Шекспир в творчестве позднего Гоголя Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

Научная статья на тему 'Шекспир в творчестве позднего Гоголя' по специальности 'Литература. Литературоведение. Устное народное творчество' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Журнал
Выпуск № 1 /
Коды
  • ГРНТИ: 17 — Литература. Литературоведение. Устное народное творчество
  • ВАК РФ: 10.01.00
  • УДK: 82

Статистика по статье
  • 84
    читатели
  • 25
    скачивания
  • 1
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • Н. В. ГОГОЛЬ
  • ВЛИЯНИЕ ШЕКСПИРА
  • У. ШЕКСПИР
  • ШЕКСПИР И РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  • РУССКИЙ ШЕКСПИР
  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  • NIKOLAI GOGOL
  • SHAKESPEAREAN INFLUENCE
  • WILLIAM SHAKESPEARE
  • SHAKESPEARE AND RUSSIAN LITERATURE
  • RUSSIAN SHAKESPEARE
  • RUSSIAN LITERATURE

Аннотация
научной статьи
по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — ЕВДОКИМОВ АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Н. В. Гоголя едва ли можно назвать ярким продолжателем шекспировских традиций в русской литературе. В отличие от собрата по перу А. С. Пушкина он не писал исторических пьес в духе великого англичанина, не перерабатывал его «проблемных пьес». Тем не менее исключение Гоголя из истории шекспировской рецепции в России лишает ее одной небезынтересной страницы. Гоголь один из многих русских писателей, внимательно изучивших Шекспира, но не подражавших английскому поэту. Шекспир открывался ему постепенно: от чтения апологетических статей и вольных переводов Н. А. Полевого в «Московском телеграфе» к знакомству с Шекспиром по-немецки и по-французски (по всей видимости, писатель пытался познакомиться с Шекспиром и в оригинале). Зрелый Гоголь видит в Шекспире не только предмет поклонения, но и единомышленника в борьбе за духовное возрождение человечества. Не случайно в произведениях Гоголя 1840-х годов обнаруживаются шекспировские реминисценции. Вершиной гоголевских размышлений о Шекспире стала работа над книгой «Выбранные места из переписки с друзьями», в которой Гоголь предложил концепцию нравственного театра, возвеличивающего человеческое достоинство. В главе «О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще об односторонности» он возражал графу А. П. Толстому (впоследствии обер-прокурору Святейшего синода), считавшему театр греховным увеселением. Театр, полагал Гоголь, имеет «нравственное благотворное влияние» на зрителей, а первый из авторов Шекспир. Писатель не вступает в споры о вероисповедовании английского драматурга: Шекспир честен и откровенен со своим зрителем, что позволяет ему говорить о вечной Истине, к которой так стремился Гоголь.

Abstract 2016 year, VAK speciality — 10.01.00, author — EVDOKIMOV ANDREY ANDREEVICH

Nikolai Gogol could hardly be named an outstanding successor of the Shakespearian tradition in Russian literature. Unlike his contemporary Alexander Pushkin, he neither wrote history plays in the manner of the great Englishman, nor reworked Shakespeare's ‘problem plays'. Nevertheless, omitting Gogol from the history of Shakespeare reception in Russia deprives it of quite an interesting page. Gogol is one of many Russian writers who made a deep study of Shakespeare's works, but avoided direct imitation. He discovered Shakespeare bit by bit from reading Nikolai Polevoy's apologetic articles and loose translations published in “Moskovskii Telegraf” to familiarizing with Shakespeare's works in German and French. Apparently, Gogol attempted to read Shakespeare in the original English as well. In his mature years, Gogol not only looked at Shakespeare as an object of adoration, but also looked to him for aid in his struggle for the spiritual rebirth of mankind. It is no coincidence that we find Shakespearean reminiscences in Gogol's works of the 1840s. In his “Dead Souls” they appear in connection with the leading characters of this ‘epic poem in prose'. Gogol's meditations on Shakespeare's works reached their climax in his book “Selected Passages from Correspondence with Friends”, where the author proposed the concept of the moral theater celebrating human dignity. In the chapter titled “On the Theater, Biased Opinion on the Theater and Bias in General” he replied to Count Alexander Tolstoy (later Chief Procurator of the Holy Synod), who treated theater as a sinful entertainment. Gogol, on the contrary, believed that theater exerted “wholesome moral influence” on the audience, and that Shakespeare was the best of dramatists. Gogol does not engage in controversy on the English writer's religious views: Shakespeare was honest and candid with his audience, and thus could speak about the everlasting Truth, for which Gogol craved so much.

Научная статья по специальности "Литература. Литературоведение. Устное народное творчество" из научного журнала "Знание. Понимание. Умение", ЕВДОКИМОВ АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ

 
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по литературе, литературоведению и устному народному творчеству , автор научной работы — ЕВДОКИМОВ АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Текст
научной работы
на тему "Шекспир в творчестве позднего Гоголя". Научная статья по специальности "Литература. Литературоведение. Устное народное творчество"

DOI: 10.17805/zpu.2016.1.25
Шекспир в творчестве позднего Гоголя*
А. А. Евдокимов (Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова)
Н. В. Гоголя едва ли можно назвать ярким продолжателем шекспировских традиций в русской литературе. В отличие от собрата по перу А. С. Пушкина он не писал исторических пьес в духе великого англичанина, не перерабатывал его «проблемных пьес». Тем не ме-
* Исследование выполнено в рамках проекта РГНФ № 14-04-00450 («Творчество Н. В. Гоголя и драматургия У. Шекспира: генетические и типологические аспекты»).
The article was written as part of the project "N. V. Gogol's Works and W. Shakespea-re's Plays: Generic and Typological Aspects" (supported by the Russian Foundation for the Humanities, grant No. 14-04-00450).
нее исключение Гоголя из истории шекспировской рецепции в России лишает ее одной небезынтересной страницы.
Гоголь — один из многих русских писателей, внимательно изучивших Шекспира, но не подражавших английскому поэту. Шекспир открывался ему постепенно: от чтения апологетических статей и вольных переводов Н. А. Полевого в «Московском телеграфе» к знакомству с Шекспиром по-немецки и по-французски (по всей видимости, писатель пытался познакомиться с Шекспиром и в оригинале).
Зрелый Гоголь видит в Шекспире не только предмет поклонения, но и единомышленника в борьбе за духовное возрождение человечества. Не случайно в произведениях Гоголя 1840-х годов обнаруживаются шекспировские реминисценции. Вершиной гоголевских размышлений о Шекспире стала работа над книгой «Выбранные места из переписки с друзьями», в которой Гоголь предложил концепцию нравственного театра, возвеличивающего человеческое достоинство. В главе «О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще об односторонности» он возражал графу А. П. Толстому (впоследствии обер-прокурору Святейшего синода), считавшему театр греховным увеселением. Театр, полагал Гоголь, имеет «нравственное благотворное влияние» на зрителей, а первый из авторов — Шекспир. Писатель не вступает в споры о вероисповедовании английского драматурга: Шекспир честен и откровенен со своим зрителем, что позволяет ему говорить о вечной Истине, к которой так стремился Гоголь.
Ключевые слова: Н. В. Гоголь; влияние Шекспира; У. Шекспир; Шекспир и русская литература; русский Шекспир; русская литература
ВВЕДЕНИЕ
Отражение Шекспира и его произведений в поздних произведениях русского писателя Н. В. Гоголя является закономерным развитием более ранних представлений писателя. Эти размышления об английском поэте и драматурге изменялись постепенно, что дает возможность говорить о трех различных периодах обращения Гоголя к Шекспиру. Необходимость обозначить рамки этих периодов и указать на их особенности вызвана тем, что достаточно обширный и разнородный материал еще не подвергался систематическому изучению и периодизации.
ШЕКСПИР В ТВОРЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ ГОГОЛЯ Первый этап знакомства Гоголя с Шекспиром приходится на середину 1820-х — первую половину 1830-х годов, когда Гоголь, вероятно, узнает о Шекспире во время учебы в Нежинской гимназии высших наук. Ему, несомненно, были известны критические высказывания о Шекспире французских просветителей, чьи труды читались на занятиях, а также многочисленные апологетические публикации об английском поэте в журналах обеих столиц. О том, что будущий писатель следил за современным ему литературным процессом, свидетельствуют, например, письма родителям с просьбой прислать то или иное издание (Гоголь, 2009е: 22) и воспоминания Н. В. Кукольника, рассказывавшего о значительном влиянии на воспитанников гимназии «Московского телеграфа» Н. А. Полевого, в котором печатались переводы шекспировских драм и критика на них (Гоголь в Нежинской ... , 2014: 106).
Прибыв в Петербург, Гоголь застает пик интереса к шекспировской драматургии: начинается эпоха первых переводов с оригинала (в 1828 г. М. П. Вронченко публикует «Гамлета») на волне интереса к исторической драматургии Барда и романистике Вальтера Скотта (Яковлева, 2002). Гоголь, по-видимому, застает переделки пьес английского драматурга на театральных подмостках (например, «Гамлета» С. И. Виско-ватова) и пытается читать Шекспира в русских и французских переводах. Интересно, что недостаток неоспоримых фактов в этой части гоголевской биографии ранние ме-
муаристы восполняли, домысливая недостающие детали. Так, составительница апокрифических — подлинные воспоминания и фантазии здесь слиты воедино — «Записок А. О. Смирновой» О. Н. Смирнова утверждала, что в 1830-е годы чтением Гоголя руководил А. С. Пушкин, который рекомендовал Гоголю читать шекспировские пьесы и даже побуждал написать трагедию по мотивам «Тараса Бульбы» (Смирнова-Рос-сет, 1895: 235-236).
О степени знакомства писателя с произведениями английского драматурга в данный период можно судить прежде всего по литературно-критическим статьям Гоголя. Значительную работу для изучения этого материала проделала Л. В. Жаравина (Жа-равина, 1982). На основании гоголевской статьи из «Арабесок» «Шлецер, Миллер и Гердер» (Гоголь, 2009c: 319-323) можно сделать вывод о высокой литературной репутации Шекспира в глазах Гоголя, хотя высказывания писателя свидетельствуют прежде всего о согласии с всеобщим культом Шекспира. Английский драматург в сознании Гоголя уступает только Шиллеру и ранним немецким романтикам, определявшим эстетические взгляды Гоголя в этот период.
Новый этап освоения творчества английского поэта совпадает с переломной для Гоголя второй половиной 1830-х годов. Его началом становится критика журналистов, не к месту упоминающих имя Шекспира. Размышления об этом вошли в годичное обозрение «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году», написанном для пушкинского «Современника» (там же: 461-480). Шекспир в этот период, как признается Гоголь в письме М. П. Балабиной от 30 мая н. ст. 1839 г., видится писателю «глубоким, ясным, отражающим в себе, как в верном зеркале, весь огромный мир и все, что составляет человека» (Гоголь, 2009f: 234).
Чтобы разобраться в истинной ценности английского драматурга, писатель пристально изучает его произведения в авторитетных на тот момент переводах. С. Т. Аксаков в книге воспоминаний «История моего знакомства с Гоголем» утверждает, что Гоголь в 1839 г. зачитывался «Шекспиром на французском языке» (Аксаков, 1952: 101). Наиболее правдоподобной представляется версия, что речь здесь идет об одной из реплик авторитетного французского перевода Пьера Летурнера (Pierre Le Tourneur) в редакции Франсуа Гизо (François Guizot), вышедшего в Париже в 1821 г. Так, согласно каталогу книг, которые писатель подарил своему другу А. С. Данилевскому, в библиотеке Гоголя находилось именно это издание (Чудаков, 1908: 145).
Впрочем, в конце 1830-х — начале 1840-х годов Гоголь знакомится с достаточно обширным списком изданий Шекспира как на французском, так и на русском языке. В письме от 23 апреля н. ст. 1838 г. из Рима своему приятелю А. С. Данилевскому он просит последнего отыскать в Париже «первый том Шекспира, того издания, которое в двух столбцах и в двух томах» (Гоголь, 2009f: 138). Возможно, что речь идет об англо-французской билингве из тех, которые издавались во Франции в 1830-е годы. Но французскими переводами Гоголь не ограничился: согласно «Реестру книгам, отправленным из Москвы в Рим Гоголю 1841 года июля 11 дня», он захотел ознакомиться с переводами «Гамлета» М. П. Вронченко, «Отелло» И. И. Панаева и «Венецианского купца» В. А. Якимова (Гоголь, 2009d: 721-737).
Шекспировские пьесы попадают на благодатную почву, воздействуя на известные гоголевские тексты, в частности на «Мертвые души». Речь идет здесь как о принятии отдельных принципов поэтики, так и появлении узнаваемых мелких деталей из пьес драматурга (Смирнова, 1987: 66; Грачев, 2001).
ШЕКСПИР В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ГОГОЛЯ В КОНЦЕ 1840-х ГОДОВ Перейдем к третьему периоду обращения Гоголя к творчеству английского писателя. Его хронологические рамки — не ранее 1846 г., когда начинается работа над «Выбранными местами из переписки с друзьями», и до последних дней жизни и творчества писателя. В это время Гоголь, по свидетельству современников (Кулиш, 2003: 102-103; Smirnoff, 1885: 474), пытается овладеть английским языком, «читая Библию и Шекспира, чтоб иметь возможность читать потом Байрона, Стерна и Фильдинга» (Горленко, 1886: 386; см. также комментарий: Евдокимов, 2009).
С начала 1840-х годов Гоголь приходит к несколько иному видению шекспировского творчества. Общая высокая оценка поэта как «сердцеведца», глубоко постигшего человеческую природу, сохраняется. Об этом свидетельствуют, например, упреки Гоголя историку и журналисту М. П. Погодину в письме от 17 октября н. ст. 1840 г.: «И ты в познании сердца человеческого из Шекспира попал в Коцебу» (Гоголь, 2009f: 320).
Произведения Шекспира, по мнению Гоголя, сложны для восприятия и потому требуют особенного состояния для проникновения в их тайны. Оно требует от читателя физического и душевного здоровья, чтобы тот смог обратиться к великим образам поэта, сказано в письме к М. П. Балабиной от 17 февраля 1842 г.: «Вам пора быть здоровым, и я хочу вас застать не за Жан-Поль Рихтером, а за Шекспиром и Пушкиным, которые читаются только в здоровом расположении духа...» (Гоголь, 2009g: 17).
Шекспировские тексты и даже образ самого поэта, в том числе иронический — муха на чернильнице Хлобуева во втором томе «Мертвых душ» (Гоголь, 2009a: 322), возникают в поздних произведениях Гоголя. Особенное значение здесь имеет репутация Шекспира не только как поэта (что имело место в 1830-е годы), но и как драматурга.
ШЕКСПИР И КОНЦЕПЦИЯ «ВЫСШЕГО ТЕАТРА» Книга «Выбранные места из переписки с друзьями» представляет собой единое целое, в котором сплавлены воедино различные литературные жанры, характерные для нескольких эпох отечественной словесности. Изучение этой книги Гоголя началось недавно, и я хотел бы поделиться мыслями, связанными с пониманием известной четырнадцатой главы из книги — «О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще об односторонности», в которой фигурирует имя Шекспира.
Часть произведения, о которой идет речь, входит в серию так называемых литературно-критических глав «Выбранных мест из переписки с друзьями». Гоголь, как следует из заглавия, рассуждает здесь о театре и предлагает аксиологическую классификацию драматических произведений. Он выделяет «собственно называемый высший театр» и «мишурно-великолепные зрелища для глаз, угождающие разврату вкуса или разврату сердца» (Гоголь, 2009b: 58). Первый представляет собой, по калокагатичес-ки (от «калокагатия» — гармоническое сочетание прекрасной формы и нравственного содержания) ориентированной мысли Гоголя, вневременную ценность, поскольку обращает человека к нравственности и может стать миссионерским: «Есть много среди света такого, которое для всех, отдалившихся от христианства, служит незримой ступенью к христианству. В том числе может быть и театр, если будет обращен к своему высшему назначенью» (там же: 58-59).
К числу драматургов, способствующих духовному возвышению человека, принадлежат Шекспир, Шеридан, Мольер, Гете, Шиллер, Бомарше, Лессинг. Конфессиональный диапазон представленных авторов, ведущих своих читателей и зрителей ко
Христу, широк и не ограничивается православием, определявшим жизненный путь Гоголя (Воропаев, 2014), что заставляет вспомнить кажущееся парадоксальным религиозно-нравственное значение гомеровского эпоса в главе «Об Одиссее, переводимой Жуковским». Исследователи «Выбранных мест» неоднократно замечали сложность, многоплановость гоголевского творения. Стремление столкнуть и одновременно примирить жанры секулярные и церковные (литературную статью и проповедь, рецензию и пример (ехетр1ит), биографию и житие и т. д.) есть не что иное, как попытка нового синтеза духовного и светского и преодоление их раздельности, возникшей в начале Нового времени. Новый синтез возможен только во Христе. Таким образом возникает специфический контекст для любого высказывания в гоголевском произведении: оно соотносится с высшими ценностями христианства, и автор нелицеприятно выносит суждение о том, насколько оно соответствует вере. Истина, или «слово живо» (курсив Гоголя. — А. Е.), или ложное, уводящее в сторону, т. е. «слово гнило» — такова дихотомия гоголевского мышления в «Выбранных местах из переписки с друзьями». Именно с живым словом должен обратиться к миру театр: «Театр ничуть не безделица и вовсе не пустая вещь <...> Это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра» (Гоголь, 2009Ь: 57-58).
Анализируемая нами глава имеет подзаголовок — «А. П. Т...му», что подразумевает обращение писателя к графу Александру Петровичу Толстому, близкому другу Гоголя. Именно в его доме Гоголь прожил последние годы жизни — с 1848 г. Графу А. П. Толстому адресовано несколько писем в составе «Выбранных мест из переписки с друзьями». В большинстве случаев письма, имеющие в подзаголовке этого адресата, посвящены ключевым для Гоголя вопросам веры: апологии христианства, критике теплохладности соотечественников (в том числе развитие темы «мертвых душ»), а также значению Православия для развития русской цивилизации. Большинство этих глав не находят соответствия в сохранившейся переписке Гоголя, что свидетельствует о фундаментальном развитии интересующих писателя тем именно во время работы над книгой. Таким образом, нельзя напрямую связывать содержание глав с общением Гоголя с графом Александром Петровичем Толстым. Последний выступает скорее в роли типического адресата автора «Выбранных мест» — неравнодушного к вопросам веры и судьбе своего народа христианина.
Выбор Гоголя не случаен. Граф А. П. Толстой был истово религиозным человеком. Благодаря своим аскетическим подвигам, слухи о которых вышли за пределы его дома, в свете он слыл чудаком. Так, поводом для множества анекдотов стала его женитьба на княжне Анне Георгиевне Грузинской. Как сообщал близкий друг Гоголя А. О. Смирнова-Россет, княжна мечтала об иночестве, но была вынуждена вступить в брак, который насильно устроил ее отец. Тем не менее она устроила семейный быть по-монастырски и жила с мужем как с братом. Сам граф был известен строгой нравственностью и «огорчался безнравственностью и пьянством народа и развратом модной молодежи» (Смирнова-Россет, 1989: 225). По воспоминаниям, он был грекофи-лом, прекрасно знал церковную службу, а литературе предпочитал церковные песнопения («акафисты и каноны приводили его в восторг») (там же). О монашеской строгости графа А. П. Толстого в быту вспоминал публицист Н. П. Гиляров-Платонов в письме к историку Церкви А. В. Горскому: «<...> он принадлежит к разряду тех людей, которых я не умею иначе охарактеризовать, как назвать их оптинскими христианами. Это люди, глубоко уважающие духовную жизнь, желающие видеть в духовенстве руководителей к духовной высоте жизни, жаждущие, чтобы православное христи-
анство в России было осуществлением того, что читаем в Исааке Сирине, Варсоно-фии и проч. И он сам в своей жизни именно таков» (Материалы для биографии . , 1896: 997). Именно такой благочестивый слушатель и был нужен для наиболее возвышенных высказываний Гоголя.
В этом контексте и появляется одно из самых вдохновенных высказываний Гоголя о Шекспире в поздних его произведениях: «Театр, на котором представляются высокая трагедия и комедии, должен быть в совершенной независимости от всего. Странно и соединить Шекспира с плясуньями или с плясунами в лайковых штанах. Что за сближение? Ноги — ногами, а голова — головой. В некоторых местах Европы это поняли: театр высших драматических представлений там отделен и пользуется один поддержкой правительств; но поняли это в отношении порядка внешнего. Следовало подумать не шутя о том, как поставить все лучшие произведения драматических писателей таким образом, чтобы публика привлеклась к ним вниманием, и открылось бы их нравственное благотворное влияние, которое есть у всех великих писателей. Шекспир, Шеридан, Мольер, Гете, Шиллер, Бомарше, даже Лессинг, Реньяр и многие другие из второстепенных писателей прошедшего века ничего не произвели такого, что бы отвлекало от уважения к высоким предметам; к ним даже не перешли и отголоски того, что бурлило и кипело у тогдашних писателей-фанатиков, занимавшихся вопросами политическими и разносивших неуваженье к святыне» (Гоголь, 2009Ь: 58).
Имя Шекспира здесь не стоит особняком, а помещено в ряд имен драматических писателей, и английский поэт не случайно занимает особенное место в гоголевском каталоге. Шекспир здесь не только первый по старшинству, но и величайший драматический поэт и одновременно наиболее упоминаемый Гоголем автор. Конкуренцию ему может составить только Шиллер, увлечение которым Гоголь пережил в начале 1830-х годов. Шекспир не раз упоминается в ранних библиографических списках писателя. Например, в парижском письме к В. А. Жуковскому от 12 ноября н. ст. 1836 г. Гоголь сообщает, что «принялся перечитывать <...> Мольера, Шекспира и Вальтер Скотта» (Гоголь, 2009£ 82). Невзирая на кажущуюся хаотичность списка, его внутренней доминантой является имя английского поэта. Оппозиция имен Мольера и Шекспира была довольно распространена в антиклассицистической полемике: из круга знакомых Гоголя достаточно вспомнить А. С. Пушкина, противопоставлявшего шекспировские и мольеровские характеры (Пушкин, 1978: 65). В Вальтере Скотте современники Гоголя видели возродившегося Шекспира, поскольку «шотландский чародей» адаптировал для созданного им жанра исторического романа шекспировские сюжеты и образы (Яковлева, 2002: 112-115).
Помимо высочайшей оценки гения Шекспира глава «О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще об односторонности» содержит высказывания Гоголя о религиозном значении творчества английского драматурга. Гоголь видит в нем высокое нравственное содержание, которое связывается в его понимании с учением Христа. Поэтому конфессиональная принадлежность Шекспира, уже почти два столетия вызывающая споры исследователей, не имеет для русского писателя никакого значения: «Частое повторение высоко драматических сочинений, то есть тех истинно классических пиес, где обращено вниманье на природу и душу человека, станет необходимо укреплять общество в правилах более недвижных, заставит нечувствительно характеры более устоиваться в самих себе. <...> Есть много среди света такого, которое для всех, отдалившихся от христианства, служит незримой ступенью к христианству.
В том числе может быть и театр, если будет обращен к своему высшему назначенью» (Гоголь, 2009Ь: 58-59).
Ради такого понимания театра и Шекспира как его наиболее возвышенного представителя Гоголь вступает в полемику с особенным кругом читателей и зрителей — благочестивыми христианами, которые видят в театре греховное зрелище. Знаток Священного Писания и святоотеческой литературы, автор «Выбранных мест из переписки с друзьями» знает источники, из которых происходит такая оценка театра.
В одном из самых популярных экзегетических сочинений святого Иоанна Златоуста «Толкование на святого Матфея евангелиста» театр и лицедейство осуждаются как источник разврата: «Лицедейство это многих сделало прелюбодеями, и многие дома расстроило» (Творения ... , 1901: 70). В Апостольских правилах и правилах, принятых поместными соборами Церкви (Лаодикийским, Карфагенским и др.), театр и ремесло актера подвергались осуждению как языческие.
Однако осуждение театра Отцами Церкви не всегда носило безусловный и универсальный характер. В процитированном труде святого Иоанна Златоуста объясняются причины осуждения театра как греховного учреждения, связанные прежде всего с его репертуаром: «На площади ты не станешь смотреть на обнаженную женщину, а еще менее дома, — ты оскорбишься таким зрелищем; а в театр идешь, чтобы оскорбить честь и мужеского и женского пола, и осрамить глаза свои. Не говори, что обнажена блудница, потому что один пол и одно тело как у блудницы, так и у благородной женщины» (там же). Репертуар, в котором смакуется порнография и садизм, действительно характерен для раннего средневекового театра, унаследовавшего и развившего популярный позднелатинский жанр мима (Андреев, 1989: 14).
Гоголь видит несходство античного и современного театра и предлагает дифференцированный подход к репертуару, что также встречается в творениях известных христианских святых. Например, в труде Блаженного Августина «О граде Бо-жием» (книга II, глава 8) признается возможность дидактического использования отдельных театральных произведений: «<...> они (комедии и трагедии. — А. Е.) хотя и весьма бесстыдны по содержанию, но не бесстыдны, по крайней мере, как многие другие, по изложению. Люди пожилые даже принуждают отроков читать и изучать их в числе тех наук, которые называются честными и свободными» (Августин, 2000: 68).
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Шекспиру принадлежит значительное место в гоголевских исканиях второй половины 1840-х годов. Его концепция «высшего театра», сформулированная в «Выбранных местах из переписки с друзьями», — синтез эстетической концепции и теологической доктрины — наделяет творчество английского драматурга миссионерской функцией. Шекспир перестает быть лишь поэтом, кумиром переменчивой моды, но становится Поэтом, которому дано владеть душами людей и вести их на встречу с вечной Истиной.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Августин, Аврелий. (2000) О Граде Божием. Минск : Харвест ; М. : АСТ. 1296 с.
Аксаков, С. Т. (1952) История моего знакомства с Гоголем // Гоголь в воспоминаниях современников / ред., предисл. и коммент. С. И. Машинского. М. : Гос. изд-во худож. лит. 718 с. С. 87-208.
Андреев, М. Л. (1989) Средневековая европейская драма: Происхождение и становление (Х-ХШ вв.). М. : Искусство. 215 с.
Воропаев, В. А. (2014) Николай Гоголь: Опыт духовной биографии. М. : Паломникъ. 336 с. Гоголь в Нежинской гимназии высших наук: антология мемуаров (2014) / сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. П. В. Михед, Ю. В. Якубина. СПб. : Изд-во «Пушкинский дом». 628 с.
Гоголь, Н. В. (2009а) Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 5. 674 с.
Гоголь, Н. В. (2009Ь) Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 6. 744 с.
Гоголь, Н. В. (2009с) Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 7. 816 с.
Гоголь, Н. В. (2009d) Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 9. 968 с.
Гоголь, Н. В. (2009е) Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 10. 392 с.
Гоголь, Н. В. (2009() Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 11. 488 с.
Гоголь, Н. В. (2009g) Полн. собр. соч. и писем : в 17 т. / сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М. ; Киев : Изд-во Московской Патриархии. Т. 12. 704 с.
Горленко, В. (1886) Воспоминания г-жи Смирновой о Гоголе // Киевская старина. Т. 14. № 2. Февраль. С. 381-387.
Грачев, А. (2001) Две неявные аллюзии на «Гамлета» (Гоголь, Блок) // XIII Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры : сб. ст. и материалов. Ч. 1. / отв. ред. Н. И. Никола, отв. ред. выпуска Н. И. Соколова. М. : Изд-во Моск. пед. гос. ун-та. 308 с. С. 57-58.
Евдокимов, А. А. (2009) Читал ли Гоголь Шекспира в подлиннике? // Новi гоголезнавчi студi? = Новые гоголеведческие студии. Вип. 1 (18). НЬкин : Изд-во НЬкин. держ. ун-та iм. М. Гоголя. 411 с. С. 277-285.
Жаравина, Л. В. (1982) Шекспиризм Гоголя: к постановке проблемы // Литературно-критические опыты и наблюдения: Вопросы русского языка и литературы / отв. ред. Л. В. Бортэ. Кишинев : Штиинца. 156 с. С. 3-12.
Кулиш, П. А. (2003) Записки о жизни Николая Васильевича Гоголя, составленные из воспоминаний его друзей и знакомых и из его собственных писем / вступ. ст. и коммент. И. А. Виноградова. М. : ИМЛИ РАН. 704 с.
Материалы для биографии Н. П. Гилярова-Платонова (1896) // Русское обозрение. Т. 41. №12. Декабрь. С. 981-1007.
Пушкин, А. С. (1978) Полн. собр. соч. : в 10 т. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние. Т. 8. 415 с. Смирнова, Е. А. (1987) Поэма Гоголя «Мертвые души» / отв. ред. С. Г. Бочаров. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние. 200 с.
Смирнова-Россет, А. О. (1895) Записки А. О. Смирновой (Из записных книжек 1826-1845 гг.): в 2 ч. СПб. : Тип. М. Меркушева. Ч. 1. VI, IV, 342 с.
Смирнова-Россет, А. О. (1989) Дневник. Воспоминания / изд. подгот. С. В. Житомирская. М. : Наука. 789 с.
Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе (1901) : в 12 т. СПб. : Изд. Санкт-петербургской духовной академии. Т. 7. Кн. 1. 912 с.
Чудаков, Г. И. (1908) Отношение творчества Н. В. Гоголя к западноевропейским литературам. Киев : Тип. Императорского ун-та св. Владимира. [2], IV, 182 с.
Яковлева, Г. В. (2002) Вальтер Скотт и Шекспир // Мировая культура XVII-XVШ веков как метатекст: дискурсы, жанры, стили : материалы Международного научного симпозиума «Восьмые Лафонтеновские чтения» / отв. ред. А. А. Скакун. СПб. : Санкт-Петербургское философское общество. 204 с. С. 112-115.
Smirnoff, O. (1885) Etudes et souvenirs // Nouvelle Revue. T. 37. No. XI. 1re livr. P. 5-28; No. XII. 3e livr. P. 468-489.
/\ama nocmynMHun: 12.01.2016 г.
SHAKESPEARE IN GOGOL'S LATER WORKS A. A. Evdokimov (Lomonosov Moscow State University)
Nikolai Gogol could hardly be named an outstanding successor of the Shakespearian tradition in Russian literature. Unlike his contemporary Alexander Pushkin, he neither wrote history plays in the manner of the great Englishman, nor reworked Shakespeare's 'problem plays'. Nevertheless, omitting Gogol from the history of Shakespeare reception in Russia deprives it of quite an interesting page.
Gogol is one of many Russian writers who made a deep study of Shakespeare's works, but avoided direct imitation. He discovered Shakespeare bit by bit — from reading Nikolai Polevoy's apologetic articles and loose translations published in "Moskovskii Telegraf' to familiarizing with Shakespeare's works in German and French. Apparently, Gogol attempted to read Shakespeare in the original English as well.
In his mature years, Gogol not only looked at Shakespeare as an object of adoration, but also looked to him for aid in his struggle for the spiritual rebirth of mankind. It is no coincidence that we find Shakespearean reminiscences in Gogol's works of the 1840s. In his "Dead Souls" they appear in connection with the leading characters of this 'epic poem in prose'.
Gogol's meditations on Shakespeare's works reached their climax in his book "Selected Passages from Correspondence with Friends", where the author proposed the concept of the moral theater celebrating human dignity. In the chapter titled "On the Theater, Biased Opinion on the Theater and Bias in General" he replied to Count Alexander Tolstoy (later Chief Procurator of the Holy Synod), who treated theater as a sinful entertainment. Gogol, on the contrary, believed that theater exerted "wholesome moral influence" on the audience, and that Shakespeare was the best of dramatists. Gogol does not engage in controversy on the English writer's religious views: Shakespeare was honest and candid with his audience, and thus could speak about the everlasting Truth, for which Gogol craved so much.
Keywords: Nikolai Gogol; Shakespearean influence; William Shakespeare; Shakespeare and Russian literature; Russian Shakespeare; Russian literature
REFERENCES
Avgustin, Avrelii [Augustine of Hippo]. (2000) O Grade Bozhiem [The City of God]. Minsk, Kharvest Publ. ; Moscow, AST Publ. 1296 p. (In Russ.).
Aksakov, S. T. (1952) Istoriia moego znakomstva s Gogolem [The history of my acquaintance with Gogol]. In: Gogol' v vospominaniiakh sovremennikov [Gogol in the memoirs of his contemporaries] / ed., foreword and comm. by S. I. Mashinskii. Moscow, Gosudarstvennoe izdatel'stvo khudozhestven-noi literatury [State Publishing House of Fiction Literature]. 718 p. Pp. 87-208. (In Russ.).
Andreev, M. L. (1989) Srednevekovaia evropeiskaia drama: Proiskhozhdenie i stanovlenie (X-XIII vv.) [Medieval European drama: Origins and rise (10th-13th c.)]. Moscow, Iskusstvo Publ. 215 p. (In Russ.).
Voropaev, V. A. (2014) Nikolai Gogol': Opyt dukhovnoi biografii [Nikolai Gogol: A spiritual biography]. Moscow, Palomnik Publ. 336 p. (In Russ.).
Gogol' v Nezhinskoi gimnazii vysshikh nauk: antologiia memuarov [Gogol in the Nezhyn gymnasium of higher studies: An anthology of memoirs] (2014) / comp., introduction, ed. and comm. by P. V. Mikhed and Yu. V. Yakubina. St. Petersburg, Pushkinskii dom Publ. 628 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009a) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 5. 674 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009b) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 6. 744 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009c) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 7. 816 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009d) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 9. 968 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009e) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 10. 392 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009f) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 11. 488 p. (In Russ.).
Gogol, N. V. (2009g) Polnoe sobranie sochinenii i pisem [Complete works and letters] : in 17 vols. / comp., ed. and comm. by I. A. Vinogradov and V. A. Voropaev. Moscow ; Kiev, Moscow Patriarchate Publ. Vol. 12. 704 p. (In Russ.).
Gorlenko, V. (1886) Vospominaniia g-zhi Smirnovoi o Gogole [Mrs. Smirnova's memories of Gogol]. Kievskaia starina, vol. 14, no. 2, February, pp. 381-387. (In Russ.).
Grachev, A. (2001) Dve neiavnye alliuzii na "Gamleta" (Gogol, Blok) [Two implicit allusions to "Hamlet" (Gogol, Blok)]. In: XIII Purishevskie chteniia: Vsemirnaia literatura v kontekste kul'tury [13th Purishev Readings: Global literature in cultural context] : A collection of articles. Pt. 1 / ed. by N. I. Nikola and N. I. Sokolova. Moscow, Moscow State Pedagogical University Publ. 308 p. Pp. 57-58. (In Russ.).
Evdokimov, A. A. (2009) Chital li Gogol' Shekspira v podlinnike? [Did Gogol read Shakespeare in the original?]. In: Novi gogoleznavchi studi? = Novye gogolevedcheskie studii [New studies in Gogol]. Issue 1 (18). Nizhyn, Nizhyn Gogol State University Publ. 411 p. Pp. 277-285. (In Russ. and Ukr.)
Zharavina, L. V. (1982) Shekspirizm Gogolia: k postanovke problemy [On the issue of Gogol's Shakespeareanism]. In: Literaturno-kriticheskie opyty i nabliudeniia: Voprosy russkogo iazyka i lit-eratury [Essays and observations in literary criticism: Issues of the Russian language and literature] / ed. by L. V. Borte. Chisinau, Shtiintsa Publ. 156 p. Pp. 3-12. (In Russ.).
Kulish, P. A. (2003) Zapiski o zhizni Nikolaia Vasil'evicha Gogolia, sostavlennye iz vospomi-nanii ego druzei i znakomykh i iz ego sobstvennykh pisem [Notes on the life of Nikolai Vasilievich Gogol, compiled from the memorials by his friends and acquaintances and from his letters] / introduction and comm. by I. A. Vinogradov. Moscow, Publ. House of the Institute of World Literature, RAS. 704 p. (In Russ.).
Materialy dlia biografli N. P. Giliarova-Platonova [N. P. Gilyarov-Platonov: Materials for a biography]. (1896) Russkoe obozrenie, vol. 41, no. 12, December, pp. 981-1007. (In Russ.).
Pushkin, A. S. (1978) Polnoe sobranie sochinenii [Complete works] : in 10 vols. Leningrad, Nauka Publ. Vol. 8. 415 p. (In Russ.).
Smirnova, E. A. (1987) Poema Gogolia "Mertvye dushi" [Gogol's poem "Dead Souls"] / ed. by S. G. Bocharov. Leningrad, Nauka Publ. 200 p. (In Russ.).
Smirnova-Rosset, A. O. (1895) Zapiski A. O. Smirnovoi (Iz zapisnykh knizhek 1826-1845 gg.) [A. O. Smirnova's Notes (From Notebooks, 1826-1845)] : in 2 pts. St. Petersburg, M. Merkushev's Printing House. Pt. 1. [2], VI, IV, 342 p. (In Russ.).
Smirnova-Rosset, A. O. (1989) Dnevnik. Vospominaniia [Diary. Memoirs] / prepared by S. V. Zhi-tomirskaia. Moscow, Nauka Publ. 789 p. (In Russ.).
Tvoreniia sviatogo ottsa nashego Ioanna Zlatousta, arkhiepiskopa Konstantinopol'skogo, v rus-skom perevode [Works of our holy father St. John Chrysostom, archbishop of Constantinople, in Russian translation] (1901) : in 12 vols. St. Petersburg, St. Petersburg Theological Academy Publ. Vol. 7. Bk. 1. 912 p. (In Russ.).
Chudakov, G. I. (1908) Otnoshenie tvorchestva N. V. Gogolia k zapadnoevropeiskim literaturam [The works of N. V. Gogol in their relation to literatures of Western Europe]. Kiev, St. Vladimir Imperial University Publ. [2], IV, 182 p. (In Russ.).
Yakovleva, G. V. (2002) Val'ter Skott i Shekspir [Walter Scott and Shakespeare]. In: Mirovaia kul'tura XVII-XVIII vekov kak metatekst: diskursy, zhanry, stili [World culture of the 17th and 18th centuries as a meta-text: Discourses, genres, styles] : Proceedings of the 8th Lafontaine Readings: An international symposium] / ed. by A. A. Skakun. St. Petersburg, St. Peterburg Philosophy Society Publ. 204 p. Pp. 112-115. (In Russ.).
Smirnoff, O. (1885) Etudes et souvenirs. Nouvelle Revue, vol. 37, no. XI, 1re livr., pp. 5-28; no. XII, 3e livr., pp. 468-489. (In Fr.).
Submission date: 12.01.2016.
Евдокимов Андрей Андреевич — кандидат филологических наук, преподаватель кафедры истории русской литературы Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Адрес: 119991, Россия, г. Москва, Ленинские горы, МГУ им. М. В. Ломоносова, 1-й корпус гуманитарных факультетов. Тел.: +7 (495) 939-32-77. Эл. адрес: javnic@yandex.ru
Evdokimov Andrey Andreevich, Candidate of Philology, Lecturer, Department of History of Russian Literature, Lomonosov Moscow State University. Postal address: 1st Building of Faculties of Humanities, Lomonosov Moscow State University, Leninskie Gory, 119991 Moscow, Russian Federation. Tel.: +7 (495) 939-32-77. E-mail: javnic@yandex.ru

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх