Российско-китайские отношения: современное состояние и перспективы развития RUSSIAN-CHINESE RELATIONS: CURRENT STAGE AND FUTURE PROSPECTS Текст научной статьи по специальности «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»

Научная статья на тему 'Российско-китайские отношения: современное состояние и перспективы развития' по специальности 'Комплексное изучение отдельных стран и регионов' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 23 — Комплексное изучение отдельных стран и регионов
  • ВАК РФ: 11.00.00

Статистика по статье
  • 3439
    читатели
  • 298
    скачивания
  • 1
    в избранном
  • 1
    соц.сети

Ключевые слова
  • РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
  • КИТАЙСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА
  • ДВУСТОРОННИЕ ОТНОШЕНИЯ
  • СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
  • ПЕРСПЕКТИВЫ
  • ФАКТОРЫ
  • СЦЕНАРИИ
  • Russia
  • China
  • bilateral relations
  • current status
  • future trends
  • factors
  • scenarios

Аннотация
научной статьи
по комплексному изучению отдельных стран и регионов, автор научной работы — Портяков Владимир Яковлевич

В статье рассмотрены перспективы развития российско-китайских отношений в свете внешнеполитических задач, поставленных XVIII съездом КПК и новой Концепцией внешней политики Российской Федерации, а также итогов визита Си Цзиньпина в Москву 22-23 марта 2013 г. Проанализировано возможное воздействие группы ведущих факторов (географическое соседство, история связей, геополитическая ситуация) на дальнейшее развитие отношений между РФ и КНР. Предложены три возможных сценария эволюции двусторонних связей в десятилетней перспективе.

Abstract 2013 year, VAK speciality — 11.00.00, author — Portyakov Vladimir Yakovlevich, China in World and Regional Politics (History and Modernity)

The article describes prospects for the Russian-Chinese relations in the context of the foreign policy objectives set by the 18th Congress of the CPC and by Foreign Policy Concept of the Russian Federation, as well as in the context of Xi Jinping" visit to Moscow on 22—23 March, 2013. The possible impact of the leading factors (geographic neighborhood, history of relations, geopolitical situation) on further development of relations between Russia and China is analyzed. Three possible scenarios for the evolution of bilateral relations in next decade are offered.

Научная статья по специальности "Комплексное изучение отдельных стран и регионов" из научного журнала "Китай в мировой и региональной политике. История и современность", Портяков Владимир Яковлевич

 
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по комплексному изучению отдельных стран и регионов , автор научной работы — Портяков Владимир Яковлевич

Текст
научной работы
на тему "Российско-китайские отношения: современное состояние и перспективы развития". Научная статья по специальности "Комплексное изучение отдельных стран и регионов"

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КНР
В.Я. Портяков'
РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ**
Аннотация: В статье рассмотрены перспективы развития российско-китайских отношений в свете внешнеполитических задач, поставленных XVIII съездом КПК и новой Концепцией внешней политики Российской Федерации, а также итогов визита Си Цзиньпина в Москву 22—23 марта 2013 г. Проанализировано возможное воздействие группы ведущих факторов (географическое соседство, история связей, геополитическая ситуация) на дальнейшее развитие отношений между РФ и КНР. Предложены три возможных сценария эволюции двусторонних связей в десятилетней перспективе.
Ключевые слова: Российская Федерация, Китайская Народная Республика, двусторонние отношения, современное состояние, перспективы, факторы, сценарии.
* Портяков Владимир Яковлевич — д.э.н., проф., заместитель директора ИДВ РАН.
** Подготовлено при содействии РГНФ, проект 12-03-00376 «Современный внешнеполитический курс КНР и заветы Дэн Сяопина»..
Государственный визит в Москву 22—23 марта 2013 г. Си Цзиньпина, только что избранного председателем Китайской Народной Республики, вызвал широкий общественный интерес к современным российско-китайским отношениям и возможным вариантам их дальнейшего развития.
Хорошо известно, что за короткий по историческим меркам 20-летний срок отношения между Российской Федерацией и КНР прошли «по нарастающей» путь от «дружественных» (1992 г.) до отношений «всеобъемлющего равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия» (2012 г.).
Вот уже более десятилетия после подписания 16 июля 2001 г. Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР Москва и Пекин неизменно характеризуют состояние двусторонних отношений как «наилучшее в истории», квалифицируя их как «отношения взаимной поддержки, совместных усилий для общего процветания, дружбы, передающейся из поколения в поколение»1. Нередко дополнительно утверждается, что позиции двух стран по большинству международных проблем «близки или совпадают», что экономики России и Китая хорошо дополняют друг друга, что между Москвой и Пекином в настоящее время «нет проблем», или «нет проблем, которые нельзя было бы решить», или, на худой конец, «нет конфликта коренных интересов».
Вместе с тем обе стороны признают, что в российско-китайских отношениях периодически проявляются несовпадения интересов и те или иные трения, особенно в торгово-экономической сфере, что они нуждаются в серьезном расширении социальной базы и требуют существенного повышения уровня взаимного доверия. Это означает, что поддержание уже достигнутого достаточно высокого уровня двусторонних отношений и их дальнейшее совершенствование не гарантированы априори и не могут быть реализованы автоматически. Напротив, только постоянная многоуровневая работа обеих сторон может дать желаемый результат.
Особенно важное место здесь принадлежит лидерам России и Китая, тому, как они видят место и роль своих стран в мире, чего ждут от государства-партнера.
Задачи Китая в области внешней политики, поставленные
XVIII съездом КПК, вполне могут стимулировать дальнейшее развитие отношений между КНР и РФ. В сфере практической политики съезд провозгласил курс на «создание нового типа отношений между крупными государствами» и на взаимовыгодное сотрудничество с сопредельными странами. Отношения КНР с Россией полностью вписываются в оба эти стратегические направления международной деятельности Пекина. Судя по докладу Ху Цзиньтао, дополнительными зонами взаимодействия КНР с Москвой могут также стать сотрудничество в форматах 0-20, ШОС и БРИКС, отстаивание универсальной ценности Устава ООН, кооперация в Совете Безопасности ООН и в содействии формированию многополярного мира2.
Хотя в новой Концепции внешней политики России, утвержденной президентом В. Путиным 12 февраля 2013 г., закреплена абсолютно самостоятельная и независимая роль РФ в международных делах, нашел подтверждение и приоритетный характер развития отношений с Пекином. Как отмечается в этом документе, Россия будет активно развивать сотрудничество с Китаем во всех областях, «включая поиск ответов на новые вызовы и угрозы, решение острых региональных и глобальных проблем». Было также подчеркнуто, что Россия рассматривает свое внешнеполитическое взаимодействие с КНР как один из базовых факторов международной стабильности3.
Настрой на дальнейшее углубление сотрудничества двух стран по всем возможным направлениям в полной мере проявился в ходе визита Си Цзиньпина в Москву в марте 2013 г. Обе стороны охотно подчеркивали символическое значение того обстоятельства, что Си Цзиньпин начал свои зарубежные поездки в качестве полноправного главы государства именно с России. По количеству подписанных документов — 35 — данный визит оказался одним из самых результативных за всю 20-летнюю историю обмена официальными визитами глав Российской Федерации и КНР.
Возможно, не все договоренности удастся реализовать. Так, несмотря на подписание между «Газпромом» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией Меморандума о взаимо-
понимании в области сотрудничества по проекту трубопроводных поставок российского природного газа в Китай (речь идет о так называемом восточном маршруте), у ряда российских аналитиков сохраняется скептицизм относительно достижения в скором времени реальной договоренности с Пекином о цене на газ4.
Вместе с тем следует указать на очевидную важность соглашений о сотрудничестве в различных сегментах сельского хозяйства, которые открывают для России ранее отсутствовавшую возможность экспорта зерна на китайский рынок. Нельзя не отметить и озвученные в связи с договоренностями, достигнутыми в ходе визита Си Цзиньпина, прогнозы увеличения в обозримой перспективе объема поставок российской нефти в КНР с нынешних 15—16 до 50 млн т5. Кроме того, китайских партнеров пригласили участвовать в развитии нефтегазового проекта «Са-халин-3»6.
Похоже, что Россия и Китай стремятся не откладывать в долгий ящик поставленную в Совместном заявлении от 22 марта 2013 г. задачу конвертации достигнутого уровня политических отношений в результаты практического сотрудничества в экономической, гуманитарной и других сферах.
Весомо прозвучала и международная часть Совместного заявления, призвавшая все государства «уважать... цивилизационное разнообразие мира и множественность путей общественного развития», «способствовать утверждению новой концепции всеобщей равной и неделимой безопасности, основанной на
7
взаимном доверии» .
По итогам визита Си Цзиньпина в Россию две страны заявили о намерении вывести двусторонние отношения «на новый этап всеобъемлющего равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия, взаимной поддержки, совместного процветания и дружбы»8.
Комментируя итоги поездки китайского лидера в Москву, некоторые российские эксперты выразили уверенность в успешном поступательном развитии российско-китайских связей. По словам Д. Мосякова, сотрудника Института востоковедения РАН, китайское направление все в большей мере становится для России и экономической, и политической альтернативой
Западу9. Такой подход, возможно, преобладает в России если не абсолютно, то относительно. Тем не менее, он не является единственным. В российском экспертном сообществе по сей день существует достаточно широкая палитра взглядов на перспективы отношений России с КНР.
Как и в 1990-е годы, продолжает последовательно выступать за срединное, сбалансированное положение России между Китаем и Западом профессор МГИМО А. Воскресенский. По его мнению, «Россия, будучи отягощенной бременем поддержания статуса великой державы, возможно, никогда не присоединится к победившей (в «холодной войне») стороне в лице США и Запада, точно так же как во время президентства Медведева она предпочла не присоединяться к Китаю в его играх вокруг Пекинского консенсуса»10.
Академик А. Дынкин высказался в пользу более тесного взаимодействия России с Евросоюзом «в условиях стремительного роста двух гигантов — США и Китая»11. В публикациях В. Иноземцева недовольство будто бы чрезмерным сближением России с Китаем артикулируется открыто, а в качестве альтернативы предлагается многовекторный подход к подъему восточных регионов РФ с широким привлечением США, Японии, Республики Корея12.
Высказываются точки зрения, отличные от официального мэйнстрима, и в Китае. Так, Янь Сюетун из Университета Цинхуа считает, что в мире идет формирование не многополярной, а биполярной системы с США и Китаем в качестве полюсов. КНР для достижения статуса одного из двух полюсов необходимо оформление союза с Россией13. Этот союз, полагает Янь Сюетун, отвечает интересам стратегической безопасности обеих стран и как минимум не наносит какого-либо вреда ни одной из них. Нуждается в нем и Россия, поскольку «возвращение В.В. Путина на пост президента означает, что давление Запада на Россию будет не уменьшаться, а только возрастать»14.
Возражения против установления между Россией и Китаем союзнических отношений в какой-либо форме (в КНР иногда говорят о «квазисоюзе») раздаются и в Пекине, и в Москве. По словам директора Московского центра Карнеги Д. Тренина,
«только безрассудная воинственная политика Вашингтона может теоретически подтолкнуть Россию и Китай к формированию антиамериканского альянса. Сегодня такой сценарий выглядит крайне маловероятным»15.
Помочь придти к более обоснованным и достоверным выводам о будущем характере российско-китайских отношений призван сценарный подход, анализирующий современные тренды действия основных факторов двустороннего взаимодействия.
К числу наиболее фундаментальных среди них относятся географическое соседство, история взаимоотношений двух стран (с точки зрения ее проекции на будущее) и эволюция геополитического положения России и Китая.
По значению приближаются к ним такие факторы, как экономическое взаимодействие, соотношение и абсолютные масштабы экономических потенциалов двух стран и особенности взаимного восприятия.
У России и Китая имеются заметные отличия в трактовке истории двусторонних отношений в различные периоды. По китайской версии, в 1850— 1860-е годы царская Россия вынудила цинский Китай подписать серию неравноправных договоров, по которым она будто бы незаконно получила 1,5 млн кв. км китайской территории. По версии ряда известных российских историков-китаеведов, неравноправным был первый договор двух стран о территориальном размежевании — Нерчинский договор 1689 г., навязанный России силой оружия. В середине же
XIX в. была «восстановлена историческая справедливость».
Нельзя исключать дальнейшего раскручивания в Китае темы «неравноправных договоров», особенно в контексте высказываний Си Цзиньпина о «китайской мечте», под которой понимается возрождение Китая и китайской нации. Рост национализма и ирредентистских настроений в Китае может оказать сдерживающее влияние на российско-китайские отношения.
Что касается советского периода отношений, то камнем преткновения являются, во-первых, различные оценки характера Договора 1950 г. о дружбе, союзе и взаимной помощи (китайцы квалифицируют его как неравноправный) и разные интерпретации боевых столкновений в районе советско-китайской
границы в 1969 г. По моему мнению, последовательное проведение в жизнь идеи Дэн Сяопина о необходимости «закрыть прошлое, открыть будущее» в двусторонних отношениях способно постепенно нивелировать негативное воздействие исторических факторов на характер взаимосвязей РФ и КНР.
Географическое соседство может работать как «в плюс», так и «в минус», как это было с СССР и КНР в 1960— 1970-е годы, когда на защиту друг от друга Москва и Пекин затратили огромные средства. Фактическое вовлечение ряда приграничных регионов Российской Федерации в экономическое пространство Китая устраивает одних граждан России и беспокоит других. Частые межличностные контакты, развитие туризма и сотрудничества в гуманитарной сфере способны отчасти снять опасения россиян по поводу некоего «китайского пришествия». Вместе с тем колоссальная разница в количестве жителей приграничных районов двух стран останется для России в отношениях с Китаем фактором со знаком «минус» на все обозримое будущее.
Из множества геополитических факторов наиболее значительное влияние на российско-китайские отношения будут оказывать два — американский и центральноазиатский.
Одновременное давление США на Китай и Россию в конце 1990-х годов способствовало сближению двух стран. Отчасти мы это можем наблюдать и сегодня. Вместе с тем в треугольнике «Россия—США—Китай» действует не примитивный закон сообщающихся сосудов, а вся совокупность сложных реалий мировой экономики и политики. В каком-то смысле можно говорить о противостоянии экономики (китайско-американские отношения) политике (российско-американские переговоры по сокращению стратегических наступательных вооружений), но и в китайско-американских отношениях политики хватает, особенно после провозглашенного Вашингтоном в 2009 г. «возвращения США в Азию».
К удовлетворению Пекина, Россия в 2012 г. заявила о своем неучастии в каких-либо схемах окружения Китая. Вместе с тем отношения с США, нередко квалифицируемые как «главные двусторонние межгосударственные отношения в современном мире», остаются для КНР более значимыми, чем отношения с
Россией. В журнале «Чжунго вайцзяо» (Дипломатия Китая) за 2012 г. отношениям КНР с США посвящены 24 статьи, а отношениям с Россией — только 4. Тем не менее самодостаточность российско-китайских отношений делает их во многом не зависящими от отношений КНР с США.
В Центральной Азии у России и Китая на обозримую перспективу сохранятся такие общие интересы, как обеспечение стабильности в регионе, борьба с наркотрафиком, нейтрализация чрезмерного присутствия внерегиональных сил, активизация деятельности ШОС. Прогнозируемое подчас «столкновение» двух держав в данном регионе представляется маловероятным.
Растущий разрыв в масштабах экономик России и Китая становится фактором, в какой-то мере препятствующим тесному сближению двух стран.
ВВП РФ в 2012 г. составил 62,35 трлн руб., или 13 трлн юаней — ровно в 4 раза меньше ВВП Китая. Соотношение объемов внешней торговли двух стран по итогам 2012 г. составило 4,6:1 по товарообороту в целом (3 866,76 млрд долл. у КНР и 837,3 млрд долл. у России), в том числе 3,9:1 по экспорту (2048,93 млрд долл. у КНР и 524,7 млрд долл. у России) и 5,8:1 по импорту (1817,82 млрд долл. у КНР и 312,6 млрд долл. у России). Некоторыми гражданами в России, еще два десятилетия назад опережавшей Китай по большинству экономических параметров, подобная ситуация воспринимается как реальная опасность превращения страны в придаток КНР, или, по меньшей мере, попадания в многоплановую зависимость от нее, в том числе в сбыте энергоресурсов и импорте широчайшей гаммы бытовых и инвестиционных товаров, обеспечивающих жизнеспособность государства.
Сегодняшняя структура двустороннего товарообмена отражает роли двух стран в международном разделении труда. В 2012 г. доля нефти и нефтепродуктов в экспорте России в КНР составила 66,8 %, тогда как доля машин и оборудования — лишь 0,7 % (315 млн долл.). В импорте же России из Китая доля машин и оборудования составила 42,4 %, весьма внушителен и абсолютный объем их ввоза в РФ — 18,7 млрд долл.16
Однако если такую ситуацию и можно исправить, то лить очень постепенно, вслед за реиндустриализацией России и созданием в ней крупной по масштабу и дифференцированной по отраслевой структуре перерабатывающей промышленности. В обозримой же перспективе нынешняя структура торговли будет меняться слабо. Похоже, что она отвечает интересам мощных групп влияния в обеих странах.
Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод о трех возможных сценариях развития российско-китайских отношений в примерно 10-летней перспективе.
Первый из них — это сценарий «статус-кво», характеризующийся сохранением нынешних тенденций в основных сферах сотрудничества. Он, скорее всего, будет означать дальнейшее изменение в пользу КНР соотношения экономических параметров двух стран и постепенное расширение ее присутствия на российском рынке. Второй — сценарий существенного ухудшения отношений вследствие изменения геополитической ситуации и/или из-за обострения трений по тем или иным вопросам. Сценарий невыгоден ни России, ни Китаю. Третий сценарий — существенное углубление отношений всеобъемлющего партнерства, принципиальный рост взаимного доверия руководства и населения двух стран, последовательное взаимодействие по большинству вопросов международной повестки дня, наращивание масштабов и диверсификация структуры торгово-экономического сотрудничества между РФ и КНР. Скорее всего, этот сценарий в полной мере к 2020—2022 гг. реализован не будет (хотя бы по чисто техническим причинам), но ценным было бы уже само по себе движение в этом направлении.
Вероятность этих трех сценариев (из 100 % в сумме) составляет, по моей грубой оценке, 70, 5 и 25 %.
Примечания
1 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о дальнейшем углублении российско-китайских отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Пекин. 5 июня 2012 г. // Проблемы Дальнего Востока. 2012. № 4. С. 3—7.
2 Hu Jintao. Jianding bu yi yanzhe Zhongguo tese shehuizhuyi daolu qianjin, wei quanmian jiancheng xiaokang shehui er fendou — Zai Zhongguo gongchandang di shiba ci quanguo daibiao dahui shang de baogao. 2012 nian 11 yue 8 ri. Доклад Ху Цзиньтао на XVIII съезде КПК. 8 ноября 2012 г.
3 Концепция внешней политики Российской Федерации // Независимая газета. 04.03.2013.
4 Куликов С. Газпрому не терпится пустить газ китайцам // Независимая газета. 25.03.2013.
5 Скосырев В. Китай станет главным покупателем нефти РФ // Независимая газета. 25.03.2013.
6 Латухина К.В Москву! В Москву! Свой первый визит председатель КНР Си Цзиньпин совершил в Россию // Российская газета. 25.03.2013.
7 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Москва. 22.03.2013. (Сайт президента РФ kremlin.ru).
8 Там же.
9 Канал Евроньюс на русском языке. 25.03.2013.
10 Voskresenski A. The Structural Stages of Russo-Chinese Cooperation after the Collapse of the USSR and Prospects for the Emergence of a Fourth Stage // Eurasian Review, Institute of Eurasian Studies, Kookmin University, Seoul. Volume 5, November 2012.
11 Дынкин А., Пантин В. Мирное столкновение США и КНР: за какой моделью будущее? // Россия в глобальной политике. 2012. № 2.
12 Иноземцев В. Далеко идущий Восток // Огонек. 2012. № 46. С. 18—19.
13 Yan Xuetong. The weakening of the unipolar configuration / China 3.0 (European Council on Foreign Relation. London. 2012). P. 113.
14 Yan Xuetong. Eluosi kekao ma? (Надежна ли Россия?) // Чжунго вай-цзяо. 2012. № 10. P. 52—54.
15 Trenin D. Beyond the symbolism of State visit. China-Russia relations have come a long way since the days of the Soviet bloc // China Daily. European Weekly. March 22—28. 2013. P. 10.
16 Рассчитано по: данные Таможенной статистики КНР.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх