Русская Правда как первый прецедент национальной унификации норм о гражданско-правовой ответственности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Научная статья на тему 'Русская Правда как первый прецедент национальной унификации норм о гражданско-правовой ответственности' по специальности 'Государство и право. Юридические науки' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 10 — Государство и право. Юридические науки
  • ВАК РФ: 12.00.00
  • УДK: 34
  • Указанные автором: УДК:347.511

Статистика по статье
  • 200
    читатели
  • 57
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК ДРЕВНОСТИ
  • СВОД ЗАКОНОВ "РУССКАЯ ПРАВДА"
  • СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ПРАВА
  • КОДИФИКАЦИЯ ПРАВА
  • УНИФИКАЦИЯ ПРАВА
  • ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ
  • ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  • ВОЗМЕЩЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНОГО ВРЕДА
  • ВОЗМЕЩЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА
  • ANCIENT LEGAL DOCUMENT
  • SET OF LAWS "RUSSKAYA PRAVDA"
  • SYSTEMATIZATION OF LAW
  • CODIFICATION OF LAW
  • UNIFICATION OF LAW
  • TORTS
  • INSTITUTE OF CIVIL LIABILITY
  • COMPENSATION OF MATERIAL DAMAGE
  • COMPENSATION OF MORAL DAMAGE

Аннотация
научной статьи
по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — ИНШАКОВА А.О., ТУРБИНА И.А.

Введение: Русская Правда имеет громадное значение не только как исторический памятник генезису феодализма в Древней Руси, но и как правовой источник, отразивший принципиальные направления развития важнейшего института гражданского права -института гражданско-правовой ответственности. Цель: исследование этапов становления, эволюции и унификации данного института права. Методы: методологическую основу составляет совокупность методов научного познания, среди которых основное место занимают методы историзма, системности, анализа и сравнительно-правовой. Результаты: обоснованная в работе авторская позиция опирается на мнения компетентной научной среды по вопросу о наличии / отсутствии разграничения в Русской Правде преступлений и гражданских правонарушений и, соответственно, различных мер ответственности, о их соотношении. На основании правового анализа норм Русской Правды проводится дифференциация характерных признаков уголовной и гражданско-правовой ответственности. Поднимаются вопросы правовой регламентации посредством положений данного акта гражданско-правовых деликтных обязательств и способов защиты нематериальных благ. Выявлена роль Русской Правды как унифицированного акта для дальнейшего развития отечественного законодательства, определены виды наказания, послужившие прототипами современных мер гражданско-правовой ответственности. Выводы: установлено, что институт гражданско-правовой ответственности в России является закономерным результатом развития и совершенствования тех положений, которые были заложены в Русской Правде, причем как и в современном гражданско-правовом регулировании развитых национальных юрисдикций, включая российскую правовую систему, центральное место среди способов и правовых мер, направленных на защиту гражданских прав, в Русской Правде занимают положения о возмещении ущерба, как материального, так и морального.

Abstract 2016 year, VAK speciality — 12.00.00, author — INSHAKOVA A.O., TURBINA I.A., Perm University Bulletin. Juridical Sciences

Introduction: "Russkaya Pravda" is of great importance not only as a historical monument of the feudalism genesis in ancient Russia, but also as a source reflecting main trends in the development of the most important institution of civil law -the institute of civil liability. Purpose: to study stages of formation, evolution and unification of this institution of law. Methods: the methodological framework of the research includes a set of methods of scientific cognition, the dominant of which are the historical method, systematization, analysis and the comparative law method. Results: the authors'' opinion grounded in the article is based on the views of scientists on the question whether "Russkaya Pravda " differentiates crimes and torts and, correspondingly, different measures of responsibility, and on the matter of their correlation. Basing on the legal analysis of the provisions of "Russkaya Pravda", the authors differentiate the characteristic features of the criminal and civil liability and consider issues of legal regulation by the provisions of this act of civil tort liability and ways to protect intangible benefits. The authors reveal that "Russkaya Pravda" functioned as a unified act for the further development of the Russian legislation and define penalties served as the prototype of modern measures of civil liability. Conclusions: it has been found that the institution of civil liability in Russia is a logical result of the development and improvement of provisions that were put forward in "Russkaya Pravda ". Like in modern civil-law regulation of the developed national jurisdictions, including the Russian legal system, provisions for compensation of damages, both material and moral, take the central place among the methods and legal measures aimed at protecting civil rights in "Russkaya Pravda".

Научная статья по специальности "Государство и право. Юридические науки" из научного журнала "Вестник Пермского университета. Юридические науки", ИНШАКОВА А.О., ТУРБИНА И.А.

 
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Русская Правда как первый прецедент национальной унификации норм о гражданско-правовой ответственности". Научная статья по специальности "Государство и право. Юридические науки"

2016
ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Юридические науки
Выпуск 1(31)
УДК 347.511
DOI: 10.17072/1995-4190-2016-1-20-27
РУССКАЯ ПРАВДА КАК ПЕРВЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ НАЦИОНАЛЬНОЙ УНИФИКАЦИИ НОРМ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
А. О. Иншакова
Доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского и международного частного права (базовой кафедры ЮНЦ РАН) Волгоградский государственный университет 400062, г. Волгоград, просп. Университетский, 100 Е-mail: ainshakova@list.га, gimchp@volsu.ru
И. А. Турбина
Аспирант кафедры гражданского и международного частного права (базовой кафедры ЮНЦ РАН) Волгоградский государственный университет 400062, г. Волгоград, просп. Университетский, 100 Е-mail: gimchp@volsu.ru
Введение: Русская Правда имеет громадное значение не только как исторический памятник генезису феодализма в Древней Руси, но и как правовой источник, отразивший принципиальные направления развития важнейшего института гражданского права -института гражданско-правовой ответственности. Цель: исследование этапов становления, эволюции и унификации данного института права. Методы: методологическую основу составляет совокупность методов научного познания, среди которых основное место занимают методы историзма, системности, анализа и сравнительно-правовой. Результаты: обоснованная в работе авторская позиция опирается на мнения компетентной научной среды по вопросу о наличии / отсутствии разграничения в Русской Правде преступлений и гражданских правонарушений и, соответственно, различных мер ответственности, о их соотношении. На основании правового анализа норм Русской Правды проводится дифференциация характерных признаков уголовной и гражданско-правовой ответственности. Поднимаются вопросы правовой регламентации посредством положений данного акта гражданско-правовых деликтных обязательств и способов защиты нематериальных благ. Выявлена роль Русской Правды как унифицированного акта для дальнейшего развития отечественного законодательства, определены виды наказания, послужившие прототипами современных мер гражданско-правовой ответственности. Выводы: установлено, что институт гражданско-правовой ответственности в России является закономерным результатом развития и совершенствования тех положений, которые были заложены в Русской Правде, причем как и в современном гражданско-правовом регулировании развитых национальных юрисдикций, включая российскую правовую систему, центральное место среди способов и правовых мер, направленных на защиту гражданских прав, в Русской Правде занимают положения о возмещении ущерба, как материального, так и морального.
Ключевые слова: законодательный источник древности; свод законов «Русская Правда»; систематизация права; кодификация права; унификация права; гражданские правонарушения; институт гражданско-правовой ответственности; возмещение материального вреда; возмещение морального вреда
Введение
Русская Правда имеет громадное значение не только как исторический источник, отражающий генезис феодализма в Древней Руси и ста-
новление ее правовых основ в целом, но и, в частности, как источник, где были заложены унифицированные правовые основы развития важнейшего института гражданского права - института гражданско-правовой ответственности.
© Иншакова А. О., Турбина И. А., 2016
Первые нормы, регулирующие вопросы ответственности и защиты за причинение вреда, содержались в Русской Правде, где говорилось, что «сломавший копье или щит или испортивший одежду обязан был возместить стоимость испорченной вещи» [23, с. 7-25]. В это же время появляется первое упоминание и о компенсации морального вреда. Хотя самого понятия морального вреда в нормах Русской Правды, как и в других, более поздних, источниках права, обнаружить не удалось, тем не менее на его элементы указывается в исследованиях, посвященных системе мер наказания того времени [13, с. 76-80].
Основными мерами юридической ответст— венности, установленными Русской Правдой, являлись выкупы, представляющие собой денежные штрафы в пользу потерпевшего и в пользу князя и имеющие целью удовлетворение потерпевшей стороны. Позднее эта цель изменяется на обогащение государственной казны, впоследствии, по мере усиления государственной власти и развития карательных мер, наказания стали применяться с целью устрашения.
С установлением выкупа преступление по— гашается, как долговое обязательство погашается уплатой долга. Институт денежного выкупа, являясь итогом внутреннего развития общества, существовал некоторое время наряду с местью и постепенно вытеснил последнюю.
Русская Правда подвергает воздействию главным образом имущественные права винов— ного. Д.Г. Тальберг отмечает, что в эпоху Русской Правды и уставных грамот (1Х-Х111 в.) первенствующее значение имело частное возна— граждение перед уголовным наказанием. Это явление замечается и позднее, до конца XV в. Так, в случаях обвинения кого-либо в татьбе, разбое или душегубстве закон предписывает «на виноватом истцо водоправити», а затем уста— навливается уголовное наказание [20].
Выкуп имел различное наименование в ре— дакциях Русской Правды. В кратких списках Русской Правды для выкупа особенного назва— ния не было: говорилось просто «столько-то гривен за голову» или «столько-то гривен за обиду». В списках второй редакции под выку— пом подразумевается вира и продажа, а в про— странных списках выкуп - это вира, головниче— ство, продажа и урок.
Виды денежных наказаний за причинение вреда потерпевшему по Русской Правде
В общем, Русская Правда закрепила четыре вида денежных наказаний за причинение вреда потерпевшему, которые явились прототипами современной компенсации причиненного вреда потерпевшему: штраф в пользу князя как пред-
ставителя общества (вира, продажа) и компен— сация потерпевшему (урок, головничество).
Головщина, заменившая собой право част— ной мести, вся принадлежала истцу, в результа— те преступления потерявшему близкого родст— венника, и была следствием выигранного им гражданского иска. Она никогда, даже частично, не принадлежала князю. Размер головщины не был определен законом и сначала зависел от взаимного соглашения обиженного с обидчи— ком, а впоследствии определялся судом на ос— новании жалобы обиженной стороны.
Вира представляла собой штрафы, назна— чавшиеся за убийство свободного человека, вве— денные великими князьями первоначально на тот случай убийства, когда после убитого не остава— лось родственников, имеющих право преследо— вать убийцу посредством частной мести. Вира поступала в казну князя как выморочное имуще— ство. Размер виры определялся законом: за убий— ство людина (т. е. простого свободного челове— ка), будет ли это русин, гридин, купчина, ябет-ник, мечник, изгой или словенин, - 40 гривен; за убийство мужа (т. е. боярина), высокопоставлен— ных княжеских слуг - двойная вира, в 80 гривен; 20 гривен, или так называемое полувирье, - за убийство женщины или нанесение увечий, которые по тяжести сопоставимы с убийством человека, делают его нетрудоспособным: «Аще ли утнеть руку, и отпадеть рука или усхнеть, или нога, или око, или не утнеть, то полувирье 20 гривен, а тому за век 10 гривен» [17, с. 65].
Община, составляющая округ (вервь), руча— лась за каждого из своих членов в сохранении между ними мира, тишины и спокойствия, и потому, если бы пало на них подозрение в убийстве, т. е. когда труп убитого найден в его пределах, и неизвестно было, кто убийца, она платила так называемую дикую виру по состоя— нию убитого.
В статье 4 Русской Правды установлено, что вервь имеет право платить дикую виру в рассрочку. Размеры виры - 40 и 80 гривен кун -очень значительные суммы, равные стоимости стада из 50 и 100 коров, которые составляли не— малую часть собственности, принадлежавшей членам общины в целом. За вервью остается право распределения этих сумм между ее чле— нами, что предполагает существование автори— тетной общинной администрации, представ— ляющей вервь и в общении с государственной властью. В свою очередь государственная власть согласна с выплатой дикой виры в рас— срочку для сохранения общины и ее финансо— вой способности.
Впоследствии и, вероятно, с того времени, когда совершенно уничтожено было право ча-
стной мести, вира стала в один ряд с головничеством, потому что тогда не было уже никого, кто бы имел право мстить. То и другое (вира и головничество) взыскиваемы были с того времени при каждом случае убийства: вира как наказание за преступление в пользу княжеской казны; головничество как частное вознаграждение в пользу близких родственников или наследников убитого.
П. Мрочек-Дроздовский под вирой изначально понимает частное вознаграждение. Но ввиду обстоятельств, по которым она была введена в русское право, и цели, которой она служила, вира сразу стала княжеской пеней. В этом было ее главное назначение на Руси, ставшее потом исключительным. Цель, для которой была введена вира, заставила забыть ее частный характер и обратила ее в княжескую пеню [11, с. 17].
Другие ученые склоняются к признанию за вирой преимущественно характера вознаграждения в пользу мстителей, за утраченное ими право кровной мести [3, с. 128].
В Правде Ярославичей показывается существенная особенность виры, ее отличительный признак, а точнее, «вира есть именно та продажа, которая не упадает только на виновное лицо, но уплачивается целою вервью» [3, с. 127].
Продажа являлась денежным взысканием, которое платилось виновным за нарушение личных чужих прав (кроме убийства) в виде существующих сейчас денежных штрафов. Продажа отличается от виры тем, что последняя взыскивалась за одно только убийство, а продажа - за все другие нарушения прав. Количество продажи определяется законом различно, смотря по степени преступления или вины: 1, 3, 12 и 20 гривен. Главным назначением продажи являлось возмещение ущерба, поэтому не случайно уплата продажи совмещалась с назначением «урока» - выплаты в счет возмещения ущерба пострадавшему лицу.
Уроками называлось денежное возмещение за причинение вреда, которое устанавливалось за большинство преступлений и выплачивалось за материальный убыток, понесенный владельцем какой-нибудь вещи из-за преступления. По причине такого назначения уроков они платились также за убийство несвободных лиц (рабов, холопов) и к ним, в пользу князя, прибавлялась еще продажа, если повредитель чужой вещи или убийца раба был человек свободный [11, с. 15-16]. Выделяют три вида урока:
1) 40 гривен - за убийство, а также за причинение увечья, вызвавшего отпадение или отсыхание руки, ибо это повреждение влекло фактическую утрату трудоспособности, в силу чего
оно приравнивалось к цене жизни свободного человека;
2) 12 гривен - за различные телесные повреждения: удар орудием либо рукой, а также за вырывание уса или бороды;
3) 3 гривны - за различные посягательства, причинявшие моральные страдания либо материальный вред [24, с. 107].
В статье 2 Краткой редакции Русской Правды указывается, что обидчик должен уплатить лекарю за услуги, оказанные потерпевшему. О.И. Чистяков и В.Л. Янин считают, что, хотя это правило и содержится только в одной статье, оно применялось во всех случаях, касающихся телесных повреждений [15, с. 52].
Денежное взыскание в размере 12 гривен было предусмотрено статьями 3, 4 Краткой редакции Русской Правды за удары различными предметами (батог, жердь, ладонь, чаша, рог, тупая сторона острого орудия), не приводящие к серьезным функциональным расстройствам здоровья. Согласно ст. 3 Краткой редакции Русской Правды, если же кто кого ударит батогом, жердью, пястью, чашей, рогом или мечом плашмя, то (платить) 12 гривен; если его не настигнут, то он платит, и на этом дело кончается; в силу ст. 4, если (кто-либо) ударит мечом, не вынув его (из ножен), или рукоятью, то (платить) 12 гривен вознаграждения потерпевшему [14, с. 81].
Такой размер денежного выкупа превышал традиционный размер денежного выкупа за различные телесные повреждения, причиняющие более серьезный вред здоровью потерпевшего. К примеру, ст. 6 Краткой Правды устанавливала в качестве денежного выкупа 3 гривны «за обиду» - за отнятие (отсечение) какого-либо пальца.
Исследователи объясняют данный феномен повышенных денежных взысканий за незначительные телесные повреждения квалификацией их как оскорбления - преступления против чести и достоинства человека. Перечень предметов говорит о том, что для закона не имеет значения опасность для здоровья потерпевшего орудия, которым наносятся побои. Важен не столько сам удар, сколько нанесенная обида. Размер взыскания также указывает, что удары в данном случае рассматривались как оскорбительные для мужчины [15, с. 52].
Следовательно, урок как мера принуждения имел не только уголовно-правовой, но и компенсационный характер, совмещая в себе наказание и способ возмещения вреда, так как деньги выплачивались не князю, а пострадавшей стороне.
Установление урока в Русской Правде за причинение вреда чести и достоинству челове-
ка тяготеет к гражданско-правовым деликтным обязательствам в современном понимании этого термина, что послужило основой к их формированию и развитию в более поздний период [9, с. 2-4].
Помимо жесткого установления штрафа в пользу пострадавшего лица Русская Правда предусматривала прецедент частных поединков как способа защиты чести и достоинства человека. В частности, место поединка - «поле» на— значали окольничий и надельщик, которые, равно как и судья (боярин) и писец, получали определенную пошлину. Следует заметить, что перед началом боя надельщик отводил опреде— ленное пространство и обносил его веревкой, за что получал плату, которая носила название «вязчее», независимо от пошлины в 4 алтына. Если поединок происходил по причине пожара, убийства друга, похищения или кражи, обвини— тель, если победит, может получить то, о чем попросил; окольничему дать полтину и оружие побежденного, писцу 50 денег, надельщику полтину; все оставшееся у побежденного следу— ет продать и отдать судьям, самого же побеж— денного подвергнуть телесному наказанию по степени тяжести преступления [2, с. 16]. Тем самым Русская Правда явилась первым унифи— цированным законодательным актом, урегули— ровавшим вопросы о способах защиты немате— риальных благ потерпевшей стороны.
Русская Правда в Пространной редакции на протяжении нескольких веков оставалась об— щим законом, определявшим принципы отече— ственного судопроизводства. Даже в XV и XVI вв. суды нередко назначали стародавние виры и «продажи», а также «поток и разграбле— ние» (отобрание всего имущества осужденного и «выбития его вон из земли»). Так, в Двинской уставной грамоте 1398 г. одним из основных видов наказания являлся денежный штраф в пользу пострадавшего или его родственников [16, с. 181-182].
Таким образом, проанализировав статьи Русской Правды в аспекте развития правового института возмещения вреда, можно сделать вывод о том, что он был известен исследуемому закону, но напоминал в большей степени сред— ство восстановления справедливости, так как возмещение вреда практически всегда сочета— лось с выплатой виры или продажи [4, с. 25-27].
Разграничение в Русской Правде преступлений и гражданских правонарушений
Важный вопрос представляет собой разгра— ничение в Русской Правде преступлений и гра— жданских правонарушений. В работах дорево— люционных ученых, ученых советского времени
[6, с. 53] и современных авторов можно встре— тить утверждение, что Русская Правда не раз— граничивала преступления и гражданские пра— вонарушения.
Так, по мнению В.И. Сергеевича, данные виды правонарушений в древности не различа— лись, «всякое правонарушение, как убийство, так и неплатеж долга, одинаково называлось обидою» [17, с. 342]. И.И. Солодкин пришел к выводу, что Русская Правда не различала уго— ловные и гражданские правонарушения, а пре— ступление называлось «обидой», под которой понималось причинение материального, физи— ческого или морального вреда.
В древнерусских правовых источниках от— сутствовало деление на уголовно-правовую и гражданско-правовую ответственность, нормы уголовного и гражданского процесса. Однако наличие различных видов (мер) юридической ответственности свидетельствовало о будущих дифференцированных мерах уголовно-правово— го и имущественного воздействия на нарушите— ля имущественных прав собственников, - счи— тает Ю.Н. Андреев [1, с. 68-101].
В.З. Гущин приходит к выводу, что в на— чальный период юридическая ответственность носила смешанный характер, т. е. включала и уголовную, и гражданско-правовую ответствен— ность. В дальнейшем в процессе развития и со— вершенствования права в его системе происхо— дит отделение гражданско-правовой ответст— венности от уголовной. Оба вида ответственно— сти становятся обязательными, осуществляе— мыми и гарантированными государством. При— чем для гражданско-правовой ответственности характерным является не любое государствен— ное принуждение, а связанное с необходимо— стью возмещения имущественного ущерба или морального вреда [5, с. 52-57].
А.Н. Федорова, обосновывая применение двух форм ответственности по Русской Правде, отмечает, что законодатель вправе установить уголовную ответственность за нарушение граж— данско-правовых обязательств, однако это не означает слияния двух форм ответственности, поскольку в этом случае нарушение граждан— ских законов определялось бы как преступле— ние. Употребление термина «обида» по отно— шению к различным противоправным деяниям не является показателем неразграниченности преступлений и гражданских правонарушений, а является лишь указанием на то, что данное действие причиняет вред. Говорить следует не о смешении двух форм ответственности, а об од— новременном их применении [20, с. 123].
В качестве примера различия между уго— ловной и гражданско-правовой ответственно-
стью, имеющегося в Русской Правде, можно указать статью 18 (по Академическому списку) относительно истребления чужого имущества: «А иже изломить копье, любо шит, любо порт, а начнет хотети его дерьжати у себе, то приати скота у него; а иже есть изломил, аще ли начнет приметати, то скотом ему заплатити, колько дал будеть на нем».
Р.Л. Хачатуров не сомневается, что в данной статье зафиксировано гражданско-правовое нарушение: посягательство на имущественные отношения. Запрет со стороны государства происходит посредством имущественных санкций: изъятие имущества у незаконного владельца, выплата компенсаций за испорченную вещь, возмещение убытков, т. е. статья не предусматривает уголовную ответственность, хотя отмеченные в статье проступки и причиняли материальный вред [21, с. 35-53].
По мнению американского исследователя Д. Кайзера, в Древней Руси отсутствовало уголовное право как таковое. Всякого рода правонарушения, касающиеся личности или имущества, рассматривались как гражданские и влекли за собой не наказание, а лишь возмещение ущерба потерпевшему, и только после XIII в. постепенно на смену гражданской ответственности приходит уголовная, начинается применение наказаний [15, с. 22; 8; 24].
Разграничение между уголовными и гражданскими правонарушениями в положениях Русской Правды К.Г. Стефановский обосновывает следующим: во-первых, правонарушения, которые влекут за собой простое вознаграждение пострадавшего лица (растрата закупом вверенного ему имущества, несостоятельное должничество), отличаются от правонарушений (разбой, поджог, коневая татьба, убийство), влекущих за собой уголовную ответственность в виде выдачи князю головой, уплаты вир и продаж; во-вторых, Русская Правда обращает внимание на злую волю преступника; в-третьих, Русская Правда знает две стороны преступления: причиняет моральный вред всему обществу и нарушает материальный интерес частного лица [18, с. 16-17].
Формы ответственности в уголовном и гражданском праве существенно отличаются: уголовному праву свойственно наказание виновных лиц, гражданскому - возмещение ущерба, поэтому утверждение о том, что названные отрасли права не различаются, является спорным.
Русская Правда при наказании за убийство предусматривает две меры ответственности -виру (уголовный штраф в пользу князя) и головничество (возмещение ущерба семье убитого). Таким образом, имеет место применение
двух форм ответственности, как и в современном праве [15, с. 22].
Полагаем, следует присоединиться к мнению
0.И. Чистякова, который замечает, что в Русской Правде «наличествуют сразу две формы ответственности... Законодатель вправе установить уголовную ответственность за нарушение гражданско-правовых обязательств» [15, с. 22].
К.Г. Стефановский систему наказаний за правонарушения рассматривает как основание для выявления видов правонарушений. Действительно, Русская Правда четко определяет:
1) группу правонарушений, которые подлежат высшей мере наказания - «потоку и разграблению» (ст. 7, 83 Пространной редакции и др.);
2) правонарушения, которые наказываются вирной штрафной ставкой - включая полувирье и двойную виру (ст. 3, 4, 5, 6, 8, 27 Пространной редакции и др.); 3) правонарушения, которые наказываются штрафом в размере 12 гривен (ст. 23, 25, 40 Пространной редакции и др.); 4) группу мелких правонарушений, штраф за совершение которых существенно (в 4 и более раз) ниже штрафа в 12 гривен (ст. 24, 29, 30, 32, 33 Пространной редакции и др.).
Выводы
Таким образом, можно смело утверждать, что исследовательское значение анализа правовой системы Киевской Руси связано не только с изучением важной вехи развития национальной правовой системы и сопровождающих этот процесс исторических закономерностей, но, прежде всего, с определением перспективных направлений дальнейшей его эволюции, прошедших вековые испытания временем и получивших свое продолжение в общемировой парадигме современного права. Такой методологический подход успешно реализуется посредством обращения исследовательского внимания к унифицированным в Русской Правде положениям, заложившим основы правового регулирования юридической ответственности за гражданские правонарушения. Примечательно, что, как и в современном гражданско-правовом регулировании развитых национальных юрисдикций, включая российскую правовую систему, центральное место среди способов и правовых мер, направленных на защиту гражданских прав, в Русской Правде занимают положения о возмещении ущерба, как материального, так и морального.
Библиографический список
1. Андреев Ю.Н. Собственность и право собственности: цивилистические аспекты: монография. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013. 320 с.
2. Бобровский П.С. Преступления против чести. СПб., 1888. 153 с.
3. Власьев Н. О вменении по началам теории и древнего русского права. М.: Унив. тип., 1860. 240 с.
4. Воробьев С.М. Русская Правда как один из первоисточников законодательного закрепления права потерпевшего на возмещение вреда // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2007. № 5. С. 25-27.
5. Гущин В.З. Гражданско-правовая ответственность // Современное право. 2014. № 1. С. 52-57.
6. Дедов Н.Н. Древнерусское государство и право. Свердловск, 1958. 66 с.
7. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984. Т. I. 430 с.
8. Карагодина Н.П., Тычинин С.В. Обязательства вследствие причинения вреда чести и достоинству личности в законодательстве Древней Руси // История государства и права. 2010. № 3. С. 2-4.
9. Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л.: Наука, 1970. 648 с.
10. Максимович А.С. Речь об уголовных наказаниях в России. СПб.: Унив. тип., 1853. 260 с.
11. Мрочек-Дроздовский П. Исследования о Русской Правде. М.: Унив. тип., 1885. Вып. 2. 338 с.
12. Муравский В.Ф. Становление и развитие в России института гражданско-правовой ответственности за причиненный вред // Юрид. мир. 2006. № 4. С. 76-80.
13. Памятники русского права / под ред. С.В. Юшкова. М., 1952. Вып. 1: Памятники права Киевского государства: X-XII вв. / сост. А.А. Зимин. 287 с.
14. Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / отв. ред. В.Л. Янин. М.: Юрид. лит., 1984. 432 с.
15. Российское законодательство X-XX веков. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М.: Юрид. лит., 1985. 520 с.
16. Русская Правда. Пространная редакция // Рос. законодательство X-XX вв: в 9 т. М., 1984. Т. 1. С. 64-73.
17. Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб., 1903. 664 с.
18. Стефановский К.Г. Разграничение гражданского и уголовного судопроизводства. СПб., 1873. 360 с.
19. Тальберг Д.Г. Гражданский иск в уголовном суде или соединенный процесс. Киев: Унив. тип. В.И. Завадского, 1888.
20. Федорова А.Н. Понятие правонарушения по Русской Правде // Вектор науки Тольяттин-ского государственного университета. 2009. № 5(8). С. 121-125.
21. Хачатуров Р.Л. Генезис юридической ответственности. (Ч. 2. Окончание) // Право и политика. 2006. № 9. С. 35-53.
22. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1990. 479 с.
23. Юшков С.В. Русская Правда: происхождение, источники, ее значение / ред. и предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2009. 352 с.
24. Kaiser D. The Growth of the Law in Medieval Russia. Princeton Legacy Library, 2014. 324 p.
References
1. Andreev Yu. N. Sobstvennost' i pravo sobstven-nosti: tsivilisticheskie aspekty: monografiya [Property and Right to Property: Civil Law Aspects: Monograph]. Moscow: Norma: INFRA-M Publ., 2013. 320 p. (In Russ.).
2. Bobrovskiy P.S. Prestupleniya protiv chesti [Crimes Against Honor]. St. Petersburg, 1888. 153 p. (In Russ.).
3. Vlas'ev N. O vmenenii po nachalam teorii i drevnego russkogo prava [On the Imputation of the Theory and Principles of Ancient Russian Law]. Moscow: Univ. Tip Publ., 1860. 240 p. (In Russ.).
4. Vorob'ev S.M. Russkaya Pravda kak odin iz pervoistochnikov zakonodatel'nogo zakreple-niya prava poterpevshego na vozmeshchenie vreda ["Russkaya Pravda" as One of the Original Sources of Legislative Consolidation of the Right of the Victim to Indemnity]. Ugolovno-ispolnitel'naya sistema: pravo, ekonomika, up-ravlenie - Criminal-Executory System: Law, Economy, Management. 2007. № 5. Pp. 25-27. (In Russ.).
5. Gushchin V.Z. Grazhdansko-pravovaya otvetst-vennost' [Civil Liability]. Sovremennoe pravo -Modern Law. 2014. № 1. Pp. 52-57. (In Russ.).
6. Dedov N.N. Drevnerusskoe gosudarstvo i pravo [Kievan Rus': State and Law]. Sverdlovsk, 1958. 66 p. (In Russ.).
7. Zakonodatel'stvo Drevney Rusi [Legislation of Kievan Rus']. Moscow: Yurid. Lit. Publ., 1984. Vol. I. 430 p. (In Russ.).
8. Karagodina N.P., Tychinin S.V. Obyazatel'stva vsledstvie prichineniya vreda chesti i dostoin-stvu lichnosti v zakonodatel'stve Drevney Rusi [Obligations Arising as Consequence of the Real Injury in the Legislation of Kievan Rus']. Istoriya gosudarstva i prava - History of the State and Law. 2010. № 3. Pp. 2-4. (In Russ.).
9. Kurs sovetskogo ugolovnogo prava. Chast' Ob-shchaya [The Soviet Criminal Law Course. General Part]. Leningrad: Nauka Publ., 1970. 648 p. (In Russ.).
10. Maksimovich A.S. Rech' ob ugolovnykh naka-zaniyakh v Rossii [Speech about Criminal Punishments in Russia]. St. Petersburg: Univ. Tip Publ., 1853. 260 p. (In Russ.).
11. Mrochek-Drozdovskiy P. Issledovaniya o Russ-koy Pravde. Vyp. 2 [Studies on Russkaya Prav-da. Part 2]. Moscow: Univ. Tip. Publ., 1885. 338 p. (In Russ.).
12. Muravskiy V.F. Stanovlenie i razvitie v Rossii instituta grazhdansko-pravovoy otvetstvennosti za prichinennyi vred [Formation and Development of Civil Liability for Damages Institute in Russia]. Juridicheskij mir - Legal World. 2006. № 4. Pp. 76-80. (In Russ.).
13. Pamyatniki russkogo prava / Pod red. S. V. Yushkova. Vyp. 1: Pamyatniki prava Kie-vskogo gosudarstva: X-XII vv. / Sost. A.A. Zi-min [Monuments of Russian Law; ed. by S.V. Yushkov. Part 1: Monuments of the Law of Kievan Rus': X-XII centuries]; ed. by A.A. Zimin]. Moscow, 1952. 287 p. (In Russ.).
14. Rossiyskoe zakonodatel'stvo X-XXvekov: V9 t. T. 1: Zakonodatel'stvo Drevnej Rusi / Otv. red. V.L. Yanin [Russian Legislation ofX-XX Centuries: in 9 vols. Vol. 1: Legislation of Kievan Rus']; ed. by V.L. Yanin. Moscow: Yurid. Lit. Publ., 1984. 432 p. (In Russ.).
15. Rossiyskoe zakonodatel'stvo X-XX vekov. T. 2. Zakonodatel'stvo perioda obrazovaniya i ukre-pleniya Russkogo tsentralizovannogo gosudarstva [Russian Legislation of X-XX Centuries. Vol. 2. Legislation of the Period of Formation and Consolidation of the Russian Centralized State]. Moscow: Yurid. Lit. Publ., 1985. 520 p. (In Russ.).
16. Russkaya Pravda. Prostrannaya redaktsiya [Russkaya Pravda. Expanded Version]. Rossiy-
skoe zakonodatel'stvo X-XX vv. T. 1 [Russian legislation of X-XX centuries. Vol. 1.] Moscow, 1984. Pp. 64-73. (In Russ.).
17. Sergeevich V.I. Lektsii i issledovaniya po drev-ney istorii russkogo prava [Lectures and Studies on the Ancient History of Russian Law]. St. Petersburg, 1903. 664 p. (In Russ.).
18. Stefanovskiy K.G. Razgranichenie grazhdan-skogo i ugolovnogo sudoproizvodstva [Division of Civil and Criminal Proceedings]. St. Petersburg, 1873. 360 p. (In Russ.).
19. Tal'berg D.G. Grazhdanskiy isk v ugolovnom sude ili soedinennyi protsess [Civil Suit in Criminal Trial]. Kiev: Univ. Tip. V.I. Zavad-skogo Publ., 1888. (In Russ.).
20. Fedorova A.N. Ponyatie pravonarusheniya po Russkoy Pravde [The Concept of Offense in terms of Russkaya Pravda]. Vektor nauki TGU - Vector of Science of Togliatti State University. 2009. № 5(8). Pp. 121-125. (In Russ.).
21. Khachaturov R.L. Genezis yuridicheskoy otvetstvennosti. (Chast' 2. Okonchanie) [The Genesis of Legal Liability. (Part 2. Conclusion)]. Pravo i politika - Law and Politics. 2006. № 9. Pp. 35-53. (In Russ.).
22. Khrestomatiya po istorii gosudarstva i prava SSSR. Dooktyabr'skiy period / Pod red. Ju.P. Titova, O.I. Chistyakova [Anthology on the History of the State and Law of the USSR. Pre-October Period; ed. by U.P. Titov, O.I. Chistyakov]. Moscow: Jurid. Lit. Publ., 1990. 479 p. (In Russ.).
23. Yushkov S.V. Russkaya Pravda: proisk-hozhdenie, istochniki, ee znachenie / Pod red. i s predisl. V.A. Tomsinova [Russkaya Pravda: Origin, Sources, its Value]; ed. and with introduction by V.A. Tomsinov]. Moscow: Zertsalo Publ., 2009. 352 p. (In Russ.).
24. Kaiser D. The Growth of the Law in Medieval Russia. Princeton Legacy Library, 2014. 324 p. (In Eng.).
"RUSSKA YA PRA VDA " AS THE FIRST PRECEDENT OF THE NATIONAL UNIFICATION OF THE RULES ON CIVIL LIABILITY
A. O.Inshakova
Volgograd State University
100, Universitetsky prospekt, Volgograd, 400062
E-mail: ainshakova@list.ru, gimchp@volsu.ru
I. A. Turbina
Volgograd State University
100, Universitetsky prospekt, Volgograd, 400062
E-mail: gimchp@volsu.ru
Introduction: "Russkaya Pravda" is of great importance not only as a historical monument of the feudalism genesis in ancient Russia, but also as a source reflecting main trends in the development of the most important institution of civil law -the institute of civil liability. Purpose: to study stages offormation, evolution and unification of this institution of law. Methods: the methodological framework of the research includes a set of methods of scientific cognition, the dominant of which are the historical method, systematization, analysis and the comparative law method. Results: the authors' opinion grounded in the article is based on the views of scientists on the question whether "Russkaya Pravda " differentiates crimes and torts and, correspondingly, different measures of responsibility, and on the matter of their correlation. Basing on the legal analysis of the provisions of "Russkaya Pravda", the authors differentiate the characteristic features of the criminal and civil liability and consider issues of legal regulation by the provisions of this act of civil tort liability and ways to protect intangible benefits. The authors reveal that "Russkaya Pravda" functioned as a unified act for the further development of the Russian legislation and define penalties served as the prototype of modern measures of civil liability. Conclusions: it has been found that the institution of civil liability in Russia is a logical result of the development and improvement of provisions that were put forward in "Russkaya Pravda ". Like in modern civil-law regulation of the developed national jurisdictions, including the Russian legal system, provisions for compensation of damages, both material and moral, take the central place among the methods and legal measures aimed at protecting civil rights in "Russkaya Pravda".
Keywords: ancient legal document; set of laws "Russkaya Pravda"; systematization of law; codification of law; unification of law; torts; institute of civil liability; compensation of material damage; compensation of moral damage
Информация для цитирования:
Иншакова А.О., Турбина И.А. Русская Правда как первый прецедент национальной унификации норм о гражданско-правовой ответственности // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2016. Вып. 1(31). С. 20-27.
Inshakova A.O., Turbina I.A. Russkaya Pravda kak pervyy pretsedent natsional'noy unifikatsii norm o grazhdansko-pravovoy otvetstvennosti ["Russkaya Pravda" as the First Precedent of the National Unification of the Rules on Civil Liability]. Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki - Perm University Herald. Juridical Sciences. 2016. № 1(31). Pp. 20-27. (In Russ.).

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх