Социально-экономическая природа коррупции Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

Научная статья на тему 'Социально-экономическая природа коррупции' по специальности 'Экономика и экономические науки' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Журнал
Выпуск № 1 (57) /
Коды
  • ГРНТИ: 06 — Экономика и экономические науки
  • ВАК РФ: 08.00.00
  • УДK: 33
  • Указанные автором: ББК:Х628.322.17

Статистика по статье
  • 243
    читатели
  • 38
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • КОРРУПЦИЯ
  • ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ
  • ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ
  • ОТНОШЕНИЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
  • ПРОДАЖНОСТЬ
  • УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  • CORRUPTION
  • FORMS OF PROPERTY
  • ECONOMIC INTERESTS
  • RELATIONS OF DISTRIBUTION
  • VENALITY
  • CRIMINAL RESPONSIBILITY

Аннотация
научной статьи
по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — ВОЛОВИЧ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

В статье сделана попытка раскрыть сущность и содержание такого сложного социально-экономического явления как коррупция. Автором предложено собственное определение данного понятия. Исследована экономическая природа коррупции, её непосредственная связь с историческими формами собственности, следовательно, и с распределительными отношениями. Сама коррупция исследуется с позиции исторического явления (категории)

Abstract 2016 year, VAK speciality — 08.00.00, author — VOLOVICH VASILIY NIKOLAEVICH

The article focuses on such a complex socio-economic phenomenon as corruption, offers a new definition of this notion, and analyzes the economic nature of corruption in its immediate connection with the historical forms of property and, consequently, with the relations of distribution

Научная статья по специальности "Экономика и экономические науки" из научного журнала "Проблемы современной экономики", ВОЛОВИЧ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

 
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — ВОЛОВИЧ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Текст
научной работы
на тему "Социально-экономическая природа коррупции". Научная статья по специальности "Экономика и экономические науки"

Однако, при всем разнообразии конкретных комбинаций распределения и интеграции правомочий собственности в рамках той или иной конкретной формы, общим направлением развития современных форм реализации собственности является распределение правомочий собственности между определенным множеством различных по своей социально-экономической природе субъектов, связанных прямыми и обратными связями, обладающих определенной степенью автономности и самостоятельности, но одновременно и взаимозависимых друг друга.
Все это позволяет говорить о том, что наиболее распространенным в настоящее время становится режим «распределенной» собственности, для которого характерно распределение отдельных правомочий собственности между множеством субъектов, взаимосвязанных друг с другом таким образом, что полная реализация всего «пакета» права собственности возможна лишь при условии согласованности их действий.
Для эффективного функционирования возникающих новых форм организации экономической жизни на основе режима распределенной собственности необходимы те же два главных условия, что и для других режимов: ясная и определенная спецификация правомочий, принадлежащих отдельным субъектам и четкое распределение правомочий между субъектами права собственности. Но к этим условиям добавляется и третье, без которого невозможна эффективная реализация режима распределенной собственности: «договороспособность», т.е. готовность и умение участников права собственности договариваться друг с другом с учетом собственных интересов и интересов других участников. Глубинной основой для этого условия является принципиальное изменение природы организации экономических отношений. Традиционно в экономике господствовали два типа
организации экономических отношений: иерархический (на микроуровне в условиях рыночного хозяйства и на уровне народного хозяйства в целом в условиях огосударствленной экономики советского типа) и «анархический», основанный на господстве «невидимой руки» рынка в рыночной экономике на макроуровне. В современных условиях под влиянием изменения в технологиях и способов обмена информацией, о чем кратко шла речь выше, рождается новый тип, основанный на принципе ге-терархии. В общем виде под гетерархией понимается сложная система, образованная пересекающимися и разнообразными структурами управления с высокой степенью независимости отдельных элементов системы. Хорошим примером здесь может быть аналогия с футбольной командой, которая движется в общем направлении в соответствии с тренерским замыслом, но при этом каждый игрок имеет определенный «коридор» свободы для своих действий. Гетерархия представляет собой новый способ организации, не являющийся ни рыночным, ни иерархическим, ее особенностью является формирование власти по горизонтали, в отличие от привычного вертикального принципа делегирования полномочий в рамках фирмы (иерархии): иерархия предполагает отношения зависимости, рынок — отношения независимости, гетерархия основывается на отношениях взаимозависимости. Организация экономической деятельности на основе принципа гетерархии предполагает широкую автономию предприятий, подразделений, параллельную разработку, распределенную власть. Это существенно повышает способность экономической системы адаптироваться к новым условиям, поскольку предполагает множество точек принятия решений, но и требует нового качества взаимодействий между участниками хозяйственной деятельности на основе принципа договороспособности.
1 См.: http://www.perspektivy.info/print.php?ID=244759. Портал «Перспективы». Дата обращения. 12.12.15
2 http://gisee.ru/articles/foreign_politics/27612/. Экспертный портал по вопросам энергосбережения. Дата обращения 10.12.15
3 http://aenergy.ru/1262. Сайт «Альтернативная энергия». Дата обращения 10.12.15
4 https://ru.wikipedia.org/wiki/3D-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80. Википедия. Электронный ресурс. Дата обращения 10.12.15
5 Джереми Рифкин. Третья промышленная революция. — М.: ООО «Альбина нонфикшен», 2015. — С. 36.
6 См., например: Красникова Е. От единообразия к многообразию форм собственности // Мировая экономика и международные отношения. 2007, № 8. С. 63-70;
7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. 1, с. 479.
8 http://library.brstu.ru/static/bd/klassika_ros_civilizac/Elib/1562.html — Классика российской цивилистики
9 Тамбовцев В.Л. Стейкхолдерская теория фирмы в свете концепции режимов собственности // Российский журнал менеджмента. — 2008. — Т. 6. — №3. — С.16.
10 Bromley D.W., Cernea M. M. 1989. The Management of Common Property Natural Re-sources: Some Conceptual and Operational Fallacies. World Bank Discussion Papers, No. 57. World Bank, Washington, DC, p.5 (Цит. по. Тамбовцев В.Л. Указ соч. с. 17)
11 Остром Э. Управляя общим. Эволюция институтов коллективной деятельности. — М.: ИРИСЭН, Мысль, 2011. — 447 с.
12 Б. Шаванс. Социализм и капитализм: теоретическое будущее и реальность // Вопросы экономики — 1999. — № 6.
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРИРОДА КОРРУПЦИИ
В.Н. Волович,
профессор кафедры экономической теории Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук vn_volovich@mail.ru
В статье сделана попытка раскрыть сущность и содержание такого сложного социально-экономического явления как коррупция. Автором предложено собственное определение данного понятия. Исследована экономическая природа коррупции, её непосредственная связь с историческими формами собственности, следовательно, и с распределительными отношениями. Сама коррупция исследуется с позиции исторического явления (категории).
Ключевые слова: коррупция, формы собственности, экономические интересы, отношения распределения, продажность, уголовная ответственность.
ББК Х628.322.17
Можно с уверенностью утверждать, что у большинства населения не только нашей страны, но и всего мира на слуху такое слово как коррупция. Но это ни в коем случае не означает, что
всем известны как генезис, так и содержание данного понятия. Совсем наоборот: когда знакомишься с научной, публицистической литературой по данной проблеме, то приходишь к выво-
ду, что у большинства авторов отсутствует понимание коррупции, прежде всего как экономического явления (категории), а не чисто социологической, а тем более нравственной (моральной) категории, что искажает в первую очередь сущностное понимание коррупции. Вполне естественно, прежде чем говорить о генезисе, сущности и содержании такого социально-экономического явления как коррупция, в первую очередь следует дать определение самого понятия «коррупция». В данном случае, на наш взгляд, исходно необходимо использовать следующие два взаимосвязанных латинских выражений: corrupere — растлевать (глагол) и corruption — подкуп, порча (существительное). И то и другое верно для определения понятия «коррупция» в их органической взаимосвязи и взаимообусловленности. Применительно же к физическим лицам как субъектам экономических отношений, по нашему мнению, больше подходит такой термин как «продажность», поскольку участником коррупционных связей может быть не только лицо, наделенное какими либо властными полномочиями (как это принято считать), но и рядовой гражданин (безвластный субъект), например, тот же взяткодатель. В данном случае он такое же продажное лицо, как и должностное лицо, кому собственно и предназначена данная взятка. В общем виде, на наш взгляд, можно предложить следующее определение самого понятия «коррупция».
Коррупция — это незаконное обогащение физических лиц как экономических субъектов на основе использования ими должностного, экономического или социального статуса. Ещё раз подчеркнем, что в основе коррупции лежат: а) продажность экономических субъектов, б) реализация экономическими субъектами (физическими лицами) своих корыстных интересов, в) использование экономическими субъектами своего должностного, экономического, социального статуса.
Особого разъяснения требует пункт «в», связанный с определением того или иного статуса экономического субъекта (физического лица). Под должностным статусом подразумевается наделение того или иного физического лица теми или иными властными полномочиями, то есть превращение его в субъекта управления в том или ином звене государственного, экономического, социального управления. А это предполагает, что должностное лицо как властное лицо и в связи с этим как потенциальный носитель коррупционных связей и отношений реально существует и функционирует не только в сфере государственного управления (как мы привыкли считать), но и в частном секторе экономики, а также в разветвленной системе и структуре различного рода общественных организаций и объединений, начиная от профсоюзов и заканчивая политическими партиями и объединениями.
Что же касается экономического статуса, то в рыночной экономике подобным статусом реально наделены, прежде всего, собственники физического капитала (средств производства), а также собственники денежного капитала, то есть представители бизнеса. Именно представители бизнеса, располагая определенными имущественными и финансовыми возможностями, осуществляют нередко в своих корыстных интересах подкуп, прежде всего государственных должностных лиц — так называемый коммерческий подкуп.
Сложнее дело обстоит с определением социального статуса, который с точки зрения коррупционных связей и отношений не менее опасный, чем вышеперечисленные статусы. Напрямую социальный статус, казалось бы, не связан ни с должностным, ни с экономическим статусом. Но и здесь априори заложены и нажива, и корыстный интерес, который и движет людьми, наделенными социальным статусом. В основе социального статуса лежат такие аморальные явления как блат, кумовство, семейственность, клановость, личные, родственные и другие связи и отношения. Справедливости ради необходимо сказать, что подобное в определенной мере имело место и в бывшем СССР. Но при всем при том там были на этот счет определенные правовые ограничения. В нынешней же России подобные антиморальные вирусы расцвели пышным цветом.
Когда мы говорим о коррупции, то необходимо иметь в виду, что коррупция как социально-экономическое явление появилась на определенном этапе развития человеческого
общества. Коррупция — это историческое, а не вечное явление. Коррупция появляется вместе с появлением государства как машины подавления господствующим классом других классов и социальных групп. Экономической основой появления государства является появление в обществе (на определенном этапе развития производительных сил) прибавочного продукта, за счет которого и содержится государственный аппарат, да и сам господствующий класс. Само же появление прибавочного продукта приводит и к смене собственности: на смену первобытнообщинной собственности приходит частная рабовладельческая собственность. На смену относительно равного распределения материальных благ между всеми членами общества приходит принцип социального неравенства — распределение материальных благ, прежде всего, по размерам собственности на средства производства, то есть распределение в пользу эксплуататорского меньшинства (класса рабовладельцев, класса феодалов, класса капиталистов). Всё это приводит к нарушению в антагонистическом обществе степени социальной справедливости или, говоря словами Аристотеля — «меры справедливости» [3, с. 601]. Исходно — именно создание частной формы собственности, а, следовательно, антагонистических распределительных отношений, а, следовательно, грубое нарушение «меры справедливости» приводит к созданию в обществе питательной основы для коррупционных связей и отношений. Именно в антагонистическом обществе в полной мере проявляется классический принцип наживы — «деньги не пахнут». Коррупция же в данном контексте может рассматриваться как одна из форм наживы. Таким образом, экономическую основу коррупции исторически определяет частная форма собственности, а более узко — несправедливые распределительные отношения. Можно сказать, что исходным началом (первопричиной) коррупции является частная собственность, как социально-экономическое явление, а её двигателем — экономический интерес человека (индивидуума) как экономического субъекта. В этом как раз и заключается суть экономической категории «коррупция», которая является родовым признаком любого общества, экономическую основу которого составляет частная форма собственности.
На опасность частной собственности для общества впервые обратил внимание Платон в своей знаменитой работе «Государство» [4]. Рискованную для себя дискуссию о частной собственности, как известно, Платон вел и с тираном Дионисием. Будучи сторонником справедливого устройства общества, Платон выступал против частной собственности и как источника социального неравенства в обществе. Необходимо подчеркнуть, что коррупции как негативному и даже опасному социально-экономическому явлению большое внимание уделялось на протяжении всей истории развития человеческого общества — особенно классового общества, где основную роль играло государство как важнейший институт политической системы общества. Именно коррупция рассматривалась в качестве основной угрозы существования не только государственной власти, но и государства как такового.
Впервые на государственном уровне проблеме коррупции было уделено серьезное внимание в шумерском городе-государстве Лагаша еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Правитель данного царства Уруинимгин был сторонником жестких мер в борьбе с коррупционерами. С проблемой коррупции в полной мере столкнулись и египетские фараоны, поскольку в древнем Египте существовал огромный бюрократический аппарат чиновников. Обсуждение и анализ проблемы коррупции мы встречаем и на страницах знаменитого древнеиндийского трактата «Артхашас-тра» (IV век до нашей эры). Автор — Каутилья. Подобные мотивы мы наблюдаем и в знаменитых древнеримских законах XII таблиц. Вполне естественно, что проблему коррупции, как греховной наживы, не могли обойти стороной и мировые религии.
В названных трактатах и учениях, где речь шла о коррупции, названы были и основные субъекты коррупции — это в основном начальники и судьи. Характерной особенностью как древ-негосударственного, так и религиозного подходов к проблеме коррупции является рассмотрение данной проблемы, прежде всего, с позиции имущественных отношений, то есть с пози-
ции отношений собственности, что соответствует сущностной характеристике коррупции, прежде всего как экономического явления. Вот как об этом сказано в христианском учении: «Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих...». И более конкретно (с точки зрения имущественных отношений) о коррупции сказано в Коране: «Не присваивайте незаконно имущество друг друга и не подкупайте судей, чтобы намеренно присвоить часть собственности других людей».
Не обошли стороной проблему коррупции и мировая художественная литература, а также публицистика. Так знаменитый Данте в своей «Божественной комедии» коррупционеров (мздоимцев) предпослал в восьмой (предпоследний) круг ада. Весьма интересные мысли о коррупции высказал в своё время и Николо Макиавелли, который образно сравнивал коррупцию с болезнью (конкретно с чахоткой), которую легко распознать, а вот вылечить — весьма сложно [2, с. 78-79].
Для России — в историческом плане особый интерес представляет Указ Петра Первого «О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное» (декабрь 1714 г.). Данный Указ перечисляет, во-первых, все основные сферы (дела) жизнедеятельности общества, где может иметь место коррупция. Это духовные, военные, гражданские, политические, кузнецкие, художественные дела (сферы). Во-вторых, в Указе Петра, на наш взгляд, весьма грамотно определены и субъекты коррупционных связей, каковыми являются, выражаясь современным языком, не только должностные лица, но и другие лица, так или иначе связанные с коррупционными действиями или способствовавшие данным действиям. Это, образно выражаясь, и стряпчий, и чиновник, и представитель княжеского рода. В-третьих, в Указе Петра Первого взятки, посулы (коррупция) рассматриваются как государственные преступления. Отсюда и строгость наказаний — от лишения имений — до смертной казни. Для сравнения: в нынешней Росси и до сих пор ещё идет дискуссия — осуществлять или не осуществлять конфискацию имущества у коррупционеров, а о смертной казни и речи не может быть. Одним словом, в нынешней России — для коррупционеров создана полная свобода действий, что коррупционеры и делают с большим размахом. Несмотря на то, что история — учительница жизни (латинское: historia est magistra vita), вполне естественно мы должны заглянуть и в сегодняшний день. Необходимо подчеркнуть, что проблеме коррупции в современных условиях уделяется достаточно широкое внимание, как на уровне мирового сообщества, так и на уровне отдельных стран. На мировом уровне приняты и принимаются различного рода Конвенции по борьбе с коррупцией, на уровне же отдельных стран — государств — соответственно различного рода антикоррупционные законы и другие нормативные акты. Более того, на уровне мирового сообщества предприняты попытки предложить своё определение и самого понятия «коррупция». Так, например, по мнению Мирового банка, коррупция — это злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды [7]. Вполне справедливо, на наш взгляд, говоря о коррупции, международные организации указывают и на то, что коррупция может проявлять себя как в сфере государственной деятельности, так и в частном секторе экономики, что вполне соответствует нынешним реалиям экономической и социальной жизни общества. Несмотря на то, что во всем мире ведется активная борьба с коррупцией, однако результаты этой борьбы прямо скажем совсем не утешительные. Так, по самым скромным подсчетам экономистов, только в Евросоюзе суммарно ежегодная коррупция составляет около 130 миллиардов долларов.
Вполне естественно, проблема коррупции в полный рост встала и перед нынешней Россией на фазе так называемой начальной капитализации экономической и социальной жизни российского общества. В Российской Федерации, по нашему мнению, создан не хуже чем в других странах правовой механизм борьбы с коррупцией во всех её проявлениях. Дело в другом — в эффективности реализации данного механизма. В нынешней России весьма низкая правоприменительная практика. Российская Федерация своевременно ратифицировала Европейскую Уголовно-правовую Конвенцию о коррупции, согласно которой коррупция относится к уголовно-наказуемому деянию.
В декабре 2008 года в России был принят Федеральный закон «О противодействии коррупции» [6]. Впоследствии были приняты и другие подзаконные акты, направленные против коррупции.
Согласно действующему Российскому законодательству под коррупцией подразумевается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп и иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав для себя, или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица. В соответствии с перечисленным, в данном определении коррупционных деяний в Уголовном Кодексе Российской Федерации предусмотрены и различного рода уголовные наказания. Можно с уверенностью сказать, что в Российской Федерации создана серьезная правовая база для борьбы с коррупцией. И, тем не менее, результаты борьбы с коррупцией в Российской Федерации плачевные — Россия входит в число наиболее коррумпированных стран мира. В настоящее время, по данным международных организаций, Россия занимает 136-е место из 175 стран мира по Индексу восприятия коррупции. По данным Российского национального антикоррупционного комитета, общий объем коррупции в год составляет 300 млрд долларов, что больше годового (2016) бюджета страны. Средний размер взятки в России в 2014 году составил 682 тысячи рублей [5].
Судя по величине стоимостного объема коррупции, нельзя не согласиться с мнением (высказанным ещё в конце 90-х годов XX столетия) академика Д.С. Львова и доктора экономических наук Ю.В. Овсиенко, что в нынешней России коррупция носит тотальный характер [1, с. 99-114].
Необходимо подчеркнуть—тотальная коррупция характерна не только для Российской Федерации, но и для других постсоветских республик, а также постсоциалистических государств. Среди стран Евросоюза первые места по коррупции занимают Румыния и Болгария. Для того, чтобы понять глубинные причины коррупции, как в бывших постсоветских республиках, так и постсоциалистических странах, а также в других государствах с рыночной экономикой, на наш взгляд, необходимо, с одной стороны, уточнить ещё раз содержание коррупции как социально-экономического явления, с другой стороны, исследовать и проанализировать коррупцию как историческое явление (категорию), и, в-третьих, раскрыть экономическую природу коррупции.
Как показывает и подтверждает реальная экономическая и социальная жизнь общества для коррупции как социально-экономического явления характерными чертами (элементами) являются: продажность физических лиц как экономических субъектов; наличие у физических лиц как у экономических субъектов корыстных целей и личной выгоды; злоупотребление физическими лицами как экономическими субъектами своим не только должностным, но и экономическим, а также социальным положением. Ошибочно думать, что коррупция характерна (как это принято считать) только для сферы государственного управления. Коррупция процветает и в частном секторе экономики, а также в сфере домашних хозяйств. Одним словом, в условиях рыночной экономики влиянию коррупции подвержены все три субъекта рыночной экономики: государство, бизнес, домашние хозяйства. Отличие заключается только в удельном весе коррупции в той или иной сфере жизнедеятельности. В этом плане наибольший удельный вес приходится, безусловно, на сферу государственного управления, которая исходно призвана распределять экономические ресурсы (блага) между всеми субъектами рыночной экономики. Можно с уверенностью сказать, что в условиях рыночной (капиталистической) экономики поведение всех ее субъектов проявляется как рентоориенти-рованное поведение, то есть поведение, ориентированное на получение любым способом экономической выгоды (дохода), что и является питательной средой для коррупции.
Таким образом, коррупция как социально-экономическое ма (то есть исчезнет) только в коммунистическом обществе, пос-
явление не может быть искоренена в условиях частной соб- кольку теоретически распределение дохода должно осуществля-
ственности, где существуют антагонистические (несправедли- ется не по размерам собственности на средства производства
вые) распределительные отношения. Здесь можно вести речь (как это происходит при капитализме) и даже не по труду (что
только о её размерах (объёмах). Объективно коррупция излечи- имеет место при социализме), а по потребностям человека.
Литература
1. Львов Д.С., Овсиенко Ю.В. Об основных направлениях социально-экономических преобразований // Экономическая наука современной России. — 1999. — №3.
2. Макиавелли Н. Избранное. — М.. 1989.
3. Мыслители Греции. От мира к логике / По ред. В. Шкода. — Харьков, 1988.
4. Платон. Государство // Мыслители Греции. От мира к логике / Под ред. В. Шкода. — М., 1999.
5. Прельщение амнистией // Советская Россия. — 2014. — 25 декабря.
6. ФЗ РФ «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. №77.
7. The Anti-Corruption Plain Language Guide (http://www/transparency.org/content/download/45306/725785/file/TI_Plain_Language Guide_280709.pdf
«ВЕЛИКОЕ РАСХОЖДЕНИЕ»: РОСТ НЕРАВЕНСТВА В РАСПРЕДЕЛЕНИИ ДОХОДОВ ДОМОХОЗЯЙСТВ И ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ В СТРАНАХ ОЭСР
А.А. Горшков,
младший научный сотрудник лаборатории по изучению рыночной экономики экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова
buzgalin@mail.ru
Экономический рост в развитых странах в последние три десятилетия сопровождался заметным увеличением уровня неравенства в распределении доходов домохозяйств. В статье по сопоставимым данным анализируется динамика показателей неравенства в располагаемых и первичных доходах домохозяйств в странах ОЭСР за последние три десятилетия. Особое внимание уделено анализу различий во влиянии перераспределения на динамику неравенства на разных этапах «Великого Расхождения».
Ключевые слова: неравенство, социальное неравенство, перераспределение доходов, денежные доходы населения, промышленно-развитые страны, страны ОЭСР
УДК 330 ББК 65
Экономический рост в развитых капиталистических экономиках середины прошлого века сопровождался существенным снижением уровня неравенства в доходах домохозяйств. Пионерные исследования неравенства в доходах середины прошлого века, проведенные С. Кузнецом по доступным на тот момент данным, позволили прийти к выводу, что для рыночного развития после роста неравенства характерно его естественное снижение [1] — закономерность, часто называемая законом Кузнеца.
Однако современный период экономического роста был связан со значительным ростом неравенства, наблюдающегося уже как минимум три десятилетия, как в развитых, так и развивающихся странах. Эпоха «Великого Сжатия» («Great Compression») распределения доходов сменилась современной эпохой «Великого Расхождения» («Great Divergence») [2]. Резкий рост неравенства сопровождал также переход к рыночным реформам и дальнейшее экономическое развитие России, обостряя массу негативных социально-экономических последствий [3]. «Перелом» кривой Кузнеца, обозначивший период стабильного и снижающегося неравенства, с самого начала стал привлекать к себе интерес, выходящий далеко за пределы академических дискуссий. В последних, на протяжении всего периода не прекращаются споры как на тему основных причин разворота в динамике неравенства (исследователи уделяют основное внимание влиянию глобализации, технологическим изменениям и институциональным трансформациям эпохи), так и о возможных последствиях сложившейся ситуации для дальнейшего долгосрочного развития.
В последние полтора десятилетия возросший научный и публичный интерес к проблемам динамики неравенства и бедности в мире дополнился соответствующими достижениями в области международной статистики распределения доходов [4]. Начиная с публикации Т. Пикетти [5], посвященной изучению долгосроч-
ных трендов в концентрации доходов во Франции по налоговым данным, целое направление в изучении высших доходов (top incomes) изменило общее представление о величине и эволюции неравенства. Новые данные о концентрации доходов в руках наиболее обеспеченных слоев населения, благодаря усилиям международного коллектива ученых, быстро расширяются, включая как все новые страны (уже также и развивающиеся), так и все более длинные исторические промежутки времени. Широкую коллекцию данных [6] по долям наиболее обеспеченных групп в общем доходе (World Top Income Database) и серию влиятельных исследований, посвященных анализу этих данных, представляет международная группа ученых (А. Аткин-сон, Ф. Альваредо, Т. Пикети, Э. Саез и др.) [7].
Новые возможности для исследования неравенства и бедности открыло появление множественных источников сопоставимых (гармонизированных) данных по распределению доходов и богатства. Благодаря расширениям таких баз данных как LIS (Luxembourg income study) и OECD Database, исследователям доступны данные для анализа распределения доходов и богатства по отдельным странам за 40 лет. Влиятельная работа исследовательской группы ОЭСР [8], служившая отправной точки целой серии исследований [9], может служить примером одной из пионерных работ в области анализа современных трендов неравенства в распределении доходов по сопоставимым данным за период.
В рамках данного исследования анализируется современная динамика неравенства в доходах домохозяйств (как располагаемых, так и первичных) по выборке стран ОЭСР по доступным сопоставимым данным. Несмотря на то, что как с точки зрения населения стран, так и с точки зрения экономической политики, первостепенную роль играет неравенство в располагаемых доходах домохозяйств, анализ неравенства на более ранних ступенях формирования дохода представляется

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх