ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ «ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ» Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

Научная статья на тему 'ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ «ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ»' по специальности 'Политика и политические науки' Читать статью 7
7 0 6
Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Журнал
Выпуск
Коды

ГРНТИ: 11 — Политика и политические науки

показать все коды
Ключевые слова
  • ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА
  • СИСТЕМА РЕКРУТИРОВАНИЯ ЭЛИТЫ
  • СОСТАВ ЭЛИТЫ
  • НЕОИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ
  • ФОРМАЛЬНЫЕ И НЕФОРМАЛЬНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ
  • POLITICAL ELITE
  • SYSTEM OF ELITE’S RECRUITMENT
  • ELITE’S STRUCTURE
  • NEW INSTITUTIONAL THEORY
  • FORMAL AND INFORMAL INSTITUTIONS

Аннотация
научной статьи
по политике и политическим наукам, автор научной работы — Наронская Анна Гегамовна

В статье анализируются ключевые теоретико-методологические аспекты исследования «политической элиты». Автором утверждается необходимость системного, ориентированного на междисциплинарный подход осмысления понятия «элита», системы ее формирования и принципов функционирования. На основании положений теории неоинституционализма автором делается вывод о том, что от соотношения формальных и неформальных институтов формирования и функционирования политической элиты зависит характер ее развития.

Annotation
of scientific paper
2012 year, VAK speciality — 23.00.00, author — Naronskaya Anna Gegamovna

The article contains analysis of the main theoretical and methodological aspects of «political elite». The author stresses the necessity of interdisciplinary research and system approach to study the elite’s formation and functioning. On the basis of new institutional theory the author makes a conclusion that the correlation between formal and informal institutions of political elite’s recruitment and functioning determines the trends of elite’s development.

Научная статья по специальности "Политика и политические науки" из научного журнала "POLITBOOK", Наронская Анна Гегамовна

Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ «ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ»". Научная статья по специальности "Политика и политические науки"

А.Г. Наронская
ТЕОРЕТИКОМЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ «ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ»
Аннотация:
В статье анализируются ключевые теоретико-методологические аспекты исследования «политической элиты». Автором утверждается необходимость системного, ориентированного на междисциплинарный подход осмысления понятия «элита», системы ее формирования и принципов функционирования. На основании положений теории неоинституционализма автором делается вывод о том, что от соотношения формальных и неформальных институтов формирования и функционирования политической элиты зависит характер ее развития.
Ключевые слова:
политическая элита, система рекрутирования элиты, состав элиты, неоинституционализм, формальные и неформальные политические институты
A.G. Naronskaya
THEORETICAL AND METHODOLOGICAL APPROACHES TO INVESTIGATION OF THE «POLITICAL ELITE»
Abstract:
The article contains analysis of the main theoretical and methodological aspects of «political elite». The author stresses the necessity of interdisciplinary research and system approach to study the elite's formation and functioning. On the basis of new institutional theory the author makes a conclusion that the correlation between formal and informal institutions of political elite's recruitment and functioning determines the trends of elite's development.
Key words:
political elite, system of elite's recruitment, elite's structure, new institutional theory, formal and informal institutions
Развитие современного российского политического процесса акцентирует проблему эффективности государственного управления и свидетельствует о необходимости изменения как концептуальной, так и практической деятельности российской политической элиты. Повышенный интерес современной политической науки к проблемам элиты закономерен. Все значимые изменения в социальной, экономической, политической жизни российского, как и любого другого общества, происходят при ведущей роли элит. Вместе с тем глубокое исследование российской элиты требует четкого теоретического понимания сущности феномена элиты, ее роли и места в современном социуме.
Известно, что термин «elite» переводится как «отборный», «избранный». Понятие элиты не применялось широко в общественных науках вплоть до начала ХХ века, т.е. до появления работ итальянского социолога и экономиста В. Парето. Основоположниками теории элит, наряду с В. Парето, являются Г. Моска и Р. Михельс. Важно отметить, что Г. Моска и Р. Михельс
не применяли в своих исследованиях термин «элита», предпочитая синонимичное по значению и ценностно-нейтральное понятие «политический класс». Впоследствии термин «элита» прочно входит в социологические и политологические словари, определив целый ряд направлений и течений социально-политической мысли.
Надо сказать, что в политической науке понятие «элита» до сих пор остается предметом постоянных теоретических споров. Между исследователями нет определенности и единства относительно правомерности использования самого термина «элита», критериев определения элиты, механизмов динамики и мобильности элиты.
Для современной российской элитологии ключевой методологической проблемой остается понимание и научная корректность использования термина «элита». Основные сложности связаны с разрешением противоречия между стремлением к унификации различных теоретических понятий в политическом процессе и фактом национального своеобразия политических систем отдельных государств. Очевидно, что прямое заимствование научных категорий из западной политической науки невозможно без учета социальных, исторических, культурных особенностей российской политической системы. В то же время эволюция национального политического процесса заставляет исследователей использовать научные подходы, общепринятые в современной политической науке.
Методологические проблемы применения в российском политическом контексте теории элит, прежде всего, обусловлены ценностной составляющей понятия «элита». Исключение ценностного аспекта искажает смысл понятия и образует, по выражению Дж. Сартори, «ценностный вакуум», а когда положительное слово постоянно используется как негативное, то в этом случае понятие «элита» вызывает только предубеждение [8, с. 85]. Чаще всего исследователи политической элиты используют различные направления структурно-функционального подхода. В рамках структурнофункционального подхода политическая элита - это люди, выполняющие и осуществляющие властные полномочия, необходимость которых определяется исключительной важностью функций управления для общества. Другими словами, элитой в том или ином обществе является тот, кто имеет власть, потому что возглавляет определенные институты власти. Методология структурно-функционального подхода достаточно успешно применяется в эмпирических исследованиях. Но очевидно, что структурный-функционализм практически полностью исключает ценностный аспект понятия «элита». В результате перед исследователями возникает ряд проблем. Во-первых, искажается сам смысл термина «элита» и возникает вопрос: «Зачем создавать терминологическое противоречие и употреблять слово «элита», не имея в виду его истинного значения?» [8, с. 83]; Во-вторых, структурнофункциональное понимание элиты отражает только способ формирования
властвующего слоя (например, определяет, является отбор элиты демократическим или нет), но не характеризует качество и не объясняет сущность системы элитного отбора.
В данном случае, на взгляд автора, более продуктивно обращение к теории социального пространства П. Бурдье [2, с. 17-33]. Согласно подходу П. Бурдье мир представляет собой многомерное пространство, построенное по принципам дифференциации и распределения. В рамках этого пространства функционируют индивиды, располагающие различными видами капиталов. «Экономический капитал» - собственность, финансовые ресурсы. «Социальный капитал» - такие элементы общественной организации, как социальные связи (например, с людьми, отвечающими за предметы и услуги, которых тот или иной индивид добивается), устойчивые образцы коллективного поведения, социальные нормы, доверие. «Символический капитал» - ведущий критерий социальной дифференциации, это тот капитал, который узнается и признается как нечто собой разумеющееся (ранги, градации, символические иерархии и т.д.). Символический капитал - результат признания, легитимности, это социальный престиж, репутация, имя, авторитет, которые в свою очередь являются основой влияния. «Профессиональный капитал» - это опыт, квалификация, знания, навыки.
Рассмотренные виды ресурсов выступают систематизирующими факторами современных групп элиты. Обладание ресурсами определяет силу и влияние группы, индивида в конкретном обществе. Именно ресурсы являются главным критерием разделения, который обеспечивает их владельцам ведущее положение, высшие позиции в конкретном социальном пространстве [2, с. 17-18].
Таким образом, «элита» - это совокупность групп, которые:
1) обладают ресурсами и занимают доминирующее положение - ведущие экономические, культурные, профессиональные позиции, при этом ресурсы становятся политическими, когда они задействованы в процессе принятия важнейших стратегических решений;
2) объединены определенными ценностными установками, стереотипами, нормами поведения, образом жизни;
3) обладают сходными интересами, а значит, есть вероятность выработки ими сходной практики в рамках определенного социального пространства;
4) вписаны в структуру социального пространства, т.е. к элите относится не просто тот, кто известен (даже с хорошей стороны), а тот, кто признан в качестве элиты, т.е. легитимный.
Таким образом, элита оформляет, скрепляет и воспроизводит определенный тип социальной структуры, в связи с чем отметим еще два обстоятельства.
Во-первых, применение термина «элита» в качестве определения субъектов власти открывает новые возможности для изучения современной социальной структуры. В частности, мы можем рассматривать формирование
и функционирование властвующих групп как в процессе усложнения, так и в процессе упрощения структуры общества.
Во-вторых, данное теоретическое определение предполагает, с одной стороны, изучение институционально-нормативных особенностей функционирования политической элиты. Для этого необходим анализ конкретной институциональной среды, властных ресурсов, которыми обладают те или иные группы политической элиты. С другой стороны, понятие «элита» (будучи единственным ценностным определением властвующих групп) позволяет охарактеризовать качественные параметры деятельности субъектов власти. Это существенно расширяет возможности исследования. Например, мы можем исследовать неформальные стандарты поведения представителей политической элиты, которые, в свою очередь, непосредственно воздействуют на особенности организационной, институциональной структуры. Так, в ситуации неэффективности действия политических институтов, существования разнородных и противоречивых механизмов осуществления власти именно социокультурные стандарты, исторические традиции формирования и функционирования представителей элиты становятся ключевыми характеристиками их деятельности.
В логике вышеуказанных обстоятельств хотелось бы отметить возможности использования теоретико-методологических положений неоинститу-ционального подхода для понимания феномена политической элиты. Применение данной методологии дает возможность исследовать не только сущностные характеристики политической элиты, но и анализировать развитие политической элиты в качестве целостного исторического, экономического и социокультурного процесса.
Следуя данному подходу, под «институтом» понимаются «правила игры» или «созданные человеком ограничительные рамки, которые устанавливают устойчивые структуры взаимодействий между субъектами политической элиты, уменьшают неопределенность в межличностных взаимодействиях» [7, с. 17]. Формальные институты имеют универсальный характер и включают в себя правовые нормы, регулирующие формирование и функционирование политической элиты. В свою очередь, неформальные институты не универсальны - это обычаи, которые призваны решать вопросы координации поведения представителей политической элиты, они проявляют себя в виде традиций или взаимных соглашений и контролируются исключительно заинтересованными акторами. Если изменение формальных институтов может происходить достаточно быстро, через введение новых правил игры, то неформальные институты весьма устойчивы, изменяются постепенно и медленно. Таким образом, «институционализация» - это процесс превращения определенных видов деятельности политической элиты в устойчивый, постоянно воспроизводящийся феномен, который, интегрируясь в формирующуюся систему экономических, политических и иных общественных
отношений, становится привычным образцом поведения субъектов власти [5, с. 207-209]. В таком случае «неформальная институционализация» - это вытеснение формальных институтов неформальными правилами [6, с. 20]. Однако формальные и неформальные характеристики не только находятся во взаимном противостоянии, но и дополняют друг друга. Например, когда происходит опережающее разложение старых механизмов формирования и функционирования элиты по сравнению с созданием новых, либо новые правила не работают, регулирование данных механизмов происходит через неформальные нормы. Там, где правительство не подотчетно парламенту, важнейшие решения принимаются не выборными представителями граждан, а узкими властными группами; там, где политические партии не способны обеспечить политическую взаимосвязь элиты и масс, их функции выполняют основанные на массовом клиентелизме «партии власти» и т.п. [4, с. 16-29].
В результате, именно соотношение формальных и неформальных институтов функционирования политической элиты, определяют уровень ее эффективности и особенности ее развития. Более того, траектория развития формальных и неформальных критериев формирования и функционирования политической элиты являются теми методологическими основаниями, которые позволяют анализировать систему формирования, состав и особенности деятельности конкретной политической элиты.
Формирование элиты - сложная система, которая может быть представлена в виде следующих элементов: а) механизмы рекрутирования (институциональные особенности выдвижения в состав элиты новых представителей - наследование, кровное родство, владение собственностью, профессиональная компетентность, образование, партийная принадлежность, личная преданность, выслуга лет и т.д.); б) каналы рекрутирования (пути продвижения вверх во властной иерархии - государственный аппарат; политические партии; силовые структуры; религиозные организации; органы местного самоуправления; система образования) [3, с. 100-103].
Механизмы и каналы рекрутирования элиты не находятся в статичном существовании, они подвержены изменениям и динамике. Например, изменение того или иного элемента системы элитообразования не только влияет на структурные особенности элиты, принятие стратегических решений, но и определяет характер политической системы в целом.
В этом случае необходимо принимать во внимание роль и место неофициальных отношений в системе формирования элиты. В самой жесткой институциональной структуре всегда существует пространство для неофициальных взаимоотношений между представителями политической элиты (подтверждение этому исследования П. Блау, М. Крозье) [1, с. 8-30]. Следствием институциональных преобразований системы рекрутирования элиты может быть доминирование нелегитимных, неформальных механизмов элитообра-зования. Тогда ключевыми принципами формирования и функционирования
элиты становятся неофициальные, «закулисные» персональные связи и отношения. Подобная ситуация может привести к серьезному разрыву между публичной системой отбора политической элиты и действительным способом формирования власти. В результате вместо политических взаимоотношений «правящая элита - оппозиция» складываются формы межкомандной, меж-корпоративной конкуренции, когда место политических партий, других политических посредников занимают группировки и кланы, которые в качестве механизмов взаимодействия используют принципы этнической солидарности, земляческие и родственные связи. Подобная ситуация серьезно деформирует элитообразование и не позволяет правящей элите эффективно решать, стоящие перед обществом проблемы.
Другим важным фактором эволюции политической элиты является ее социально-групповой состав. Группы, составляющие политическую элиту, отличаются степенью участия в процессе принятия решений, типом деятельности, уровнем социального статуса, образом жизни и престижем. В любом случае в состав политической элиты входят группы, обладающие политическими, административными, экономическими и социокультурными ресурсами. Важной характеристикой композиции и состава политической элиты является степень разделения данных групп. При этом, установление демократических институтов (каналов рекрутирования элиты) не обязательно приводит к разделению между группами политической элиты. Вместо критериев компетентности при формальном существовании демократических механизмов и каналов отбора политической элиты могут использоваться принципы персональной и групповой лояльности. Процедура выборов в таком случае становится механизмом перегруппировки сил внутри правящей элиты, ставящей на место нормативных требований права критерии обладания материальными, информационными и другими ресурсами.
Таким образом, независимое формирование и функционирование ключевых субъектов политической элиты друг от друга свидетельствует о качественном разделении властей. Наоборот, синтез данных групп свидетельствует о формальном характере подобного разделения. Синкретизм политических, административных и экономических групп элиты достаточно опасное явление. В этом случае профессиональные чиновники неизбежно сами становятся «политическими деятелями» и могут фактически менять смысл любого закона в зависимости от собственных конъюнктурных интересов. В подобной ситуации, административный ресурс становится центром власти. Следствием данных процессов является распространение теневых и неформальных отношений, когда вокруг того или иного государственного чиновника формируются «команды», включающие в свой состав, наряду с другими сотрудниками административного аппарата, представителей финансово-экономических и криминальных структур. В результате, влияние административной бюрократии становится столь большим, что, по сути, она определяет состав политической
элиты, ключевыми субъектами которой становятся специфические неформальные социальные образования: «кланы», «команды», «клики», которые связаны отношениями личной зависимости и преданности.
Данные социальные образования не только могут влиять на принятие политических решений, но и определять институциональную среду власти. С помощью многочисленных неформальных связей между этими группами, теневого согласования позиций происходит перераспределение властных ресурсов, распределение должностей, избрание представительных органов власти. Подобные субъекты в переходных условиях могут играть стабилизирующую роль, но при этом их деятельность неизбежно ведет к коррупции рациональных и правовых социальных механизмов, а, возможно, к полному их замещению.
Следует отметить, что не только система рекрутирования и состав, но и принципы деятельности политической элиты являются ключевыми факторами ее развития. Конкретные типы деятельности представителей политической элиты определяются их интересами, мотивацией, а также характером, объемом, значимостью имеющихся у них политических ресурсов, которые отражают возможности влияния тех или иных групп политической элиты на процесс принятия политических решений.
На основании этих факторов выделим следующие типы деятельности субъектов элиты:
1. Управленческая, целенаправленная деятельность, предполагает изменения существующих институциональных правил и характеристик рекрутирования политической элиты, которые необходимы вследствие неэффективности существующей системы отбора и основных способов функционирования представителей политической элиты. Так, неэффективность и разложение советской политической элиты (медленная ротация, распространение теневых принципов отбора, взаимодействия между группами элиты, коррупция и т.д.), определили необходимость изменения основных принципов ее существования. В дальнейшем сами преобразования побуждают субъектов политической элиты реализовывать новые стратегии, которые отражают интересы тех или иных ее структурных элементов, что становится фактором резкого ускорения, интенсификации изменений законодательных норм, регулирующих функционирование политической элиты [5, с. 508-509].
2. Инновационная деятельность, определяет, каким образом представители политической элиты используют новые возможности, открываемые реформами. В данном случае надо учитывать, что возможные последствия данной деятельности не планируются и, чаще всего, не осознаются субъектами элиты. Стремление сохранить и повысить свой статус через присвоение новых ресурсов, наряду с несовершенством законодательства, нестабильностью и бесконтрольностью позволяют представителям политической элиты, адаптируясь к новым условиям, использовать полулегальные формы влия-
ния на принятие выгодных их интересам политических решений. Таким образом, инновационная деятельность может способствовать повышению и снижению эффективности формирования и функционирования политической элиты. Вместе с тем, данная деятельность, несмотря на то, что она, как правило, носит прагматичный характер, помогает приспособиться представителям политической элиты к новым условиям существования и, тем самым, направляет дальнейшие процессы изменений [5, с. 510].
3. Неправовая, разрушительная деятельность политической элиты означает отказ субъектов политической элиты адаптироваться, приспосабливаться к новым принципам функционирования. Подобная ситуация может быть обусловлена защитой представителями политической элиты своих традиций, интересов и ресурсов власти и, чаще всего, вызывает искажение, игнорирование новых принципов, норм, правил, негативные и непредвиденные последствия. В результате неправовые, теневые отношения и деятельность субъектов политической элиты не только доминируют, но закрепляются в институциональном пространстве, что деформирует всю систему элито-образования [5, с. 510-511].
При этом необходимо помнить, что все указанные типы деятельности взаимозависимы и их разделение достаточно условно. Например, довольно сильным является воздействие инновационных и регрессивных действий политической элиты на эффективность и направленность реформаторской, управленческой деятельности. В новой институциональной среде представители политической элиты приобретают большую возможность выбора между правовым и неправовым поведением. Когда государственные решения противоречат интересам групп элиты, то последние оказываются перед выбором: либо, во вред себе, подчиниться данным требованиям, либо игнорировать их, продолжая действовать как раньше в расчете на отсутствие или слабость контроля, либо «получить» неформальное право не выполнять неудобное нововведение.
Следует отметить, что соотношение формальных и неформальных институтов напрямую зависит от следующих обстоятельств: 1) многообразия и зрелости структур гражданского общества, осуществляющих контроль над политической элитой; 2) степени легитимности политической элиты.
Данные характеристики являются индикаторами эффективности системы отбора, состава и деятельности конкретной политической элиты. Демократическая система управления государством подразумевает участие институтов гражданского общества в подготовке, принятии, исполнении и контроле за исполнением стратегических решений. Другими словами, структуры гражданского общества должны постоянно демонстрировать политической элите ограниченность ее возможностей и ресурсов.
Легитимность политической элиты - это не только признание обществом законности существующей системы формирования политической власти,
но и правомерность деятельности, принимаемых ее представителями решений. Поэтому легитимность элиты определяет динамику всей политической системы. Тотальное недоверие общества к структурам государства, слабость и неразвитость гражданских институтов свидетельствуют как о доминировании неформальных, теневых принципов формирования и функционирования элиты, так и о низком качестве политической власти. Более того, в условиях политического, правового нигилизма граждан все усилия, даже обоснованные и законные действия представителей политической элиты, либо бесполезны, либо ведут к срывам намеченных реформ, преобразований, т.е. к прямо противоположным результатам.
В заключение отметим, что применение рассмотренных методологических подходов дает возможность исследовать не только сущностные характеристики политической элиты, но и анализировать развитие политической элиты в качестве целостного исторического, экономического и социокультурного процесса. Поэтому теоретические проблемы, обозначенные в статье, представляют не только академический интерес, но являются основанием разработки сценариев общественно-политического развития, в частности, современного российского общества.
Литература
1. Блау П.М. Различные точки зрения на социальную структуру и их общий знаменатель. // Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1994.
2. Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Вопросы социологии. 1992. №1.
3. Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита — определение основных понятий // Полис. 2000. №3.
4. Гельман В.Я. Постсоветские политические трансформации // Полис. 2001. №1.
5. Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества. М.: Дело, 2002.
6. Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях. // Полис. 2002. №1.
7. Норт Д. Институты институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Начала, 1997.
8. Сартори Дж. Вертикальная демократия // Полис. 1993. №2.

в избранное
цитировать
читать
наверх