Русины Карпато-Днестровских земель в молдавской средневековой дипломатике (общий обзор) RUSINS OF THE CARPATHO-DNIESTROVIAN LANDS IN MEDIEVAL MOLDAVIAN DIPLOMACY (A GENERAL REVIEW) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

Научная статья на тему 'Русины Карпато-Днестровских земель в молдавской средневековой дипломатике (общий обзор)' по специальности 'История. Исторические науки' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ScopusВАК
Авторы
Журнал
Выпуск № 1 (43) /
Коды
  • ГРНТИ: 03 — История. Исторические науки
  • ВАК РФ: 07.00.00
  • УДK: 93/94

Статистика по статье
  • 75
    читатели
  • 23
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • МОЛДАВИЯ
  • МОЛДАВСКОЕ КНЯЖЕСТВО
  • ГРАМОТА
  • АКТ
  • ЗАПАДНОРУССКИЙ ЯЗЫК
  • РУСИНСКОЕ ВЛИЯНИЕ
  • РУСИН
  • ТОПОНИМЫ
  • АНТРОПОНИМЫ
  • MOLDAVIA
  • MOLDAVIAN
  • RUSIN PRINCIPALITY
  • WRITTEN DOCUMENT (GRAMOTA)
  • ACT
  • WEST RUSSIAN
  • RUSIN INFLUENCE
  • RUSYN
  • RUSIN
  • RUTHENIAN
  • TOPONYMS
  • ANTHROPONYMS

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы — СУЛЯК СЕРГЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ

Письменные источники имеют важное значение для изучения средневековой Молдавии. Многочисленный актовый материал в XIV-XVII вв. писался на западнорусском (южнорусском) языке, языке местного русинского населения. На рубеже XVI-XVII вв. в молдавское делопроизводство начинает постепенно вводиться молдавский язык. В этот период появляются документы, начало и конец которых написаны на славянском языке, остальное на молдавском (кириллице). Структура, языковые особенности, лексический состав, титулы господаря и феодальной верхушки, сведения по топонимии, антропонимии и т. д., содержащиеся в актовом материале, представляют интерес для дальнейшего изучения. Русинское влияние заметно во всей молдавской дипломатике XIV-XVII вв.: в различных господарских грамотах (жалованных, дарственных, подтвердительных, им-мунитетных, судных, охранных) и других документах господарской администрации, межевых грамотах, свидетельских и судных записях. Оно видно в некоторых зафиксированных обычаях волошской общины, сходных с нормами «Русской правды» (например, «гнать след»), в наименовании глав общин. Во главе сельской общины в XIV-XV вв. стоял представитель местной знати, которого называли князь, ватаман или жуде. Славянские названия имеют типы городских и сельских поселений. В средневековой молдавской дипломатике постоянно упоминаются славянские имена и прозвища, в том числе и представителей феодальной верхушки. Среди топонимов, перечисляющихся в грамотах XIV-XV вв., с русинскими суффиксами -овцы (-евцы), -инцы (-енцы) 12,5%. Всего же славянских топонимов с славянским суффиксами в этот период 24,5%. Встречаются также (правда, в меньшей степени) топонимы и гидронимы с корнем рус.

Abstract 2016 year, VAK speciality — 07.00.00, author — SULYAK SERGEY GEORGIEVICH

Written sources have a significant meaning in the study of medieval Moldavia. Numerous amounts of material of the Acts of the 14th-17th centuries was written in the West Russian (South Russian) language. During the 16th-17th centuries the Moldavian language began to slowly be introduced into the affairs of the state. During this period documents appeared, the beginning and end of which were written in Slavonic while the rest was in Cyrillic Moldavian. The structure, linguistic peculiarities, lexicon, titles of the ruling prince and feudal high-ranking officials, information about toponyms, anthroponyms, etc. contained in the material of the Acts present an interest into further study. Rusin influence is noticed in all of the Moldavian diplomacy of the 14th-17th centuries: in various written documents (grievances, grants, confirmations, immunity, legal, protection) and other administrative documents. It is evident in several other customary records of the Valach community which are equivalent with norms of the "Russian Truth" (for example "to track") and in the naming of the heads of the community. At the head of the village community in the 14th-15th centuries a representative of the local nobility was called prince, vatamanor zhude. Urban and village settlements had Slavic names. In medieval Moldavian diplomacy, Slavic names and surnames including those of the feudal lords are seen as a constant occurrence. Of the toponyms mentioned in the documents of the 14th-15th centuries 12.5% are with the Rusin suffix -ovtsy (-evtsy), -intsy (-entsy). During this period, 24.5% are Slavic toponyms. It is also true that to a lesser degree there are also toponyms and hydronyms with the root rus.

Научная статья по специальности "История. Исторические науки" из научного журнала "Русин", СУЛЯК СЕРГЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ

 
Читайте также
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Русины Карпато-Днестровских земель в молдавской средневековой дипломатике (общий обзор)". Научная статья по специальности "История. Исторические науки"

УДК 94(438+477)"1918/1920" UDC
DOI: 10.17223/18572685/43/7
РУСИНЫ КАРПАТО-ДНЕСТРОВСКИХ
ЗЕМЕЛЬ В МОЛДАВСКОЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ДИПЛОМАТИКЕ (ОБЩИЙ ОБЗОР)*
С.Г. Суляк
Томский государственный университет Россия, 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36 E-mail: sergei_suleak@rambler.ru Scopus Author ID: 55359315000 Researcher ID: D-6981-2014 http://orcid.org/0000-0001-5040-9080 SPIN-код: 6908-8277
Авторское резюме
Письменные источники имеют важное значение для изучения средневековой Молдавии. Многочисленный актовый материал в XIV-XVII вв. писался на западнорусском (южнорусском) языке, языке местного русинского населения. На рубеже XVI-XVII вв. в молдавское делопроизводство начинает постепенно вводиться молдавский язык. В этот период появляются документы, начало и конец которых написаны на славянском языке, остальное - на молдавском (кириллице).
Структура, языковые особенности, лексический состав, титулы господаря и феодальной верхушки, сведения по топонимии, антропонимии и т. д., содержащиеся в актовом материале, представляют интерес для дальнейшего изучения.
Русинское влияние заметно во всей молдавской дипломатике XIV-XVII вв.: в различных господарских грамотах (жалованных, дарственных, подтвердительных, им-мунитетных, судных, охранных) и других документах господарской администрации, межевых грамотах, свидетельских и судных записях.
Оно видно в некоторых зафиксированных обычаях волошской общины, сходных с нормами «Русской правды» (например, «гнать след»), в наименовании глав общин.
* Работа выполнена в рамках программы повышения международной конкурентоспособности ТГУ.
Во главе сельской общины в XIV-XV вв. стоял представитель местной знати, которого называли князь, ватаман или жуде.
Славянские названия имеют типы городских и сельских поселений.
В средневековой молдавской дипломатике постоянно упоминаются славянские имена и прозвища, в том числе и представителей феодальной верхушки.
Среди топонимов, перечисляющихся в грамотах XIV-XV вв., с русинскими суффиксами -овцы (-евцы), -инцы (-енцы) - 12,5%. Всего же славянских топонимов с славянским суффиксами в этот период - 24,5%.
Встречаются также (правда, в меньшей степени) топонимы и гидронимы с корнем рус.
Ключевые слова: Молдавия, Молдавское княжество, грамота, акт, западнорусский язык, русинское влияние, русин, топонимы, антропонимы.
RUSINS OF THE CARPATHO-DNIESTROVIAN LANDS IN MEDIEVAL MOLDAVIAN DIPLOMACY (A GENERAL REVIEW)*
S.G. Sulyak
Tomsk State University 36 Lenin Avenue, Tomsk, 634050, Russia E-mail: sergei_suleak@rambler.ru
Abstract
Written sources have a significant meaning in the study of medieval Moldavia. Numerous amounts of material of the Acts of the 14th-17th centuries was written in the West Russian (South Russian) language. During the 16th-17th centuries the Moldavian language began to slowly be introduced into the affairs of the state. During this period documents appeared, the beginning and end of which were written in Slavonic while the rest was in Cyrillic Moldavian.
The structure, linguistic peculiarities, lexicon, titles of the ruling prince and feudal high-ranking officials, information about toponyms, anthroponyms, etc. contained in the material of the Acts present an interest into further study.
Rusin influence is noticed in all of the Moldavian diplomacy of the 14th-17th centuries: in various written documents (grievances, grants, confirmations, immunity, legal,
* This research is supported by Tomsk State University Competitiveness Improvement Program.
protection) and other administrative documents. It is evident in several other customary records of the Valach community which are equivalent with norms of the "Russian Truth" (for example "to track") and in the naming of the heads of the community.
At the head of the village community in the 14th-15th centuries a representative of the local nobility was called prince, vatamanor zhude. Urban and village settlements had Slavic names.
In medieval Moldavian diplomacy, Slavic names and surnames including those of the feudal lords are seen as a constant occurrence.
Of the toponyms mentioned in the documents of the 14th-15th centuries 12.5% are with the Rusin suffix -ovtsy (-evtsy), -intsy (-entsy). During this period, 24.5% are Slavic toponyms. It is also true that to a lesser degree there are also toponyms and hydronyms with the root rus.
Keywords: Moldavia, Moldavian, Rusin Principality, Written Document (gramota), Act, West Russian, Rusin influence, Rusyn, Rusin, Ruthenian, toponyms, anthroponyms.
Русинское влияние прослеживается во всей молдавской дипломатике XIV-XVII вв.: в различных господарских грамотах (жалованных, дарственных, подтвердительных, иммунитетных, судных, охранных) и других документах господарской администрации, межевых грамотах, свидетельских и судных записях (первая сохранившаяся грамота датируется 1384 г.) (МЭФ 1: V; МЭФ 2: 16). Средневековые молдавские грамоты и акты писались на западнорусском (южнорусском) языке (Венелин 1840: I; Кочубинский 1903: 396; Яцимир-ский 1906: 188; Яцимирский 1910: 155; Jabtonowski 1878: III; Jirecek 1893: 85-86; Katuzniacki 1878: 195-198; Bogdan 1908: 369-372; Rosetti 1932: 1-2, 16; Panaitescu 1991: 117; Petra§cu, Bezviconi 1945: 19; Bogdan 1946: 6-7; Сергеевский 1959: 68; Петрович 1963: 12; Раевский 1988: 232-244; Стати 2009: 72; Семчинський 2000: 746; Русашвський 2004: 197; Русашвський 2001: 47-48; Опенко 2001: 70; Гумецкая 1971: 35). На рубеже XVI-XVII вв. в молдавское делопроизводство начинает постепенно вводиться молдавский язык. В этот период появляются документы, начало и конец которых написаны на славянском языке, остальное - на молдавском (кириллице). (МЭФ 1: XII; МЭФ 3: 59-60, 189-190, 194, 203, 212, 114).
Учитывая, что примеров в молдавской дипломатике содержится немало, мы здесь, как и в дальнейшем, будем указывать только несколько ссылок.
В документах господарской канцелярии отражены социально-экономические отношения, приведены данные по топонимии и ан-тропонимии и т. д. Они являются важным источником для изучения не только истории средневекового молдавского государства, но и
его культуры, этнического состава, языка делопроизводства, стиля официальных документов и т. д.
Начало разработки молдавской средневековой дипломатики было положено в первой половине XIX в. выходцем из Угорской Руси русином Ю. Венелиным (Венелин 1840). В дальнейшем письменные документы молдавской господарской канцелярии издавались в многочисленных сборниках и журналах в России, Австро-Венгрии, Румынии. Продолжались издания в СССР (Молдавии и Украине), Румынской Народной Республике, в современных Румынии и Молдове.
В данном материале были использованы молдавская дипломатика, изданная В.А. Уляницким в 1887 г. (Материалы для истории взаимных отношений России, Польши, Молдавии, Валахии и Турции в XIV-XVI вв. М., 1887), три тома продолжающейся серии, выпускаемой Институтом истории Румынской академии «Documenta Romaniae historica. A: Moldova» (Documenta Romaniae histórica. A: Moldova: Vol. 1. (1384-1448), Bucure§t¡, 1976; Vol. 2. (1449-1486), Bucure§ti, 1976; Vol. 3. (1487-1504), Bucure§t¡, 1980), сборники Института истории Академии наук Молдовы «Молдавия эпохи феодализма = Moldova tn epoca feudalismului» (Vol. 1-3. Кишинэу, 1961, 1978, 1982). В этих изданиях приведены оригинальные тексты документов.
Основное внимание уделено русинскому влиянию в области права, названию титулов первого лица и феодальной верхушки. Меньше - влиянию в топонимике и антропонимике. Эти вопросы будут раскрыты в последующих материалах.
В работе приводится молдавская и румынская историография, изданная до конца XX в. (периода распада социалистического блока и СССР).
Основная масса населения Молдавского княжества жила в средние века по т. н. волошскому праву, для холопов действовало татарское или холопское право. Выяснить характерные для волошской общины особенности, как отмечал Н.А. Мохов, сложно, т. к. их первоначальный общественный уклад испытал значительное влияние соседних народов (Мохов 1964: 105). Официально русинов не отделяли от основной массы свободного населения. Иногда в дипломатике встречается «рус» в виде подписи в грамоте: иеромонах Иларион рус (1397 г.) (DRHA 1: 7) или при упоминании владельца поля Рус Тадор (русский Федор, 1432 г.) (DRHA 1:157). Поэтому в молдавской дипломатике этнонимы рус,русин встречаются редко. Этнонимы рус (МЭФ 1: 141-143), русин (МЭФ 2: 374-375; МЭФ 3: 113) в грамотах использовались для обозначения жителей Галицкой Руси, присоединенной к тому времени к Польше (выходцев из Ляшской земли) среди дру-
гих народностей, которых господарь разрешает землевладельцам приглашать и освобождает на какой-то срок от налогов.
Однако в официальных документах постоянно упоминаются славянские (в т. ч. характерные для русинов) имена и прозвища: Иван-чук, Иванка, Панас, бояре Петр Худич, Юргич, Дума Браевич, Фома Верешчак, Богуш, Пашка Нестекович, Крыстя Чорный, Мануил Щер-бич, Богдан (1443 г.) ДОНА 1: 322-323), Настя, Стецко ДОНА 2: 249), Гряка, дочка Русова, Журж Котец (DRHA 2: 262), Андрушка, Иванка, Софийка ДОНА 3: 167), Андрушко ДОНА 3: 470), Софийка, Андрейка, Иванко ДОНА 3: 170), Анушка ДОНА 3: 245), Марушка (производное от имени Мария (Словник 1: 578)) ДОНА 3: 170, 180, 188, 189, 190, 217, 229, 245) и т. д.
Волошское право сложилось в то время, когда крестьяне были лично свободны, жили сельской общиной, которая отстаивала их права, сообща владели землей. Территория общины имела границы - хотар. В самых ранних документах Молдавии о них говорится как о существовавших издревле (Мохов 1964: 103) (см., напр.: села со оусеми своими старыми хотарми (1403, 1407, 1409, 1411 гг.)) ДОНА 1: 24, 30, 35, 41).
Во главе сельской общины в XIV-XV вв. стоял представитель местной знати, которого называли князь, ватаман или жуде.
Титул князь у волохов употреблялся для обозначения наследственного сельского старосты (см. грамоты 1414, 1428,1429, 1432, 1437 гг.) ДОНА 1: 51, 52, 109; 111, 119, 134, 159, 246). Он существовал и на территории Болгарии и Сербии, где было распространено волошское право (Мохов 1978: 73), а также в волошских общинах в Галичине.
Причем «своих» князей отличали от настоящих (см. 1401 г.: великого князя Витовта; 1403 г.: князь Федор (из рода Острожских); 1421 г.: великого князя Александра, «ниако Витовта», княгини Римга-иле, бывшои жонЬ нашои», т. е. молдавского господаря Александра Доброго (DRHA 1: 21, 26, 69); князь литовский Юрг Кориатович, воевода, господарь земли Молдавской (DRHA 1: 416)).
Ближе к концу первой половины XV в. местные князья начинают упоминаться в прошедшем времени (см. грамоту 1438 г. во времена правления Ильи I, (DRHA 2: 260), 1471 г. во времена правления Стефана Великого: «на има на села Полины, где были кнASове БЪлошь и Данчоул(ь)» ДОНА 2: 256), то же 1488 г. ДОНА 3: 77), вероятно, переписанное с прошлых грамот; в 1502 г. перечисляются села, где был князь Иван и ватаман Якоб (DRHA 3: 471)).
Ватаман тоже встречается с первых грамот (см. грамоты 1415, 1423, 1428, 1429, 1446, 1438, 1444, 1445, 1446 гг.) ДОНА1: 59, 80,
119, 134, 136, 254, 322, 350, 360, 373, 377). Ближе к концу первой половины XV в. титул начинает упоминаться уже в прошедшем времени (см. 1436 г.: «где был Прокоп и Василе ватаман» (DRHA 1: 218); 1443 г.: «где был Андрию ватаман» (DRHA 1: 340)).
Слово ватаман в русском языке означало предводитель ватаги, как отмечал И. Срезневский, употребляется в 1264 г. в грамоте великого князя Андрея Александровича («ходити тремъ ватагамъ моимъ на море, а ваттаманъ Ондреи Критцкыи») (ААЭ 1: 1; Срезневский 1: 231). В. Даль среди значений этого слова указывал: «в малорос. и в новорос. крае отаманом зовут сельского старшину, выборного, старосту, также старшего пастуха или чабана, большака рыболовной ватаги и пр.» (Даль 1: 24).
Фамилия Ватаман (и производные от этого слова) довольно распространена в Республике Молдова. По данным на начало 2011 г., фамилию Ватаман носило 1207 чел., Ватаманчук- 1039 чел., Вата-ману- 124 чел., Вэтэману- 137, Ватаманица - 47 чел., Вэтэмэнеску - 16 чел., Атаман - 248 чел., Атаманенко - 235 чел., Атаманюк -223 чел., Атаманчук - 94 чел., Атаманов - 22 чел. (Фамилии).
Термин жуде в грамотах появляется с начала XV в. (см. грамоты 1425, 1433, 1434, 1435, 1443, 1446, 1447, 1448 гг. и т. д.) (DRHA1: 86, 173, 182, 187, 199, 340, 373, 385, 397). И как в случаях с князьями и ватаманами уже в конце первой половины XV в. начинают упоминаться в прошедшем времени (см. грамоту 1436 г.: «жудечии, где есть Барб Стан», «где есть Михаило Колич» (DRHA1: 231), а в 1439 г.: «обе жудечии, и где был Михаило Колич, и на Стрымбе, где был Барб Стан» (DRHA 1: 276)).
Долгое время в волошской общине сохранялись нормы, близкие к «Русской правде» (Костэкел 1958; Мохов 1964: 110-111; Мохов 1978: 75). В молдавских иммунитетных граматах отражен институт гонения следа. Обычай гнать след (гонять след злодейский - обязанность коллективно ловить «воров» и «разбойников» (см., напр., им-мунитетную грамоту господаря Стефана III монастырю Молдавица на село Борхинешти (1458) (МЭФ 2: 148)). Этот и другие обычаи, характерные для «Русской правды», долго сохранялись и в волошских общинах Галичины (Шандра 2009: 81-83).
В. Костэкел указывала на общность терминологии с терминологией древнерусских текстов. Это термины, выражающие идею права: правда, закон, кривда; обозначение различных видов преступлений: голова, разбой, свада, татьба; названия различных социальных категорий: люди, челядь, смерды, холопы, дворяне, соседи; относящиеся к общественному устройству: работа, служба, дружина, жеребий, посад, двор, товар, торг, урядник и т. д. (Костэкел 1958: 74).
Общность терминологии, касающаяся убийства, тождественна и терминологии, относящейся к наказанию за него (штраф). За убитого (за голову) взыскивался штраф глоба (от голова),уплачивавшийся, как правило, скотом. Убийство называлось душегубство. Позднее (в XV в.) в Молдавском и Валашском княжествах штраф станет называться душегубиной (Костэкел 1958: 80-82).
Институт гонения следа, правда с иной терминологией, существовал в Молдавии до XVI-XVII вв. (Костэкел 1958: 85-86). Долгое время слид гнали и в волошских общинах Галицкой Руси (Греков 1952: 288-289; Шандра 2009: 82-83).
За убийство полагался штраф - душегубина (Мохов 1964: 141; Мохов 1978: 75-76; DRHA 1: 387; DRHA 2: 80) - вира в «Русской правде». Н.Н. Мохов ссылается на грамоту от 1473 г. о примирении двух боярских семейств, враждовавших из-за убийства (Мохов 1964: 111; Мохов 1978: 76). Дочь убийцы в присутствии епископов и бояр великих и малых «заплатила» сыну убитого: «дала емоу едно село свое на Серетл» в качестве компенсации (DRHA 2: 292).
Сборщик судебного штрафа за некоторые уголовные преступления, в т.ч. и душегубины, назывался душегубинар (МЭФ 1: 216; МЭФ 2: 371).
Хотя терминология этого обычая со временем исчезла, институт гонения следа сохранялся на протяжении XVI-XVII вв. (Костэкел 1958: 85). Как отмечал А.А. Зимин, институт сочения (гонения) следа оказался устойчив и на Руси, просуществовав до XVII в. (Зимин 1999: 251).
Продолжительное время сохранялись обычаи волочение дивкоу (умыкания девушек), коллективная ответственость всех членов общины за совершенное на ее территории душегубство и за другие уголовные преступления (Bogdan 1913a: 95; Грекул 1961: 331).
В грамоте Стефана Великого от 13 марта 1466 г. (DRHA 2: 189) читаем:
Н тлкожде, нн пдркллдбобе и>т(ъ) Немц-к, л нн старости и>т(ъ) tow еолостн, Д НН глоеннцн н£(ъ), Л нн ПрНПДШДрЕ, нн IVMOIfJfdpE, Л НН слндогонцн, Д нн 3d тлде-к,
нн зд душЕгоувстко, д нн зд дтгкоу волоченою, д нн зд которою д-Ьло, нлн зд великое д*Ьло НЛН ЗД МДЛОЕ, HHKTO нх(ъ) ДД НЕ с№кют(ъ) ну(ъ) соуднтн, лнше сдм(ъ) мнтрополнтСъ) нлн его оурЪдннцн. й кому едм(ъ) мнтрополнт(-к) не нллет(ъ) прдво V4HHHTH, Д тот(ъ) НМДЕТ(ъ) нспрдвом(-к) ПрЕД(ъ) НДМН О 1ЛСЕМ(ъ) IVПрДЕНТН ft, j иного соудц'Ь ндд(ъ) собою дд не нмают(ъ).
Древнерусское (русинское) влияние прослеживается и в названии титула правителя: воевода, господин, господарь, дедич. Вначале в молдавско-польской дипломатике правитель Молдавского княжества именовался как воевода Земли Молдавской (Уляницкий 1887: 8), воевода Молдавский (Уляницкий 1887: 13, 15). Примерно с 1407 г.
Александр I Добрый (1400-1432) начинает называться воевода, господарь Земли Молдавской (Уляницкий 1887: 16, 21, 26, 34). Так же его именует и польский король (Уляницкий 1887: 21). В феодальных актах: сначала самодержавный господин, воевода (DRHA 1: 3, 4, 5), а с 1398 г. Юга Безногий называет себя воевода, господарь Земли Молдавской (DRHA 1: 10). Эту традицию продолжили последующие господари. Александр I в 1400 г. в актах сначала обозначает себя как воевода, господин Земли Молдавской (DRHA 1: 13,16), а с 1401 г. - воевода, господарь Земли Молдавской (DRHA 1: 18, 21; МЭФ 2: 27, 30, 32, 37). В некоторых грамотах его имя записано на южнорусский манер - Олександро, Олександр (DRHA 1: 3, 4, 5, 21).
А. Градовский, изучавший историю русского государственного права, писал: «Отличительное свойство монархической власти состоит в том, что она действует в силу собственного своего права, ни от кого не заимствованного. Поэтому монархи пишутся "Божиею милостью", для указания, что они в своих правах не зависят ни от кого на земле». Он же отметил, что русский императорский титул начинается словами «Божиею милостью» (Градовский 1875:156). По мнению А. Градовского, самодержавный означает, что правитель «не разделяет своих верховных прав ни с каким установлением или сословием в государстве, т. е. что каждый акт его воли получает обязательную силу независимо от согласия другого установления» (Градовский 1875: 2).
Роман (1393) и его брат, претендент на престол Ивашко (1400) в переписке с польским королем, добиваясь его поддержки, именуют себя: первый, помимо воевода Молдавским, как дЬдичь оусей землЬ Волошьскоi отъ плонины аже до брегу моря иже (Уляницкий 1887: 6-7), второй - как дЬдич земли Валаской (Уляницкий 1887: 11). ДЬдич на русском языке - наследник по деду, наследственный владетель (Даль 1: 454; Срезневский 1: 782-783; Этимологический словарь 1977: 226).
Также дедич (дедич русский) упоминается в титуле польского короля при обращении его к молдавским воеводам (Уляницкий 1887: 36, 39), в присяжных грамотах молдавских господарей Стефана II и Ильи I (королеви полскому, литовскому князю наивишему, дЬдичу роускоыу и иннымъ многимъ землямъ господарю) (Уляницкий 1887: 42-43, 56) и бояр (кролеви полскому и такожъ дЬдичоу рускыхъ земль и наивыше князулитовскому) (Уляницкий 1887: 41).
Это написание имеет сходство с описываемым А. Градовским обычаем русских царей употреблять средний тутул в сношениях с татарскими ханами и иными восточными князьями. Они зачастую писались сокращенно, но не как во внутренних документах. Воз-
никла средняя форма титула: «Божиею милостию, великий государь, царь и великий князь, NN, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержец, и земель восточных и западных и северных отчич, и дедич, и наследник, и государь, и обладатель» (Градовский 1875: 162).
Часто встречается в молдавских грамотах слово жупан, которое, вероятно, обозначает не просто боярина, а правителя территории, представителя княжеской фамилии. Ю. Венелин указывал, что в Валахии (как, впрочем, и в Молдавии. - С.С.) он был высшим разрядом бояр (Венелин 1840: 82). Он проводит аналогию с ишпан (как считал Ю. Венелин, «исковерканное жупан» (Венелин 1840: 41-42)) - представитель венгерского короля, в чьих руках концентрировалась судебно-административная власть на территории комитата (жупы). Жупа у западных и южных славян - округ, а жупан - князь, старейшина (Срезневский 1: 883-884). Это слово древнеиранского происхождения (aszurpan) и означает великий господин, вельможа (Майоров 2006: 95). О влиянии иранских племен скифов и сарматов на предков русинов (антов и выделившихся из них тиверцев, уличей и хорватов) см. статью «Предки русинов и кочевники: вопросы этнокультурного взаимодействия (Суляк 2014).
С начала правления Александра I Доброго (1400-1432) до 1408 г. его соправителем был брат Богдан. В грамотах писалось: «Милостию божиею, мы, Ио Александр воевода, господин Земли Молдавскои, и брат господства ми, жоупан Богдан» (1400, 1407 гг.) ^НА 1: 13, 16, 30). В 1401 г.: «Милостию божию, мы, Ио Александро (во второй грамоте - Олександро) воевода, господин Земли Молдавскои, ис братом моим жоупаном Богданом» либо просто «ис братом моим Богданом» ^НА 1: 18, 21).
В грамотах отца Александра - Романа есть упоминания «жюпана Юги Жюржевича», «жюпана Стецькова» (принятая на Юго-Западной Руси народная форма имени Стефан. См. грамоты 1392 г. (DRHA 1: 3), 1393 г.: «жюпана (пана) Стефана» (DRHA 1: 5), 1397 г. - «жюпана Станко» (DRHA 1: 7)). Митрополит Молдо-Влахийский Иосиф называет жупаном в 1407 г. Петра Оурекле ^НА 1: 29). В 1414 г. Александр Добрый при перечислении бояр девятерых называет жупанами, а не панами (DRHA 1: 52). В других грамотах, в т. ч. и в 1414 г., жупан встречается реже: в 1414 г. - один раз (Петр Оурекле, к примеру, уже назван паном) (DRHA 1: 54), в грамоте под 1422 г. - шесть человек (DRHA 1: 75). В 1432 г. в грамоте воеводы Ильи I: «вера сыну господство ми, Романа, и вера брата господства ми, жюпана Богдана» (DRHA 1: 157). В последующих грамотах он прекращает так именовать Богдана (1432 г.) ^НА 1: 158, 159), в 1433 г. опять называет (DRHA 1: 163). В 1433 г. он именует жупаном своего брата
Стецка (Стефана) (DRHA 1: 166, 168). Далее слово жупан встречается реже (1443 г.: жупан Симон логофет (DRHA 1: 339), 1448 г. - жупан Илие логофет ^НА 1: 396). К примеру, с 1449 по 1486 г. титул жупан упоминается в семи грамотах из 256: в четырех - жупан Михаил логофет (1449, 1453, 1454 гг.), жупанДобруллогофет (1462 г.) - они писали документ и ставили на нем печать. В грамоте Стефана Великого («Иоанн Стефан воевода») 1466 г. 15 раз употребляется жупан в отношении бояр «и големыхъ, и малехъ» и писавшего и заверявшего документ жупана, логофета ИванаДобрула. Последний раз в 1484 г. - жупан Тэутуллогофет, который писал и заверял документ (DRHA 2: 3, 40, 48, 54, 153, 191-192, 392).
Далее, начиная с 1484 г., тот же Тэутул упоминается как «пан Тэутул, логофет» ^НА 2: 394, 397, 399, 400, 402, 404).
Титул бояре (иногда - болери) употребляется уже в первых сла-вяно-молавских грамотах с 1392 г. ^НА 1: 3, 6, 7, 8, 10, 11, 14, 16, 18, 19, 21). В перечисленном слово боляре вместо бояре встречается всего два раза (DRHA 1: 12, 16). С 1401 г. пишется фраза: «оусехъ бояр молдавских, и великих, и малых» вместо «оусехъ бояр молдавских» ^НА 1: 19, 21, 24, 31, 33, 35, 37).
По И. Срезневскому, боярин, болярин - «член высшего сословия». Причем «выговор этого слова с я, а не с ля можно считать чисто русским». В Древней Руси бояре были главными старшими членами княжеской дружины и членами княжеской думы (Срезневский 1: 160). Это слово встречается уже в «Повести временных лет». (См. договор Олега с греками (912 г.): «иже послани ш (лга великаго кназа Рускаго . и ш всЬх иже суть под'рукою его . свЪтълыхъ бо&ръ» (ПСРЛ 2: 23-24)). В «Галицко-Волынском летописном своде», помимо слова бояре, приводится выражение «велиции бо&ре» (см. под 1208 г.) (ПСРЛ 2: 724).
Еще Ю. Венелин обратил внимание, что в молдавских грамотах больше употребляется слово боярин, тогда как в валашских - болярин (Венелин 1840: 174).
По-русски звучат и должности бояр: стольник, дворник (упоминаются с 1393 г.) ^НА 1: 6, 11, 14, 16, 19, 31, 35), чашник (с 1401 г.) (DRHA 1: 19, 35, 39, 41, 46, 54) (он же стольник, позже - пахарник), постельник (с 1407 г.) ^НА 1: 31, 33, 35, 39, 40, 41), витез (служилый боярин) (с 1392 г.) ^НА 1: 3, 11, 14, 16, 26) и т. д.
Стольник - дворцовая должность и чин в Древней Руси (Срезневский 3: 519). (См., напр., в Ипатьевской летописи (Галицко-Во-лынский летописный свод) под 1240 г.: «Данилъже оувЬдавъ. посла Якова столника своего» (ПСРЛ 2: 789)).
Постельник - спальник, следящий за спальней (Срезневский 2:
1261). (См., к примеру под 1460 г. в Софийской второй летописи: «Быс(ть) же отрокъ постЪлник» (ПСРЛ 6: 132)).
Упоминание должности посадник среди бояр появляется в молдавских документах (1421 г.): Лацко посадник (DRHA 1: 69) и далее в 1436, 1444, 1445 гг. и т. д. (DRHA 1: 209, 352, 364).
В Древней Руси посадник - назначенный князем правитель города и относящейся к нему области (Срезневский 2: 1228). (См., напр., в «Повести временных лет» под 977 г.: «/€рополкъ посади посадни-къ свои въ НовЬгородЬ . и 6Ъ володЪя единъ в Руси» (ПСРЛ 2: 63)).
В становлении титулов феодальной верхушки прослеживается некоторая аналогия с Московской Русью. В Древней Руси общественное положение многих древнейших чинов двора было невысоким, полагал В.И. Сергеевич. Тиуны редко сохраняли свободу, по общему правилу они становились холопами. Могли быть несвободные и в составе отроков, конюхов, ловчих. По мере усиления княжеской власти и особенно увеличения земельных владений состав московского двора меняется. Среди придворных чинов больше начинают встречаться дети боярские и бояре. В XVI и особенно в XVII в. «лучшие люди» московского государства добиваются уже чести поступить в придворный штат московских государей в качестве их спальников, стольников, чашников, крайчих (кравчих) и т. д. (Сергеевич 1902: 392). Количество придворных чинов увеличивается с ростом числа подданных, к этим придворным чинам причислялись и боярские: дворецкий, конюшний, кравчий, оружейничий, казначей, постельничий, ясельничий, сокольничий, ловчий, чашник (Успенский 1818: 277-289).
Употребляется в титулах приближенных и витязь при перечислении бояр (в русском языке: «храбрый и удатливый воин, доблестный ратник, герой, воитель, рыцарь, богатырь» (см. у Даля (Даль 1: 184)). Это титул, известный с XIV в. (см. грамоты 1392, 1400, 1403, 1428 гг. и т. д.) (DRHA 1: 3, 16, 26, 103), давался в Молдавии и Валахии за храбрость в бою, господарь награждал витязя землей или недвижимостью. Витязями были избранные всадники со своими людьми. Как и на Западе, они выдвигались из отличившихся воинов или служилых людей (Lecca 1937: 573-574). Н. Мохов считал, что речь идет о военных отрядах цинутов, состоявших из витязей (ветежи или ватажи), они оставались свободными крестьянами, не зависящими от власти отдельных феодалов. За военную службу господарь освобождал их от некоторых повинностей. Витязи положили начало низшему боярству (Мохов 1964: 138).
В румынском и молдавском языках это слово имеет значения «отважный, доблестный, храбрый, храбрец» (Дикционар 1987: 834).
Этимология слова неясна, хотя оно присутствует во всех славянских языках (Этимологический словарь 1968: 111). В свое время М. Фа-смер проанализировал различные версии происхождения данного слова, в т. ч. из прусского, германского, древнеисландского и т. д. Однако это не объясняет, на наш взгляд, присутствие этого слова в славянских языках: укр. вйтязь, др.-русск. витязь, болг. вйтез, сербо-хорв. витез, сербск.-церк.-слав. вйтASь, словенск. vTtez, чешск. vítëz, словацк. vít'az, польск. zwyci$zyc («победить»), в.-луж. wicaz («герой», «крестьянин, арендатор»). Также ученый обратил внимание на то, что слово viteaz в восточнороманских языках заимствовано у славян (Фасмер 1: 322-323).
Х. Шустер-Шевц считал, что это слово славянского происхождения и в древности означало «крестьянский помощный воин с лошадью, который во время военных походов или при защите территории своего племени добровольно поддерживал главу племени». За это он получал определенные материальные льготы (распределение земли, военные трофеи, освобождение от податей). В древнелужиц-ком значении слова витязь оказывает услуги на лошади и выполняет поручения в рамках феодальной администрации. Когда у славян формируется система дружин, витязь начинает выполнять военные задания по поручению князя. Поэтому сильнее начинают выступать семантические оттенки слова: воин, герой, рыцарь. Это значение со временем стало доминировать во многих славянских языках (Шу-стер-Шевц 1986: 233).
С тем, что данное слово - славянского происхождения, согласны молдавские и румынские ученые (Скурт дикционар 77; Evseev 2009: 321).
От Галицкой Руси появились термины окол (округ), которое встречается в первых грамотах (см. грамоты 1392, 1393, 1430-1431 гг.) (DRHA 1: 3, 5, 145), город, волость (небольшая сельская территория, подчиненная городу (от слова володЬти)),урядник (чиновник), мыто (пошлина), мытник (таможенник) (МЭФ 3: 166, 304), очина, вотчина ^НА 1: 34, 53, 61, 103) и т. д.
При перечислении бояр встречается немало славянских и славянизированных имен и прозвищ. Во времена правления воеводы Романа в грамоте 1393 г.: Станислав Еловский, Драгой, Юрий, Влад, Бырлич (DRHA 1: 5-6). Немало их и среди бояр времен Александра Доброго (см., к примеру, в грамоте 1421 г.: Михаило Дорогунский (Дорохойский), Гринко, Драгуш, Вилча, Мудричка, Нестяк, Стан Бырлич, брат его Оана, Опришак, Лацко Боц, брат его Миклоуш, Иваныш, Прочельник, Чурба, Иван Дедко, Штефан Стравич, брат его Журже, Унклят и брат его Татомир, Миклоуш, Богдан, Яким Калиянович, Го-
раец, брат его Станислав, Брличка, Драгомир Вранич, Ходко, брат его Лева, Борис Головваты, Борис Браевич, Данчлу Жулич, Строишор
Дружаг, Станислав Илишев, Боб Опришак, Лацко, Гудич (DRHA 1: 69):
f /Иы, ЙлЕаандръ воевода, господарь Земли Молдавской, н, тнжъ, мы, Нлмшъ. воЕвода, с(ы)нъ йлЕЗандра воеводы, господарл Зел\лн Молдавской, н л\ы, волре господарл нашего йлЕЗандра воеводы: пан(ъ) Л1нрнло Дорогунскын, пан(ъ.) Ба<нъ> дкорннкъ, пан(ъ) Грннко, пан(ъ) НЕгра, пан(ъ) Драгуш(*к), пан(ъ. Журжъ, пан(ъ) Бнлча, пан(ъ) Шандро, пан(ъ) ЛТудрнчка, naH(Tv) ИлТашо), пан(ъ) Попша, пан(ъ) Нестак(ъ), пан(ъ) Дан(ъ), пан(ъ) Нсан, пан(-к) Стан(ъ) пан(ъ) Стан(ъ) Брълнч(ъ) и крат(ъ) его, Вана, пан(-к) Кр(ъ)ст-к, пан(ъ) Юпрн-шак(ъ), пан(ъ) Даликуш(ъ), пан(-к) Лацко Боц(ъ) н враг(-к) его, Л1нклоушъ, пан(ъ) Нваныш(ъ), пан(ъ) Нан(ъ) Бана, пан(ъ) ПрочЕлннк(ъ), пан(ъ) Будул(ъ), пан(ъ) Чурка, пан(ъ) Нкан(ъ) ДЪтко, пан(ъ) Бана Порка, пан(ъ) Корлат(ъ), панСъ) Ц1Ефан(ъ) Стравнч(ъ) н врат(ъ)Его, Журжъ, пан(ъ) ОунклЪта н крат(-к) его, Татолшр('к), пан(ъ) /Инклоуш(ъ), пан(ъ) Еогдан(Тк), пан(ъ) Акнм(*н) КалТл-новнч(ъ), пан(ъ) ГораЕцъ н Бр4т(ъ) его, Отаннслав(ъ), пан(ъ) Брълнчка, naH(iv) Драгол*нр(ъ) Браннч(ъ), пан(ъ) Ходко н крат(ъ) его, ЛЕва, пан(ъ) Борнс(ъ) Голи'-каты, пан(ъ) Б<орн> с(ъ) БраЕвнч(ъ), пан(ъ) Данчул(ъ) Ж\*лнч(ъ), пан(ъ) Строн-шор(ъ) Дружа, Станиславы Илншевъ, Еок(ъ) (х)прнш<дк(ъ)>, Лацко посадннк(ъ.), Гуднч(ъ), Дул\нтръ БадЕвнч(ъ), оусн, велнцн н малТн.
То же в грамоте 1429 г.: Михаил, Купчич, Драгош, Оприш, Иван Дед-ко, Чурба, Ходко (7 из 17 упоминаемых) (DRHA 1: 139-140).
В дипломатике встречается большое количество названий сельских местностей Молдавии. П. Бырней было картографировано 1122 села первой половины XV в. (Бырня 1969: 96). Между Карпатами и Прутом располагалось 937 (83,5%), в Пруто-Днестровском междуречье насчитывалось всего 16,5%, из них большинство было на севере междуречья и в центральных лесо-холмистых районах. В XV - начале XVI в. в Молдавии насчитывалось свыше 1700 сел, нанесено на карту было примерно 66% (Советов 1972: 214, 293).
Анализируя топонимику средневековых Молдавии и Валахии, Э. Петрович сделал вывод, что славянские топонимы Молдавии -только от одного пласта славянского населения (восточных славян, русинов), для которых в т.ч. характерно и полногласие. Валахии присуща южнославянская топонимия (Петрович 1963: 9, 11-12). Поэтому, к примеру, в официальной канцелярии употреблялось наименование город, в отличие от Валахии (град).
В грамотах для обозначения сельских местностей применяли определенные слова: село, приселок, кут, прикуток (Бырня 1969: 39).
Как отмечал П.В. Советов, каждое село представляло собой самостоятельную сельскую общинную организацию, имело свой собственный хотар (установленные границы, т. е. земельные угодья, включенные в сельскую межу данного поселения (МЭФ 2: 18)). В него входили ватра (первоначальный очаг села, его застроенная
часть (Бырня 1969: 41)), пашни, леса, сенокосы, водоемы, сады, пасеки, мельницы и т. д. Хотар каждого села отделялся межевыми знаками от хотаров соседних сел (Советов 1972: 28).
Отдельная сельская местность в молавских документах называлась село (Полевой 1985: 12) (см., напр., жалованную грамоту господаря Александра своему слуге от 1422 г.: «А хотаръ тому селоу да буде(т) по стары(м) хотар\^(м), куда от вЫа wживали» (МЭФ 2: 45)). Слово это встречается и в южнославянских языках, и в венгерском. Ю. Венелин считал, что оно одного происхождения со словом хутор (Венелин 1840: 62-63). Слова село и хотар упоминаются в первых сохранившихся грамотах (с 1392 г.) ^НА 1: 3; 5, 6, 7, 9, 11, 14 и т. д.).
В Древней Руси Х-ХШ вв. под селом подразумевались все сельские места, поселения и поселки с усадьбами крупных землевладельцев и поселения крестьян (Лемтюгова 1983: 6; Полевой 1985: 12). Упоминается в «Повести временных лет», впервые встречается в договоре князя Олега с греками (907): «да запретить кназь людем' своимъ . приходящим' Руси зд% . да не творАт пакости . в селЪхъ и въ странЪ нашеи» (ПСРЛ 2: 22; Срезневский 3: 327). Слово первоначально имело значение «жилище, жилье» (Срезневский 3: 326), позже - «обстроенное и заселенное крестьянами место, в коем есть церковь» (Даль 4: 156). В Юго-Западной Руси селом называли любое жилье, поселение сельского типа (Полевой 1985: 12).
Слово хотар (хотарь) сохранилось в современных русинских говорах. Хiтар в том же значении межа, граница - на Буковине (Словник 2005: 611), х'тар (готар, хитар, х'/тарь, хотар) - граница, межа между двумя селами; конец села, гора на конце села; перевал - у гуцулов (Гуцульськ говiрки 1997: 201), готар(ь) (граничащий *~ с чем =граничный / готарный из чим) - граница - в Закарпатье (Росшсько-русинський словник 2012: 202).
В лемковском говоре хотар, -таря имеет несколько схожее значение: часть села, дом; почвы, пастбища, лес либо дорогу через поля (Пиртей 2001 419).
В румынском и молдавском языках hotar означает граница, рубеж, межа, конец, предел (Румынско-русский словарь 1954: 389; Дикцио-нар 1987: 515).
Селищем в молдавских грамотах называлось пустующее село ^НА 1: 57, 67, 73, 99, 134, 150, 176 и т. д.; DRHA 2: 24, 79, 82, 125, 129, 147 и т. д.; МЭФ 1: 1, 43, 58, 59, 66, 67, и т. д.; МЭФ 2: 5, 15, 22, 29, 30, 31, 41 и т. д.). Это слово употребляется и русско-литовских грамотах (Грамоты 1868: 5, 20, 24-28, 34-35, 42, 161-163). Как, впрочем, и постоянно слово село (Грамоты 1868)
Слово слобозие в грамотах означало слободу (МЭФ 1: 304, 306).
Также типы сельских поселений назывались кут, прикуток, приселок.
Как отмечал Р. Росетти, в грамотах нет различия между терминами жудечие, кут и часть села - это синонимы (Rosetti 1907: 49). П. Бырня считал, что речь идет не просто о частях села, а о неделимых территориалных единицах, часто имевших свои собственные наименования, отличные от названия села (в 1431 г.: Степанов кут, Диаковци, оба кута (DRHA 1: 152), в 1468 г.: кутул Хуецении (DRHA 2: 225); в 1480 г.: село на имя Симиничании, вышний кут (DRHA 2: 345), в хотаре которого они находились (Бырня 1969: 42)).
Термин кут, по его мнению, означал наименование типа поселения, а жудечие - название территории, на которой распространялась административная власть жуде (старейшины общинного поселка) (Бырня 1969: 44).
Как заметил П. Бырня, слово кут - восточнославянское (Бырня 1969: 40). Употребляется в церковном и монастырском уставе с 1193 г. В русских летописях упоминается с 1401 г. (Срезневский 1: 1383).
Около 24,5% названий населенных пунктов Молдавии XIV-XV вв. образованы со славянскими суффиксами, из них 12,5% - с русинскими -овцы (-евцы), -инцы (-енцы) (Полевой 1979: 103). В господарских грамотах зафиксировано 50 ойконимов и гидронимов с корнем рус (Стати, Суляк 2014: 75). В документах XV в. упомянуты 12 названий сел с корнем рус (Полевой 1979: 103).
Проанализировав данные сельской ойконимики XIV - середины XV в., Л. Полевой сделал вывод, что восточнославянское (русинское) население составляло в Молдавии в середине XIV в. 39,5%, в первой трети XV в. - 26,5% (Полевой 1979: 113). Разумеется, эти цифры весьма условны. В ряде материалов мы показывали, что населенные пункты Молдавии были полиэтничными, а в молдавских по этническому составу сел русины проживали и в более поздние времена (Суляк 2013: 101-102; Суляк 2015: 103-108).
Молдавское княжество возникло на землях Галицкой Руси в результате волошско-русинской колонизации, первое время его православная церковь подчинялась Галицкой митрополии, его подданными было значительное количество русинов.
Все эти факторы оказали влияние на формирование институтов молдавского феодального общества, которые представляли собой синтез старой волошской общественной организации с древнерусскими формами, выбор официального языка княжества, а впоследствии - на духовную и материальную культуры молдаван.
ЛИТЕРАТУРА
ААЭ 1 - Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи. Т. I. СПб.: Тип. II Отделения собственной Е.И.В. канцелярии, 1836.
Бырня 1969 - Бырня П.П. Сельские поселения Молдавии XV-XVII вв. Кишинев: Издательство ЦК КП Молдавии, 1969. 292 с.
Венелин 1840 - Венелин Ю.И. Влахо-болгарские, или дако-славянские грамоты, собранные и объясненные на иждивении Имп. Рос. акад. Юрием Венелиным. СПб.: тип. Имп. Рос. акад., 1840. XVI, 361 с., 20 л. факс.
Градовский 1875 - Градовский А. Начала русского государственного права. Т. 1. О государственном устройстве. М.: Типография М. Стасюлевича, 1875. 436 с.
Грамоты 1868 - Грамоты великих князей литовских с 1390 по 1569 год / Под ред. В. Антоновича и К. Козловского. Киев: В университетской типографии, 1868. X + II + 166 с.
Греков 1952 - Греков Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до конца XVII века. В 2-х т. Изд. 2, испр. и доп. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1952. Т. 1. 532 с.
Грекул 1961 - Грекул Ф.А. Аграрные отношения в Молдавии в XV - первой половине XVII в. / Под ред. Л.В. Черепнина. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1961. 456 с.
Гумецкая 1971 - ГумецкаяЛ.Л. К вопросу о языке молдавских грамот XIV-XV вв. // Otazky dejin stredni a vychodni Evropy / HejL, Frantisek (editor). Vyd. 1. Brno: Universita J.E. Purkyne, 1971. Pp. 25-35.
Гуцульськ говiрки 1997 - Гуцульськ говiрки. Короткий словник. Вщповщ. ред. Я. Закревська. Львiв: 1нститут украТнознавства, 1997. 232 с.
Даль 1 - Даль В.И. Толковый словарь живаго Великорускаго языка. Ч. 1. А-З. Общества любителей Российской словесности, учрежденного при Императорском Московском университете. М.: В типографии А. Семена, 1863. 629 с.
Даль 4 - Даль В.И. Толковый словарь живаго Великорускаго языка. Ч. 4. Р-V. Общества любителей Российской словесности, учрежденного при Императорском Московском университете. М.: В типографии Т. Рис, 1866. 712 с.
Дикционар 1987- Дикционар молдовенеск-рус = Молдавско-русский словарь / Е. Ецко, Т. Урсу, Т. Челак. Кишинэу: Редакция принчипалэ а енчиклопедией Молдовенешть, 1987.
Зимин 1999 - Зимин А.А. Правда русская. М.: Древнехранилище, 1999. 422 с.
Костэкел 1958 - Костэкел В. Общность терминологии «Русской правды» и румынских средневековых памятников // RomanosLavica. Bucure§ti, 1958. Т. I. С 73-87.
Кочубинский 1903 - Кочубинский А.А. Частные молдавские издания для русской школы (библиографические заметки) // Журнал Министерства
народного просвещения. Часть CCCXXXXVII. 1903. Июнь. С. 389-418.
Лемтюгова 1983 - Лемтюгова В.П. Формирование восточнославянской ойконимии в связи с развитием типов поселений. Минск: Наука и техника, 1983. 38 с.
Майоров 2006 - Майоров А.В. Великая Хорватия: Этногенез и ранняя история славян Прикарпатского региона / Отв. ред. А.Ю. Дворниченко. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. - 209 с.
МЭФ 1 - Молдова ын епока федодализмулуй. Вол. I = Молдавия в эпоху феодализма. Т. I. Славяно-молдавские грамоты XV - первая четверть XVII вв. // Сост. П.В. Дмитриев, Д.М. Драгнев, Е.М. Руссев, П.В. Советов. Под ред. Л.В. Черепнина. Кишинев: Штиинца, 1961. 485 с.
МЭФ 2 - Молдова ын епока федодализмулуй. Вол. II = Молдавия в эпоху феодализма. Т. II. Славяно-молдавские грамоты XV-XVI вв. / Сост. Д.М. Драгнев, А.Н. Никитич, Л.И. Светличная, П.В. Советов. Под ред. Л.В. Черепнина. Кишинев: Штиинца, 1978. 448 с.
МЭФ 3 - Молдова ын епока федодализмулуй. Вол. III = Молдавия в эпоху феодализма. Т. III. Славяно-молдавские грамоты. 1601-1640 / Сост. Д.М. Драгнев, А.Н. Никитич, Л.И. Светличная, П.В. Советов. Под ред. В.П. Пашуто. Кишинев: Штиинца, 1982. 480 с.
Мохов 1964 - Мохов Н.А. Молдавия эпохи феодализма (От древнейших времен до начала XIX в.). Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1964. 440 с.
Мохов 1978 - Мохов Н.А. Очерки истории формирования молдавского народа. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1978. 131 с.
Опенко 2001 - ван Огieнко (Митрополит Iларiон). ктс^я украТнськоТ лЬературноТ мови / Упоряд., авт. кт.-бюгр. нарису та прими: М. С. Тимошик. КиТв: Наша культура i наука, 2001. 440 с., т.
Петрович 1963 - Петрович Э. Географическое распредение славянских топонимов на территории Румынии // RomanosLavica. IX. Bucuresti, 1963. С. 5-12.
Пиртей 2001 - Пиртей П.С. Словник лемювськоТ говiрки. Матерiали для словниика. Legnica-Wroctaw, 2001. 460 с.
Полевой 1979 - ПолевойЛ.Л. Очерки исторической географии Молдавии XIII-XV вв. Кишинев: Штиинца, 1979. 204 с.
Полевой 1985 - Полевой Л.Л. Раннефеодальная Молдавия. Кишинев: Штиинца, 1985. 222 с.
ПСРЛ 2 - ПСРЛ. Т. 2. Ипатьевская летопись. СПб.: типография М.А. Александрова, 1908. 573 с.
ПСРЛ 6 - ПСРЛ. Том 6. Выпуск 2. Софийская вторая летопись. М.: Языки русской культуры, 2001. I-VIII, 240 с.
Раевский 1988 - Раевский Н.Д. Контактеле романичилор рэсэритень ку славий. Пе базэ де дате лингвистиче. Кишинэу: Штиинца, 1988. 288 р.
Росшсько-русинський словник 2012 - Росшсько-русинський словник. У 2 т. 65000 с^в / Склав I. Керча. Ужгород: Пол^ршт, 2012. Т. 1. 580 с.
Румынско-русский словарь 1954 - Румынско-русский словарь / Под ред. Б.А. Андрианова, Д.Е. Михальчи. Изд. 2, стереотипное. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1954. 976 с.
Русашвський 2001 - Русан1вський В.М. 1стор1я украТнськоТ л1тературноТ мови. Пщручник. КиТв: Артек, 2001. 392 с.
Русашвський 2004 - Русан1вський В.М. Захщноруська писемна миова // УкраТнська мова. Енциклопед1я / Редкол. Русашвський В.М., Тараненко О.О., Зяблюк М.П. та ш. 2-ге вид., випр. I доп. КиТв: Вид-во «УкраТнська енциклопед1я» 1м. М.П. Бажана, 2004. С. 197.
Семчинський - Семчинський С.В. УкраТнсько-румунськ мовш kohтакти // УкраТнська мова. Енциклопед1я / Редкол. Русашвський В.М., Тараненко О.О., Зяблюк М.П. та ш. 2-ге вид., випр. I доп. КиТв: Вид-во «УкраТнська енциклопед1я» 1м. М.П. Бажана, 2004. С. 746-747.
Сергиевский 1959 - Сергиевский М.В. Молдаво-славянские этюды. М.: Издательство Академии наук СССР, 1959. 212 с.
Сергеевич 1902 - Сергеевич В.И. Русские юридические древности. 2-е изд., с переменами и доп. Т. 1. Территория и население. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1902. XII, 555 с.
Скурт дикционар 1978 - Скурт дикционар етимоложик ал лимбий молдовенешть / Ред.: Н. Раевский, М. Габинский. Кишинэу: Редакция принчипалэ а енчиклопедией Советиче Молдовенешть, 1978. 680 р.
Словник 1 - Словник староукраТнськоТ мови Х1У-ХУ ст. У 2 т. / Укл.: Д.Г. Гринчишин, У.Я. £длшська, В.Л. Карпова, 1.М. Керницький, Л.М. Полюга, Р.Й. Керста, М.Л. Худаш. КиТв: Наукова думка, 1978. Т. 1: А - М / Ред. тому: Л.Л. Гумецька, 1.М. Керницький. 630 с.
Словник 2005 - Словник буковинських roвipoк / За заг. ред. Н.В. Гуйванюк. Чершвцк Рута, 2005. 688 с.
Советов 1972 - Советов П.В. Исследования по истории феодализма в Молдавии. Т. 1. Очерки истории землевладения в ХУ-ХУШ вв.). Кишинев: Штиинца, 1972. 510 с.
Срезневский 1 - Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. 1: А - К. СПб.: издание Отд-ния рус. яз. и словесности Императорской акад. наук. 1893. 1Х, 1420 стб., 49 с.
Срезневский 2 - Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. 2: Л - П. СПб.: издание Отд-ния рус. яз. и словесности Императорской акад. наук, 1902. 15, [4] с., 1802 стб.
Срезневский 3 - Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. 3: Р -М [йотированный юс малый] и дополнения. СПб.: издание Отдделения рус. яз. и словесности Императорской акад. наук, 1912. [4] с., 1684, 272 стб., 13 с.
Стати 2009 - Стати В.Н. За наш молдавский язык. Историческое, социолингвистическое исследование. Тирасполь: ГУИПП «Бендерская типография "Полиграфист"», 2009. 312 с.
Стати, Суляк 2014 - Стати В.Н., Суляк С.Г. Русины в молдавской историографии // Русин. 2014. № 1. С. 64-81
Суляк 2013 - Суляк С.Г Полиэтничная Молдавия (по данным топонимики и антропонимики) // Русин. 2013. № 1. С. 95-105
Суляк 2014 - Суляк С.Г. Предки русинов и кочевники: вопросы этнокультурного взаимодействия // Русин. 2014. № 4. С. 152-176.
Суляк 2015 - Суляк С.Г. Русины Бессарабии в XIX начале XX в.: к проблеме численности // Русин. 2015. № 1. С. 95-115. DOI 10.17223/18572685/39/7
Уляницкий 1887 - Уляницкий В.А. Материалы для истории взаимных отношений России, Польши, Молдавии, Валахии и Турции в XIV-XVI вв. М.: Унив. тип. (М. Катков), 1887. VIII, 244 с.; 26.
Успенский 1818 - Успенский Г.П. Опыт повествования о древностях русских В 2 ч. Изд. 2, дополн. и умноженное. Харьков: в Университетской тип., 1818. Ч. 1. О обычаях россиян в частной жизни. XII, 145 с.; Ч. 2. О обычаях Россиян в гражданском их состоянии и правительстве [в 2 отд.]. Отд. 1. [2], 147-399 с.; Отд. 2. [2], 401-815 с.
Фамилии - Сайт «Moldovenii». Фамилии Республики Молдова. URL: http:// www.moLdovenii.md/ru/Library/documents/page/14 (дата обращения: 30.12.2015).
Фасмер 1 - Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Перевод с немецкого и дополнения члена-корреспондента АН СССР О.Н. Трубачева. Под ред. и с предисл. проф. Б.А. Ларина. Издание второе, стереотипное. В 4-х т. Т. 1. А-Д. М.: Прогресс, 1986. 574 с.
Шандра 2009 - Шандра Р. Дцшснення судами волоського права судочинства у кримшальних справах (XIII-XVIII ст.) // Вкник Львiвського ушверситету. Серiя юридична. 2009. Вип. 48. С. 77-87
Шустер-Шевц 1986 - Шустер-Шевц Х. Древнейший слой славянских социально-экономических и общественно-институциональных терминов и их судьба в сербо-лужицком языке // Этимология 1984. М.: Наука, 1986. С. 224-239.
Этимологический словарь 1968 - Этимологический словарь русского языка. Т. I. Выпуск 3. В / Под руководством и редакцией Н. М. Шанского. М.: Изд-во Московского университета, 1968. 284 с.
Этимологический словарь 1977 - Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд / Под ред. О.Н. Трубачева. Вып. 4 fCabeniti -*del'a). М.: Наука, 1977. 236 с.
Яцимирский 1910 - ЯцимирскийА.И. Язык славянских грамот молдавского происхождения // Статьи по славяноведению. Вып. 3 / Под ред. В.И. Ламанского. СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1910. С. 155-177.
Bogdan 1908 - Bogdan I. Über die Sprache der ältesten moldauischen Urkunden // Jagic-festschrift. Zbornik u slavu Vatroslava Jagica. Berlin, Weidmann, 1908. S. 369-377.
Bogdan 1946 - Bogdan D.P. Caracterul limbii textelor slavo-române. Bucure§ti: [s.n.], 1946. 46 p.
DRHA 1 - Documenta Romaniae Historica: A. Moldova. Vol. 1. (1384-1448). Bucure§ti: Editura Academiei Republicii Socialiste Române, 1975. 605 p., il.
DRHA 2 - Documenta Romaniae Historica: A. Moldova. Vol. 2. (1449-1486). Bucure§ti: Editura Academiei Republicii Socialiste Române, 1976. 647 p., il.
DRHA 3 - Documenta Romaniae Historica: A. Moldova. Vol. 3. (1487-1504).
Bucure§ti: Editura Academiei RepubLicii Sodaliste Romane, 1980. 686 p., iL.
Evseev 2009 - Evseev I. Slavismele Romanesti. Bucuresti: Editura C.R.L.R., 2009. 446 p.
Jirecek 1893 - Jirecek C. SLavische Chroniken der Moldau Archiv für slavis-che philologie Archiv für slavische philologie. XV. Berlin, 1893. S. 81-91.
Jabtonowski 1878 - Jabtonowski A. Sprawy wotoskie za Jagiellonow: akta i listy. Zrodta dziejowe. T. 10. Warszawa: Gebethner i Wolff, 1878. III, CLXIV. 163 s.
Katuzniacki 1878 - Katuzniacki E. Dokumenta Moldawskie i Multanske z archivuw miasta Lwowa // Akta grodzkie i ziemskie z czasow Rzeczypospolitej Polskiej z archiwum tak zwanego bernardynskiego we Lwowie w skutek fun-dacyi sp. Aleksandra hr. Stadnickiego. Wyd. staraniem Galicyjskiego Wydziatu Krajowego. T.7. Lwow, 1878. S. 195-252.
Lecca 1937 - Lecca O-G. Dictionar istoric, arheologic §i geografic al Romaniei. Bucuresti: Editura Universul, 1937. 630 p.
Panaitescu 1991 - Panaitescu P.P. Istoria romanilor. Chisinau: Logos, 1991. 272 p.
Petra§cu, Bezviconi 1945 - Petra^cu N.N., Bezviconi G.G. Relatiile ruso-romane. Bucuresti: [s.n.]. 118 p.
Rosetti 1907 - Rosetti R. Pamantul, satenii §i stapanii in Moldova. Vol. I. De la origini pana la 1834. Bucuresti: Editura Librariei Socec, 1907. 560 p.
Rosetti 1932 - RosettiA. Limba romana in secolul al XVI-lea. Bucuresti Cartea Romaneasca, 1932. IX, 158 p.
REFERENCES
Russia. (1836) Akty, sobrannye v bibliotekakh i arkhivakh Rossiyskoy Imperii [Acts collected in libraries and archives of the Russian Empire]. Vol. 1. St. Petersburg: Typography of the Second Section of His Majesty's Own Chancellery.
Byrnya, P.P. (1969) Sel'skie poseleniya Moldavii XV-XVII vvv [Villages in Moldova in the 15th - 17th centuries]. Chisinau: TsK KP Moldavii.
Venelin, Yu.I. (1840) Vlakho-bolgarskie, ili Dako-slavyanskie gramoty, sobrannye i ob"yasnennye na izhdivenii Imp. Ros. akad. Yuriem Venelinym [Vlaho-Bul-garian, or Daco-Slav letters collected and explained by Yu.I. Venelin]. St. Petersburg: Typography of Imperial Academy of Russia.
Gradovsky, A. (1875) Nachala russkogo gosudarstvennogo prava [The beginning of Russian public law]. Vol. 1. Moscow: Typography of M. Stasyulevich.
Antonovich, V. & Kozlovskiy, K. (ed.) (1868) Gramoty velikikh knyazei litovskikh s 1390 po 1569 god [Diplomas Grand Dukes of Lithuania from 1390 to 1569]. Kiev: The university typography.
Grekov, B.D. (1952) Krest'yane na Rusi s drevneyshikh vremen do kontsa XVII veka [Pesants in Russia from ancient times to the late 17th century]. In 2 vols. 2nd ed. Vol. 1. Moscow: USSR Academy of Sciences.
Grekul, F.A. (1961) Agrarnye otnosheniya v Moldavii v XV-pervoipolovineXVII
v. [Agrarian relations in Moldova in the XV - the first half of the XVII century]. Chisinau: Kartya Moldovenyaske.
Gumetskaya, L.L. (1971) K voprosu o yazyke moldavskikh gramot XIV-XV vv. [On the language of Moldovan letters in the 14th - 15th centuries]. In: Hejl, F. (ed.) Otazky dejin stredni a vychodniEvropy [Problems of the history of Central and Eastern Europe]. Brno: Universita J.E. Purkyne. pp. 25-35.
Zakrevs'ka, Ya. (ed.) (1997) Gutsul's'ki govirki. Korotkiy slovnik [The Hutsul dialect. A short dictionary]. L'viv: Institute of Ukrainian Studies.
Dal, V.I. (1863) Tolkovyy slovar'zhivago Velikoruskago yazyka. Ch. 1. [Explanatory Dictionary of the Live Great Russian language. Part 1]. Moscow: A. Semen.
Dal, V.I. (1866) Tolkovyy slovar' zhivago Velikoruskago yazyka. Ch. 4. [Explanatory Dictionary of the Live Great Russian language. Part 4]. Moscow: T. Ris.
Etsko, E., Ursu, T. & Chelak, T. (1987) Diktsionar moldovenesk-rus [The Mol-dovan-Russian dictionary]. Chisinau: Redaktsiya Princhipale a Enchiklopediey Moldovenesht'.
Zimin, A.A. (1999) Pravda Russkaya [The Russian Truth]. Moscow: Drevnekhra-nilishche.
Kostekel, V. (1958) Obshchnost' terminologii "Russkoy Pravdy" i rumynskikh srednevekovykh pamyatnikov [The affinity of terminology of "Russkaya Pravda" and Romanian medieval monuments]. Romanoslavica. Bucure^ti. I. pp. 7387.
Kochubinskiy, A.A. (1903) Chastnye moldavskie izdaniya dlya russkoy shko-ly (bibliograficheskie zametki) [Private Moldavian editions for Russian school (bibliographical notes)]. Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshcheniya. Part CCCXXXXVII. pp. 389-418.
Lemtyugova, V.P. (1983) Formirovanie vostochnoslavyanskoy oykonimii v svy-azi s razvitiem tipov poseleniy [The formation of East Slavic placenames in connection with the development of typical settlements]. Minsk: Nauka i tekhnika.
Mayorov, A.V. (2006) Velikaya Khorvatiya: Etnogenez i rannyaya istoriya slavy-an Prikarpatskogo regiona [The Great Croatia: Ethnogenesis and Early History of Slavs in Subcarpathia]. St. Petersburg: St. Petersburg State University.
Cherepnin, L.V. (ed.) (1961) Moldova yn epoka fedodalizmuluy [Moldova in the era of feudalism]. Vol. 1. Chisinau: Shtiintsa.
Cherepnin, L.V. (ed.) (1978) Moldova yn epoka fedodalizmuluy [Moldova in the era of feudalism]. Vol. 2. Chisinau: Shtiintsa.
Pashuto, V.P. (ed.) (1982) Moldova yn epoka fedodalizmuluy [Moldova in the era of feudalism]. Vol. 3. Chisinau: Shtiintsa.
Mokhov, N.A. (1964) Moldaviya epokhi feodalizma (Ot drevneyshikh vremen do nachala XIX v.) [Moldova feudalism (From ancient times to the beginning of the 19th century)]. Chisinau: Kartya Moldovenyaske, 1964. 440 s.
Mokhov, N.A. (1978) Ocherki istorii formirovaniya moldavskogo naroda [Essays on the history of the formation of the Moldovan people]. Chisinau: Kartya Moldovenyaske.
Ohiyenko, I. (2001) Istoriya ukrains'koiliteraturnoi movi [History of Ukrainian literary language]. Kiiv: Nasha kul'tura i nauka.
Petrovici, E. (1963) Geograficheskoe raspredenie slavyanskikh toponimov na territorii Rumynii [The geographical distribution of the Slavic place names in Romania]. Romanoslavica. IX. Bucuresti, 1963. pp. 5-12.
Pirtey, P.S. (2001) Slovnik lemkivs'koïgovirki. Materiali dlya slovniika [The Dictionary of the Lemko dialect. Materials for the dictionary]. Legnica-Wroctaw.
Full Collection of Russian Chronicles. (1908) Ipat'evskaya letopis' [Hypation Chronicle]. St. Petersburg: M.A. Aleksandrov.
Full Collection of Russian Chronicles. (2001) Sofiyskaya vtoraya letopis' [Sofia Second Chronicle]. Moscow: Yazyki russkoy kul'tury.
Polevoy, L.L. (1975) K istoricheskoy demografii Moldavii XIV v. (Metod ret-rospektivnogo analiza aktovykh materialov) [By the historical demography of Moldavia in the 14th century (The method of retrospective analysis of official documents)]. In: Grosul, Ya.S. (ed.) Karpato-Dunayskie zemli v Srednie veka [Carpathian-Danubian lands in the Middle Ages]. Chisinau: Shtiitsa. pp. 70-93.
Polevoy, L.L. (1976) Dal'neyshee formirovanie feodal'nykh otnosheniy i vozniknovenie Moldavskogo knyazhestva [The further development of feudal relations and the emergence of the Moldavian principality]. In: Sovetov, P.V. (ed.) Istoriya narodnogo khozyaystva Moldavskoy SSR (s drevneyshikh vremen do 1812 g.) [The history of the economy of the Moldavian SSR (from ancient times to 1812)]. Chisinau: Shtiintsa. pp. 70-73.
Polevoy, L.L. (1979) Ocherki istoricheskoy geografii Moldavii XIII-XV vv. [Essays on historical geography of Moldova of the 13th - 15th centuries]. Chisinau: Shtiintsa.
Polevoy, L.L. (1985) Rannefeodal'naya Moldaviya [The Feudal Moldova]. Chisinau: Shtiintsa.
Raevskiy, N.D. (1988) Kontaktele romanichilor reseriten' ku slaviy. Pe baze de date lingvistiche. Chisinau: Shtiintsa.
Kerch, I. (ed.) (2012) Rosiys'ko-rusins'kiyslovnik. U 2 t. [The Russian-Rusinian Dictionary. In 2 vols]. Vol. 1. Uzhgorod: PoliPrint.
Andrianov, B.A. & Mikhalcha, D.E. (1954) Rumynsko-russkiy slovar' [Romanian-Russian Dictionary]. 2nd ed. Moscow: State Publishing House of Foreign and National Dictionaries.
Rusanivskiy, V.M. (2001) Istoriya ukraïns'koï literaturnoï movi [The History of the Ukrainian language]. Kiïv: Artek.
Rusanivs'kiy, V.M. (2004) Zakhidnorus'ka pisemna miova [Written West Ukrainian language]. In: Rusanivskiy, V.M., Taranenko, O.O. & Zyablyuk, M.P. et al. (eds) Ukraïns'ka mova. Entsiklopediya [The Ukrainian language. Encyclopedia]. Kiïv: Ukraïns'ka entsiklopediya. p. 197.
Semchinskiy, S.V. (2004) Ukraïns'ko-rumuns'ki movni kohtakti [Ukrainian-Romanian language contacts]. In: Rusanivskiy, V.M., Taranenko, O.O. & Zyablyuk, M.P. et al. (eds) Ukraïns'ka mova. Entsiklopediya [The Ukrainian language. Encyclopedia]. Kiïv: Ukraïns'ka entsiklopediya. pp. 746-747.
Sergievskiy, M.V. (1959) Moldavo-slavyanskie etyudy [Moldova Slavic essays]. Moscow: USSR Academy of Sciences.
Sergeevich, V.I. (1902) Russkieyuridicheskie drevnosti [Russian legal antiquities]. 2nd ed. Vol.1. St. Petersburg: M.M. Stasyulevich.
Raevskiy, N. & Gabinskiy, M. (1978) Skurt diktsionar etimolojik al limbiy moldovenesht' [Brief etymological dictionary of the Moldovan language]. Chisinau: Redaktsiya princhipale a enchiklopediey Sovetiche Moldovenesht'.
Gumetska, L.L. & Kernitskiy, I.M. (eds) (1978a) Slovnik staroukraïns'koï movi XIV-XVst. U 2 t. [The Old Ukrainian language dictionary in the 14th-15th centuries. In 2 vols]. Vol. 1. Kiïv: Naukova dumka.
Guyvanyuk, H.B. (2005) Slovnik bukovins'kikh rovipok [The Dictionary of Bu-kovinian dialects]. Chernivtsi: Ruta.
Sovetov, P.V. (1972) Issledovaniya po istorii feodalizma v Moldavii [Studies in the history of feudalism in Moldova]. Vol. 1. Chisinau: Shtiintsa.
Sreznevskiy, I.I. (1893) Materialy dlya slovarya drevne-russkogo yazyka po pis'mennym pamyatnikam [Materials for the dictionary of the ancient Russian language in the written monuments]. Vol. 1. St. Petersburg: Imperial Academy of Sciences.
Sreznevskiy, I.I. (1902) Materialy dlya slovarya drevne-russkogo yazyka po pis'mennym pamyatnikam [Materials for the dictionary of the ancient Russian language in the written monuments]. Vol. 2. St. Petersburg: Imperial Academy of Sciences.
Sreznevskiy, I.I. (1912) Materialy dlya slovarya drevne-russkogo yazyka po pis'mennym pamyatnikam [Materials for the dictionary of the ancient Russian language in the written monuments]. St. Petersburg: Imperial Academy of Sciences.
Stati, V.N. (2009) Za nash moldavskiy yazyk. Istoricheskoe, sotsiolingvistich-eskoe issledovanie [For our Moldovan language. Historic, sociolinguistic research]. Tiraspol': Poligrafist.
Stati, V.N., Sulyak, S.G. (2014) Rusins in Moldavian Historiography. Rusin. 1. pp. 64-81 (In Russian).
Sulyak, S.G (2013) Multiethnic Moldavia (according to toponymic and an-throponymic information). Rusin. 1. pp. 95-105 (In Russian).
Sulyak, S.G. (2014) The ancestors of Rusyns and nomads: issues of ethno-cultural interaction. Rusin. 4. pp. 152-176 (In Russian).
Sulyak, S.G. (2015) The Rusins of Bessarabia in the 19th- beginning of the 20th Centuries: the Question of Numbers. Rusin. 1. pp. 95-115 (In Russian). DOI: 10.17223/18572685/39/7
Ulyanitskiy, V.A. (1887) Materialy dlya istorii vzaimnykh otnosheniy Rossii, Pol'shi, Moldavii, Valakhii i Turtsii v XIV-XVI vvv [Materials for the history of mutual relations between Russia and Poland, Moldavia, Wallachia and Turkey in the 14th-16th centuries]. Moscow: University Typography (M. Katkov).
Uspenskiy, G.P. (1818) Opyt povestvovaniya o drevnostyakh russkikh V2 ch. [On narration about Russian antiquities. In 2 parts]. 2nd ed. Khar'kov: University Typography.
www.moLdovenii.md. (n.d.) Sayt "Moldovenii". Familii Respubliki Moldova [Website "Moldovenii". The names of the Republic of Moldova]. [Online] Available from: http://www.moLdovenii.md/ru/Library/documents/page/14 (Accessed: 30th December 2015).
Vasmer, M. (1986) Etimologicheskiy slovar'russkogo yazyka [Dictionary of the
Russian Language]. Translated from German by O.N. Trubachev. 2nd ed. Vol. 1. Moscow: Progress.
Shandra, R. (2009) Zdiisnennya sudami volos'kogo prava sudochinstva u kriminal'nikh spravakh (XIII —XVIII st.) [Making walnut courts Law proceedings in criminal matters (XIII-XVIII century)]. Visnykof tne LvivUniversity. Series Law. Issue 48. pp. 77-87
Shuster-Shevts, Kh. (1984) Drevneyshiy sloy slavyanskikh sotsial'no-eko-nomicheskikh i obshchestvenno-institutsional'nykh terminov i ikh sud'ba v serbo-luzhitskom yazyke [The oldest Slavic layer of socio-economic, social and institutional terms, and their fate in the Serbo-Luzhitsk language]. In: Trubachev, O.N. (ed.) Etimologiya 1984 [Etymology 1984]. Moscow: Nauka. pp. 224-239.
Shanskiy, N.M. (ed.) (1968) Etimologicheskiy slovar' russkogo yazyka [Etymological Dictionary of the Russian language]. Vol. 1. Moscow: Moscow State University.
Trubachev, O.N. (ed.) (1977) Etimologicheskiy slovar' slavyanskikh yazykov. Praslavyanskiy leksicheskiy fond [The Etymological Dictionary of the Slavic Languages. The Proto-Slavic lexical fund]. Moscow: Nauka.
Yatsimirskiy, A.I. (1910) Yazyk slavyanskikh gramot moldavskogo proisk-hozhdeniya [The Language of Slavic documents of Moldovan origin]. In: La-manskiy, V.I. (ed.) Stat'i po slavyanovedeniyu [Articles on Slavic Studies]. St. Petersburg: Imperial Academy of Sciences. pp. 155-177.
Bogdan, I. (1908) Über die Sprache der ältesten moldauischen Urkunden [About the language of the oldest Moldovan documents]. In: Jagic-festschrift. Zbornik u slavu Vatroslava Jagica. Berlin: Weidmann. pp. 369-377.
Bogdan, D.P. (1946) Caracterul limbii textelor slavo-române [Romanian Slavic-language text character]. Bucure§ti: [s.n.].
Romania. (1975) Documenta Romaniae Historica: A. Moldova. Vol. 1. (13841448). Bucure§ti: Editura Academiei Republicii Socialiste Române.
Romania. (1975) Documenta Romaniae Historica: A. Moldova. Vol. 2. (14491486). Bucure§ti: Editura Academiei Republicii Socialiste Române.
Romania. (1980) Documenta Romaniae Historica: A. Moldova. Vol. 3. (14871504). Bucure§ti: Editura Academiei Republicii Socialiste Române.
Evseev, I. (2009) Slavismele Românesti. Bucuresti: Editura C.R.L.R.
Jirecek, C. (1893) Slavische Chroniken der Moldau Archiv für slavische philologie [Slavic chronicles of Moldova Archive for Slavic philology Archive for Slavic philology]. Archiv für slavische philology. XV. pp. 81-91.
Jabtonowski, A. (1878) Sprawy woioskie za Jagiellonôw: akta i listy. Zrôdia dziejowe. Vol. 10. Warszawa: Gebethner i Wolff.
Katuzniacki, E. (1878) Dokumenta Moldawskie i Multanske z archivuw mia-sta Lwowa. In: Stadnicki. A. (ed.) Akta grodzkie i ziemskie z czasôw Rzeczypo-spolitej Polskiej z archiwum tak zwanego bernardynskiego we Lwowie w skutek fundacyi. Wyd. staraniem Galicyjskiego Wydziaiu Krajowego. Lwow: [s.n.]. pp. 195-252.
Lecca, O-G. (1937) Dictionar istoric, arheologic §i geografic al României. Bucure§ti: Editura Universul, 1937.
Panaitescu, P.P. (1991) Istoria românilor [The Romanian history]. Chisinau: Logos.
Petra§cu, N.N. & Bezviconi, G.G. (1945) Relatiile ruso-române [The Russian-Romanian relations]. Bucure§ti: [s.n.].
Rosetti, R. (1907) Pâmântul, sâtenii §i stâpânii în Moldova. Vol. I. Dela origini pana la 1834. Bucure§ti: Editura Librariei Socec, 1907.
Rosetti, Al. (1932) Limba românâ în secolul al XVI-lea [Romanian language in the sixteenth century]. Bucure§ti: Cartea Româneasca.
Суляк Сергей Георгиевич - кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории междисциплинарных исследований Томского государственного университета (Россия), президент Общественной ассоциации «Русь» (Кишинев, Молдавия).
Sulyak Sergey - Tomsk State University (Russia), Association "Rus'" (Moldova).
E-mail: sergei_suleak@rambler.ru

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх