Причины популяризации, развития и распространения исламского радикализма в республике Дагестан Текст научной статьи по специальности «Религия. Атеизм»

Научная статья на тему 'Причины популяризации, развития и распространения исламского радикализма в республике Дагестан' по специальности 'Религия. Атеизм' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 21.41 — Религии, церкви и общество
  • ВАК РФ: 09.00.13; 22.00.06; 23.00.02
  • УДK: 2:316.3
  • Указанные автором: УДК: 66.052(2Рос. Даг)

Статистика по статье
  • 615
    читатели
  • 85
    скачивания
  • 3
    в избранном
  • 1
    соц.сети

Ключевые слова
  • СУФИЗМ
  • САЛАФИЗМ
  • ТРАДИЦИОННЫЙ ИСЛАМ
  • РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ
  • ВАХХАБИЗМ
  • SUFISM
  • SALAFISM
  • TRADITIONAL ISLAM
  • RADICAL ISLAM
  • WAHHABISM

Аннотация
научной статьи
по религии и атеизму, автор научной работы — Дорохов Юрий Александрович

Исследование и понимание религиозно-политического конфликта в Дагестане невозможно без изучения противоречий между двумя исламскими учениями. Одно из них, суфизм, стало претендовать на роль традиционного ислама, а другое, салафизм, превратилось в радикально-экстремистское течение, названное впоследствии ваххабизмом. Результаты исследования позволяют дать оценку ваххабизму как религиозно-политическому течению. Библиогр. 12.

Abstract 2010 year, VAK speciality — 09.00.13;22.00.06;23.00.02, author — Dorohov Yuriy Aleksandrovich

It is not possible to research and understand a religio-political conflict in Dagestan without studying the contradictions between two Islamic doctrines. One of them, Sufism, has began to claim to the role of traditional Islam, and the other, Salafism, has turned to a radical-extreme tendency, named later "Wahhabism". The results of the investigation enable to evaluate Wahhabism as a religio-political tendency.

Научная статья по специальности "Религии, церкви и общество" из научного журнала "Вестник Астраханского государственного технического университета", Дорохов Юрий Александрович

 
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по религии и атеизму , автор научной работы — Дорохов Юрий Александрович

Текст
научной работы
на тему "Причины популяризации, развития и распространения исламского радикализма в республике Дагестан". Научная статья по специальности "Религии, церкви и общество"

ББК 66.052(2Рос. Даг)
Ю. А. Дорохов
ПРИЧИНЫ ПОПУЛЯРИЗАЦИИ, РАЗВИТИЯ И РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИСЛАМСКОГО РАДИКАЛИЗМА В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН
Идеология ультрарадикального ислама, насчитывающая сотни лет, до недавнего времени существовала лишь в рамках определенной территории. В конце ХХ в. Россия столкнулась с проблемой религиозного, а именно исламского экстремизма, который получил наибольшее распространение на Северном Кавказе. После известных событий в Чеченской Республике волна экстремизма и терроризма захлестнула Дагестан - одну из наиболее религиозных северокавказских республик, имеющую в своем составе более 30 национальностей. В условиях многонационального региона Дагестан стал плацдармом для развития этнорелигиозных противоречий и межнациональных конфликтов. Разрешение проблемы экстремизма представляется нам возможным лишь в процессе принятия комплекса различных долгосрочных мер, таких как идеологическое воздействие на местное население, улучшение экономической ситуации в регионах, борьба с коррупцией и т. д. Мы полагаем, что исследование и понимание религиознополитического конфликта в Дагестане с целью не допустить его дальнейшее развитие и распространение в других регионах России невозможно без изучения давних теологических разногласий между ваххабитами-фундаменталистами и традиционалистами и понимания их значимости для дагестанского общества в настоящее время.
Основатель ваххабизма Мухаммад ибн Абд аль Ваххаб (родился в 1703 г.) являлся последователем религиозного учения ибн Таймийи, исламского ученого-радикалиста. Впервые ваххабиты заявили о себе в XVIII в. Первым практическим деянием Мухаммада ибн Абд аль Вах-хаба стало разрушение могилы сподвижника Пророка Зейда ибн аль Хаттаба в Джубейли. В 1803 г. ваххабиты захватывают Мекку, затем Медину, где они разрушили могилы жен Пророка Айши, Фатимы, а также некоторых сподвижников Пророка Мухаммада. В 1932 г. последователи идей Абд аль Ваххаба в результате вооруженной борьбы создали независимое государство -Королевство Саудовская Аравия. Источником распространения ваххабизма стала местность Неджд, родина Мухаммада ибн Абд аль Ваххаба. Его имя стало нарицательным и впоследствии дало название идеологии внутрирелигиозного раскола, которую он проповедовал [1, с. 340].
Чтобы дать оценку ваххабизму как религиозно-политическому течению и определить его соответствие или противоречие истинным постулатам ислама, необходимо, на наш взгляд, прежде всего вкратце остановиться на некоторых тенденциях развития исламской мысли и развития самого ислама с течением времени. Имея некоторое понятие о сути и принципиальных различиях между салафизмом и суфизмом, возможно продолжать исследование этих религиозных течений.
Для этого нам представляется необходимым исследовать ханбалитский мазхаб (в пер. с араб. «мазхаб» - путь следования, тут - учение, религиозно-правовая школа) [2, с. 131], основанный Ахмадом ибн Ханбала (778-855), на идеологической базе которого и создавалось движение, названное впоследствии ваххабизмом. Как известно, в исламе образовалось пять основных правовых толков (мазхабов), которые существуют по настоящее время, а четыре из них объединяют практически весь мусульманский суннитский мир (ханбалитский мазхаб, ханафит-ский мазхаб, шафиитский мазхаб, маликитский мазхаб). Эти мазхабы почитаемы во всем мусульманском суннитском мире, независимо от принадлежности мусульманина к какому-либо одному из них, тем более что различия между ними существуют только в отношении исполнения обрядов, но не в области вероубеждения. В Дагестане, например, исторически придерживаются мазхаба аш-Шафии (основатель - Мухаммад ибн Идрис аш-Шафии, 767-820). В целом ислам в России делится на два крупных основных направления: это ханафитский мазхаб, характерный для мусульман Волго-Уральского региона, и шафиитский мазхаб суннитского направления, характерный для народов Северного Кавказа.
Ханбализм охватывает широкий круг вопросов внутри ислама, его расхождения с другими толками затрагивают различные области, но противоречия в отрицании рационализма (калама) и новшеств (бида) - его наиболее существенные черты. Наиболее решительным продолжателем и сторонником ханбалитского направления был сирийский теолог и правовед ибн Тай-
мийа (1263-1328). Он вел активную религиозную деятельность, участвовал в джихаде, написал множество работ и резко выступал против рационализма, новшеств, культа святых и практики паломничества к могиле Пророка Мухаммада [3].
Представляется важным остановиться на двух течениях в исламе: салафизме и суфизме. К первому относят себя все без исключения ваххабиты.
Салафизм (араб. «салафийя») - одно из наиболее распространенных в настоящее время течений, нынешние представители которого именуются ваххабитами. Представители этого движения стремятся к следованию пути трех праведных поколений ислама, исходя из хадиса Пророка Мухаммада: «Лучшие (люди живут) в мой век, затем в следующем, затем в следующем» [4].
Дагестанские ваххабиты также относят себя к движению салафитов. В настоящее время са-лафитские группы существуют во всех странах мусульманского мира, их объединяет единая идеология, мировоззрение, и все они находятся в конфликте с обществом, за исключением тех стран, где эта идеология является доминирующей. Движение салафитов было возрождено, продолжено и несколько видоизменено на Аравийском полуострове под руководством Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, при котором эти взгляды приобрели наибольшую крайность и популярность. Главная и отличительная черта всех салафитских движений, как прошлого, так и настоящего, - выделение ими единобожия как основы ислама (с чем, в общем, согласны все мусульмане, так же как и христиане) и непримиримая борьба со всем, что, по их мнению, ему противоречит.
Проблема состоит в классификации поступков, противоречащих принципу единобожия. К ним салафиты относят многие поступки, в которых большинство мусульман не видят ничего, разрушающего их веру и выводящего их из «чистого» ислама. В частности, это посредничество через праведников или Пророка при обращении к Аллаху, посещение могилы Пророка Мухаммеда с целью получения благодати, мольба у могил, обратившись к ним лицом. Все это (и многое другое) относится, по мнению салафитов, к поступкам, противоречащим принципу единобожия. Налицо сходство в обвинениях, которые ваххабиты выдвигают в адрес христиан, в частности православных, заключающихся в обращении к Богу посредством святых (поклонении иконам святых), ношении нательного креста и в вере в Святую Троицу. Однако, как считает А. А. Мантаев1, примечательно здесь то, что салафиты первых поколений не обвиняли в неверии тех, кто противоречил им, а считали суфиев лишь заблудшими людьми, в отличие от их современных последователей - продолжателей дела Мухаммада ибн Абд Аль-Ваххаба, называющих людей неверными и за гораздо меньшее [3].
Суфизм (в пер. с араб. «тасаввуф» - шерсть, тут - философско-аскетическое течение в исламе) [2, с. 204] - это учение, оставившее глубокий и обширный след на протяжении почти всей истории существования религии, начиная со своего появления, примерно в III в. по мусульманскому летоисчислению. На протяжении веков учеными-суфиями было написано множество трудов, освещающих суфизм с различных его сторон. Основной же вывод, который можно сделать на основании этих трудов, заключается в том, что суфизм - это теологическая наука, занимающаяся очищением души и сердца человека от привязанности ко всему мирскому и излечением всевозможных болезней души и сердца (зависть, высокомерие, скупость и т. д.). Представители философского суфизма исходили из своих представлений, основанных уже на собственных умозаключениях, почерпнутых из различных немусульманских источников. На этом этапе суфизм смешался с различными философскими и, с точки зрения мусульманского единобожия, - еретическими идеями, заимствованными из греческой, персидской, индийской и христианской культур. Суфийские братства (тарикаты) отличались в первую очередь собственным путем воспитания души и усмирения плоти и имели довольно четкую организацию [3].
Представляется, что нынешние дагестанские салафиты в большей мере являются последователями учения Мухаммада ибн Абд аль Ваххаба. Как отмечалось выше, первые салафиты считали «неверными» многобожников и мусульман, отклонившихся от первоначальных догм, но не призывали собратьев к джихаду против иноверцев. Тезисы о необходимости непримиримой вооруженной борьбы против иноверцев и традиционалистов впервые озвучил именно Мухаммад ибн Абд аль Ваххаб. Ибн Абд аль Ваххабом была провозглашена обязательная необходимость
1 Абузагир Арзулумович Мантаев, 1975 г. р., кандидат политических наук, автор нескольких научных работ по исследованию течений в исламе. Являлся сторонником ваххабизма, активным участником и идеологом бандгруп-пы, действовавшей в г. Махачкале. Был нейтрализован в результате спецоперации, проведенной 9 октября 2005 г.
священной войны против всех многобожников, в первую очередь всех мусульман-несалафитов, т. е. тех, в чьих действиях присутствовало какое-либо проявление ширка (многобожия) и куфра (неверия) и которые продолжали придерживаться подобных убеждений после разъяснения им ложности последних. Ученые-богословы дали ваххабизму название «Кровавый призыв».
Исследуя причины возникновения экстремизма, а затем и терроризма в исламском мире, профессор кафедры исследований Ближнего Востока Принстонского университета (США) Бернард Льюис пришел к выводу, что в основе этого явления лежит многолетнее унижение мусульманских стран, оказавшихся неспособными ответить на цивилизационный вызов Запада. «В течение XIX и XX веков преобладание Запада стало очевидным для всех. Запад вторгся во все аспекты жизни мусульманина - общественные, и что еще болезненнее, частные. Даже нефть искали, добывали и применяли при посредничестве западной изобретательности и предприимчивости. Но хуже всего был политический результат: долгая борьба за свободу оставила цепочку обшарпанных тираний - от традиционной автократии до новомодной диктатуры, современных только с точки зрения их аппарата репрессий... Гордые наследники древних цивилизаций смирились с необходимостью найма западных фирм для выполнения задач, с которыми собственные специалисты и техники явно не способны справиться» [5, с. 94]. Е. М. Примаков в своей книге приводит еще одну возможную причину популяризации фундаментального экстремизма - это силовая «демократизация» извне, без учета исторических, религиозных, традиционных особенностей мусульман [6, с. 44].
Представляется, что в числе первоначальных причин популяризации радикального ислама, и в частности экстремистского исламского течения «ваххабизм», стояла неспособность слаборазвитых арабских государств противостоять активной западной экспансии в области экономики, культуры, общественной и частной жизни их граждан.
Впервые идеи фундаментального ислама пришли на Северный Кавказ с Имамом Шамилем, который основал на территории Дагестана и Чечни шариатское исламское государство. В силу ряда острых внутренних проблем в горском обществе, а также в связи с огромным отставанием в развитии общественно-политического строя и торгово-экономического развития северокавказских народов, идеи Шамиля довольно быстро прижились в регионе. Корни российских проблем на Кавказе уходят не только в историю и политику, но и в психологию, традиционные и этнические особенности социального уклада жизни горцев Северного Кавказа. Используя духовные идеалы, целью которых было объединение горцев для борьбы за независимость своей малой родины, приверженцы ваххабизма усиленно распространяли экстремистскую идеологию. Изолированность и труднодоступность горных районов, слабая информированность населения и, как следствие, невысокая политическая грамотность, отсутствие возможностей моральнорелигиозного просвещения и получения образования для большинства населения привели к развитию и популяризации крайних религиозных взглядов в Дагестане.
В России ваххабизм появился вновь в начале 1990-х гг. XX в., когда после распада СССР запрет на религию был снят. Принятие новой Конституции новой страны, которая провозгласила свободу совести и вероисповедания, содействовало резкому росту числа как приверженцев традиционного ислама, так и сторонников радикально-экстремистского политико-религиозного течения ваххабизм. Война, начавшаяся в Чечне, также была одним из факторов, благодаря которым ваххабизм сумел закрепиться на Северном Кавказе. Считалось, что в период распада СССР и изменения существующей политической системы тотальность исламской системы, ограниченность ислама как социокультурной системы, гибкое взаимодействие с государственной властью - все это даст исламу важные преимущества в условиях социополитической перестройки общества. Однако превращения ислама в фактор стабилизации и объединения не произошло. Кроме того, в процессе «возрождения» ислама в Дагестане обозначились фундаментальные противоречия между тарикатистами-традиционалистами (суфиями) и так называемыми ваххабитами (салафитами).
Ваххабиты в Дагестане сделали краеугольным камнем своей пропаганды и агитации критику власти в республике. Массовые злоупотребления служебным положением республиканских чиновников, коррупция, социальная дифференциация, закрытость власти и ее нечувствительность к нуждам населения стали одной из причин пополнения рядов салафитов. Последние предлагают альтернативу - истинный «исламский порядок», с радикальным отказом от комму-
низма, демократии и «ложного ислама» как политических моделей. Дагестанские ваххабиты своей основной целью считают освобождение Дагестана от военно-политического присутствия России и построение на базе республики нового исламского государства. Как отмечалось выше, экстремисты во главу угла ставят критику государственной власти. Они призывают к борьбе против чиновничьего произвола и коррупции во всех эшелонах власти, ставя в пример шариат как единственно реальное средство, с помощью которого им представляется возможным улучшить социально-правовое положение мусульманского населения Дагестана. Естественно, прежде чем будет возможно провозглашение главенства шариата, необходимо свергнуть конституционную федеральную власть в республике. Для достижения этих целей экстремистами ведется активная подрывная антиконституционная боевая и идеологическая деятельность. Освобождение Кавказа от русских кафиров (в пер. с арабского «кафир» - неверный, не верующий в Аллаха, немусульманин) [7, с. 206] ваххабиты считают обязательным условием перехода к мирному, созидательному «Великому джихаду» [3].
В значительной степени нагнетает общественно-политическую обстановку в республике непрерывная борьба элит, иногда использующих в своих целях преступные вылазки экстремистов. Соперничество между политическими группировками элит открыло новые возможности экстремистам для продвижения своих корпоративных интересов, связанных с дальнейшей ис-ламизацией общества, укрепления своей финансовой и организационной инфраструктуры. Понятие «политическая элита» трактуется как часть общества, которая имеет доступ к инструментам власти [8, с. 159]. Среди трех типов элит, выделяемых политологами - «элита крови», «элита богатства» и «элита знаний и компетенции», в соответствии с теорией «правящего меньшинства», первые две имеют реальную возможность управлять массами и использовать тенденции развития факторов социальной нестабильности в своих целях. Высокий стабильный уровень безработицы также позволяет экстремистам эффективно пополнять свои ряды как на идеологической основе, так и на материальной.
В любой религиозной системе высшей и абсолютной ценностью является человек, его душа, данная Богом. Радикальный ислам отличается от любой религии, в том числе и от традиционного ислама, тем, что он рассматривает человека как средство для достижения некоторых целей нерелигиозного плана, как средство для решения определенных задач. Главная задача - это распространение ислама. Но, по нашему мнению, тут распространение ислама не есть путь спасения для человека, т. к. человек рассматривается как средство распространения радикальной идеологии, посредством которой достигаются политические цели. На этом этапе фундаментальный ислам, борющийся за возврат к базовым основам религии, превращается в религиозный экстремизм. Правоверный мусульманин и здравомыслящий человек не посмел бы погубить несколько тысяч человек во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке (2001 г.) или убить несколько сот ни в чем не повинных детей при теракте в Беслане (2003 г.), захватить роддом в Буденновске (1995 г.), устроить теракт во время проведения Парада Победы 9 мая в Каспийске (2002 г.) и осуществить взрыв в московском метро (2010 г.). Презрение к человеку и человеческой жизни - это то, что отличает тоталитарную идеологию от религии.
К. С. Гаджиев, исследуя данную тематику, приводит достаточно распространенную версию возникновения причин популяризации крайних течений в мировом и российском исламе. Она заключается в том, что на протяжении всей истории, особенно в кризисные и переломные периоды, приверженцы ислама часто обращались к истокам, к фундаментальным принципам своей веры. Фундаменталистами, если исходить из смысла, вкладываемого в это понятие, следовало бы назвать последователей той или иной идеологии, апеллирующих к ее базовым, или фундаментальным основам [9, с. 284]. В этой связи возникает достаточно правомерный вопрос об определении понятия «традиционный ислам». Традиционного направления в исламе придерживается основное большинство верующих мусульман не только в России, но и во всем мире. Оно сформировалось в соответствии с основными догмами ислама, в числе которых такие важнейшие принципы, как единобожие, почитание Пророка Мухаммада и следование нормам Корана и Сунны. В таком случае, традиционалисты - это приверженцы религиозных основ, переходивших от одного поколения к другому, унаследованных от предков. Но сторонники традиционного направления в исламе не призывают к радикальной борьбе против представителей иных конфессий или течений ислама именно за счет проявления терпимости и понимания необходимости дальнейшего развития духовных ценностей общества. Нравственное развитие обще-
ства невозможно рассматривать в статике, поскольку общественные ценности формируются в первую очередь за счет развития всего того, что формирует образ жизни, - это техника, одежда, искусство, литература, средства связи и коммуникации. Все эти факторы, несомненно, влияют на жизнь, быт, менталитет и отношения в обществе. Благодаря позиции объективного восприятия непрерывного процесса естественной трансформации окружающей действительности, терпимости к остальным конфессиям, сформировалось понятие «светский ислам» как религии, отделенной от государства. Однако отождествление исламского фундаментализма и исламского экстремизма недопустимо. Первый, как и любой другой религиозный фундаментализм, ратует за религиозное воспитание, соблюдение религиозных основ в быту. Второй ставит своей целью распространение - силой, в том числе и на другие страны - исламской модели государства, исламских правил поведения в обществе и семье [5, с. 94].
Представляется, что поскольку базовые основы ислама возникли очень давно, то обращение к фундаментальным принципам, в том смысле, который вкладывают в него нынешние приверженцы радикального ислама, есть противоестественное регрессирующее движение, «шаг назад», автоматически приводящее к отставанию в интеллектуальном и нравственном развитии. Ваххабиты претендуют не только на возвращение (путем создания шариатского государства) к тем принципам, которые господствовали при Пророке Мухаммаде, но и соответственно к тому же образу жизни, несмотря на то, что существующие реалии жизнедеятельности всего мирового сообщества и мусульманской его части существенным образом отличаются от тех рамок, которые предполагает шариат. Необходимо, на наш взгляд, отметить также тот факт, что, согласно концепции ислама, Аллах есть не только источник добра и зла, но и постоянный творец всего сущего. Это означает, что все новации, изобретения и различные достижения во всех сферах жизнедеятельности человека-мусульманина созданы по воле Бога, и отрицать новшества, привнесенные с течением времени и развитием общества, как источник неверия, по меньшей мере нелогично.
В Королевстве Саудовская Аравия ваххабиты ввели несколько жестких ограничений на такие нововведения, как табакокурение, бритье бороды и использование четок в перечислении имен Аллаха в молитвах (всего 99) [3]. Четки, например, были запрещены лишь потому, что Пророк Мухаммад использовал для этой цели пальцы правой руки. Однако богословы-традиционалисты совершенно справедливо отмечают, что четки являются, скорее, средством облегчения и помощи в совершении молитвы, нежели нововведением, ввергающим верующего в грех. Ваххабиты придерживаются строгости в одежде и нравах, ими запрещены шумные празднества. Но, на наш взгляд, чистота действий и помыслов достигается не путем введения ограничений и запретов на те или иные действия, а тяжелой борьбой с человеческими пороками, самосовершенствованием, что прямо прописано в Коране и звучит как джихад против души [10, с. 152], и что неизмеримо сложнее, нежели ведение вооруженной войны. Ведение вооруженной войны под знаменем ислама, в соответствии с исламскими догмами, есть крайняя мера, прибегать к которой возможно в исключительном случае. Это возможно в том случае, например, если методы убеждения и политические методы реализации идей и убеждений полностью исчерпали себя. Отрицательное отношение к научно-техническому прогрессу и новым технологиям приводит к отставанию в экономическом развитии, моральному упадку общества и низкому уровню общественно-культурного развития. Как следствие возникает необходимость в иностранной помощи, что влечет за собой смешение различных видов культур. Но постколониаль-ная стратегия экономического развития в большинстве мусульманских стран дискредитировала в глазах широких масс «модернизацию» как таковую, ибо этот процесс проходил за счет ухудшения положения основной части населения [10, с. 149].
Как ответ на вызов времени в Саудовской Аравии возникла новая доктрина, согласно которой всякие нововведения признавались допустимыми, если они не противоречат духу ислама. Тем самым давалось добро не только на применение современных технических средств, но и на современные формы их использования, новую «технологию» управления государством. С одной стороны, было создано государство с управляемой им религией, с другой - в королевстве оставался так называемый оппозиционный ислам, выступавший против нововведений и всякого государственного контроля. Как следствие еще одной причиной развития радикализма является отрицательное отношение к новым веяниям науки, развитию и внедрению новых технологий в повседневную жизнь общества.
Нельзя отрицать тот очевидный факт, что ислам и национализм на Кавказе, как, впрочем, и во всем остальном мусульманском мире, взаимодополняют и подпитывают друг друга [9, с. 282]. Важную роль в формировании национальной идеи играет религия. Мировые религии, в силу своей универсальности, призваны стирать этнические, языковые, политические и иные различия между людьми и народами [9, с. 279]. Но, безусловно, существует определенная связь между религией и национальным самосознанием. В исламе, по сути, нет разделения на религиозное и светское. Ислам, в отличие от других религий, представляет собой систему, охватывающую буквально все стороны жизнедеятельности человека и общества. Сам принцип законодательства в исламе принадлежит только Аллаху. Соответственно, любая деятельность, как отдельного человека, так и целого государства, должна соответствовать законам, указанным в Коране и Сунне. В исламе правитель является одновременно и духовным лидером, и верховным главнокомандующим, и президентом, с той лишь разницей, что при любом его действии, противоречащем «высшему закону Аллаха», он будет отстранен от своего поста. На первом же месте в числе обязанностей правителя стоит сохранение религии и следование законам шариата во всех государственных делах [10]. Таким образом, единство религии и политики, религии и национальной идеи вытекает из самой сущности ислама. В России на данном этапе сложился лишь «политический ислам», который в ряде случаев тесно связан с национальным фактором, а то и с национализмом. Это, однако, не политизация ислама, а, скорее, исламизация политики, т. е. использование ислама в политических целях, весьма далеких от исламских целей и ценностей [5]. Ислам, в отличие от христианства, предполагает распространение религии силой в том числе. Кроме того, ислам предполагает активную вооруженную борьбу с врагами ислама, а в процессе распространения религии и борьбы с врагами ислама с помощью огня и меча решаются различные политические задачи. Жесткое силовое вмешательство объясняется при этом необходимостью соблюдения религиозных норм.
Отсутствие разделения государства и религии, религии и политики, религии и права, религии и общественной жизни в исламе можно сравнить со временем расцвета инквизиции в христианском мире, когда верховная политическая власть в европейских государствах дефакто принадлежала духовным лидерам. Беспрекословное следование нормам шариата, без учета естественного видоизменения религий в процессе развития мирового сообщества с течением времени, тождественно необходимости строжайшего соблюдения норм Слова и Закона Божьего, прописанных в христианском Священном Писании. Но Европа и христианский мир переросли этот этап своего социально- и религиозно-политического развития именно за счет развития науки и культуры. Представляется важным привести мнение известного ученого Н. Н. Моисеева, согласно которому цивилизации гораздо старше любой религии и цивилизация сама выбирает религию и адаптирует ее к своим традициям, оправданным историческим опытом [11].
Терроризм в России в настоящее время действительно имеет окраску исламского экстремизма, но это не дает оснований полагать, что суть ислама есть терроризм. Ислам, как и остальные мировые религии, не призывает к кровавым расправам общественно опасными способами с невинными людьми, придерживающимися иных конфессиональных взглядов, а известное выражение «Нет Бога, кроме Бога» означает признание единого Бога, а принципа единобожия придерживаются все мировые религии. На смену противостоянию в «холодной войне» пришло противостояние западной и восточной цивилизаций, хотя в процессе интеграции, развития международных и межцивилизационных отношений эти культуры подпитывали и взаимодополняли друг друга. В этом аспекте попытки создания антиисламских в общем, но не антиэкстремист-ских в частности, настроений в российском обществе способны еще больше расшатать непростую социально-политическую обстановку в условиях поликонфессионального государства. Учитывая тот факт, что Кавказский регион является своеобразным треугольником, в котором присутствуют три мировые религии - христианство, ислам и буддизм, усиление и проявление крайних взглядов религиозных экстремистов создает опасность расширения религиозных конфликтов в регионе и с традиционным исламом, и с другими конфессиями [12].
Очевидно, что ислам - это важнейший вопрос как внутренней, так и внешней российской политики. Мы выделяем следующие основные принципы российской политики в отношении ислама:
— уважительное отношение по отношению к исламу как внутрироссийскому, так и мировому. Что касается мирового ислама, то здесь принцип уважительного отношения к исламу должен характеризоваться прежде всего недопустимостью отождествления ислама как религии в целом с экстремизмом;
— дифференцированный подход по отношению к различным течениям и направлениям в мировом исламе.
Вероятно, что некие заинтересованные силы пытаются реализовать свои геополитические интересы, используя этноконфессиональные и межрелигиозные противоречия против России, в частности, путем перенацеливания острия исламского экстремизма в направлении России. В исламском мире, внутри России, в рамках СНГ, в дальнем зарубежье есть силы, которые являются геополитическими союзниками России, имеют с ней общие стратегические, цивилизационные и геополитические цели, общую «евразийскую культуру». Нельзя не обратить внимания и на то, что политика западных государств в отношении ислама не всегда является последовательной и подчас основана на двойных стандартах. Мы полагаем, что Запад, конечно, не заинтересован в провоцировании исламского экстремизма, но в ряде случаев способствует переориентации вектора его агрессии в сторону России, обостряя тем самым внутриполитические противоречия.
Терроризм - это международное явление, не имеющее отношения ни к религии, ни к национальности. Террористы исламского происхождения объявляют себя мусульманскими террористами, основывают свою деятельность на нормах ислама, апеллируют к ним, цитируя определенные аяты Корана, Сунны Пророка. И даже безобидное сочетание слов «Аллаху Акбар» («Аллах велик») в их устах приобретает явный оттенок угрозы.
Однако представление об исламе как о силе, угрожающей цивилизованному человечеству, отождествление ислама с терроризмом, нетерпимостью, насилием, неуступчивостью по отношению к другим религиям и народам, не только угрожают социальной, национальной и меж-конфессиональной стабильности, но и наносят вред престижу самого ислама. И первый шаг к исправлению этого положения, т. е. формированию позитивного облика ислама, соответствующего его подлинному духу и сути, - это публичное признание того, что ислам не един, и в нем существует множество разных версий и течений, и что необходимо размежевание с крайними формами исламского экстремизма, в первую очередь с ваххабизмом [5]. Поэтому в процессе осуществления политической деятельности России нельзя допускать отождествления ислама и исламского фактора с исламским экстремизмом и, как следствие, перехода к позиции противостояния исламу «по всему фронту».
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Большая советская энциклопедия. - М., 1971. - Т. 4. - С. 340.
2. Гогиберидзе Г. М. Исламский толковый словарь. - Ростов н/Д: Феникс, 2009. - С. 131.
3. Мантаев А. А. Ваххабизм и политическая ситуация в Дагестане: дис. ... канд. полит. наук. - М., 2002. -186 с.
4. Коран / пер. с араб. и коммент. И. Ю. Крачковского. - М., 1963.
5. Кортунов С. В. Исламский экстремизм и политика России // Россия в глобальной политике. - 2003. -№ 1. - С. 94-95.
6. Примаков Е. М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость. - М., 2009. - С. 44.
7. Али-заде А. Исламский энциклопедический словарь. - М., 2007. - С. 206.
8. Политология: учеб. / под ред. П. Л. Карабущенко, Р. Х. Усманова. - Астрахань: Изд. дом «Астраханский университет», 2007. - С. 159.
9. Гаджиев К. С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. - М.: Логос, 2010. - С. 284.
10. Косов Г. В. Политическая концепция ислама: проблемы цивилизационного и политологического развития. - Ставрополь: Возрождение, 2008. - С. 152.
11. Моисеев Н. Н. Судьба цивилизации. Путь разума. - М.: Изд-во Моск. независимого эколого-политолог. ун-та, 1998. - С. 42.
12. Новоселов С. В. Военно-политическая ситуация в Каспийском регионе // Каспийский регион: культура и образование. - 2008. - № 2 (15). - С. 11.
Статья поступила в редакцию 12.11.2010
SOME REASONS OF POPULARIZATION, DEVELOPMENT AND PROPAGATION OF ISLAMIC RADICALISM IN THE REPUBLIC OF DAGESTAN
Yu. A. Dorokhov
It is not possible to research and understand a religio-political conflict in Dagestan without studying the contradictions between two Islamic doctrines. One of them, Sufism, has began to claim to the role of traditional Islam, and the other, Salafism, has turned to a radical-extreme tendency, named later "Wahhabism". The results of the investigation enable to evaluate Wahhabism as a religio-political tendency.
Key words: Sufism, Salafism, traditional Islam, radical Islam, Wahhabism.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх