Промысел и биология сельди {Clupea harengus pallasii C. V. ) в заливе Корфа, по материалам 1936-1937 гг Fisheries and biology of pacific herring {Clupea harengus pallasiC.V.)inKorfGulfonthedatafor 1936-19371 Текст научной статьи по специальности «Рыбное хозяйство. Аквакультура»

Научная статья на тему 'Промысел и биология сельди {Clupea harengus pallasii C. V. ) в заливе Корфа, по материалам 1936-1937 гг' по специальности 'Рыбное хозяйство. Аквакультура' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 69.09 — Биологические ресурсы Мирового океана и внутренних водоемов
  • ВАК РФ: 25.00.28; 05.18.17; 03.00.32
  • УДK: 574.55;639.2.053.7;639.3/.6
  • Указанные автором: УДК: 597.553.1:639.222.2

Статистика по статье
  • 379
    читатели
  • 322
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • ТИХООКЕАНСКАЯ СЕЛЬДЬ
  • ПРОМЫСЕЛ
  • БИОЛОГИЯ
  • НЕРЕСТ
  • РАЗВИТИЕ ИКРЫ
  • PACIFIC HERRING
  • FISHERIES
  • BIOLOGY
  • SPAWNING
  • EGG DEVELOPMENT

Аннотация
научной статьи
по рыбному хозяйству и аквакультуре, автор научной работы — Батранин А. М., Немиро Е. А.

Настоящая работа заключает в себе результаты сбора материалов по промыслу и биологии сельди в зал. Корфа, являющейся одним из объектов наших общих исследований данного района в рыбохозяйственном отношении. Впервые в практике КоТИНРО представлен довольно полный материал по развитию икры сельди и наблюдениям за её мальками. Определены время, место и площадь нереста, продолжительность эмбрионального периода, описаны стадии развития икры сельди.

Abstract 2010 year, VAK speciality — 25.00.28;05.18.17;03.00.32, author — Batranin A. M., Nemiro E. A.

This paper provides analysis of the data on the fisheries and biology of Pacific herring sampled in Korf Gulf, which is one of target objects to study during our general exploration of this area to be interesting for the fisheries. It is the first time in the practical history of KamchafNIRO when we demonstrate almost complete data on the herring egg and alevin development. It has been figured out the time and locations of spawning and the square of the spawning grounds, the time span of the embryogenesis; stages of egg development have been described.

Научная статья по специальности "Биологические ресурсы Мирового океана и внутренних водоемов" из научного журнала "Исследования водных биологических ресурсов Камчатки и северо-западной части Тихого океана", Батранин А. М., Немиро Е. А.

 
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Промысел и биология сельди {Clupea harengus pallasii C. V. ) в заливе Корфа, по материалам 1936-1937 гг". Научная статья по специальности "Биологические ресурсы Мирового океана и внутренних водоемов"

УДК 597.553.1:639.222.2
ПРОМЫСЕЛ И БИОЛОГИЯ СЕЛЬДИ (CLUPEA HARENGUS PALLASII C.V.)
В ЗАЛИВЕ КОРФА, ПО МАТЕРИАЛАМ 1936-1937 ГГ.*
А. М. Батранин, Е. А. Немиро
Н. с., Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии 683000 Петропавловск-Камчатский, Набережная, 18 Тел., факс: (415-2) 41-27-01 E-mail: kamniro@kamniro.ru
ТИХООКЕАНСКАЯ СЕЛЬДЬ, ПРОМЫСЕЛ, БИОЛОГИЯ, НЕРЕСТ, РАЗВИТИЕ ИКРЫ
Настоящая работа заключает в себе результаты сбора материалов по промыслу и биологии сельди в зал. Корфа, являющейся одним из объектов наших общих исследований данного района в рыбохозяйственном отношении. Впервые в практике КоТИНРО представлен довольно полный материал по развитию икры сельди и наблюдениям за её мальками. Определены время, место и площадь нереста, продолжительность эмбрионального периода, описаны стадии развития икры сельди.
FISHERIES AND BIOLOGY OF PACIFIC HERRING ((CLUPEA HARENGUS PAT LAST C.V.) IN KORF GULF ON THE DATA FOR 1936-1937
А. М. Batranin, Е. А. Nemiro
Scientist, Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography 683000 Petropavlovsk-Kamchatsky, Naberejnaya, 18 Tel., fax: (415-2) 41-27-01 E-mail: kamniro@kamniro.ru
PACIFIC HERRING, FISHERIES, BIOLOGY, SPAWNING, EGG DEVELOPMENT
This paper provides analysis of the data on the fisheries and biology of Pacific herring sampled in Korf Gulf, which is one of target obj ects to study during our general exploration of this area to be interesting for the fisheries. It is the first time in the practical history of KamchatNIRO when we demonstrate almost complete data on the herring egg and alevin development. It has been figured out the time and locations of spawning and the square of the spawning grounds, the time span of the embryogenesis; stages of egg development have been described.
Настоящий материал является частью научно-исследовательской работы, ведущейся на наблюдательном пункте КоТИНРО при Корфском рыбокомбинате, а первоочередность его оформления вызвана промысловым значением и связанной с ним актуальностью изучения биологии сельди. Продолжительность нашего пребывания и работа на Корфском наблюдательном пункте КоТИНРО равна приблизительно году (с 3.Х.1936 по 1.Х1.1937), главная, по массе материалов и наблюдений по сельди, падает на июнь 1937 года. Такая кратковременность в сроках сборов материалов по сельди связана с небольшой продолжительностью пребывания этой рыбы у берегов залива и отсутствием технической возможности проводить наблюдения в открытом море.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА
Объем и характер материала следующий:
1. Возрастных проб — 9 (713 экз. рыб);
2. Навесок — 4 (680 шт.);
3. Проб на половой состав — 4 (1105 экз.);
4. Проб на развитие икры — 30 (23);
Примечание. * — Бюл. КоТИРХа «Рыб. хоз-во Камчатки». 1938. № 1. С. 1-51. Данное переиздание адаптировано согласно требованиям к оформлению сборников КамчатНИРО
5. Статистические данные по уловам сельди за
1936 и 1937 гг.;
6. Гидрометеорологические наблюдения;
7. Общие наблюдения (запись дневника).
Лов сельди проводился ставными неводами (редко — закидными), рабочий период которых исчисляется 45-60 днями в год (с 10-15.У по 30.VI-15.VII). Всего в заливе ставных неводов, работающих по промыслу сельди в этом году, было 19. Из них 14 принадлежало рыбокомбинату АКО и 5 — местным колхозам.
Сборы по развитию икры сельди представлены 3 0 пробами, из которых 13 взяты на одном и том же участке — в б/х Скрытой около села Тиличики (в 40-50 м от берега).
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ
Промысел
Промысел сельди в заливе Корфа приурочен ко времени подхода ее к берегам с целью размножения; следовательно, время, место и характер его всецело определяются указанным выше биологическим моментом этой рыбы.
Наличие нерестилищ в зал. Корфа ежегодно привлекает сюда сельдь в настолько большом ко-
личестве, что при других обстоятельствах (если бы состояние запасов сельди было таково, что указывало на необходимость их увеличения) этот район мог бы иметь некоторое значение для воспроизводства ее запасов. Настоящий же промысел ее основывается пока на вылове главным образом старших возрастных групп.
Сравнительное количество добываемой здесь нерестовой сельди позволяет, хотя бы приблизительно, судить как об её удельном весе в общих рыбных стадах залива, так и её промысловом значении для данного района (рис. 1).
Как видно, сельдь больше чем в значительной степени определяет валовую продукцию Корфско-го рыбокомбината АКО, причем размеры ежегодного ее промысла здесь далеко еще не достигают предела действительных своих возможностей. При знакомстве с промыслом и выполнением планов по добыче сельди в зал. Корфа за 1934-1937 годы, а также с организацией этого промысла, рисуется картина далеко не достаточного использования богатств этого района в отношении сельди (табл. 1).
Несмотря на то, что планирование промысла сельди в 1934-1936 годах было заниженным, имеющаяся организация его была, судя по путине 1937 г., настолько слаба, что не всегда обеспечивала (1936 г.) успешного выполнения даже этих
30
20-
ю-
32242
24221
ОЪо Средние за 4 года (1934-1937 гг.) Ггьп Уловы за 1937 г.
4872
3651
2437.
552
246.3
1590
-573-
СеЛЬДЬ Горбуша Кета Красная Треска Прочие рыбы
Рис. 1. Уловы по отдельным породам рыб зал. Корфа за путину, в % к общему
Таблица 1. Годовые уловы сельди в заливе Корфа
Годы План добычи, ц Фактическая добыча, ц Выполнение плана, %
1934 30 500 27 619 134,7
1935 26 000 24 105 92,7
1936 80 600 40 066 120,31
1937 50 100 37 381 70,51
планов, при очевидной возможности их перевыполнения. Невыполнение несколько повышенного, по сравнению с предыдущими годами, плана 1937 г., было также в значительной степени обусловлено плохой организацией промысла. Сущность организационных неполадок заключалась в отсутствии мобилизации производственных и технических ресурсов, особенно важной при фактически коротком периоде сельдевой путины. Так, например, 30 мая 1937 г. в период рунного хода сельди на 5-й и других базах Корфского рыбокомбината лов некоторых неводов был приостановлен на двое и более суток. Это было вызвано кажущимся отсутствием достаточного количества транспортной посуды, необходимой для переброски обильного улова из невода на берег. В результате эти невода возобновили свою работу лишь в момент затухания сельдяной путины и не смогли, таким образом, дать возможной своей производственной эффективности.
Постановка неводов в этом году, благодаря позднему освобождению залива ото льдов, была проведена на отдельных участках только к 23 мая. Контроль и работа неводов осуществлялись ловецкими бригадами, практикующими круглосуточные дежурства на них в особо ответственные периоды путины.
Расстояние неводных ловушек от берега было таково, что позволило облавливать прибрежную зону, местами достигавшую ширины 1,5 км. На участках, где невода сравнительно близко отстояли друг от друга, соблюдалось последовательное ступенчатое их расположение; этим мероприятием имелось в виду сохранить промысловую эффективность каждого невода. Распределение орудий лова в заливе видно на карте (рис. 2).
Места эффективного промысла сельди в заливе, в течение ряда лет, были более или менее постоянны и сосредотачивались, главным образом, в районе бухт Сибирь, Скобелева и Гека, что внушило местным хозяйственникам уверенность в неизменности путей хода и мест скоплений этой рыбы. На основе промысловой практики, протекающей обычно при подобном однообразии в распределении сельди в заливе, у хозяйственников даже сложилось определенное суждение об относительной продуктивности каждого промыслового участка. В порядке предварительной подготовки к путине, эти участки заранее обеспечивались промысловыми средствами, в количестве, определяемом установленной для них производственной эффективностью, при этом совсем не предусматривалась возможность, в случае необходимости, быстрой их переброски в другие промысловые точки.
Рис. 2. Залив Корфа. Сельдяные промысловые участки и уловы их в путину 1937 г.
Подобным же образом была организована путина и в этом году, когда предварительная подготовка уже определила размещение средств промысла в проектируемое количество выловленной сельди по участкам.
Отнюдь не отрицая этими замечаниями всей положительности и необходимости планирования промысла внутри комбината, мы указываем на обязательность при этом такой гибкости промыслового аппарата, которая обеспечивала бы успешную перегруппировку сил и средств в любой момент путины и тем самым была бы в состоянии устранить зависимость выполнения плана добычи от каких-либо изменений в характере хода рыбы.
Начало промысла сельди в этом году было 25.У и по срокам отстало от путины 1936 г. на 10 дней, причем уловы достигли своего максимума в первую же пятидневку, тогда как максимальные уловы в прошлом году были во второй пятидневке путины (рис. 3).
Продолжительность интенсивного промысла сельди в зал. Корф весьма невелика, всего каких-нибудь 8-15 дней, в течение которых выполняются обычно 70-80% плана годовой ее добычи здесь. В путину 1936 г. эта продолжительность равнялась тринадцати, а в текущем, 1937 году, только восьми дням. Наконец, если местные хозяйственники для прошлого года констатировали несколько растянутый период путины, с неоднократно повторявшимся частичным оживлением в уловах, то в этом году мы наблюдали картину резкого падения уловов, не дающих намека даже на незначительное их оживление.
Итоги сельдевой путины в этом году были далеко не для всех неводов одинаковы: самый низкий вылов сельди отличается для участка 9-й базы, выразившийся всего лишь в 26 ц, и самый высокий вылов имел конохвальский невод — 6758 ц (в
1936 г. — 6035 ц). В путину 1936 г. самый высокий
Таблица 2. Уловы сельди в абсолютных и относительных величинах в 1936 и 1937 годах
Годы 1 база 4 база 5 база 6 база 8 база 9 база
Ц 1 % ^ 1 % Т% Т% Ц 1 % Т% Т О/ % Т% Т%
1936 12 406,3 31,2 2948,7 7,4 7187,7 18,0 ,9 41 ,9 8, 1 6 6 1 25,0 0,06 604,8 1,8
1937 3084,64 8,3 927,3 2,5 15 518,8 41,6 15 106,2 40,4 1062,7 2,8 1831,7 4,4
ди в заливе в 1936 и 1937 гг.
вылов сельди отмечался для неводного участка б/х Гека — 7543 ц, в этом же году этот же участок выловил только 1070 ц. Кроме ставных неводов, периодически работали два закидных невода; одним из них, ловившим сельдь по соседству с ко-нохвальским ставным неводом, выловлено 2000 ц, тогда как другой, работавший в районе 4-й базы, дал улов только 84 ц.
Для иллюстрации примерного удельного веса скоплений сельди, а также и ее вылова в различных районах залива, обычных в 1936 г. и исключительных в 1937 г., приводим таблицу 2 уловов сельди по базам за указанные годы, в какой степени последняя позволяет об этом судить.
Биологическая характеристика уловов
При изложении части нашей работы, касающейся промысла, мы уже упоминали о некоторой особенности путины в этом году, на которую указы-
вали промысловики и о которой мы могли частично заключить по статистике уловов.
Фактически эта особенность сводится к следующим моментам: во-первых, к более поздним срокам подхода сельди, во-вторых — небольшой продолжительности ее пребывания здесь и, наконец, что важнее всего для организации промысла, к необычному распределению ее скоплений в заливе.
Не задерживаясь на первых двух, т. к. о них с достаточной полнотой упоминалось в предыдущем разделе, остановимся несколько подробнее на последнем явлении.
Нерест сельди в заливе приурочен к отдельным его участкам, где имеются все необходимые для этого условия (защищенность, хорошая прогреваемость, растительность и т. п.). Таких участков до последнего года было известно только три, а именно: бухта Гека, Сибирь и отчасти Скобелева. Вполне естественно, что в этих районах сельдь находилась в гораздо больших количествах и более продолжительное время держалась возле берегов, чем в остальных местах залива, куда она заходила, двигаясь по пути к нерестилищам.
Действительно, если мы обратимся к помещенной выше таблице уловов за 1936 г., то увидим полное соответствие с только что сказанным. Нам сразу бросается в глаза, что первенство по добыче сельди разделяется между 1-й и 6-й базами, объединяющими промысловые участки упомянутых выше бухт, с некоторым перевесом в пользу последней. Среднее положение занимает 5-я база, расположенная на пути сельди в бухты Сибирь и Скобелева, дающая поэтому довольно значительный процент вылова. 8-я и 9-я базы находятся в стороне от мест нереста и, как видно, в промысле сельди почти не участвуют. Что касается 4-й базы, то и ее значение невелико, хотя несколько больше, чем двух предыдущих. Это вполне сочетается как с некоторой отдаленностью этой базы от нерестовых площадей, так и наличием по соседству мощной реки Вывенской, большими глубинами почти у самых берегов и скалистым характером последних.
Переходя к рассмотрению тех же данных за
1937 г., мы наталкиваемся на в значительной степени отличную картину, создавшуюся главным образом за счет 5-й и 6-й баз. Первое место по количеству добытой сельди на этот раз занимает 5-я база, которая могла бы достигнуть несравненно
большей эффективности, если бы такой обильный подход сельди в этот район был заранее предусмотрен. 6-я база давала по-прежнему большой процент вылова, лишь в незначительной степени уступая 5-й (около 1%). Третьей по значению является на этот раз 1-я база, снизившая свои показатели по сравнению с 1936 г. почти в четыре раза. Нужно сказать, что до настоящего года 1-я база считалась в комбинате по сельдевому промыслу одной из тех, на которую не только в значительной мере полагалось достижение контрольной цифры плана, но и строились надежды на его перевыполнение. Не удивительно поэтому, когда в текущем году, в силу целого ряда причин, о которых мы будем говорить ниже, ход сельди в б/х Гека оказался совершенно слабым, чрезвычайно кратковременным и ни в коей мере не оправдавшим расчеты на большие уловы, так ощутительно отразилась значительно пониженная продуктивность этого промыслового участка на успешность всей путины.
Об остальных базах можно сказать, что они, благодаря своей незначительности (по сельди), при всех своих колебаниях, существенных изменений в характер путины не вносят, создавая лишь некоторые различия в деталях. Так, уловы 4-й базы, и без того невысокие, уменьшились в 2 с лишним раза, добыча сельди на 8-й и 9-й базах выросла в несколько раз, но роль их в сельдевой путине по-прежнему невелика.
Относительно 9-й базы нелишне и не безынтересно отметить еще одну подробность, касающуюся не количественной, а качественной стороны ее улова в 1937 г. Дело в том, что нерестовая сельдь в этой промысловой точке комбината обычно не ловилась; так, например, уловы 1936 года состояли почти исключительно из «жировой» сельди. В этом же году (как и по всему комбинату) имела место только сельдь, идущая на нерест, причем вылов ее далеко не отражает действительного захода этой рыбы сюда, т. к. база на него не рассчитывала, а следовательно, полностью и не использовала.
Не вдаваясь в рассуждения (которые могли бы быть более или менее верными лишь при значительно большем периоде наблюдений), насколько здесь имела место исключительность, насколько вполне закономерное явление, одно можно утверждать с достаточной определенностью, что различия в ходе сельди по сравнению с 1936 годом, безусловно, имели место, что хозяйственники не были к нему подготовлены, и что это-то и явилось непосредственной причиной невыполнения плана.
Несомненно также и то, что для сравниваемых лет существовали какие-то отличные условия для сельди, соответственно определяющие в каждом случае пути ее хода и распределение в заливе.
Одним из факторов в этом году, и мы полагаем, самым существенным, обусловившим все отклонения от обычной картины хода нерестовой сельди, является отличный от предыдущих лет гидрологический режим в заливе.
Недостаточный прогрев, в котором выразилось отличие гидрологического режима настоящего года, в свою очередь, должен был иметь какую-то причину для своего возникновения. Вполне исчерпывающее и всестороннее выяснение этих причин чрезвычайно сложно и требует специальных исследований, так что нам пришлось ограничиться лишь попыткой увязать это явление с гидрометеорологическими данными, которые у нас имелись.
Согласно нашим наблюдениям, поверхность залива окончательно очистилась от льдов только к 30 мая, причем бухты в заливе оставались под ними еще на 60-70% своих площадей. Обычно, как указывают промысловые работники, в заливе не бывает льдов уже в первой декаде мая. Позднее таяние ледяных нагромождений, скопившихся за зимний период по берегам, а также и снегов, обусловило наличие многочисленных запоздалых весенних стоков с температурой воды, близкой к 0°. Последние, в соединении со льдами в бухтах и весьма умеренным действием солнечных лучей в этот период, несомненно, могли до некоторой степени препятствовать нормальному прогреву вод залива, однако все же не настолько, чтобы значительно замедлить весеннее потепление их до обычного, к этому времени, уровня.
С большей вероятностью можно предположить, что все вышеперечисленные элементы «поздней весны», как и существовавший к этому времени гидрологический режим в заливе, в значительной мере поддерживались несомненно отрицательным влиянием северных ветров, исключительное преобладание которых наблюдалось в период 1-8 мая (рис. 4).
Основанием последнему предположению может служить то обстоятельство, что со значительным оживлением ветров южной половины в третьей пятидневке мая мы наблюдаем довольно быстрое общее потепление в заливе, которое, как мы увидим ниже, по срокам совпадает с массовым подходом сельди на нерест. Интересно отметить, что с прекращением этих ветров с 13 на 14.У и с возобновлением действия ветров северной половины, наблюдается резкое понижение 1° поверхностного слоя воды в заливе (13.У =3,8°; 15.У= 1,3°; 16.У= 0,07° С).
Таким образом, не доискиваясь корня явлений, определивших гидрологический режим в этом году, можно все же с некоторой определенностью утверждать его своеобразие, которое не
Рис. 4. Залив Корфа. Гидрометеорологические наблюдения за май, июнь 1937 г.
преминуло соответствующим образом отразиться на биологии рыб в зал. Корфа и на их промысле, породив все «особенности» настоящей путины.
На основе соответствующей обработки данных по биологии сельди, сообщенных местными промысловыми работниками, изучения местных материалов по ее промыслу и, наконец, некоторых дополнений личными наблюдениями, для залива Корфа можно нарисовать следующую картину сроков, массовости и характера хода промысловой сельди, существовавших, как утверждают здесь, в путины прошлых лет.
В период 1-10 мая в заливе начинают ловиться в небольшом количестве (нарастающем в дальнейшем) первые представители идущей на нерест сельди, которых здесь называют «гонцами».
Раньше всего и относительно в большем количестве, как утверждают, «гонцы» появляются на участках, близко расположенных к устьевому пространству б/х Сибирь, а в других местах ловятся значительно позднее, когда ход этой рыбы, видимо, становится более массовым.
Продолжительность хода «гонцов» определяют здесь в 15-25 дней, причем в количестве, достигающем промыслового значения только в последние 1-3 дня, непосредственно предшествующие массовому ходу сельди к нерестилищам.
Массовый ход наступает внезапно и бывает весьма непродолжительным, выражаясь всего в 10-15 днях. Обильные в эти дни уловы также резко снижаются после указанного срока.
По нашим наблюдениям, в продолжение этих дней в заливе можно непосредственно наблюдать косяки сельди, двигающиеся со стороны моря, причем в районе 5-й базы они обычно придерживаются левого берега. Иногда также можно наблюдать, что эти косяки порой отклоняются от прежнего своего направления и совершают небольшие передвижения по заливу. Встретившийся по пути ставной невод не отпугивает эту рыбу; подойдя к нему, она пытается всеми силами преодолеть эту преграду, протискиваясь в ячею крыла или, под напором задних рядов косяка, переваливаясь через «центральную». Особи, преодолевшие преграду, не останавливаясь и не ожидая остальной массы сельди, оставшейся по ту сторону невода, продолжают путь вперед. Устремленность хода сельди еще выражается в том, что, войдя в залив, косяки ее сразу направляются к нерестилищам (бухты) или, что реже случается, обнаруживают их после недолгих странствий по заливу. Найдя на нерестилищах благоприятные условия, они входят туда и сразу же приступают к нересту. Пребывание косяка на месте нереста можно наблюдать 4-8 часов, в продолжение
которых отнерестовывают все сельди и в распыленном виде, по мере окончания нереста, скатываются в залив, обычно не задерживаясь у берегов.
В послемассовый период путины часто еще продолжаются небольшие уловы скатывающейся или запоздавшей на нерест сельди. Затем в уловах наступает кратковременный (2-4 дня) перерыв, в конце которого наблюдается подход более мелкой, также нерестующей сельди (судя по наблюдениям в путину 1937 г. — 3- и 4-годовалые сельди).
Вскоре за этим, примерно во второй половине дня, у берегов залива появляются косячки еще более мелкой неполовозрелой сельди, продолжительность пребывания здесь которой отмечается в 8-13 дней.
В конце последнего периода, иногда несколько позднее, нередки случаи подхода, также в небольших количествах, вернее распыленными косяками, крупной нагуливающейся, так называемой «жировой» сельди. Промысел последней обычно сосредотачивается в р-не 9-й базы и затягивается до 30 дней (с 25.У1 по 25.У11), не давая, однако, при этом должного промыслового эффекта, считая малой эффективностью для ставного невода добычу в размере 605 ц за весь указанный период.
С прекращением уловов и этой последней рыбы, сельдевая путина в зал. Корфа считается оконченной, в рыбопромысловой организации перестраиваются на промысел лососевых.
Частичной иллюстрацией обычного здесь характера сельдевой путины могут служить пятидневные уловы за 1936 г. (рис. 3).
После этого общего описания биологии промысловой сельди в зал. Корфа, переходим к рассмотрению наших наблюдений и исследований здесь в путину 1937 г.
Самый ранний срок обнаружения сельди в заливе Корфа, для этого года, отмечается нами 25 апреля, когда на 6-й базе случайно в сетку для наваги был уловлен доставленный нам тогда же 1 экз. сельди. Длина 307 мм, вес 258 гр.: $ Ш-1У, желудок слабо наполнен.
Поверхность залива и бухта в это время были покрыты еще мощным льдом, только в глубине его существовали отдельные свободные ото льда прибрежные участки, площадью 200-400 м3 (обстоятельство, которым воспользовались при лове наваги сеткой).
Нужно сказать, что промысел в зал. Корфа, как таковой, в зимне-осенний период отсутствует вообще, а в нашем случае — с 13.Х. 1936 г. по 13У. 1937 г., в частности. В силу этого обстоятельства, следующий случай поимки сельди в заливе был зарегистрирован нами только в последний из этих сроков.
К 12 мая, когда на 6-й базе для промысла сельди был выставлен первый в районе ставной невод, залив далеко еще не освободился ото льдов. В большей его части зимний покров льдов был уже разрушен и находился в плавучем состоянии, тогда как в некоторых местах, например в р-не б/х Гека, он оставался еще нетронутым с момента своего образования.
Гидрометеорологические наблюдения, производившиеся на 5-й базе Корфского рыбокомбината, за время 9-10 мая дополняют представление о гидрологическом режиме в заливе к этому времени (табл. 3).
К вечеру того же дня (12 мая) в Конохвальский невод (6-я база) было уловлено 30 экз. сельди.
В дальнейшем, до 30 мая, подобные уловы были здесь довольно частым явлением, а позднее, с постановкой неводов, отмечались и на других базах.
Ниже приводится таблица отмеченных нами уловов сельди, по местному «гонцов» (табл. 4).
Как видно из таблицы, уловы «гонцов» на протяжении всего периода 12-23.У оставались очень незначительными, лишь 24 мая наметился некоторый сдвиг в сторону их увеличения, не дающий еще, однако, промыслового эффекта.
Из уловов 23.У удалось изъять для биологического анализа только 12 экз. сельди. Количество, правда, далеко не достаточное, но все же позволяющее, хотя бы и с большим приближением, судить о возрастном составе, размерах, весе и других моментах (табл. 5).
Конечно, весьма трудно судить о соотношении возрастных групп по 13 экз., но все же можно отметить довольно большое значение сельди 4-летнего возраста (3 из 12) наряду с более старшими возрастными группами (6- и 7-леток).
Средний размер (по Смитту) 383 мм, средний вес 386 гр. Половые продукты находились в переходном состоянии от IV к У стадии зрелости, с редким исключением в ту или другую сторону.
Наполненных пищей желудков не оказалось, но экскременты при надавливании на брюшко выделялись. Имеет ли здесь место отсутствие акта питания или желудки, лишенные содержимого, правильнее будет отнести за счет длительного пребывания
Таблица 3. Гидрометеорологические наблюдения в мае
Дата Т° Т° Об- Сила и Т° воды
воз- воды лач- направ- по горизон-
духа у бе- ность ление там на неводе
рега ветра 0 м, 5 м, 10 м
9/У -1,7 3,0 3 О2 -0,3 -0,5 -0,8
10 -3,3 1,4 2
11 3,2 3,8 9 502
12 2,4 3,3 10 502
13 2,5 3,8 10 502 3,5 1,5 1,6

I ®
Я * а
с ^
1-н
Льды у берега
124 Батранин, Немиро Таблица 4. Уловы сельди
Дата Место улова Кол-во, шг. Размер, мм Половой состав Зрелость половык продуктов Степень наполнения желудка пищей Наблюдения То воды по горизонтам, место наблюдений
макс. мин. 3 5
6 база
12.У Конохвал. 30 9.У невод 6 базы:
невод 0 м =-0,3°; 5 м = -0,5°; 10 м =-0,8°
13.У Култуш. 36 13У 6 база: 0 м = 2,2°; 5 м = 1,5°;
невод 10 м = 1,6°
18.У Конохвал. 27 17У 6 база: 0 м = 2,6°; 5 м = 1,4°; 10 м = 1,4°
19.У Култуш. 115
20.У Конохвал. 3 380 390 3 1 1У-У 0
22.У Конох. 10 370 290 6 4 1У-У 0 2У 6 база: 0 м = 4,0°; 5 м = 3,2°;
10 м = 0,1°; 13 м = 0,1°
Култуш. 200
23.У Конохвал. 66 380 390 33 34 V 0 23У 6 база: 3 м = 4,0°
5 м = 3,6°; 10 м = 3,8°; 10 м = 2,8°;
24.У Конохвал. 240 370 300 V 0 24.У 6 база: 0 м = 4,3°;
5 м = 3,3°; 10 м = 1,3°; 13 м = 0,7°
5 база 1170 1500 380 200 V 0 25.У 5 база: 0 м = 5,6°; 5 м = 3,3°; 10 м = 2,1°
Длина определялась по Смитгу
Таблица 5. Биологический анализ сельди улова 24 мая
Длина в мм Вес, г Пол и стадия Возраст Наполнение
По Смитту Абсолюта. зрелости пол. прод. желудка
1 370 400 486 ^1У-У 9+ 0
2 360 390 448 с?1У-У 8+ 0
3 300 300 272 ?1У-У 4+ 0
4 330 360 245 ?1У-У 6+ 0
5 380 420 536 ?У 9+ 0
6 340 380 412 бЧУ-У 7+ 0
7 360 400 462 6У 8+ 0
8 330 370 397 бЧУ-У 6+ 0
9 320 360 345 ?1У-У 6+ 0
10 290 320 251 бЧУ-У 4+ 0
11 300 330 376 ?1У-У 4+ 0
12 310 340 258 о ПНУ 4(3+) 0
Примечание
Половые продукты текучи при вертикальн. положении рыбы
рыбы в неводе, в течение которого пища успевает перевариваться, — решить трудно. Правда, впоследствии подавляющее количество рыб с текучими половыми продуктами дало аналогичную картину состояния пищеварительного тракта (желудок пуст, экскременты есть), если и не отрицали этим совершения факта голодовки, то, по крайней мере, свидетельствовали о ее непродолжительности.
Вплоть до 30 мая в заливе находились льды, при этом наблюдались до некоторой степени вызываемые ими низкие, даже порой отрицательные (15 и 16.У) температуры воды. С исчезновением льдов процесс прогрева в заливе значительно ускорился. В качестве подтверждения последнего положения приводим 2 глубинных измерения температур воды, произведенных 17 и 25 мая.
В первом случае Т° воды по горизонтали на 10-метровой глубине у невода была: 0 м = 3,6°; 5 м = 1,4°; 10 м = 1,4°; и в том же месте 25.У: 0 м = 5,6°;
5 м = 3,3°; 10 м = 2,1° (рис. 5).
Параллельно с этим шло и увеличение вылова: 25.У — 33,80 ц; 26.У — 598,64 ц; 27.У — 1698,68 ц; 28.У — 714,14 ц.
Таким образом, некоторое повышение уловов
24.У и существенное увеличение их в последующие дни вполне увязываются с моментом значительного прогрева воды в заливе.
Средние пробы по 100 рыб из уловов 26, 27 и 28 мая дают нам следующую биологическую характеристику сельди (табл. 6, 7, 8). Размеры и вес подвержены сельдевому варьированию: так, амплитуда колебаний веса по размерам равна 450 г, колебание
Рис. 5. Прогрев 10-метровой толщи воды у невода и ежедневные уловы сельди по комбинату
размеров по весу достигает 120 мм. Кроме растянутости, обоим рядам свойственна многовершин-ность, причем распределение вершин в том и другом ряду приблизительно совпадает. Средний размер, вес и возрастной состав этих трех проб при графическом изображении дают довольно согласную картину в направлении своих колебаний, образуя лишь незначительно разнящиеся нисходящие кривые (рис. 6).
Преобладающей возрастной группой являются во всех трех случаях рыбы шестилетнего возраста; затем идут 4- и 8-летки. Сравнительно малое количество 5- и 7-леток, незаметно существующее, как мы увидим, на протяжении всей путины, создает впечатление о наличии каких-то неблагоприятных биологических моментов для этих трех групп, отразившихся на их количестве.
Половые продукты в У стадии. Состояние желудков такое же, как и при первом анализе (желудок пуст, экскременты есть).
29 мая можно с полным основанием считать кульминационной точкой сельдевой путины текущего года. Вылов одного этого дня больше чем в два раза превышает всю добычу за предшествующую пятидневку (6835,03 ц против 3045,68 ц). Это мы имеем по всему комбинату; что касается 5-й базы, являющейся в 1937 г. ведущей по промыслу сельди, то ее улов за 29 мая относится к улову предыдущего дня как 10:1 (2939 ц : 234 ц). Правда, как для всего комбината, так и для 5-й базы в частности есть дни более высоких уловов (30 и 31 мая по комбинату и 31 мая по 5-й базе), но они не показательны и могут характеризовать лишь производ-
24252627 28293031 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21222324252627282930
Май Июнь
Рис. 6. Изменение длины, веса и возрастного состава сельди в уловах Корфского р/к в 1937 г.
ственные моменты, а отнюдь не ход рыб, т. к. сельдь, доставляемая в эти дни на пристань, была в главной своей массе поймана в невода 29.У, и
Таблица 6. Распределение рыб (п) в пробах по длине, мм (по Смитту)
Таблица 7. Распределение рыб в пробах по весу
Таблица 8. Распределение по полу и возрасту
Длина, Дата Вес, Дата
мм 26ДГ 27ДТ 28ДТ г 26ДГ 27^ 28ДТ
255
260
265
270
275
280
285
290
295
300
305
310
315
320
325
330
335
340
345
350
355
360
365
370
375
380
170
190
210
4 - 230
1 3 1 250
3 3 5 270
6 4 3 290
1 4 2 310
1 4 1 330
3 13 3 350
5 3 8 370
7 13 12 390
19 12 17 410
14 7 18 430
7 3 3 450
- 1 2 470
3 2 1 490
2 7 1 510
5 1 1 530
7 10 6 550
3 3 10 570
5 2 3 590
2 2 1 610
1 1 630
1
2
1
5
3
5 8 9 13 17
4 1
6
5
8
4
5
1
3 5
4
3
5 10 7 10 16
4 2
6
4 3 3 3
5 1 1 2 2
3
4
5 2 9 21 13 11 4
2
4
3
2
7
3
1
1
1
Среднее,
мм
327,4 322,4 332,5
нее,
г
302,8 381,0 374,!
Дата Соотношение полов Возраст
6$ 99 3+ 4+ 5+ 6+ 7+ 8+ 9+ 10+ деф.
26^ 56 44 1 7 4 53 9 20 4 2 1
27^ 49 58 31 14 2 50 7 20 3 1 1
28^ 55 45 2 13 - 59 5 20 1 - 1
Таблица 9. Уловы по базам за период интенсивного хода сельди
Дата
1 база 5 база 6 база 8 база 9 база
29.У 915,93
30.У 1315,70
31.У 280,31
1.У1 -
2.У1 -Итого в % 2514,83
Количество 3 дней уловов
2939,00 2154,04 - 239,48
3702,88 3181,43 - 299,73
3231,22 2516,30 247,91 410,08 3091,35 3454,30 87,51 239,93
1839,07 1184,11 68,32 243,30
12 793,6 10 089,97 403,74 1411,50 5 5 3 5
такое длительное пребывание ее в ловушках создалось в результате медленного транспортирования на берег и недостаточной производительности береговой обработки.
Наибольшую продолжительность периода высоких уловов, так же как и наивысшие их показатели, имели 5-я и 6-я базы, а именно 5 дней (с 29 мая по 2 июня). Первая база имела в эту путину более или менее продуктивных 3 дня (20-31 мая); на 4-й же базе относительно значительные уловы наблюдались только в течение одного дня (29 мая), и, наконец, весьма умеренные уловы 8-й базы продолжались с 31 мая по 2 июня (табл. 9).
Количественное соотношение сельди по различным районам залива Корфа, при массовом ходе ее, можно установить, хотя и с некоторым приближением, по таблице уловов в эти дни.
Таким образом, период интенсивного хода сельди для настоящего года, даже при всей неточности его определения по промыслу (из-за несвоевременной чистки невода), создающей некоторую
растянутость в сроках, насчитывает максимум 5 дней (29 мая - 3 июня), с колебанием для отдельных участков залива до одного дня (4-я база).
Половые продукты обнаруживают сильную текучесть. Молоками и икрой забиты ячея невода, покрыты внутренности кунгасов, пристань и сама рыба.
Как и прежде, желудки пусты, а кишечник не свободен от экскрементов. При вскрытии сельди из закидного невода, тотчас после поимки, желудки ее оказались также без содержимого. Следовательно, наше предположение о том, что пища может перевариваться во время нахождения рыбы в ловушке невода, здесь отпадает, и в этом случае можно уже говорить более определенно о прекращении питания у сельди во время ее непосредственного движения на нерестилище, причем о крайней непродолжительности этого момента свидетельствует наличие экскрементов (14-15 часов).
Взятая нами 30.У проба на возраст по сравнению с предыдущими подобными анализами дала восходящую кривую, как по длине и весу, так и по количеству особей старших возрастов.
Расхождение со схемой хода сельди, иллюстрированной в работе А.Н. Амброза (1929), нет основания относить за счет ошибочности выводов указанного автора; скорее мы склонны считать наиболее близким к истине предположение о подходе другого мощного косяка, отличающегося от сельди более раннего периода как возрастом своих особей, так и их размером и весом.
За это говорят и перечисленные биологические различия, на это же указывает довольно определенно и кривая ежедневных уловов (рис. 6).
1
1
5
Дальнейшее рассуждение по этому вопросу, на основании большого количества данных, мы приведем ниже, сейчас же переходим к изложению следующих этапов путины.
3 июня массовый ход сельди прекратился. Собственно, мы затрудняемся сказать, насколько даже так резко снизившиеся уловы этого и следующего за ним дня обязаны окончательному освобождению неводов от рыбы, пойманной ранее, насколько — лову свежей.
Затем наступила полоса уловов, спорадически появляющихся на различных промысловых участках и в количестве, не превышающем сотен, чаще десятков и даже просто центнеров для всего комбината. Уловы эти состоят частью из косяков, запоздавших на нерест, частью уже отнерестовавших, причем с 19 по 26 июня процент особей с выметанными половыми продуктами (стадия У1) был доминирующим, в самом же конце путины, чуть ли не в день последней регистрации сельдевых уловов, неожиданно вновь появилась рыба с У стадией зрелости половых продуктов. Этот факт интересен уже сам по себе тем, что указывает на возможность таких значительных отклонений в сроках нереста даже при всей обычной его сконцентрированности по времени.
Что касается дальнейших размерных и весовых колебаний, можно отметить следующее. Самый низкий вес и размер дала 5-я проба (03.У1), первая после проб, представляющих сельдь массового хода. Здесь, прежде всего, имеет место количественное увеличение особей молодой сельди (3- и 4-леток) в возрастном составе косяков, являющихся в тот момент объектом промысла. Как видим, это нашло свое отражение как в размере, так и в весе рыбы.
В пробе № 7 (от 24.У1) показатели размера и веса повышаются при одновременном повышении и удельного веса сельди старших возрастов. Затем,
25.У1, новое снижение всех этих факторов (8-я проба), и, наконец, в последней (9) пробе от 30.У1 средний размер почти равен таковому предыдущей пробы, приблизительно одинаково также и соотношение возрастных групп, и лишь вес довольно значительно повышается (разница 34 г).
Этот момент различия в изменениях веса, вносящий диссонанс в довольно согласную до сих пор картину колебаний рассматриваемых нами биологических признаков, мы объясняем состоянием половых продуктов, которые в этой пробе, как мы уже отмечали, представлены главным образом У стадией.
За весь этот период анализы на питание (вскрытие желудков) давали в большинстве случаев ту же картину, какую мы имели на протяжении всей путины, т. е. кишечник дает небольшое количество выделений, желудки пищи не содержат.
Только в 7 и 8 пробах (24-25.У1), при наличии большого количества отнерестовавших сельдей, у некоторых из них была обнаружена пища. Пища подверглась еще незначительному перевариванию и состояла из песчанок и мальков рыб.
Нужно сказать, что подхода «жировой» сельди в этом году в зал. Корфа не было, вопреки убедительным уверениям хозяйственников об обязательном ее появлении через некоторый промежуток времени после массового хода нерестующих косяков. Правда, у сельди с выметанными половыми продуктами мы обнаружили в желудках пищу и встречали вдоль пищеварительного тракта жировые тяжики, но по этому признаку начинающегося нагула, сельдь еще, конечно, нельзя считать нагульной.
Совершенно особое место в наших материалах по исследованию особенностей и хронологических качественных изменений, происходящих в сельдевых стадах за путину, занимает 6-я возрастная проба, датируемая двадцатым июня (96 экз.).
Это небольшая селедочка длиной 125-200 мм и весом 10-70 граммов, исключительно 2-летнего возраста. Стадии зрелости половых продуктов I и 1-11; большой процент (50%). Соотношение полов 1:5 в пользу самок. Такое значительное преобладание самок мы не считаем истинным и полагаем, что оно происходит за счет особей с неопределенным полом.
Видимо, судя по той трудности, с какой давалось определение самцов, у этих последних развитие половых органов идет несколько медленнее, чем у самок.
Процент попадания особей с наполненными желудками, несмотря на длительное пребывание в неводе, довольно высокий (около 24%).
Процесс пищеварения зашел настолько далеко, что объекты питания не поддались определению. Пища по своей консистенции имела вид кашицы, обычно розового, реже — серо-розового, и в единичных случаях — коричневого цвета. Законстати-ровали также случаи заглатывания чешуи.
О численности и продолжительности пребывания этого сельдевого молодняка у берегов залива, к сожалению, можно говорить только с большой приближенностью.
Улов его был представлен на берег всего один раз (около 10 ц), в остальных же случаях выпускался в море, как состоящий из непромыслового объекта, так что о времени, в течение которого эта возрастная категория сельди находилась у берегов, приходилось судить по отдельным экземплярам, попадающим на пристань с другими рыбами. В определении ее примерного количества базировались преимущественно на опросных данных.
Таким образом, удалось установить, что косячки этой сельди держались в заливе около 9 дней (с
13 по 24 июня), и попадание в невод определилось в 10-15 ц.
Регистрация уловов сельди по комбинату в основном прекратилась 30 июня, лишь для 9-й базы эти сроки были несколько продолжены (7 июня).
Затем некоторое время сельдь продолжала ловиться единичными экземплярами. Последнее попадание ее в невод (5-я база) отмечено нами 19 июля, в желудках же трески она встречалась до 25.У11.
После 25 июля сельди ни в каком количестве и ни в каком состоянии обнаружено не было.
В дополнение приводимой здесь биологической характеристики сельди, помещаем таблицы колебаний размеров и веса по возрастным группам, а также средние величины этих признаков (табл. 10, 11).
Как видно, наибольший прирост у сельди происходит на третьем году жизни (167-377 мм). После трех прожитых лет рост ее значительно замедляется. Причины максимального увеличения сельди в длину за период 2+ - 3+ остаются пока неизвестными. Судить о характеристике этого явления, при ограниченности нашего материала, к тому же недостаточно обработанного в этом отношении, трудно. Однако ничего необычного и достойного особого внимания мы в этом не находим, т. к. наибольший прирост, за указанный период жизни, для рыб не единичен (Мейснер, 1933).
Резкое же затухание, наблюдающееся в росте с третьего к четвертому году жизни, вполне согласуется с совпадающим по времени наступлением половой зрелости и первого нереста.
Несомненно, что все наши наблюдения являются не равномерными для полного освещения биологии промысловой сельди в зал. Корфа, но все же мы считаем их достаточными для некоторых суждений и выводов по этому вопросу.
Прежде всего, о «гонцах». Как уже указывалось, наличие в заливе так называемых здесь «гонцов» сельди в этом году было случайно установлено в ранние сроки — 25 апреля. В дальнейшем эта рыба начала ловиться сразу, как только 12 мая был выставлен первый в заливе невод, чем в достаточной мере подтверждается вероятность появления ее здесь в сроки, значительно предшествующие началу промысла. Кроме того, для залива Корфа зарегистрированы 2 факта «случайной» поимки сельди в зимнее время: в январе 1935 г. и декабре 1936 г.
Таким образом, вопрос о сроках пребывания в заливе «гонцов» может быть решен лишь в результате специальных исследований в период поздней осени и ранней весны, при этом не исключена возможность выявления их зимовки здесь.
Затем следует обратить внимание на некоторые особенности биологического и отчасти экологического характера, которые присущи «гонцам» и отличают их от «массовой сельди».
Во-первых, несмотря на то, что нерест тех и других проходил при приблизительно одинаковой температуре (0-0,5°С), можно все же констатировать несколько меньшую чувствительность «гонцов» к колебаниям степени нагрева среды в сторону температур, лежащих ниже обычной оптимальной. Так, например, 12 мая, когда начался промысел «гонцов», средняя Т° десятиметрового столба воды у невода была 1,0°С, а 10 мая, когда эта рыба несомненно была также в заливе, средняя температура равнялась 0° (рис. 4).
Вторая и более существенная особенность в биологии «гонцов» — это зрелость их половых продуктов в момент подхода к берегам залива.
Зрелость половых продуктов сельди, уловленной 25 апреля, определялась переходной 111-1У, а в более поздних уловах с 12 по 22 мая — уже 1У-У стадией. Полное созревание половых продуктов у «гонцов» происходило в заливе и наступило в период с 22 по 26 мая. Массовая же сельдь подходит к берегам залива уже с текучими половыми продуктами. Как видно, пребывание «гонцов» в заливе в раннюю весну не связано с непосредственной необходимостью для них нерестилищ.
На основании биологических моментов, только что перечисленных, и дополнительно к ним: колебаний ежедневных уловов — с одной стороны, и качественно отличного состава последних (длина, вес, возраст рыбы, рис. 6) — с другой, у нас сложилось следующее представление взаимодействия между сельдями, условно обозначенными терминами «гонцы» и «массовая сельдь».
1. В период 26.У-13.У1 в подходе к берегам залива участвовало по крайней мере два отдельных стада сельди.
2. Сельдь, ловившаяся в зал. Корфа в небольших количествах с 13 по 24 мая и называемая здесь «гонцами», представляет собой отдельное стадо рыб, возможно, зимующих в заливе, и в весеннее время, по созреванию половых продуктов, нерестующих на местных нерестилищах. Основная масса этой сельди до 25 мая придерживалась открытых глубоководных участков залива, тогда как отдельные ее особи часто приближались к берегам и ловились в ставные невода с 12 мая. С 24 мая, при наблюдавшемся здесь в это время потеплении воды в заливе, количество приближающихся к берегам «гонцов» стало заметно повышаться, и к
26.У уловы их были значительные.
Таблица 10. Распределение длин (мм) по возрастным группам (по Смитту)
255 260 265 270 275 280 285 290 295 300 305 310 315 320 325 330 335 340 345 350 355 360 365 370 375
П М
3+2 2 4 8 5 2 3 3 3 5 3 41 - 66 18 4 2 - - - - - - - 1 32 277,0
4+ 2 2 11 20 29 18 12 - 3 - 3 8 8 8 102 288,0
5+ 1 1 1 2 10 40 2 10 301,0
6f 1 5 - 1 93 280 317,0
7+ 6 4 3 3 44 337,0
8+ 1 - - - - 3 17 28 34 17 2 1 100 355,0
9+
10+
14 365,0 4 367,0
Таблица 11. Распределение весов (г) по возрастным группам
190 210 230 250 370 290 310 330 350 370 390 410 430 450 470 490 510 530 550 570 590 610 630 650 П М
3+ ( 15 3 5 2 1 1 32 218,0
4+ 2 6 39 25 23 8 3 1 3 1 102 256,0
5+ 1 1 2 2 1 64 10 233,0
6f 1 14 30 44 г 58 48 12 - 4 1 280 341,0
7+ 1 3 г 2 8 7 3 7 3 2 2 1 44 401,0
8+ 1 2 3 2 6 12 16 7 13 15 15 6 2 1 2 103 467,0
9+ 1 - 4 2 - 2 1 14 540,0
10+ 2 - 1 4 541,0
Промысел и биология сельди {СЫреа harengus райазИ С.У.) в заливе Корфа, по материалам 1936-1937 гг. 129
3. Время созревания половых продуктов и нерест «гонцов» в этом году почти совпадали с таковыми для массовой сельди. Ход на нерест первых в этом году был отображен уловами 26, 27 и 28 мая (рис. 4).
4. Средний возрастной состав уловов этой сельди несколько ниже, чем для сельди массового хода, но в основном содержит в себе все возрастные категории, свойственные для косяков. Преобладающей возрастной группой здесь являются также 6-летние сельди (рис. 6).
5. Средние длина и вес для «гонцов» при сравнении с массовой сельдью оказываются несколько меньшими, однако вполне соответствующими данному возрасту для сельди. Кроме того, следует отметить небольшое отставание среднего веса от длины для более молодых возрастных групп «гонцов», которое для старших возрастов этой рыбы сглаживается и не дает заметных различий при сравнении с сельдью массового хода.
Это отставание среднего веса от длины нарастало в процессе нерестового хода «гонцов», тем самым подчеркивая возрастную последовательность при подходе этой рыбы к нерестилищам.
6. Величина стада этой сельди, насколько позволяет об этом судить сумма ее уловов в заливе за 26-28 мая, сравнительно нерентабельна; в общих уловах сельди-«гонцы» составляли до 8%.
Нерестовый ход «гонцов» заканчивается в основном 28 мая, подтверждением чего могут служить ничтожные уловы их в этот день утром и в полдень.
К исходу этого же дня в заливе появилось громадное стадо сельди, которое, судя по значительности точных уловов почти для всех промысловых участков, сравнительно быстро распространилось в нем.
Распределение сельдевого стада, обозначаемого согласно принятой нами терминологии как «массовая сельдь», хорошо иллюстрируется ежедневными уловами по промысловым участкам, и, как видно, эффективность промысла определялась или близостью данного участка к нерестилищам или расположением его на пути следования косяков сельди к последним.
Группирование сельди в заливе в виде небольших косяков не было сколько-нибудь строго дифференцировано по возрасту или длине, т. к. взятые одновременно в разных местах пробы на вес (навески) дали почти одинаковые результаты анализов, свидетельствующие, в свою очередь, об идентичности состава косяков (табл. 12). При этом, несомненно, следует учитывать приближенную точность подобного анализа.
Пребывание в заливе сельди массового хода длилось 5-6 дней (29.V-03.VI), в течение которых
Таблица 12. Навески сельди
Дата Место лова Кол-во рыб в пробе Средний вес
31.У1937 5 база 300 360,0 г
6 база 500 370,3 г
01.VI.1937 5 база 200 367,0 г
6 база 350 363,0 г
03.VI.1937 5 база 300 363,0 г
6 база 300 397,0 г
какая-то ее часть была выловлена, а остальная успела отнерестовать и «скатиться» в море.
Уловы сельди за эти дни составляют до 87% плана годовой ее добычи здесь.
Более кратковременное пребывание сельди в районе 1-й и 4-й баз определялось: для первой — неблагоприятными гидрометеорологическими условиями и наличием близкого соседства мощной реки Вывенки, для четвертой — характером берегов и распределением глубин.
В дальнейшем, примерно почти весь июнь, небольшие уловы состояли главным образом из «скатывающейся» с нерестилищ и, в меньшей степени, из запоздавшей на нерест и неполовозрелой сельди.
В первой декаде июля, приблизительно 6 и 7 числа, намечается новое количественное увеличение уловов, отделенное от кривой массового хода 2-3-дневным промежутком и к тому же достигшее несравненно меньшей мощности.
К сожалению, нам не удалось произвести биологический анализ сельди, ловимой в эти дни, но все же биологический анализ уловов 13 .VI, выявивший преобладание в них (84%) 3- и 4-годовалых рыб, к тому же в значительной своей части уже отнерестовав-ших, позволяет предполагать, что уловы, за время последнего своего оживления, базировались в основном на упомянутых возрастных категориях.
Затем, вслед за дальнейшим потеплением (рис. 4 и 5), имел место подход к берегам уже неполовозрелой нагуливавшейся сельди почти исключительно 2-летнего возраста. Пребывание ее в прибрежной зоне зафиксировано нами в период с 15 по 24 июня.
Таким образом, принимая во внимание наши рассуждения насчет «гонцов», правильность которых пока нет оснований подвергать сомнению, и беря наступление массового хода за исходную точку путины, мы имеем в зал. Корфа аналогичную картину весеннего подхода к берегам нереста со сменой возрастных категорий, а также наступления половой зрелости по достижении рыбой трех законченных лет, которые установлены А.Н. Амброзом (1931) для сельди в Приморье.
Одновременно с мелкой неполовозрелой сельдью и позднее продолжала ловиться и крупная
сельдь, в возрастном составе которой вновь преобладали 6-годовики.
Но потому, что у этой сельди половые продукты оказывались не только в большинстве случаев выметанными, но даже появились уже особи со II стадией зрелости и с жировыми отложениями вдоль пищеварительного тракта, можно было заключить, что эта рыба не впервые появляется, а находится в заливе уже давно, и за время своего пребывания здесь успела не только отнерестовать, но и повысить свою упитанность.
Иначе обстоит дело с сельдью, зафиксированной нами в 9 пробе (30^) и имевшей, как мы знаем, V стадию зрелости половых продуктов.
Текучесть половых продуктов свидетельствует, что эта сельдь к тому времени в нересте еще не участвовала и появилась в заливе, надо полагать, недавно.
В этом случае можно говорить о подходе нового косяка, причем его поздний приход на нерест, возможно, объясняется удаленностью мест зимовки; возможно, вызван какой-нибудь другой причиной, обусловившей замедленное созревание половых продуктов, — определить трудно.
Так же трудно сказать, вообще ли малочисленно это стадо, или в залив вошла лишь незначительная часть его.
Промысловый лов сельди в зал. Корфа кончился, как уже известно, 30 июня (для 9-й базы — 7 июля), но в качестве прилова и в желудках трески она регистрировалась по 25 июля включительно.
Исключая случаи обнаружения сельди в апреле нынешнего года (25 апреля, 1 экз.) и указания на поимку также единичных экземпляров в декабре и январе 1935 и 1936 годов, как в большей мере проблематичные и немассовые, мы устанавливаем более конкретный, для настоящего времени, срок пребывания этой рыбы у берегов залива, подтверждаемый фактическими данными.
Исходная и конечная точка этого срока, 12 мая и 25 июля, определяют продолжительность в 2,53 месяца (напомним, что для прошлых лет лов жировой сельди затягивался до конца июля, нередко захватывая и первые числа августа).
Какое же время сельдь вообще находится в заливе, в том числе и в более удаленных от берега участках, а также вероятность зимовки ее здесь, остаются пока еще открытыми вопросами, которые для своего разрешения требуют более продолжительного периода исследований, а также и лучшей технической вооруженности.
Заканчивая на этом свой обзор биологии промысловой сельди, мы еще раз подчеркиваем, что при-
водимые нами некоторые обобщения и выводы, как-то: наличие нескольких стад и т. п., отнюдь не претендуют на полноту и законченность освещения вопроса, а являются лишь наиболее правдоподобным толкованием того материала, который мы имели в своем распоряжении. Безусловно, что за столь непродолжительный период наблюдений (всего
1 год работы) было бы слишком поспешно и неверно делать определенные заключения, не отмечая всей необходимости проведения проверочных аналогичных исследований и целого ряда дополнительных.
Нерест и развитие икры
Полученный материал даёт довольно полную картину развития икры почти с момента оплодотворения до выклюнувшейся личинки включительно. Имеющиеся при этом пробелы часто пополняются пробами, собранными на различных участках залива Корфа и в разное время.
Таким образом, основной материал охватывает отрезок времени продолжительностью в 21 день и в календарных сроках представляет период с 5 по 25 июня.
Бухта Скрытая, площадью приблизительно до 15-17 км2 (пригодная для нереста — 8-10 км2), отгорожена от залива песчаной косой и сообщается с ним довольно узким устьем (до 100 м) почти у вершины (рис. 7).
В силу такого расположения бухта является укрытой от действия штормовых ветров, что в соединении с небольшими глубинами, хорошей прогреваемостью и наличием растительности (заросли Zostera занимают 8-10 км2) создает благоприятные условия как для развития икры, так и для пребывания неокрепших личинок и мальков.
Несколько меньшую соленость, обусловленную присутствием временных и постоянно действующих стоков (р. Авья и др.), надо полагать, можно также отнести к положительно влияющим факторам, т. к. все до настоящего времени известные нерестилища сельди являются по сравнению с открытым морем более опресненными участками. В прилив соленость в б/х Скрытая возрастает с 11,38 до 13, 84%0, а в открытом заливе — с 19,61 до 27,36%0.
Как уже упоминалось выше, старожилы села Тиличики и работники Корфского рыбокомбината утверждают, что до настоящего времени сельдь в б/х Скрытую не заходила; в текущем же году ее заход туда, нерест и развитие икры являются неоспоримым фактом.
Объяснение этого явления само собой вытекает из причин, вызвавших особенность путины текущего года в целом. Обусловив запоздание массового
Рыбацкий
поселок
Лагуна
1*1;
Колхоз|1| , им. Ленина
К — камни
ГП — галька песок ИП — илистый песок
ставной невод
— распространение водной растительности 2о$1епа
— распространение 7/Ш водной растительности
Ьаттапа 7,0; 5,0 — глубины в м В 1 см приблизительно 1,5 км
Рис. 8. Залив Корфа. Бухта Гека
Рис. 9. Залив Корфа. Бухта Скобелева
Таблица 12. Температурные наблюдения в бухте Гека
Дата, время Место наблюдения Т° воды, поверх. Т° воды на глуб. 5 м-дно Расстояние до устья лагуны
28.У — 18 ч. В зал. около Б/х Гека 8,3° - до 5 км
28.У— 20 ч. 30 м. Б/х Гека 5,5° 2, 0 О до 4 км
29.У— 4 ч. 30 м. Б/х Гека 2, 8 О 1,3° 4-5 км
29.У — 18 ч Б/х Гека 2, 5 О 0, 8 О 3 км
Рис. 10. Залив Корфа. Бухта Сибирь
хода сельди на нерест, создав несколько большую его интенсивность и кратковременность по сравнению с предыдущими годами, эти же причины, быть может, вынудили сельдь отказаться от обычно используемых ею мест нереста и искать новые.
Такими более или менее постоянными участками, куда устремилась главная масса нерестующей сельди, для залива являются, как мы в свое время указывали, б/х Гека и район б/х Сибирь и Скобелева (рис. 8, 9, 10). Однако и в 1937 г., как мы знаем, заход сельди в б/х Гека был весьма невелик, что же касается вершины залива, то хотя там сельди было и много, но нерестовала в бухтах Сибирь и Скобелева лишь незначительная часть ее.
Согласно утверждению местных промысловых работников, в предшествующие, нормальные в гидрометеорологическом отношении годы подход сельди приурочивался обычно ко времени, когда места ее нереста освобождались ото льдов и затихали первые весенние (снеговые) стоки, т. е. когда на нерестилищах могли уже быть оптимальные для нереста условия. Впрочем, наряду с этим ими отмечался и факт подледного нереста, имевший место в 1935 г. В текущем же году, в связи с несколько запоздавшим наступлением весны, в б/х Гека (общая площадь 25-30 км2, пригодная для нереста — 10-15 км2), хотя к 24 мая и освободившую-
ся от собственных зимних льдов, из соседней, сообщающейся с ней «лагуны» регулярно, вплоть до 10 июня, поступали льды, а также охлажденная весенними стоками вода, что вызывало, соответственно, понижение температуры и в бухте. Приводимые в таблице 12 температурные наблюдения частично подтверждают влияние «лагуны» на термику б/х Гека.
Что касается б/х Сибирь и Скобелева, то обе они имели еще значительную часть своих площадей (около 50%) подо льдом, действие же весенних стоков было аналогично только что сказанному о бухте Гека.
Если о неполном использовании б/х Гека, как нерестилища, приходится говорить, исходя из статистических данных, опросных сведений и некоторой доли личных наблюдений (промер температур, наблюдения на неводе и т. п.), то относительно большого процента нерестовой площади, оказавшейся незанятой в б/х Сибирь, можно утверждать более определенно на основании детального обследования: это обследование (температура поверхности воды при обследовании — 2,6°) было произведено 2 июня, и в результате выметанная икра была обнаружена лишь на небольшом участке величиною около 3 га, тогда как площадь, удобная для нереста, значительно больше — почти вся бухта (общая площадь б/х Сибирь 10-11 км2, нерестовая площадь — 6-8 км2), за исключением мест с каменисто-галечным грунтом.
Бухта Скобелева (общая площадь 16-17 км2, нерестовый участок — 3-5 км2), являясь почти примыкающей к бухте Сибирь и к тому же со сходными в этот момент гидрометеорологическими условиями, надо думать, имела ту же картину неполного использования нерестовых возможностей.
Конечно, безоговорочно относить особенность нереста, а также меньшую его эффективность, за счет особенностей одного гидрометеорологического режима будет слишком смелым, но все же попытка объяснять необычное поведение сельди главным образом температурным фактором вполне правдоподобна, особенно если учесть отсутствие по сравнению с прошлыми годами разницы в общем количестве ее, пришедшей сюда на нерест.
Интересно отметить еще одну особенность, касающуюся сельдевого промысла в б/х Гека и лишний раз подтверждающую основательность наших выводов. Дело в том, что все уловы на 1-й базе были приурочены к моментам приливов, т. е. ко времени, когда отрицательное действие «лагуны», по-видимому, нейтрализовалось поступлением воды со стороны открытого моря. Такой рельефной зависимости уловов от при-
ливов ни на одном промысловом участке в заливе Корфа не наблюдалось.
Наряду с этими ежегодно используемыми участками, сельдь в этом году нерестовала и в бухте Скрытой, чего до сих пор, как мы уже неоднократно повторили, не наблюдалось.
Найдя свои обычные нерестилища не подготовленными к ее приему, сельдь, видимо, вынуждена (зрелостью половых продуктов) была искать новые места или пользоваться случайными.
К таким вынужденным или случайным, должно быть, и относится б/х Скрытая. Но, рассматривая бухту Скрытую в отношении степени ее пригодности для нереста и сравнивая ее также с теми бухтами, в которых нерест происходит ежегодно (бухты Гека, Сибирь и Скобелева), мы пришли к заключению, что она не только не уступает этим последним, но даже заслуживает по сравнению с ними несколько высшей оценки. Так, бухта Гека имеет гораздо меньшую защищенность, отделяясь от открытого залива лишь подводным барьером; в бухте Сибирь большой процент каменисто-галечного грунта, лишенного растительности; у бухты же Скобелева отрицательным моментом являются ее большие глубины (используется как стоянка пароходов). Вполне понятно наше стремление разрешить загадку, которую задала нам сельдь своим столь упорным и непонятным игнорированием бухты Скрытой как нерестилища. Однако детальные обследования бухты отбрасывают все допустимые причины и оставляют только одну из них, могущую быть возможным виновником отсутствия здесь нереста сельди в течение неопределенного времени, за исключением настоящего года.
При обследовании нами берегов бухты, наше внимание обратил на себя постоянно действующий сток (ширина его около 15 м, глубина около 40 см), расположенный у самого ее устья и обладающий настолько бурным течением, что разгон его вод почти достигает противоположного берега. Влияние предустьево-го потока особенно бывает велико в межприливный период и несколько ослабляется во время приливов и отливов (пропорционально их силе), причем направление потока отклоняется соответственно то в правую, то в левую сторону. Можно с достаточной достоверностью предполагать, что этот поток и является препятствием для попадания сельди в бухту, т. к. у входа в последнюю сельдь неизбежно должна натыкаться на почти совершенно опресненную и со значительно более низкой температурой воду. Факт захода сельди в бухту в нынешнем году можно отнести за счет подхода ее к устью в поисках нерестилища в момент ослабленного действия потока.
В данном случае, о чем будет указано ниже, появление сельди в бухте совпадало со временем полного отлива. Из опросных данных установлено, что 29 мая сельдь в массовом количестве появилась в бухте. Сельдь шла, придерживаясь правого (северного) берега, сплошной длинной полосой, шириной 30-40 м, давая уловы для небольшого кустарного закидника 15-30 ц, причем часть улова намеренно выпускалась ввиду невозможности вытянуть на берег слишком перегруженный невод.
Момент появления сельди падает приблизительно на 13-14 ч. (полный отлив); к 23 часам того же дня (полный прилив) ее в бухте уже не было.
Таким образом, пребывание сельди в б/х Скрытой длилось всего около восьми-девяти часов.
Ко времени нереста бухта в значительной своей части находилась еще подо льдом, свободная водная поверхность была лишь от устья наиболее широкой ее части.
Температура воздуха к этому моменту колебалась от 3 до 5°, температура воды (поверхностное измерение) — приблизительно в тех же пределах, 4,5-5,5° (рис. 7).
Интересно отметить, что заходу сельди в бухту предшествовало особенно обильное появление ее в районе 5-й базы, имевшее место в ночь 28-29 мая.
Использование сельдью лишь правого берега бухты подтверждает проведенное нами 5 июня тщательное исследование последней, при котором икра была обнаружена только на растительности близ Тиличинского берега на расстоянии 40-50 м от уреза воды. Ввиду того, что первая проба с этого участка была взята 5 июня, т. е. с момента отложения и оплодотворения икры прошло около
7 суток, ранние стадии развития хотя совсем и не выпали из цикла наблюдений, но оказались частично представленными материаломи, собранными на косе близ 5-й базы и в б/х Сибирь.
Проба № 0 (03.У1, 13 ч., 5-я база) — это прикрепленная к растительности, трудно сказать, оплодотворенная или неоплодотворенная, но, безусловно, не развивающаяся икра. Большое количество такой икры было выброшено на косу прибоем около 5-й базы; место и время отложения остаются невыясненными. Размер икринок 1,52 мм, среднеарифметическое из 5 измерений. Через прозрачную оболочку можно наблюдать неплотно прилегающую массу желтка без видимой дифференциации и признаков дробления («нулевая» стадия по Рассу).
За этой пробой следует проба № 1. Хотя она и взята на сутки ранее (02.У1, 17 ч., б/х Сибирь, точка «А»), но в силу того, что представляет уже некоторый сдвиг по пути развития, ее биологически пра-
Проба № 0. 3.VI. 1937 г. 13 час. Собрана в заливе Корфа на берегу 5-й базы. Диаметр икринок—1, 52 мм
Проба № 1. 2 .VI. 1937 г. 17 час. Собрана в б/х Сибирь, точка «А». Диаметр икринок —1, 52 мм
Проба №4. 3.VI. 1937 г.
Собрана в заливе на берегу 6-й базы в 14 час. Диаметр икринок—1,49 мм
Проба №5. 5.У1.1937 г.
Собрана в б/х Скрытая в 13 час.
(вблизи селения Тиличики).
Диаметр икринок—1,50 мм
Рис. 11. Стадии развития икры сельди от начала развития до 7 суток
вильным будет назвать последующей. Размеры те же, что и у неразвивающейся икры (1,52 мм), но желток, во-первых, несколько уменьшается в обье-ме (возможно, за счет структурных преобразований или уплотнения), т. к. просвет между ним и оболочкой значительно увеличивается, во-вторых, становится заметным для глаза разделение его на
образовательную и питательную части с типичной картиной неполного дискоидального дробления те-пелецитальных лиц. Количество бластомеров больше восьми. Предположительность развития 3-4 суток (по Рассу стадия 1-2).
Проба № 2 собрана в тот же день и час, и в той же бухте, что и проба № 1, только в другой точке (02.У1, 17 ч., б/х Сибирь, точка «Б») (рис. 7) и, имея ту же степень развития, особое описание делает излишним.
Проба № 3 также не представляет интереса. Икра не развивающаяся, очень возможно, даже не оплодотворенная, взята на 6-й базе 02.У1 после очистки конохвальского невода.
Икра 4-й пробы (4-5 суток после оплодотворения, размер 1,49 мм) собрана на Конохвальской косе 03.У1 и очень сходна с икрой 1 и 3 проб, разница лишь в том, что процесс дробления зашел несколько дальше.
5-я проба по общему сбору икры сельди есть в то же время первая из б/х Скрытой (сбор 5.У1, размер 1,5 мм). Со времени начала развития до момента взятия пробы прошло, как уже упоминалось выше, 7 суток. К этому времени процесс дробления и обрастания уже закончился, и начался процесс дальнейшего формирования зародыша. Последний имеет форму валика, еще недостаточной длины для полного обхвата питательного желтка, причем часть образовательного желтка еще не приобрела валиковидной формы и представлена в икринке в виде остатка диска (рис. 12).
То же мы видим в целом ряде проб, а именно
6, 7 и 10 (размеры 1,52; 1,53; 1,50 мм; продолжительность развития, соответственно, 8, 9 и 10 суток), в которых развитие идет по линии одновременного утолщения валика и увеличения его в длину в сочетании с несколько большей оформленно-стью общего габитуса (рис. 12).
К этому времени дискообразная форма у образовательного желтка почти полностью исчезает.
Конечно, благодаря тому, что наряду с более развитыми имеются икринки с замедленным развитием, рельефность переходов несколько затушевывается, но все же тенденция выражена с достаточной четкостью.
При сравнении с 7 и 6, и даже 5 пробами икра пробы № 8 (собрана 07.У1, размер 1,53 мм; 8-9 сутки развития), найденная в плавающем состоянии у берега косы 1-3 сутками позже, по степени развития несколько отстает от икры перечисленных проб, зародышевый диск почти полностью сохраняется, образование зародышевого валика находится еще в зачаточном состоянии, перетяжка, обособляющая собственно зародыш от желточного мешка, отсутствует, или, по крайней мере, не
Рис. 12. Стадии развития икры сельди на 8-9 сутки от начала развития, собранной в бухте Скрытая
заметна для глаза, что, возможно, обуславливается прерванностью жизнедеятельности после потери связи с грунтом, т. к. среди икринок этой пробы большой процент с нарушенной структурой.
В 9 же пробе, собранной и зафиксированной одновременно (т. е. 07.УІ, берег косы), структурная нарушенность икры настолько сильна, что рассмотреть стадию развития еще невозможно.
В пробах 11, 12 и 13 (взяты 10, 12 и 14.УІ на 12, 14 и 16 день (сутки) инкубационного периода; размеры икры: 1,59; 1,49; 1,50 мм) зародыш, окончательно приняв форму валика, вырастает в длину настолько, что способен охватить по периферии весь желток (рис. 13).
Нужно сказать, что все пробы с 5 по 10 включительно можно без всяких оговорок отнести к 2 стадии по Рассу, переход же от 2 к 3 стадии того же автора установить не удается, благодаря тому, что, по крайней мере, у сельди (Сіиреа harengus раііа$і) отделение хвоста эмбриона от желтка происходит
Проба № 11. Собрана 10. VI. 1937 г. в 10 час. Диаметр икринок—1, 52 мм
Проба № 12. Собрана 12.VI.1937 г. в 13 час. Диаметр икринок—1,49 мм
Проба № 13. Собрана 14.VI.1937 г.
Диаметр икринок —1,50 мм Рис. 13. Стадии развития икры сельди на 12—16-е сутки от начала развития, собранной в бухте Скрытая
позднее того момента, когда эмбрион достигает длины, достаточной для полного охвата им желточного мешка. Таким образом, 11, 12 и 13 пробы по признаку длины зародыша мы можем отнести к 3 стадии, тогда как отделения хвоста эмбриона еще нет, или оно без особой дополнительной обработки материала остается незаметным. Даже больше: оформленность зародыша к этому времени настолько еще слаба, что разделение его на хвостовую и головную части приходится производить на основании различной степени утолщенности обоих концов зародышевого валика (более утолщенный конец — головной отдел), да по более или менее характерному свертыванию хвостового отдела.
14 проба очень интересна тем, что, отличаясь по времени от 13 пробы всего на сутки, дает нам быстро шагнувший в своем развитии эмбрион, которому до момента выклевывания осталось подвергнуться незначительным преобразованиям, что мы и наблюдаем в 17 и 19 пробах (рис. 14). Пробы же 15 и 16 оказались с неразвитой деформированной икрой. 15 проба взята 21.У1 на берегу 5-й базы и в данном случае нехарактерна.
Несмотря на все могущие вкрасться неточности, скачкообразность этой сельди очевидна и вполне заслуживает быть отмеченной в общем, более ровном ходе развития.
Проба № 14. 15. VI.1937 г. Собрана в б/х Скрытая в 14 час. Диаметр икринки —1, 52 мм
Собрана в б/х Скрытая. Диаметр икринок—1,50-1,54 мм
Проба №18. 21. VI. 1937 г.
Собрана в заливе Корф на берегу 5-й базы. Диаметр икринок—1,49 мм
Проба № 19. 21.VI.1937 г.
Собрана в б/х Скрытая в 14 час.
Диаметр икринок — 1,49 мм Одна из икринок—проклюнувшаяся
Рис. 14. Стадии развития икры сельди на 21-28-е сутки от начала развития
Детали, характеризующие конец развития (пробы № 17 и 19 взяты 19 и 21.У1; разм. икры 1,54; 1,49; 21 и 28 сутки, развиты), заключаются: во-первых, в некотором абсолютном росте зародыша в целом, продолжающемся до конца эмбрионального периода, относительно большем при этом росте головы, втягивании желточного мешка внутрь зародыша по мере потребления им желтка и ряде, конечно, других моментов, которые при грубом поверхностном изучении никак не поддаются рассмотрению.
В 19 же пробе мы повстречаемся с уже выклюнувшимися личинками. Причем, наряду с естественно выклюнувшимися, просмотру подвергались личинки и искусственно извлеченные из икры.
При рассмотрении под микроскопом заметных различий между теми и другими обнаружено не было. Это говорит за крайнюю непродолжительность времени, прошедшего с момента выклевывания (1-2 суток максимум), что впрочем, подтверждается и предыдущей пробой, в которой личинок, вышедших из икры, еще не наблюдалось.
Размеры личинки от 7 до 8,4 мм, высота тела от 0,4 до 0,84 мм (без плавниковой каймы и с нею). Голова большая, ширина лба раза в полтора, а то и два превышает высоту тела. Плавниковая кайма еще не дифференцировалась на отдельных плавниках (имеется лишь некоторая обособленность участка каймы в области каудального плавника с точечной пигментацией по внутреннему ее краю, возможно закладка лучей). Желточный мешок хотя и не редуцировался полностью, но почти или даже уже совсем без содержимого, в виде бесформенной, сморщенной прозрачной пленки. Метамерия париетальной мускулатуры явно выражена (рис. 15).
Принимая 29 мая за день нереста, а 21 июня за день начала постэмбрионального периода, т. к. в последующих сборах пробы (20 и 21) кроме пустой икры ничего обнаружено не было, продолжительность развития икры нужно считать равной 23 суткам (552 часам), при средней температуре среды в 5,85°С и сумме тепла в 3229,20-3243,04 градусо-ча-сов. Первая цифра получена на основании вычислений для всего периода в целом, вторая — в результа-
те суммирования сумм тепла, приходящихся на отдельные стадии; расхождение имеет место за счет математических манипуляций и незначительно.
При нахождении сумм тепла мы пользовались среднесуточными температурами воды поверхностного слоя. Конечно, определение количества тепла, потребного для инкубационного периода и его отдельных моментов, произведенное без более глубинных измерений, должно в какой-то степени страдать неточностью, но, принимая во внимание незначительную глубину нашего опытного участка, при которой конвекционные токи успешно ликвидируют имеющуюся стратификацию в температуре воды, а также, что снеговые стоки влияли в первую очередь на поверхностный слой, вызывая его охлаждение, нашу цифру, во всяком случае, нельзя считать значительно повышенной (рис. 16).
На этом заканчиваются наши наблюдения по нересту сельди и развитию ее икры, если не считать пойманных гораздо позднее личинок (б/х Скрытая, 23.У11) и некоторых наблюдений над мальками, которые лишь удалось наблюдать, не имея технической возможности в тот момент для их вылова (07.УШ, б/х Скрытая). Эти личинки, имея за собой около месяца (32 суток) самостоятельной жизни, относятся к фазе «оформившегося малька» (Расс, 1935) (рис. 17). Плавниковая кайма распалась на ряд отдельных плавников, в которых уже имеются лучи (в спинном плавнике
Рис. 15. Залив Корфа, бухта Скрытая. Икра сельди на 23-е сутки развития (пустая) — вверху. Личинки сельди длиной 7,2-8,4 мм на выходе из икры — внизу
Рис. 16. Температура воды в бухте Скрытой и сумма тепла в градусо-часах для каждой стадии развития икры сельди
10 лучей, в анальном — 15). Рудименты этой каймы остались еще на спинной стороне, почти над анальным плавником (несколько вперед от него), в виде прозрачной пленки. Голова и глаза, по отношению ко всему телу, более пропорциональны. Материя тела заметна, чешуи нет.
Наблюдаемые мальки были уже величиной в 5-
6 см. Держались эти мальки небольшими стайками, в прибрежной части бухты, быстро двигаясь меж растительностью, должно быть в поисках пищи.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Результаты наблюдений над промыслом сельди в зал. Корфа следующие.
Промысел сельди в Корфском заливе ставными неводами основывается, главным образом, на подходе ее к берегам с целью нереста. Нагульная сельдь в уловах или вовсе отсутствует, или составляет в них незначительный процент.
Богатство района в отношении сельди полностью не используется.
Контрольные цифры плана добычи на протяжении ряда лет (1934-1937 гг.) неизменно далеки от своих лимитов. Причина невыполнения планов, имевшего место в 1935, 1937 гг. — недостаточно успешная организация промысла. Организация промысла слаба как в части планирования и распределения средств промысла, их приспособления к характеру путин, так и в части рационального их использования.
Сроки начала промысла колеблются с 15 по 25 мая, причем продолжительность интенсивного промысла крайне невелика — всего 8-15 дней.
В характере путины 1936 и 1937 гг. имеются различия, которые в основном сводятся к следующим моментам промысла:
Рис. 17. Залив Корфа, бухта Скрытая. Мальки сельди через 32 суток после выхода из икры
а) сроки начала промысла более ранние для
1938 г. (15 мая) и более поздние для 1937 г. (25 мая);
б) продолжительность интенсивного промысла больше для 1936 г. (12 дней) и меньше в 1937 г. (8 дней);
в) степень интенсивности (максимальные уловы за день) в 1936 г. значительно ниже, чем в 1937 г.;
г) изменение эффективности по промысловым базам (главным образом, падение эффективности 1-й базы и повышение — на 5-й в 1937 г.);
д) общая продолжительность сельдевой путины
1937 г. (25.V-07.VII) меньше, чем в 1936 г (15.V-15.VII).
Проанализированный материал осветил следующие моменты биологии нереста и развития икры сельди в заливе Корфа.
В 1937 г. в зал. Корфа нерест сельди, в массовом количестве, происходил между 27 мая и 3 июня, с некоторыми отклонениями для отдельных косяков. Нерестовыми участками для зал. Корфа являются бухты Гека, Сибирь, Скобелева и Скрытая; причем в первых трех сельдь нерестует ежегодно, бухта же Скрытая использовалась ею в текущем году впервые (рис. 17).
Нерестовая площадь залива приблизительно равна 30-35 км2, из них бухта Сибирь имеет 6-8 км2, Скобелева — 3-5 км2, Скрытая — 8-10 км2.
Прикрепление икры обнаружено только на растительности, хотя возможность нереста на подводных скалах с растительными субстратами и без них, для б/х Гека, не исключена (несоответствие количества заходящей сельди с величиной участка, покрытого растительностью, около 30% бухты, повторяющееся в течение ряда лет).
Продолжительность эмбрионального периода равна 353 часам (23 суткам). Сумма тепла, потребная для развития икры, выражается в 3220,20-3340,04 граду-со-часах при средней температуре воды в 5,85°С.
Ввиду особенностей развития икры сельди (С1иреа harengus раНаяг), обнаруженных при просмотре проб и вызывающих отклонения от схемы, предложенной Рассом, считаем целесообразным схему (стадии) развития икры сельди в зал. Корфа представить в следующем виде:
Нулевая — неоплодотворенная икра. Сплошная желточная масса, неплотно прилегающая к прозрачной оболочке, различий, видимых для глаза, в анимальном и вегетативном полюсах нет.
Первая — от начала дробления до появления зародышевого выроста с 1 по 5 день/сутки развития.
Вторая — с момента образования зародышевого валика до достижения им длины, немного недостаточной для полного охвата питательного желтка и исчезновения зародышевого диска (с 6 по 10 день развития).
Третья — с момента почти полного охвата собственно зародышем желточного мешка до появления характерного свертывания в хвостовой части (с 11 по 16 день развития).
Четвертая — от почти законченной внешней организации зародыша до выклевывания личинки из яйца (с 17 по 23 день развития).
Продолжительность стадий от начала к концу инкубационного периода возрастает как абсолютно (в часах), так и, в еще большей степени, относительно затраченных сумм тепла.
Первая стадия — 130 ч.; сумма тепла 430,0 гра-дусо-часов, средняя температура периода 3,33°С.
Вторая стадия — 193 ч.; сумма тепла 456,38 гра-дусо-часов, средняя температура периода 3,74°С.
Третья стадия — 143 ч.; сумма тепла 594,96 гра-дусо-часов, средняя температура периода 4,02°С.
Четвертая стадия — 162 ч.; сумма тепла 1755,8 градусо-часов, средняя температура периода 10,9°.
Размеры икринок в течение всего периода развития постоянны (1,52; 1,52; 1,49; 1,50; 1,52; 1,53;
1,52; 1,50; 1,52; 1,49; 1,50; 1,52; 1,54; 1,49; 1,49), имеющиеся колебания относятся к варьированию
величины самих икринок, без какой бы то ни было связи с процессом развития, и не имеют никакой определенной тенденции.
Личинки, а также, в раннюю пору своей жизни, и мальки сельди придерживаются нерестилищ. В дальнейшем вполне оформившиеся и достигшие значительной величины (40-50 мм) мальки встречаются не только здесь, но также и в открытых частях залива.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Амброз А.Н. 1929. Данные по биологии сельди залива Петра Великого // Рыб. хоз-во Дальнего Востока. № 1. С. 32-34.
Амброз А.Н. 1931. Сельдь Приморья // Социалистическая реконструкция рыб. хоз-ва Дальнего Востока. № 8-10. С. 3-14.
Майснер В.И. 1933. Промысловая ихтиология. Москва-Ленинград: Сантехиздат, 191 с.
Расс Т.С. 1935. Инструкция по сбору и обработке сборов икринок и мальков рыб. М.: ВНИРО, 15 с.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх