Профессиональные женские учебные заведения в России во второй половине XIX - начале XX века (по материалам Пензенской губернии) Текст научной статьи по специальности «ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ»

Научная статья на тему 'Профессиональные женские учебные заведения в России во второй половине XIX - начале XX века (по материалам Пензенской губернии)' по специальности 'ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ' Читать статью 6
Quote цитировать Review рецензии ВАК
0 6
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 03.23 — История России
  • ВАК РФ: 07.00.02
  • УДK: 94(470)
  • Указанные автором: УДК: 947

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы — ПАРШИНА В. Н.

В статье рассматривается деятельность государства и общественные инициативы в деле развития женского профессионального образования в России. Автор приходит к выводу, что динамика этого процесса находилась в прямой зависимости от уровня социальноэкономического развития страны. Приоритетными задачами данных учебных заведений было изучение рукоделия, вязания, ведения домашнего хозяйства, а в медицинском направлении - родовспоможение. Несмотря на декларацию необходимости развития профессионального женского образования в стране, реальная практическая деятельность государственных учреждений в этом направлении оказалась чрезвычайно далекой от потребностей общественного развития.

Научная статья по специальности "История России" из научного журнала "Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского", ПАРШИНА В. Н.

Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Профессиональные женские учебные заведения в России во второй половине XIX - начале XX века (по материалам Пензенской губернии)". Научная статья по специальности "История России"

В Пензе, в Совпартшколе, курсант 4-й группы Шаббат выступил в «беседе с группой студентов и на собрании с клеветой на социалистическое общество, с прямым призывом к отказу от построения социализма как эпохи, в которой нечего будет есть» [48]. Подобные заявления как враждебные по сути не должны были оставаться безнаказанными. Курсант 2 группы Адушев «за проявление политической близорукости в деле выявления антисоветской вылазки Шаббат» также был исключен [49]. В таких случаях от комсомольских и партийных органов требовалась немедленная реакция. В совпартшколе реакция комитета комсомола оказалась недостаточно оперативной, за что члены комитета были обвинены в том, что к этой «антисоветской-троцкистской вылазке курсанта» отнеслись как «ничего не значащему, являющегося просто шуткой». Результатом стало не только исключение самого курсанта, но и увольнение членов комитета комсомола с работы с выговорами.
Таким образом, становление и развитие системы образования и воспитания в Среднем Поволжье является отражением государственной образовательной и воспитательной политики. Система образования была безальтернативна, приоритет отдавался политико-воспитательной работе, качество образования и уровень знаний были второстепенны.
список литературы
1. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973. М., 1974. С.8.
2. Восьмой съезд РКП(б). Протоколы. М., 1959. С. 400.
3. Бухарин Н., Преображенский Е. Азбука коммунизма // Звезда и свастика. Большевизм и русский фашизм. М., 1994. С. 77.
4. Ленин В.И. Собр. Соч. Т.41. С. 298.
5. СОГАСПИ, ф. 1141, оп. 7, д..57, л.33.
6. ГАПО, ф. 1589, оп.1, д.2, л. 52.
7. СОГАСПИ, ф. 9388, оп. 12, л.28.
8. ГАПО, ф. 429, д.187, л. 54.
9. Комсомольская правда, 1938, 2 августа.
10. Рабочая Пенза, 1933, 26 января.
11. ГАПО, ф. 429, оп. 1, д. 203, л. 8.
12. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д.394, л. 15.
13. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д.394, л. 16.
14. ГАПО, ф. 912, оп. 2, д. 3, л. 21.
15. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д.394, л. 17.
16. Волжская коммуна. 1933, 12 октября.
17. Крупская Н. К. Педагогические сочинения. Т. 10, С. 423.
18. ГАПО, ф. 54, оп. 1, д.160, л. 130.
19. РГАСПИ, ф. 17, оп. 21, 2504, л.30.
20. ГАПО, ф. 54, оп. 1, д. 208, л. 81-81 об.
21. ГАПО, ф. 54, оп. 1, д.160, л. 125.
22. СОГАСПИ, ф. 1, оп. 1, д. 2582, л.59 об.
23. Рабочая Пенза, 1933, 26 января.
24. СОГАСПИ, ф. 655, оп. 2, д. 6, л. 101-102.
25. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 384, л. 10-11.
26. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 474, л. 75-78.
27. ГАПО, ф.р. - 1381, оп. 1, д. 30, л. 4.
28. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 384, л. 28.
29. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 422, л. 19.
30. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 384, л. 77.
31. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 474, л. 74.
32. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 474, л. 92.
33. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 620, л. 150.
34. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 422, л. 22.
35. ГАПО, ф.р. 420, оп. 1, д. 75, л. 177.
36. ГАПО, ф.р. 429, оп. 1, д. 184, л. 169.
37. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 965, л. 7,77.
38. ГАПО, ф.р. 429, оп. 1, д. 187, л. 7 об.
39. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 324, л. 36.
40. ГАПО, ф.р. 429, оп. 1, д. 179, л. 15.
41. Социалистический штурм, 1933, 1 сентября.
42. ГАПО, ф.р. 429, оп. 187, л. 8.
43. Правда, 1936, 7 апреля.
44. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 965, л. 30-33.
45. Ленин В.И. Собр. соч. Т.5, С.103.
46. СОГАСПИ, ф. 655, оп. 4, д. 12, л. 177-179.
47. Вернадский В.И. Дневник 1938 года // Дружба народов. 1991. №3. С. 243.
48. ГАПО, ф. 37, оп. 1, д. 477, л. 7.
49. ГАПО, ф.р. 420, оп. 1, д. 75, л. 174.
УДК 947
профессиональные женские учебные заведения в России во второй половине XIX - начале XX века (по материалам пензенской губернии)
В. Н. ПАРШИНА
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра истории древнего мира, средних веков и археологии
В статье рассматривается деятельность государства и общественные инициативы в деле развития женского профессионального образования в России. Автор приходит к выводу, что динамика этого процесса находилась в прямой зависимости от уровня социально-экономического развития страны. Приоритетными задачами данных учебных заведений было изучение рукоделия, вязания, ведения домашнего хозяйства, а в медицинском направлении - родовспоможение. Несмотря на декларацию необходимости развития профессионального женского образования в стране, реальная практическая деятельность государственных учреждений в этом направлении оказалась чрезвычайно далекой от потребностей общественного развития.
Стремительное развитие российской экономики во второй половине XIX века настоятельно требовало совершенствования не только общего, но и профессионально-технического образования. К началу 60-х годов число профессиональных учебных заведений было незначительным. После вступления в 1866 г. в управление Министерством народного просвещения граф Д. А. Толстой самым недвусмысленным образом высказался в поддержку этого направления в государственной образовательной политике. «Правительству, сколько по нравственным, столько же по политическим соображениям, следует не отвлекать от народа лучшие силы, ставя крестьян путем гимназического образования в несвойственное их рождению положение, а развивать их силы путем приходских и ремесленных школ и сохранять их народу для его нужд» [7. С. 320].
Эту же мысль в более резкой форме высказал впоследствии и другой министр народного просвещения, граф И. Д. Делянов в циркуляре от 18 июня 1887. Однако до практической реализации этого курса было все еще далеко: ремесленное и в целом профессиональное образование развивалось очень слабо. Это утверждение можно с большей степенью вероятности отнести и к женскому профессиональному образованию.
Женские профессиональные школы подразделялись на несколько типов. к первому относились школы с общеобразовательным курсом в объеме начального училища и с обучением рукоделию. Принимались в них девочки с 7 лет. Продолжительность обучения составляла 4-5 лет. Основной задачей подобных школ являлось обучение различным видам домашнего труда. ко второму - школы с повышенным курсом начального образования, куда поступали выпускницы одноклассных городских училищ. После небольшого теоретического курса ученицы получали практическую подготовку по специальностям белошвеек, модисток, портних и т. п. Третий тип заведений предусматривал одновременно общеобразовательную и профессиональную подготовку и имел два отделения - общее и ремесленное. к четвертому типу относились чисто ремесленные школы, где учились взрослые женщины, уже прошедшие подготовку в объеме начального училища.
Вплоть до конца 70-х годов XIX в. каких-либо изменений в развитии профессионального образования в Пензенской губернии не происходило. В самой Пензе существовало единственное училище, где можно было получить профессию садовода [2. С. 88]. кроме того, при Александровском детском приюте существовал рукодельный класс для девочек, открытый 1845 г., где в течение 4-х лет, можно было освоить специальности: белошвейка, вязальщица, вышивальщица. Рукодельный класс занимал отдельное помещение. Попечительский совет, существовавший при приюте, часть пожертвований направлял на развитие этого заведения. К 1910 году в нем обучалось 70 учениц. Класс числился в Ведомстве Учреждений Императрицы Марии [12. С. 287].
Пенза, как и многие губернские города, остро нуждалась в развитии ремесленного образования. Первым шагом на этом пути стало открытие ремеслен-
ных курсов при уездных училищах. Главной целью устройства ремесленных школ являлось освобождение детей от влияния окружающей их «безнравственной среды» и в то же время обучение какому-либо ремеслу, которое дало бы им возможность своим трудом заработать на жизнь. Во многих случаях открытие учебных заведений было связано с частной инициативой и благотворительностью. Так, 20 апреля 1873 года в Пензе было торжественно объявлено о создании Общества для поощрения трудолюбия, действующего по уставу, утвержденному 19 марта 1873 г. советом Императорского человеколюбивого общества. С самого начала Общество занималось учреждением, а затем и деятельностью ремесленной школы для бедных девочек, мастерских, складов, магазинов для продажи изделий мастериц и учениц школы. Инициатором создания Общества и школы для бедных девочек была супруга губернатора Л. А.Татищева.
Ремесленная школа была открыта 2 мая 1873 года в доме на улице Верхней Пешей (ныне Куйбышева) [3. Л.16], в арендованном помещении, но плата за наём была слишком высока. Вскоре организаторам удалось приобрести двухэтажный жилой каменный дом на улице Троицкой (ныне Кирова) на средства общества. Целью обучения девочек стало приобретение навыков ремесла, поощрение одного из самых распространенных занятий для женщин - рукоделья. Делами рукодельной школы управлял комитет, состоявший из председательницы, (избиралась на пять лет), казначея и попечительницы школы, приютов и мастерских. Содержалась школа на ежегодные взносы Общества, на прибыль от продажи работ и доходы с лотерей, устраиваемых с разрешения губернатора. В дальнейшем школа получила неприкосновенный капитал в сумме 40000 руб, из них 20000 руб по завещанию тайного советника В. А. Инсарского и 20000 руб по завещанию учредительницы школы Л. А. Татищевой [13. Л.2]. В ремесленную школу могли поступать девочки всех сословий не моложе 12 лет. ученицы находились в школе целый день, получая от школы полное продовольственное обеспечение: завтрак, обед и ужин, а девочкам, не имевшим возможности приобретать себе одежду и обувь, все необходимое приобреталось за счет заведения.
Обучение в школе продолжалось 5 лет. В первый год обучения девочкам сообщали общие сведения по рукоделию: ученицы знакомились со всевозможными швами, применяемыми при шитье белья и платьев, их учили вязать крючком и на спицах, а также чинить старое белье. Второй год обучения предполагал более углубленное изучение технологических процессов. Под руководством мастериц девочки тренировались в шитье разнообразного белья: мужского, дамского, белья для детей. Одновременно происходило и обучение технике кроя. Во время третьего года обучения воспитанницы знакомились с шитьем дамских платьев, юбок, блузок. Четвертый и пятый год предполагал обучение технологии изготовления более сложных дамских платьев и костюмов. Под наблюдением старших мастериц ученицы работали над исполнением взятых школою
заказов. Предметом дополнительного обучения было рисование, уроки проходили 2 раза в неделю, под руководством специального учителя рисования В.М. Те-рехина. Более способные ученицы школы обучались кройке по французскому методу мадам Теодор.
Наряду с постижением ремесел девочки учили Закон Божий, русскую грамоту, начальные правила арифметики, счетоводство. Проводились в школе уроки пения. Этим предметам посвящалось по два часа ежедневно. Число рабочих часов в неделю составляло 24 [3. Л. 16]. Программа занятий была утверждена советом Императорского человеколюбивого общества. В 1874 г. Л. А. Татищева открыла при заведении прачечную, без которой невозможно было обойтись при выполнении заказов на шитье белья.
С 1879 г. Городская дума, заинтересованная в развитии школы, стала ежегодно выделять на ее содержание по 500 руб.
С 1894 года в школе было введено обучение ткацкому мастерству, уроки которого преподавала командированная в Пензу министерством земледельческих и государственных имуществ госпожа Доливо-Доб-ровольская. Работа производилась на усовершенствованном станке «Самолет». В этом же году было положено начало производству пушных изделий. Основанием к производству поступили деньги, пожертвованные, для этой цели членом - сотрудником общества О. К. Фон-Эйном. Предполагалось, что освоение подобной технологии даст ученицам дополнительный источник заработка. Так как «спрос на пушные изделия всегда хороший, а пензенские платки в последние время - писали Пензенские губернские ведомости -приобрели известность даже в столицах и своими достоинствами если не перещеголяли, то, во всяком случае, не уступают оренбургским платкам» [13. Л.2].
Находившиеся в школе девочки делились на: постоянно живущих и приходящих. Так, в 1903 году в школе постоянно проживала на полном содержании 21 ученица. из них 4 - в своей одежде, а за 8 городских пансионерок городская управа уплачивала в общество 500 руб; приходящих только днем и получавшим обеды было 49 воспитанниц, т. е. всего 70 человек. В среднем количество воспитанниц колебалось в первые годы существования от 35 до 50 учениц, в дальнейшем - около 70. кроме того, количество обучающихся девочек зависело от средств, которым располагало общество. В начале XX века в материальном отношении Татишевскую школу можно было считать вполне обеспеченною. Из отчетов видно, что Пензенское общество трудолюбия имело основной капитал 40500 руб каменный 2-х этажный дом, оцененный в 15000 руб. В 19021903 году поступило с капитала процентов - 1620 руб, членских взносов - 90 руб, пожертвований деньгами 362 рубля, от городской управы - 500 руб, плата за учениц 666 руб 75 коп., за работы в школе 736 руб 87 коп., от обедов кулинарной школы - 700 руб 31 коп., от проданных билетов лотереи 941 руб, другие поступления составляли 220 рублей [14. Л. 3].
После завершения курса обучения воспитанницы могли работать закройщицами, учительницами
рукоделия, белошвейками и вышивальщицами. Часть выпускниц поступали работать горничными и вообще прислугою. Учениц приучали ко всем домашним работам как то: уборка помещений, топка печей, мытье полов, стирка белья. Из числа воспитанниц ежедневно по очереди назначались дежурные для уборки комнат, сервировки обеденного стола, приготовления завтрака, обеда и ужина. По окончании каждого учебного года (заканчивался он 15 мая) проводились экзамены по итогам пройденного курса. к экзамену ученица должна была предоставить изготовленные ею образцы работ. По окончании пятилетнего курса устраивались испытания в присутствии комиссии, состоявшей из попечительницы Общества, попечительниц мастерских, их помощниц, смотрительницы школы и руководительниц мастерских. С 1880 г., когда смотрительницей была назначена к. А. Ранцлер, имевшая большую практику в этом деле и на протяжении ряда лет содержавшая свою собственную мастерскую и магазин модной одежды. Воспитанницы, имевшие отличные показатели в учебе, поведении, рукоделии, по окончании школы наряду с аттестатом получали и некоторые суммы денег в качестве награды.
Выпускницы ремесленной школы нашли применение своим навыкам не только в Пензенской губернии, они работали в Петербурге, Либаве, уральске, Саратове, Пятигорске, Сызрани и др. городах. В течение первых двадцати лет своего существования школа исполнила заказов более чем на 18000 руб. Во время русско-турецкой войны 1876-1878 гг. мастерицы школы работали бесплатно для управления красного креста.
Работы воспитанниц школы неоднократно получали похвальные отзывы. Так, за свои изделия школа была удостоена похвального листа от юбилейной выставки в Москве в 1888 г., выставки изящных изделий в Петербурге 1889 г; малые серебряные медали школа получила на выставке в Пензе в 1890 и 1893 гг. На всероссийской выставке женского художественного ремесленного труда в Петербурге в 1891 г. ремесленная школа получила серебряную брошь и похвальный лист, на Саратовской выставке в 1893 г. - похвальный лист и денежное пособие на развитие рукоделия. Изделия учениц были представлены на выставке в Чикаго в 1893 г. в экспозиции русского кустарного отдела княжны М. А. Шахновской. В 1891 г. на художественной ремесленной выставке женского труда отдел тати-щевской ремесленной школы преподнес Ее величеству государыне Императрице, подушечку, вышитую по плюшу, в том же году Государыней было приобретено полотенце, шитое шелком по полотну рисунка XIV века [13. Л.3].
Школу не единожды посещали высокопоставленные лица. В 1877 г. школе побывал министр народного просвещения граф Д. А. Толстой, пожертвовавший в пользу учебного заведения 300 руб. В 1884 г. школу посетили товарищ министра народного просвещения князь М. С. Волконский и директор департамента министерства народного просвещения Н. М. Аничков. Школа продолжала работать до 1917 г.
Мы также располагаем сведениями о том, что в 1897 г. был открыт рукодельный класс при приюте для девочек Общества вспомоществования неимущим детям Пензы, где осуществлялось обучение в течение трех лет по специальностям: портнихи и чулочницы. Финансирование производилось за счет средств попечительского совета приюта. Учебное заведение подчинялось Ведомству Православного Исповедания. Также известно, что размещался класс в собственном здании. Сведения о количестве учениц, к сожалению, отсутствуют [12. С. 286].
Если руководствоваться общероссийскими данными, следует отметить, что в целом к концу XIX в. женское профессиональное образование в России было развито слабо. В 1898 г. женских профессиональных школ было только 48, специальных ремесленных школ и классов, учебных мастерских - 30, кулинарных школ и школ домоводства - 3. Кроме того, при 165 общеобразовательных школах существовали классы с преподаванием рукоделия [11. С.162].
Как отмечают Етсуо Ёкояма и Н. В. Котря-хов, в России вследствие невысокой эффективности ремесленного класса и возрастающей потребности промышленности в квалифицированных рабочих активизировалась идея о введении в народные школы ручного труда в качестве самостоятельной дисциплины. Например, в «Инструкции для городских училищ» ручной труд оценивался как дополнительный общеобразовательный предмет, занятия по которому следует проводить во внеурочное время. обучение рукоделию считалось обязательным для начального и среднего образования. Соответствующие программы разрабатывала особая комиссия, под руководством известного деятеля женского профессионального образования М. К. Каблуковой. Основными видами работ в сельских начальных школах с 3-х годичным курсом обучения были вязание и шитье. На вязание отводилось 50 часов в год, на шитье - 60. Программы в городских училищах дополнялись небольшим курсом вышивания [9. С.73].
Провинциальная печать того времени писала, что девочек к образованию привлекает практическая направленность учения: «За отсутствием практических школ по женскому образованию в селах и деревнях учиться негде. Откройте училища с рукодельными курсами, и школы привлекут симпатию народа, и недостатка в ученицах не будет» [10. Л.3]. Автор данного высказывания был прав, лишь отчасти: рукоделие преподавалось в народных школах. Но число таких учебных заведений было невелико. В статистических сведениях об учебных заведениях г. Пензы, Краснос-лободска, Саранска за 1907 г. отмечалось: «особые учительницы рукоделия имелись в 3 городских женских приходских училищах, в трех начальных училищах за небольшую плату преподают учительницы общеобразовательных наук, бесплатно обучают девочек учительницы общеобразовательных предметов в 5 училищах Нижне-Ломовского уезда, 2 - Керенского, 8 - Ин-сарского, 4 - Краснослободского, 5 - Наровчатского, 7 - Мокшанского, 6 - Городишенского, 13 - Пензен-
ского. Преподавалось вязание чулок, простых кружев, вышивание по канве и гладью, шитье белья и платьев. В Архангельско-Голицинском и Богородско-Голицин-ском училищах Саранского уезда преподавалось еще и ткачество» [4. Л.30]. Таким образом, преподавание рукоделия в сельских училищах было в большинстве случаев частной инициативой учительниц, скудость средств начальных училищ не позволяла приглашать отдельных преподавателей по рукоделию.
В этом же отчете отмечалось, что наиболее систематически поставлены курсы рукоделия в Пензенской женской воскресной школе. Стоит отметить, что это были систематические ежедневные занятия, проводимые с 9 утра до 15 часов дня, с перерывом на обеденный чай для учениц. Занятия проводились тремя учительницами-мастерицами, получавшими за свой труд от 6 до 15 руб в месяц. Школа имела определенную программу по образцу Балашовской рукодельной школы Саратовской губернии, окончившие её получали звание подмастерья и мастерицы. Обучали здесь искусству кройки и шитья, плетению кружев, изготовлению пуховых платков. Школа помещалась в Пензе, в доме Полумордвиновой. В 1909 г. учениц состояло 125. Плата за право учения составляла 10 руб [5. Л.2]. Срок обучения зависел от специальности, получаемой воспитанницами, и продолжался от 1 до 2 лет. Рукодельный класс при Пензенской воскресной школе можно считать самостоятельным учебным заведением, сведения о нем содержатся в Сборнике статистических сведений состояния среднего и низшего профессионального образования в России. Правда, имеются расхождения в дате открытия класса, в сборнике указывается 1905 г. в архивных документах встречаются более ранние сведения [6. Л.20].
Нет оснований сомневаться в том, что создание ремесленных отделений и классов при общеобразовательных и низших школах и училищах имело положительное значение, поскольку способствовало приобщению девочек несостоятельных городских сословий и крестьян к различным ремеслам. Это давало им возможность в дальнейшем трудоустроиться и обеспечить свой доход. Но, с другой стороны, подобное направление таило в себе опасность падения и без того крайне низкого уровня общего образования, получаемого в народной школе. Против профессионализации начальной школы выступал в свое время известный педагог и общественный деятель Н. Ф. Бу-наков. В ряде статей и выступлений перед педагогической общественностью он показал принципиальное различие между общеобразовательной и профессиональной школой, зависимость профессионального образования от общеобразовательной подготовки как необходимого фундамента профессионального совершенства. [1. С. 27].
Медицинское направление профессиональной подготовки было представлено в регионе следующими учебными заведениями. В 1868 г. при Пензенской губернской больнице была открыта фельдшерская школа, которая стала готовить фельдшеров и акушерок. Школа относилась к числу низших учебных заведений.
развития профессионального женского образования в стране реальная практическая деятельность государственных учреждений в этом направлении оказалась чрезвычайно далекой от потребностей общественного развития. Это же утверждение можно отнести и на счет начального женского образования в целом.
список литературы
1. Бунаков Н. О. О желательных задатках в современной русской народной школе (Из вступительной беседы на учительских курсах) // Всеобщее образование в России: Сб. ст. Вып. 1. / Под ред. Д. М. Шахновского. М., 1902. С. 27-30.
2. Волков А. В. Состояние сельскохозяйственного образования Пензенской губернии в конце XIX - нач. XX вв. // Революция и общество. Пенза, 2007. С. 88- 89.
3. Государственный Архив Пензенской области. (ГАПО) Ф. 5. Оп.1. Д. 6965. Л. 16.
4. ГАПО. Ф. 9. Оп. 1. Д. 687. Л. 30.
5. ГАПО. Ф. 109. Оп. 1. Д. 853. Л. 2об.
6. ГАПО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 7079. Л. 20
7. Демков М. И. История русской педагогики. Ч. 3. Новая русская педагогия (XIX век). М., 1909. 532 с.
8. Доклад Пензенской Губернской Земской управы, об участии пензенского губернского земства в развитии народного образования в 1903 г. Пенза, 1903. 112 с.
9. Етсуо Ёкояма, Котряхов Н. В. Ручной труд в образовательных учреждениях России (1884-1917 гг.) // Педагогика. 2003. № 10. С. 69-73.
10. Женские рукодельные школы // Пензенские губернские ведомости. 1908. № 157. Л. 3.
11. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. М., 1976. 600 с.
12. Сборник статистических сведений: состояние среднего и низшего профессионального образования в России. Ч. 2. СПб., 1910. 670 с.
13. Татищевская ремесленная школа // Пензенские губернские ведомости. 1895. № 53. Л. 2-3.
14. Татищевская ремесленная школа // Пензенские губернские ведомости. 1903 № 171. Л. 3-4
15. Учебные заведения: списки всех учебных заведений: высших, средних, низших. М., 1910. 540 с.
УДК 372.8:93/94
школьные учебники истории о жизни и деятельности п. а. столыпина
е. м. персанова
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра отечественной истории и методики преподавания истории
Жизнь и деятельность П. А. Столыпина является предметом интереса многих историков, а в последнее время и политических деятелей, что вполне объяснимо. Столыпину и его реформам всегда уделялось внимание в школьном курсе истории, теперь оно возросло. На современном этапе нет единых учебников, в них нет единых оценок прошлого. Весьма интересно проанализировать, как интересующая нас проблема излагается учащимся.
В учебнике по истории СССР для 9 класса Ю. И. Кораблева и др. (1988) упоминание о П. А. Столыпине делается в § 13 «Третьеиюньская монархия»: «Глава правительства П. А. Столыпин призывал меньше арестовывать и больше расстреливать... Свирепствовали военные суды. Виселицы покрыли всю страну» (с. 69).
Пункт параграфа «Столыпинская аграрная реформа» начинался так: «Революция 1905-1907 гг. не разрешила аграрного вопроса. Крестьяне по-прежнему страдали от безземелья. Сохранялось помещичье землевладение - источник кабальной зависимости десятков миллионов крестьян. .Было ясно, что одними репрессиями или мелкими уступками крестьян не успокоить. Крепостники-помещики во главе с царем стали искать пути предотвращения нового революционного взрыва. С этой целью было решено увеличить слой зажиточных крестьян-собственников за счет разграбления общинных земель и сделать кулачество опорой
самодержавия в деревне. Проводились две группы мероприятий, которые вошли в историю как столыпинская аграрная реформа: 1) ломка общинного землевладения; 2) переселение крестьян из центральных районов России на новые земли, в Сибирь, на Алтай. До революции самодержавие поддерживало общинную организацию русской деревни, стремясь задержать процесс расслоения крестьянства. Правительству и помещикам было легче закабалять крестьянина, привязанного к наделу. Однако община затрудняла развитие капитализма в сельском хозяйстве» (с. 70-71).
В учебнике для старших классов «История Отечества. 1900-1940» Л. Н. Жаровой, И. А. Мишиной (1992) в § 14-15 «Поражение революции» дается чрезвычайно краткая справка: «П. А. Столыпин (1862-1911) проделал типичный для людей его круга путь чиновника от служащего министерства земледелия и государственных имуществ до высших государственных постов. Мало кому известный в стране гродненский, а затем саратовский губернатор в 1906 г. стал министром внутренних дел, а через 2 месяца возглавил правительство. Твердую руку нового премьера страна ощутила сразу» (с. 76-77).
В следующем пункте говорится о составе II Думы и обсуждении аграрно-крестьянского вопроса в ней. Разгон II Думы и конец революции объясняется так: «1 июня 1907 г. Столыпин, используя фальшивку, решил избавиться от сильного левого крыла и обвинил

в избранное
цитировать
читать
наверх