большей части лермонтовского эпистолярия - отсутствие отвлеченных философских, политических и литературных размышлений. Лишь в некоторых юношеских письмах встречаем рассуждения о Шекспире (Письмо М. А. Шан-Гирей. Февраль 1831 г.) и упоминание о трагедии Ф. Шиллера «Разбойники»; он пытается разубедить тетку в том, что московские актеры хуже петербургских («Как жалко, что вы не видали здесь ... трагедию «Разбойники». Вы бы иначе думали») (М. А. Шан-Гирей. Весна 1829 г., письмо № 9.) [3].
Что касается собственных произведений: «Княгиня Лиговская», «Маскарад», «Тамбовская казначейша», то о них Лермонтов обмолвился всего два-три раза. (Например, о драме «Маскарад» в письме к С. А. Раевскому: «Я опасаюсь, что моего «Арбенина» снова не пропустили...» (письмо № 39) [3]; о ней же в письме к А. М. Гедеонову: «Возвращенную цензурою мою пьесу «Маскерад» я пополнил четвертым актом, с которым, надеюсь, будет одобрена цензором...» (письмо № 38) [3].
Обнаружив любопытную перекличку своей судьбы с судьбой Байрона, поэт изложил сделанное открытие в дневниковых записях: «Когда я начал марать стихи в 1828 году [зачеркнуто: в пансионе], я как бы по инстинкту переписывал и прибирал их, они еще теперь у меня. Ныне я прочел в жизни Байрона, что он делал то же - это сходство меня поразило!» (Запись Лермонтова в тетради 1830 года) [4].
Письма М. Ю. Лермонтова - отражение его беспокойной офицерской жизни. Переезды, скитания, длительные разлуки с близкими и друзьями обостряли потребность в переписке [7].
Письма Лермонтова, несмотря на то, что они писались в спешке (без черновиков), тем не менее, отличаются полнотой, культурой изложения и стиля. В отличие от А. С. Пушкина и И. С. Тургенева, он не отвлекался на длительное время от процесса написания и не трудился над созданием письма в течение нескольких дней, как В. Г. Белинский. Отличие писем Лермонтова - в их внезапности, мгновенности. «Письма Лермонтова - моментальное отражение его настроений и состояний» [7], это эмоционально-бытовые отклики, вспышки, возникшие в его мозгу и запечатлевшиеся на бумаге.
К сожалению, не сохранилось и половины писем Лермонтова. Утрачены письма, адресованные литературным друзьям: В. Ф. Одоевскому, А. А. Краевскому, Е. П. Растопчиной, Ю. А. Самарину, которые, по мнению исследователей, содержательнее и глубже посланий бабушке Е. А. Арсеньевой или тетке М. А. Шан-Гирей. Особенно жаль, что не дошли письма последнего периода жизни Лермонтова, а именно, письма, созданные за 1837 год, когда рождался замысел «Героя нашего времени» и поэт сблизился с А. И. Одоевским.
Исчезли письма поэта, написанные им на Северном Кавказе в 1840 г. Е. П. Растопчина вспоминает: «Курьеры, отправляемые из Тифлиса, бывают часто
атакуемы чеченцами или кабардинцами. Они подвергаются опасности попасть в горные потоки или пропасти, через которые они переправляются на досках или же переходят вброд. Иногда, чтобы спасти самих себя, они бросают доверенные им пакеты. Таким образом пропали две-три тетради Лермонтова» [7]. Печальная судьба у писем Лермонтова, адресованных его родным и «северным» друзьям [7].
Лирические мотивы поэзии излагались в эпистолярных текстах. Внутреннее содержание эпистолярных текстов часто воспроизводится в лирике поэта. Так, излюбленный мотив, характерный для ранних стихов, - одиночество как противопоставление себя обществу (И скучно и грустно, и некому руку подать в минуту душевной невзгоды...), параллельно развивается в его письмах: «Нет, друг мой! мы с тобой не для света созданы . болен, расстроен, глаза каждую минуту мокры». (Н. И. Поливанову. 7 июня 1831 г.) [3].
Лермонтов обычно писал прозой и лишь иногда в канву повествования вплетал стихотворные строки, обычно созвучные настрою письма (радости, досады, скуки). Его стихи - это своеобразное продолжение письма, поэтическое развитие его мысли. В этом плане письмо служит пояснением к стихотворению, помогая глубже понять его смысл и атмосферу. В послании С. А. Бахметевой (август 1832 г.) Лермонтов говорит о внутреннем опустошении: «.не знаю отчего, поэзия души моей погасла» и переходит на стихи: По произволу дивной власти /Я выкинут из царства страсти // Как после бури на песок / Волной расшибленный челнок...» [3].
В письмах, адресованных друзьям, появились первые строки таких ныне известных стихотворений, как «Парус», «Молитва», «Челнок», «Для чего я не родился».
Письма М. Ю. Лермонтова отличаются удивительным разнотемьем, даже мелкотемьем (среди них находим и автобиографические, и исповедальные, и бытовые, и шутливые, и ругательные, и критикующие). Их жанровая природа, тема, тональность, характер и другие признаки зависят от личности: а) самого пишущего; б) адресата; в) характера отношений между ними, а также от продолжительности переписки. Так, тетке Шан-Гирей Лермонтов пишет о своих литературных замыслах и об учителях, как хорошо знакомых ей вещах («Заставьте пожалуста Екима рисовать контуры, мой учитель говорит, что я еще буду их рисовать с полгода.») (письмо № 7) [3]. К тому же в этих письмах Лермонтов крайне почтителен и уважителен к своей собеседнице, поэтому используется много слов-обращений с положительной окраской: милая, любезная Тетинька, целую ваши ручки, ваш покорный племянник (1827-1829 гг.).
М. А. Лопухиной (23 декабря 1834 г.) поэт полностью раскрывает свою мятущуюся душу с признанием собственных слабостей и достоинств («..из меня никогда не получится ничего хорошего, со всеми моими прекрасными мечтами и дурными опытами на дороге жизни ... Итак, я начинаю свое письмо исповедью, право без умысла!.) [3]. А между тем, К. Полевой, биограф
писателя В. А. Вонлярлярского, заметил, что несохра-нившаяся переписка его с М. Ю. Лермонтовым могла бы стать «одним из остроумнейших произведений в своем роде» [3]. И это не исключение из эпистолярного мастерства Лермонтова.
Не лишены письма юного поэта и легкой иронии, юмора относительно себя: «...я, пробыв в школе только два месяца, я выдержал экзамен за 1-й класс и в числе первых... это все еще питает надежду на близкую свободу» (перевод с французского) (выделено нами -М. К.) (письмо № 25) [3].
В письмах, как и в художественных произведениях, Лермонтов также не боялся резких, острых, саркастических слов и выражений, в частности, в адрес кузины А. М. Верещагиной, что стало поводом для уничтожения некоторой переписки. Так, после смерти Александры Михайловны Верещагиной ее мать сознательно уничтожила письма Лермонтова, потому что «они были крайне саркастичны и задевали многих» [1] («.если вы будете еще настаивать на своем молчании, я могу тотчас прибыть в Москву - и тогда мщение мое будет безгранично.») (письмо № 35) [3] и др.
Всю свою жизнь М. Ю. Лермонтов любил Варвару Александровну Лопухину, которая, однако, впоследствии вышла замуж за Н. Ф. Бахметева. В своих письмах к Марии Александровне Лопухиной, сестре Варвары Александровны, Лермонтов много раз интересовался жизнью любимой женщины, вызвавшей в нем глубокую неразделенную любовь. Такие письма Лермонтова в языковом и композиционном плане по-юношески сложны в структурном отношении, осторожны, сумбурны и очень трогательны: «Мне бы очень хотелось задать вам небольшой вопрос, но он отказывается выходить из-под моего пера. - Если догадаетесь
- хорошо, я буду доволен; - если нет - тогда, можно сказать, что если бы я даже и задал вам этот вопрос, вы бы на него не смогли ответить...» (письмо № 16) [3].
Язык писем Лермонтова удивителен: поэт мыслит образами. И это ощущается не только в лирических стихах, но и в письмах и дневниковых записях, когда он создавал оригинальные метафоры: «. эта женщина - летучая мышь, крылья которой цепляются за все, что они встречают!» (О Екатерине Сушко-вой в письме М. А. Лопухиной 23 декабря 1834 г.) [3]; сравнения: «...может быть, вы и теперь захотите [...] прогнать эту холодную иронию, которая [...] как вода, которая вливается в разбитый корабль»; «.я теперь на водах, пью и купаюсь, словом, живу совершенно как утка» [3].
В повествование искусно вплетается разговорная, высокая, шутливая лексика: «.послезавтра держу экзамен и целиком погряз в математике.», ...я до сих пор предназначал себя для литературного поприща и принес столько жертв неблагодарному кумиру и вдруг становлюсь воином...» (выделено нами - М. К.) [3].
Лермонтов считал письма живой беседой с адресатом, чему подчинял все имевшиеся в языке средства. Подчеркнём, что издатели и переводчики не зря
- намеренно сохраняют орфографию и, в особенности, пунктуацию Лермонтова в его письмах.
В текстах анализируемых частных писем Лермонтова важное место занимает фразеология. Так, в письмо к М. А. Лопухиной использован оборот с разговорной окраской: «Что касается вашего брака, милый друг, то вы угадали мой восторг при вести, что он расстроился; я уж писал кузине, что этот господин годен только на то, чтобы держать нос по ветру - это выражение мне самому очень понравилось» (выделено нами - М. К.) [3].
В конце письма, адресованного М. А. Шан-Гирей, включена пословица, затем переформулированная поэтом: «...если говорят: одна голова хорошо, а две лучше, зачем не сказать: одно сердце хорошо, а два лучше» [3].
Синтаксис писем М. Ю. Лермонтова богат, ярок, оригинален; образы, создаваемые им в текстах его посланий, остры, выразительны, несут в себе глубокий смысл.
Мысли поэта, особенно в письмах зрелого периода, масштабны и выражены в развернутых построениях, которые, тем не менее, не выглядят тяжеловесными. Оставаясь сложными, они не громоздки, так как, разделяемые знаками препинания (запятыми, точкой с запятой, указывающими на малые и большие паузы, подаются по частям): «Я еще ни в каких садах не был, но я был в театре, где я видел оперу «Невидимку», ту самую, что я видел в Москве 8 лет назад;мы сами делаем Театр, который довольно хорошо выходит, и будут восковые фигуры играть (сделайте милость, пришлите мои воски)» (письмо № 7) [3].
кроме того, автор тщательно продумывает порядок слов в предложении, поэтому его письма так близки к прозе по своей композиции.
Письма М. Ю. Лермонтова хорошо структурированы. В них обычно есть вступление (предисловие), в котором поэт приветствует собеседника и (или) приносит извинения за длительное молчание; основная часть - рассказ о «манере жить», событиях, произошедших за последнее время; заключение - прощание и пожелание доброго здравия всем родным, близким и друзьям.
Почти постоянный шквал эмоций в душе поэта находил проявление в риторических восклицаниях и вопросах (...а Геркулеса и Прометея взял инспектор, который хочет издавать журнал, «Каллиопу» (подражая мне! (?)), где будут помещаться сочинения воспитанников) (М. Ю. Лермонтов - М. А. Шан-Гирей. Около 21 декабря 1828 г.) [3].
Выразительность стилю Лермонтова придают неполные предложения: «Вакации приближаются и... прости! достопочтенный пансион. Но не думайте, чтобы я был рад оставить его, потому учение прекратится; нет! дома я заниматься буду еще более, нежели там» (Лермонтов из Москвы к М. А. Шан-Гирей) [3].
В речи Лермонтова встречаются фигуры умолчания, естественные для его страстной натуры, отсюда каждая новая фраза как виток новой мыли, новых чувств: «Я стараюсь вспомнить: где я ее прочитал!.. и вследствие этого я решил не читать, чтобы не мыс-
лить!... я теперь бываю в свете... чтобы меня узнавали». (М. А. Лопухиной 23 декабря 1834 г.) [3].
В письмах М. Ю. Лермонтова используется еди-ноначатия (анафора), которая придает письму поэтичность: «О, зачем, зачем вы его так полюбили принесли в жертву сердце.) [3].
Аналогичную нагрузку несет и набор междометий с различными эмоциональными оттенками:
1. «Ах!!.. я ухаживаю и вслед за объяснением говорю дерзости» [3] - оттенок удовлетворения;
2. «О! как бы я желал вновь вас увидеть» [3]
- надежды;
3. «Наталья Алексеевна с чады и домочадцы едет в чужие страны!!! пуах!..» [3] - восторга;
4. «Боже! как затруднительно иметь друзей, которые заняты своей женитьбой» [3] - досады;
5. «Ужасно устал... Жарко... Уф» [3] - усталости, бессилия;
6. «Благодарю вас за адрес этого дома» [3]
- благодарности.
Как уже отмечено выше, письма М. Ю. Лермонтова уникальны по ряду признаков: они отсылались без последующей корректировки, отличаются искренней исповедальностью, в них напряжённый нерв души поэта. Это всплеск эмоций без отвлеченных размышлений (за исключением отдельных юношеских писем). Эти особенности писем Лермонтова особенно заметны на фоне эпистолярия А. С. Пушкина, для которого письма - хорошая возможность рассуждать на философские, политические, литературные темы, что требует от автора продолжительной работы над текстом письма. Стиль А. С. Пушкина стал для Лермонтова не образцом для копирования, а своеобразной ориентиром в реализации дарования. Кстати, признаки незаурядности лермонтовского дарования проступают уже в его письмах.
Высокую оценку языкового мастерства М. Ю. Лермонтова дал В. Г. Белинский, говоривший о поэте как о «роскошном таланте, в котором таится что-то великое» [2].
Не менее восторженно о Лермонтове отозвался А. И. Герцен, утверждавший, что поэт очень много выстрадал, прежде чем его мысли ложились на бумагу. Именно поэтому Герцен отзывался о М. Ю. Лермонтове как об «одном из пророков русского народа» [2].
В силу своих «почвеннических» убеждений неверно понимал творчество М. Ю. Лермонтова Ап. Григорьев, но, тем не менее, это не мешало критику тонко чувствовать эстетическое достоинство мастерства поэта.
Письма Лермонтова нельзя спутать с письмами других великих людей. Каждое из них проникнуто глубоким исповедальным характером, прямотой, неподдельной искренностью. Поэтому в его эпистоля-риях постоянно чувствуются надрывность, зов мятущейся души поэта, накал страстей. Прав был в этом отношении В. В. Розанов, сказавший: «Нельзя отнять у Лермонтова звездное и царственное», «нельзя у него оспорить подлинно стихийное начало» [2].
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Висковатов П. М. Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество, М.,1891, с. 205.
2. Гершензон Д. Я. Лермонтов в русской критике // Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова: Исследования и материалы: Сборник первый. М.: ОГИЗ; Гос. изд-во худож. лит., 1941. С. 595-609.
3. Лермонтов М. Ю. Полное собрание сочинений в 10 томах. М.: «Воскресенье», 2001. Т. 7. 528 с.
4. Лермонтов М. Ю. Полное собрание сочинений в 10 томах. М.: «Воскресенье», 2002. Т. 9
5. Лермонтовская энциклопедия / Гл. ред. В. А Мануйлов. М.: Сов. Энцикл., 1981. С. 416-417.
6. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. М.: Флинта: Наука, 2006. С. 627-631.
7. Утраченные письма Лермонтова. Обзор В. Мануйлова. С. 470-483. / М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в 10 томах. М.: «Воскресенье», 2001. Т. 7. 528 с.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх