Рисунок как один из приемов раскрытия характера главной героини романа Ш. Бронте «Джейн Эйр» Drawing as a device of revealing the protagonist nature in Ch. Bronte’s novel «Jane Eyre» Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

Научная статья на тему 'Рисунок как один из приемов раскрытия характера главной героини романа Ш. Бронте «Джейн Эйр»' по специальности 'Литература. Литературоведение. Устное народное творчество' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 17 — Литература. Литературоведение. Устное народное творчество
  • ВАК РФ: 10.01.00
  • УДK: 82
  • Указанные автором: УДК: 741+820

Статистика по статье
  • 525
    читатели
  • 61
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА XIX ВЕКА
  • АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  • ШАРЛОТТА БРОНТЕ
  • РИСУНОК
  • FOREIGN LITERATURE OF THE 19TH CENTURY
  • ENGLISH LITERATURE
  • CHARLOTTE BRONTE
  • DRAWING

Аннотация
научной статьи
по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Мещерякова Л. А., Зуева Г. С.

Цели работы – интерпретировать рисунки Джейн Эйр с точки зрения психологии героини и романа в целом, выявить другие функции этого элемента в сюжете. Мы собираем образ страстной натуры, сильной, разумной и очень целеустремлённой женщины. Кроме того, рисунки Джейн Эйр занимают особое место в композиции романа, являясь оригинальным вариантом приёма проспекции.

Abstract 2012 year, VAK speciality — 10.01.00, author — Mescheryakova L. A., Zueva G. S.

The work is aimed at interpreting Jane Eyre’s drawings in terms of the heroine’s psychology and the novel in general as well as finding out other functions of this element in the plot. Here is the image of a strong, reasonable and purposeful woman of passionate nature. As to Jane Eyre’s drawings, they take a special place in the composition of the novel being the original version of a p device.

Научная статья по специальности "Литература. Литературоведение. Устное народное творчество" из научного журнала "Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского", Мещерякова Л. А., Зуева Г. С.

 
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Рисунок как один из приемов раскрытия характера главной героини романа Ш. Бронте «Джейн Эйр»". Научная статья по специальности "Литература. Литературоведение. Устное народное творчество"

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 741+820
рисунок КАК один из ПРИЁМОВ РАСКРЫТИЯ ХАРАКТЕРА ГЛАВНОЙ ГЕРОИНИ
РОМАНА Ш. БРОНТЕ «ДЖЕЙН ЭЙР
© л. А. МЕЩЕРЯКОВА, Г. С. ЗУЕВА Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского, кафедра русской и зарубежной литературы e-mail: gz90@yandex.ru
Мещерякова Л. А., Зуева Г. С. - Рисунок как один из приёмов раскрытия характера главной героини романа Ш. Бронте «Джейн Эйр» // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 333-337. - Цели работы - интерпретировать рисунки Джейн Эйр с точки зрения психологии героини и романа в целом, выявить другие функции этого элемента в сюжете. Мы собираем образ страстной натуры, сильной, разумной и очень целеустремлённой женщины. Кроме того, рисунки Джейн Эйр занимают особое место в композиции романа, являясь оригинальным вариантом приёма проспекции.
Ключевые слова: зарубежная литература XIX века, английская литература, Шарлотта Бронте, рисунок.
Meshcheryakova L. A., Zueva G. S. - Drawing as a device of revealing the protagonist nature in Ch. Bronte’s novel «Jane Eyre» // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 333-337. - The work is aimed at interpreting Jane Eyre’s drawings in terms of the heroine’s psychology and the novel in general as well as finding out other functions of this element in the plot. Here is the image of a strong, reasonable and purposeful woman of passionate nature. As to Jane Eyre’s drawings, they take a special place in the composition of the novel being the original version of a p device. Keywords: foreign literature of the 19th century, English literature, Charlotte Bronte, drawing.
Едва ли можно привести много примеров произведений литературы, где используется прием раскрытия характера героя через призму его художественного творчества. Роман Шарлоты Бронте «Джейн Эйр» в этом отношении уникален. Рисунки его главной героини, описанные в тринадцатой главе, - настоящая загадка, ибо в них заключено особое символическое значение. для проникновения в его суть необходимо начать издалека: предварительно посмотреть на роман с точки зрения художественного метода.
«Джейн Эйр» сочетает в себе реалистический и романтический методы изображения действительности. Реальные люди Англии середины XIX века и их типичные характеры - фон, на котором разворачивается история жизни и любви главной героини [6]. При этом нельзя говорить, что романтизм доминирует над реализмом. Они неразрывно связаны, взаимно переплетены. Однако, рисуя образ Джейн, Бронте наделяет ее чертами истинно романтической героини: необычной и тяжелой судьбой, гордой и возвышенной душой. Джейн - творческая натура с великолепной фантазией. Она способна абстрагироваться от серой, суровой
Never was anything at once so frail and so indomitable.
“Jane Eyre” by Charlotte Bronte.
реальности и погрузиться в мир грёз. Следовательно, описание плодов её вдохновения - рисунков, тоже приём Бронте-романтика.
Тем не менее, как отмечают исследователи, в любом литературном персонаже всегда преобладают мысли, возникающие под воздействием того, что происходит вокруг него [4]. С этой позиции смотрит Бронте-реалист, когда выстраивает «Джейн Эйр» по законам «романа воспитания». Эпизоды его представляют собой этапы жизненной эволюции героини, проходящей через борьбу, страдания и трудности к постижению долга, а от него - к счастью [6].
Исследователь В. В. Ивашева выделяет 5 таких периодов [6]:
1. Детство, жизнь Джейн в доме тёти
2. Ловудский
3. Тернфилдский
4. Жизнь в семье Риверсов
5. Возвращение к мистеру Рочестеру.
Интересующий нас эпизод с описанием рисунков Джейн относится наполовину к ловудскому, наполовину к Тернфилдскому периоду: героиня нарисова-
ла их ещё в пансионе, а читатель узнал о них благодаря тому, что они понравились мистеру Рочестеру. Такое пограничное положение подчёркивает, что в момент их рисования Джейн находилась на жизненном перепутье. Её прошлое в виде ужасной жизни в Гейтсхеде, казалось, осталось позади, Ловуд из школы превратился в работу, но кроме этого в нём ничего не изменилось. Героиня жаждала новой жизни, мечтала о ней до тех пор, пока не решилась уехать в Тернфилд.
логично предположить, что в моменты размышлений к Джейн и пришло желание заняться творчеством. Пребывание в «стране грёз, открытой только художникам» [3], возродило к жизни её воспоминания. Ведь в картине, как отмечает исследователь А. З. Вулис, отражаются впечатления художника из разных времён. Картина - это не зрительный эффект одной минуты, а накапливающийся во времени запас образов, видений, серия, коллекция, сумма впечатлений, каждое из которых можно назвать отражением какого-либо жизненного этапа. картина - это не «остановись мгновенье!», а «остановись, печальная пора!», а может быть, «остановись, жизнь!», «остановись, судьба!». Или «остановись, милый образ!» [5].
Если внимательно присмотреться к рисункам Джейн, то можно убедиться в присутствии в них всего вышеперечисленного. Получается, что рисунки Джейн Эйр - это её прошлое, настоящее и будущее!
Доказать данный тезис можно, рассмотрев каждый рисунок подробно.
МОРЕ, ПТИЦА И РУКА
На первой акварели (рис. 1) «низкие свинцовые тучи стлались над бушующим морем. Даль тонула в сумраке, как, впрочем, и передний план, а вернее - ближайшие вздымающиеся волны, так как суши не было. Единственный луч света выделял полузатопленную мачту, на которой сидел баклан, тёмный, большой, в брызгах пены на крыльях. В клюве он держал золотой браслет, усаженный драгоценными камнями, которым я придала всю ту яркость, какую сумела извлечь из своих красок, и всю ту выпуклую четкость, на какую была способна моя кисть. Под мачтой и птицей сквозь зелёную воду различались очертания трупа - хорошо видна была лишь прекрасная рука, с которой был смыт или сорван браслет» [3].
Рис. 1.
Первая же фраза описания подтверждает: это рисунок романтика. Мы видим «бушующее море» (“a swollen sea”). Известно, что море в эстетике романтизма является символом свободолюбия и бунтарства. Сила романа «Джейн Эйр» и связана в первую очередь с бунтарским духом его главной героини [1].
Над морем нависают «свинцовые тучи» (“livid clouds” - «синевато-багровые»; либо «сероватосиние»). «Даль тонет в сумраке» (“all the distance was in eclipse” - точнее, «всё пространство было в затмении»; было затемнено). Эти два образа тоже вполне мотивированны. Всё детство Джейн прошло в доме, где её постоянно унижали, попрекали, притесняли, не проявляли к ней ни капли сочувствия, доброты и любви - это и есть те самые низкие, гнетущие тучи, которые породили бунтарку в сильном характере девочки. Семья Рид не считала нужным знакомить Джейн с их обществом, брать её на дальние прогулки и проч., а следующие 8 лет ей было суждено вести в Ловуде «тихую жизнь среди одних и тех же людей в одном-единственном месте» [3]. Вот почему на её картине даль затемнена - Джейн не знает жизни.
Колорит первого рисунка неяркий. Луч света всего один, но он выделяет очень важный элемент картины - большого тёмного баклана. С первых страниц романа читатель знает, что в детстве Джейн зачитывалась «Историей британских птиц» Бьюика, и особенно ей были интересны морские птицы [3]. Бакланы, как известно, хитры и умны, а их прожорливость вошла в поговорку. Такие ассоциации у Джейн могли вызвать только её угнетатели - семья Рид и мистер Броклхерст, то есть представители знати. Об этом можно догадаться и по золотому браслету с драгоценными камнями - символу богатства, который баклан держит в клюве.
В своём описании героиня особо подчёркивает окрас птицы - тёмный (“dark”), и делает это неслучайно. В цвете заключено своё символическое значение. Если заменить слово «тёмный» синонимом «чёрный» и обратиться к одной из общепризнанных теорий психологии цвета - работе В. Кандинского «Язык красок», то станет ясно: Джейн пережила первую печальную пору своей жизни и её душа ждёт перерождения. Чёрный цвет - мертвое ничто, законченная пауза и развитие. За ним следует рождение нового мира. Черный - окончание; нечто бездвижное, как труп [2].
Подтверждение этому толкованию мы находим, различая на рисунке последний элемент - размытые «очертания трупа», с хорошо заметной лишь «прекрасной рукой» (“a fair arm”). Согласно словарю символов, рука олицетворяет силу, верность. Первоначальное значение образа связано с защитой, мощью [12]. Да, Джейн многое пришлось побороть в её маленькой жизни: презрение, несправедливость, бедность. однако она всё равно будет бороться до конца. Несмотря на то, что душа её измучена, похожа на труп, она держится за жизнь - пусть хрупкой, но очень сильной рукой. А тягостный браслет с этой руки смыт родственным ей по духу морем. Больше ничего не сковывает героиню, и она начинает новую жизнь в Тернфилде.
ВЕЧЕРНЯЯ ЗВЕЗДА
Рассмотрим второй рисунок Джейн Эйр (рис. 2). «Передний план... занимала вершина холма, трава на которой гнулась, точно под ветром, гнавшим несколько листьев. Позади и вверх простиралась тёмная, как бы вечерняя, синева неба, а в ней виделись женская голова и плечи, выписанные такими сумеречными и мягкими тонами, какие только мне удалось подобрать. Едва различимый лоб венчала звезда, ниже лицо будто окутывала дымка. Тёмные глаза хранили неукротимый блеск, волосы ниспадали неясными тенями, будто чёрная туча, разметанная на пряди бурей или ударами молний. На шее лежал бледный блик, как пятно лунного света, и тот же перламутровый оттенок отличал легкую гряду облаков, над которой поднималось это видение Вечерней Звезды» [3].
Рис. 2.
Первый образ, который привлекает внимание, -холм. Он является одним из центральных на картине. Перед началом его толкования необходимо отметить, что в романе этот образ присутствует, по меньшей мере, два раза, и оба они связаны с началом нового этапа в жизни Джейн. Первый раз героиня обращает внимание на «гребень холма» по дороге из Тернфилда в Хей. Восходящая луна как будто оседлала вершину. Через несколько минут после созерцания этой картины Джейн впервые увидела своего патрона [3].
Мистер Рочестер, рассматривая второй рисунок, заметил, что холм, изображенный на нём, - это гора Латмос [3]. По мифам, Латмос (Латм) находится в Карии - одной из областей Древней Греции. В гроте горы лежит «погруженный в вечную дремоту Эндимион». Каждую ночь богиня Луны Селена спускается туда. Она склоняется над ним, шепчет слова любви. Но Эндимион её не слышит, поэтому Селена так печальна и печален свет, который она льёт на землю [7]. налицо поразительное сходство с историей любви Джейн и Эдварда. Он считал настоящую любовь возможной только во снах и фантазиях, а Джейн считала тщетными попытки понравиться ему. Скитания в поисках утешения, многолетние страдания и разочарования убили в мистере Рочестере веру в истинную, благородную, искреннюю и чистую любовь. Иначе
он не стал бы проверять чувства Джейн, используя Бланш Ингрэм.
Миф, как отмечает исследователь А. Ф. Лосев, часто привлекается в литературе для живописания субъективных настроений героев. В мифе всё условное становится действительностью, события воспринимаются во всей своей реальности [8]. Вот почему удачно подобранный, гармонирующий с сюжетом миф может многое объяснить читателю.
Рисунок выписан настолько «сумеречно и мягко», что лицо Вечерней Звезды даже «окутано дымкой» (“the suffusion of vapour” - буквально: «пропитано паром», то есть - туманом). Образ тумана тоже неоднократно встречается в романе, а однажды даже вместе с образом холма: в эпизоде, когда Джейн нашла дом семьи Риверс. Героиня увидела «подернутый туманом пейзаж... холмистой пустоши» и «побрела к холму» [3].
Образы холма и тумана в романе связаны не только с предвосхищением нового этапа в жизни Джейн. Их связывает воедино третий образ - огонёк, луч света. Подъезжая к Тернфилду, мисс Эйр видит «фасад длинного дома, погруженного в полную темноту, если не считать огонька свечи за шторой в эркере» [3]. При подходе к дому Риверсов её «взгляд заметил луч света», и она пошла вперед, смотря на огонёк в окне [3]. Оба раза огонёк давал Джейн надежду, наполнял её сердце ожиданием давно желаемой новой жизни.
Огонёк или луч света - реальные прообразы главного и самого важного составляющего второго рисунка Джейн - звезды. Однако эта звезда имеет глубокий и широкий смысл. Исследователь А. С. Вартанов приводит в одной из своих работ высказывание Ван Гога об изучении цвета и его возможностей. Среди прочих мыслей, художник говорил, что можно «выразить надежду звездой» и к этому приёму живописцы прибегали часто. Подтверждение этому мы нашли в тексте романа. Однако Ван Гог говорил также о возможности выразить таким способом «мысль, осеняющую чело» [4].
Звезда, изображенная Джейн, сочетает в себе оба этих смысла. Причём, второй говорит и об её мыслящей натуре как таковой. Это характеризует Джейн как новую героиню критического реализма - человека глубоко задумывающегося над жизнью, тонко чувствующего, горячо реагирующего на события и активно действующего [1]. Кроме того, звезда во лбу показывает целеустремлённость. Джейн Эйр всегда добивается желаемого: сначала самостоятельно находит место гувернантки, потом завоёвывает любовь мистера Рочестера, затем облагораживает манеры деревенских школьниц и добивается всеобщего уважения в Мортоне и т. д. Звезда символизирует идею, которая созрела в мыслях такого человека. Вооружившись идеей, Джейн и ей подобные способны свернуть горы, чтобы воплотить её в реальность. Образы звезды и холма в данном контексте взаимосвязаны до единства.
Джейн Эйр - сильная натура. Это доказывает «неукротимый блеск» глаз Вечерней Звезды (“the
eyes shone dark and wild” - «глаза сияли - тёмные и дикие»). Пусть вокруг «бушует буря», но ветер - символ времени [13] гонит вперед, удары молний жизни заставляют глаза сиять ещё ярче. А лунный блик на шее напоминает о любви Эндимиона и Селены.
Разум и Совесть - вот главные голоса, к которым Джейн привыкла прислушиваться. И это подтверждает положение звезды на рисунке - именно во лбу изображенной девушки. «Лоб провозглашает: «Рассудок твёрдо сидит в седле и держит поводья, он не позволит чувствам вырваться на волю и увлечь его в пропасть. Ураган ли, землетрясение или пожар - я всё равно буду следовать наставлениям того тихого голоска, который истолковывает веления совести» [3].
Наконец, звезда - это свет, а, следовательно, радость, счастье. И действительно, оба раза, встречая на своём пути луч света, Джейн впоследствии находила счастье: в первый раз она влюбилась, а во второй - нашла родных.
Таким образом, рассмотрев в деталях второй рисунок Джейн Эйр, приходим к выводу, что он изображает события двух эпизодов романа: Тернфилдского периода и времени жизни героини с семьёй Риверс.
на первый взгляд такая трактовка может показаться невозможной. Ведь в Ловуде, во время рисования этих картин, Джейн ещё не знала ни мистера Рочестера, ни семью Риверс. Однако перед нами произведение наполовину романтическое, для которого приём проспекции (забегания вперёд) весьма органичен. Тем более что предстаёт он в романе в такой необычнофантастической форме, похожей на метаметафору. Автор наделяет героиню даром неосознанного предвидения в порыве вдохновения. А метафора в живописи, как отмечает исследователь М. А. Сапаров, склонна сводить, сталкивать, сцеплять друг с другом впечатления, не совпадающие по времени [9].
К подобному художественному приёму Брон-те прибегает и в описании снов Джейн в ночь перед свадьбой. Все её предсказания оказались впоследствии верными: ей пришлось покинуть Тернфилд, мистер Рочестер остался далеко от неё, а дом действительно превратился в руины после пожара [3].
«лёд и ПЛАМЕНЬ»
Третий и последний рисунок Джейн Эйр также является выражением метафоричной проспекции (рис. 3). «... Шпиль айсберга вонзался в зимнее полярное небо, по горизонту северное сияние вскидывало свои расплывчатые копья, почти соприкасающиеся друг с другом. Отодвигая всё это в глубину, на первом плане вздымалась голова - титаническая голова, склонившаяся к айсбергу и опирающаяся на него. Подо лбом смыкались пальцы двух тонких рук, поддерживая его и закрывая чёрным покрывалом нижнюю часть лица. Видны были лишь лоб, мертвенно-бледный, точно кость, и один глубоко запавший глаз, застывший, лишенный даже проблеска мысли, остекленевший в отчаянии. Над висками, среди складок чёрного тюрбана, безвидного, как сгусток мглы, блестело полукружие белого пламени с вкраплениями багровых искр. Этот бледный полумесяц был
«подобием монаршего венца», осеняющего «форму, что формы лишена», о которых говорил Мильтон в «Потерянном Рае» [3].
Рис. 3.
Данный рисунок - самый загадочный и необычный из всех. Только дочитав роман до конца, можно разгадать его.
Символика рисунка становится ясна из тех эпитетов и метафор, которые Бронте устами своей героини подбирает для описания и характеристики других персонажей.
В сцене, когда Сент-Джон раскрывает тайну Джейн [3], она, уговаривая его, заявляет: «Я... неуступчива, и от меня невозможно отделаться». Кроме того, в Джейн много гордости, а её решения неизменны, как бы тяжелы они ни были. В доказательство достаточно вспомнить, что она смогла покинуть Тернфилд, следуя всё тем же всезаглушающим голосам Разума и Совести, моральным принципам, стоящим для неё превыше всего.
Однако её нельзя назвать холодной. В том же разговоре с Сент-Джоном читаем: «А я - огонь. Огонь же растапливает лёд». Поэтому твердыня айсберга на рисунке изображает не Джейн, а её двоюродного брата. Молодой священник красив, но его красота «холодная», а взгляд «ледяной». Это постоянные эпитеты в описании не только выражения его лица, но и его характера: упрямого и невозмутимого. Шпиль айсберга «вонзается» (“piercing” - точнее, «пронзает») в любые преграды на пути, которому он следует - дороге благочестия.
В этом характеры Сент-Джона и Джейн схожи. Жизнь поставила их в одинаковое положение, и они выбрали похожие пути: оба они оставили своих возлюбленных во имя нравственного долга. Однако Джейн не смогла стать айсбергом и спокойно смотреть на «копья» (“lances”) северного сияния - мысли о человеке, страдающем без неё даже сильнее, чем она без него. Как северное сияние оживляет и украшает, делает прекрасной снежную пустыню, так и любовь способна воскресить опустошенную душу человека. «Копья» долга не могут противостоять ей, победить её в сердце
Джейн. А потому на первом плане для неё, и на рисунке, и в жизни - мистер Рочестер.
После прочтения финала романа становится ясно, чья «титаническая голова» (“a colossal head”) изображена героиней на третьем рисунке. Именно таким он стал после отъезда Джейн из Тернфилда -воплощением «угрюмого отчаяния» [3]. Поза, в которой он изображён, свидетельствует о глубокой печали: «Подо лбом смыкались пальцы двух тонких рук, поддерживая его.». Он плачет. Перед нами портрет человека, потерявшего всякую волю к жизни, всякий смысл жить. Это можно увидеть по «глубоко запавшему глазу, застывшему, лишенному даже проблеска мысли, остекленевшему в отчаянии».
Показателен еще один яркий образ рисунка -кольцо белого пламени на голове мистера Рочестера в виде «монаршего венца». Образ взят из 2-й части поэмы Джона Мильтона «Потерянный Рай»: Сатана спускается в ад, и ему встречается .Бесформенное нечто,
Тенеподобный призрак.
Как десять фурий злобен, словно Ад, Неумолим.
То, что ему служило головой,
Украшено подобием венца Монаршего. [11].
Таким образом, главное здесь вовсе не венец, а тот, кто его надевает. В живого призрака превратился мистер Рочестер, расставшись с Джейн: «Моя жизнь была. тёмной, одинокой, безнадежной, моя душа изнывала от жажды, но ей не дано было испить, моё сердце терзал голод, и ничто его не утоляло» [3].
Мильтоновский призрак в венце - не кто иной, как первый царь Ада, с которым Сатана вступил в схватку.
Того, что не захотел сделать падший ангел, мистер Рочестер сделать смог - он «вырвался из ада к Богу». «Эта жизнь - ад!» - говорил Эдвард, жалея о своей ошибочной женитьбе. «Вокруг меня воздух и звуки преисподней! Я имею право спастись!» [3]. И Джейн спасла его. Именно она надела на него венец, уйдя от него, но эта корона была сделана из пламени. Она - огонь, и мы возвращаемся к этой метафоре.
В поэме Мильтона венец не был в виде пламени. Джейн сама изобразила его так. Причем, её пламя белого цвета, символизирующего непорочную чистоту её души. А багровый (“a lurid tinge” - буквально «огненно-красный оттенок») - цвет, который, по Кандинскому, выражает энергию и решительность [2].
Помимо этого, огонь - стихия сильная и неукротимая, что также сходно с характером Джейн Эйр. «Никогда - сказал мистер Рочестер, скрипнув зубами, - никогда ещё не было ничего столь хрупкого и
неустрашимого» [3]. “... So frail and so indomitable” -вернее, «такого хрупкого и неукротимого».
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В целом о рисунках Джейн Эйр можно сказать, что, несмотря на кажущуюся обречённость и грусть, все они проникнуты неизменным жизнеутверждающим пафосом. На первом - тело умерло, но рука ещё на плаву. Великая духовная сила не оставляет Джейн. Звезда на втором рисунке - свет во мраке, надежда, преданность идее. Пожалуй, это самый оптимистический символ из всех. А пламя всегда растапливает лёд, оживляет, согревает тело и душу.
В каждом из трёх рисунков видны многие черты характера главной героини романа. Рассмотрев их, мы соберём образ страстной, бунтарской натуры, сильной женщины, разумного, мыслящего, тонко чувствующего и очень целеустремлённого человека.
Кроме того, рисунки Джейн Эйр занимают особое место в композиционной структуре романа, являясь оригинальным вариантом приёма проспекции.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Аникин Г. В., Михальская Н. П. История английской литературы. М.: Высш. шк., 1985. 431 с.
2. Базыма Б. А. Цвет и психика. Харьков, 2001.
3. Бронте Ш. Джейн Эйр. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2010. 765 с.
4. Вартанов А. С. О соотношении литературы и изобразительного искусства // Литература и живопись. Л.: Наука,1982. С. 24.
5. Вулис А. З. Литературные зеркала. М.: Советский писатель, 1991. 480 с.
6. Ивашева В. В. «Век нынешний и век минувший.». Английский роман XIX века в его современном звучании. М.: Худож. лит., 1990. 479 с.
7. Кун Н. А. Легенды и мифы Древней Греции. М.: «Мартин», 2006. 480 с.
8. Лосев А. Ф. Проблема вариативного функционирования живописной образности в художественной литературе // Литература и живопись. Л.: Наука,1982. С. 58-59.
9. Сапаров М. А. Словесный образ и зримое изображение (живопись - фотография - слово) // Литература и живопись. Л.: Наука, 1982. С. 73
10. Charlotte Bronte. Jane Eyre (Джейн Эйр). На английском языке. М.: Юпитер-Интер, 2004. 432 с.
11. Джон Мильтон. Потерянный рай [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://lib.ru/POEZIQ/
MILTON/milton.txt.
12. Рука [Электронный ресурс]. Символы и знаки. Режим доступа: http://sigils.ru/symbols/ruka.html.
13. Ветер [Электронный ресурс]. Символы и знаки. Режим доступа: http://sigils.ru/signs/veter.html.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх