Определение категории «Регион» в современном научном дискурсе Текст научной статьи по специальности «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»

Научная статья на тему 'Определение категории «Регион» в современном научном дискурсе' по специальности 'Комплексное изучение отдельных стран и регионов' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 23 — Комплексное изучение отдельных стран и регионов
  • ВАК РФ: 11.00.00

Статистика по статье
  • 5116
    читатели
  • 408
    скачивания
  • 1
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Научная статья по специальности "Комплексное изучение отдельных стран и регионов" из научного журнала "Псковский регионологический журнал", Межевич Николай Маратович

 
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Определение категории «Регион» в современном научном дискурсе". Научная статья по специальности "Комплексное изучение отдельных стран и регионов"

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РЕГИОНОЛОГИИ
Н. М. Межевич
ОПРЕДЕЛЕНИЕ КАТЕГОРИИ «РЕГИОН» В СОВРЕМЕННОМ НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ
Парадигма регионализации научного знания
Эволюция политического и экономического положения в России подчиняется некоторым общим закономерностям. В настоящее время значение территориального фактора в развитии российского общества становится общепризнанным. Региональные факторы привносят через свою «территориальность» новое качество в, казалось бы, известные процессы общественного развития. Формально одинаковые в планетарном масштабе явления экономической и политической жизни в российских условиях приобретают новые качества. Развивается и наукотворчество. На сегодняшний день достаточно очевидна попытка создания «новых» теоретических конструкций, при случайном или демонстративном игнорировании существующего научного потенциала. «До последних десятилетий понятия «регион» и «регионализм» в нашей стране практически не применялись.... Интерес отечественной академической науки к проблемам регионализма проявился во второй поло-
вине 1980-х гг. в связи с попытками обоснования новых подходов, альтернативных формационному, к исследованию общественноисторического процесса»1. Подобные мнения, увы, не редкость на страницах серьезных научных изданий. Один бесспорно положительный эффект такой «регионализации» можно отметить сразу - она дает шанс многим отечественным политологам и социологам. Результаты исследований, ориентированных на конкретные территории, пользуются все более широким спросом. «События двух прошедших десятилетий сделали из «регионализма» и «этнонационализма» в исследованиях западных индустриальных обществ некое подобие политической и академической моды»2.
При этом следует отметить то, что введение в научный оборот новых, прежде всего западных теоретических концепций не должно приводить к нигилизму по отношению к традиционным научным концепциям. Серьезные сомнения вызывают подходы провозглашающие то, что «в наше время не существует никаких других теорий, кроме западных», а, следо-
1 Распопов Н. П. Социально-политическая стабильность региона - субъекта РФ // Полис, № 3, 1999, с. 89.
2 Роккан С., Урвин Д. Политика территориальной идентичности. Исследования по европейскому регионализму // ЛОГОС, № 6 (40), 2003, с. 117-118.
вательно, «наиболее эффективный способ формирования пространства для теоретической работы - использование существующих западных концептов»3 . Советская научная школа, прежде всего в региональной экономике и экономической географии, а также хозяйственная практика, связанная с планированием - уникальный по значению потенциал российского регионоведения, унаследованный из советской эпохи, который также востребован. Политологи указывают на возникновение еще одной дисциплины - «географии общенациональной политики». Поставлен вопрос и о «политическом регионоведении». Следует предположить то, что перед нами политическая география, достаточно давно развиваемая, в том числе и отечественными географами.
В связи с вышеизложенным необходимо более подробно уточнить определение самого понятия «регион» и его трактовку с точки зрения общенаучной методологии вообще и экономической науке в частности.
Понятие регион проникло в русский язык сравнительно давно, в конце XIX в. С этого периода понятие включается в словари и определяется как «страна, область, пространство воздуха.»4. В дальнейшем понятие перешло как бы в «резервный фонд» общественных наук. Второе рождение данного понятия связано с развитием интереса к территориальным проблемам в рамках географии и экономики. В 1960-1970-е гг. под влиянием идей У Изарда в СССР возникла т.н. «региональная наука» связанная с именем экономиста, академика Н. Н. Некрасова5.
Развитие общественных наук привело к тому, что возникла целая система понятий регионального плана. Такие термины, как регионализация, регионализм, регионалистика, региональная стратегия, региональная политика,
стали неотъемлемым элементом не только экономики и географии, но и постепенно проникали в другие общественные науки - историю и политологию. Большой юридический словарь определяет регион следующим образом. Регион - (от французского region): 1) во Франции самая крупная административно-территориальная единица; 2) в Бельгии с 1993 г. один из двух типов субъектов федерации6.
Еще в большей степени «внешний» характер термина регион предлагается в Большом толковом словаре иностранных слов. Регион - это область, район, часть страны, мира, определяемая некоторой экономической, географической, культурной, национальной, политической общностью: Тихоокеанский регион, Дальневосточный регион и т.д. В этом определении обращает на себя внимание то, что понятие регион отнесено как к частям одного государства, так и к совокупности государств7. Аналогичный подход используется и в оксфордском словаре, трактующим регион как район мира, образованный соседними странами, которые, с международной точки зрения, рассматриваются социально, экономически или политически взаимозависимыми8.
В словаре современной экономики известного издательского концерна «Мак-Гроу-Хилл» в статье «регион» указывается: «Этот термин употребляется применительно к какой-либо площади, которая может быть самого разного размера, от небольшого района в крупном городе до огромных частей внутри континентов. В США, например, собираются региональные или субнациональные данные по районам переписи (census tracts), территориям-метрополитенам (metropolitan areas), графствам, штатам и группам штатов внутри основных регионов, таких как Новая Англия и Среднеатлантические штаты»9. Регион в
3 Радаев В. В. Есть ли шанс создать российскую национальную теорию в социальных науках? // Pro et Contra, 2000. Т. 5, № 3. - С. 207-208.
4 Миськевич Г. И. Хаустова Ю. Ф. Терминология и культура. - М., 1981, с. 542.
5 Некрасов Н. Н. Региональная экономика. 2-е издание. Экономика, 1978; Дмитриева О. Г. Региональная экономическая диагностика. - СПб., 1992; Изард У Методы регионального анализа: ведение в науку о регионах. - М.: Мысль, 1966; Категории региональной экономики. Препринт института социально-экономических проблем АН СССР. - Л., 1985; Хорев Б. С. Региональная политика в СССР. - М., 1989; Шнипер Р. И. Регион: экономические методы управления. - Новосибирск, 1991; Основания регионалистики. - СПб., 1999.
6 Большой юридический словарь. - М., 1998, с. 585-586.
7 Большой толковый словарь иностранных слов. Т. 3. - Ростов-на-Дону, 1997, с. 173.
8 Oxford English Dictionary. 2nd ed. - Oxford. Oxford University, т. ХШ, 510-511.
9 The McGraw-Hill Dictionary of Modem Economics: A Handbook of Terms and Organizations N.Y. etc.: McGraw-Hill Inc, 1965, р. 431.
общенаучном плане является обособленной частью более широкой социально-территориальной общности. Регион образует подсистему хозяйства, народонаселения, культуры, политики и прочих сторон жизни общества.
Регион не является только экономической или географической категорией, т.е. нельзя отождествлять понятия «регион» и «территория». Территориальная составляющая является существенной для любого региона, поскольку является базисом, как его формирования, так и его существования. Любой регион представляет собой территорию, но одного территориального компонента недостаточно для того, чтобы назвать территорию регионом. Необходимой предпосылкой формирования региона на определенной территории является наличие специфики экономического, этнографического, конфессионального, социально-культурного состава, особый характер политической организации общества и властных элит.
Для того чтобы территория или совокупность государств, представляющая собой некую общность, стала «регионом», необходимо наличие всех или части следующих признаков:
• общность исторических судеб.
• наличие свойственных только этой группе особенностей культуры (материальной и духовной).
• географическое единство территории.
• сходный тип экономики.
• совместная работа в региональных международных организациях.
Понятие «регион» относится к универсальным категориям общественных наук. Интегративные возможности данного термина позволяют его, не только отнести к ряду наук, но и связывать эти науки, трансформируя их компоненты в единую систему региональных исследований. Ситуацию, сложившуюся с трактовкой данного понятия очень точно охарактеризовал американский исследователь Д. Пучала. Он сравнил теоретические подходы к регионализму с эпизодом в сказке о сло-
не и нескольких слепых. Каждый дотрагивался до определенной части тела животного, пытаясь описать его целиком. Естественно, верного варианта дать не смог ни один из них, хотя каждый был уверен в правильности собственных выводов10 .
Термин регион употребляется довольно многозначно:
• «как синоним термина район;
• для обозначения сопоставляемых таксонов принадлежащих к различным системам таксонирования или к различным порядкам одной и той же системы таксонировании;
• для обозначения любых территорий, по своим признакам не «подходящих» к принятой системе территориального членения и не позволяющих обозначить их другими тер-минами»11.
В самом общем виде регион можно определить следующим образом: регион - это геотория (территория, акватория или совокупность последних), отвечающая следующим признакам:
1. Наличие внутренней целостности, единства или генетической взаимосвязи между ее частями.
2. Присутствие признаков отсутствующих в других целостностях.
3. Специфическая роль в структуре международных отношений и признание этой роли всеми (или почти всеми) основными участниками внешнеполитического процесса.
Как отмечает профессор А. А. Сергунин, в современном регионоведении популярна точка зрения Л. Рэмкельда, считающего «регион» супертермином, включающим ряд основополагающих признаков, в числе которых население, территория, общность истории, природные условия, характер решаемых проблем и т.п. Выбор того или иного значения термина зависит от характера задач, стоящих перед исследователем. В принципе, рассматриваемое понятие допускает различное содержание, а также комплексное использование критериев при выделении того или иного «региона»12.
Сегодня регион это фактически признанный элемент системы международных
10 Puchala D. J. Of Blind Men, Elephants and International Integration // Journal of Common Market Studies, 1972. N 10, p. 47.
11 Алаев Э. Б. «Социально-экономическая география» Понятийно-терминологический словарь - М., 1983 с. 69.
12 См.: Сергунин А. А. Проблемы и возможности регионалистики // Полис, 1994, № 5, с. 149-150.
отношений, которая складывается в крупных политико-географических зонах.
Следует иметь в виду, что любое деление пространства (территории) на регионы носит довольно условный характер. Необходимость разделения крупных территориальных единиц на части обусловлена очень большой дифференциацией пространства по многим признакам. В основе выделения региона лежит принцип целесообразной целостности, определяемый группой регионообразующих факторов. Различают, с одной стороны, внутреннюю целостность региона - формирование его хозяйственного комплекса, проведение единой политики, создание единых органов власти, управления и т.п., а также внешнюю целостность региона - его обособленность по отношению к другим таким же регионам, к целой территории, к другим территориям и их составным частям.
Географические границы региона, как правило, не являются константой, и носят сугубо подчиненный характер. При этом географический фактор не только не является единственным при определении границ региона. В основе этого процесса лежат особые экономические, политические, этноконфессиональ-ные отношения, складывающиеся между входящими в данный регион государствами и общепризнанными «центрами силы».
В результате, свойства и контуры региона могут меняться в зависимости от динамики этих отношений, или под влиянием иных факторов, например, столкновения интересов региона и интересов внешних субъектов. Внутри региона выделяются субрегионы - локальные группы государств с более тесными и имеющими свою специфику по отношению ко всему региону в целом взаимоотношениями.
Регион не является только географической категорией, то есть нельзя отождествлять понятия «регион» и «территория». Территориальная составляющая является существенной для любого региона, поскольку является базисом, как его формирования, так и его существования. Любой регион представляет собой территорию, но одного территориального компонента недостаточно для
того, чтобы назвать территорию регионом. Необходимой предпосылкой формирования региона на определенной территории является наличие специфики политического, экономического, этнографического, конфессионального и социально-культурного состава.
Рассмотрим основные компоненты понятийно-терминологического блока регионоведе-ния. Существует большое количество научных подходов. Так в энциклопедическом словаре «Федерализм» регионалистика обозначена как «взаимосвязанная система наук, отражающая влияние регионализации на все стороны жизни общества - экономику, культуру, политику
и, тем не менее, не представляющая единой дисциплины»13. Возможно и следующее расширительное определение: «Регионалистика. рассматривается как комплексная синтезирующая гуманитарная дисциплина, изучающая процессы деятельности и существования человека (человеческих коллективов) и создаваемой им культуры во взаимодействии с окружающей средой в рамках компактного географического пространства, «региона»14.
Существует еще один аспект проблемы. Регионоведение стало не только научной концепцией, но и учебной дисциплиной. В последние годы вышел целый ряд учебников и учебных пособий по этому вопросу15. Мы рассматриваем регионализм как важнейшую экономическую и политическую характеристику развития практически любого общества. Однако при этом российский регионализм и его западная версия (верно и обратное) имеют разный генезис, пространственные и экономические характеристики проявления, политико-экономические последствия.
Любая научная концепция, особенно возникающая на стыке различных дисциплин, является результатом предшествующего развития научного знания. Региональные исследования развивались в рамках различных наук. Пространственные различия в обеспеченности ресурсами и уровне экономического развития, качестве жизни населения характерны практически для всех государств, объективный характер территориальных различий, не-
13 Федерализм. Энциклопедический словарь. - М., 1997, с. 199.
14 Основания регионалистики. Формирование и эволюция историко-культурных зон. - СПб., 1999, с. 9.
обходимость воздействия на них с целью достижения общественно значимых целей достаточно давно изучается экономико-географами, экономистами, политологами и этнографами.
Понятие «регион» в экономической науке
Исследования экономического регионализма в советское время проводились как экономистами, так и экономико-географами. Как правило, данные теоретические представления разрабатывались научными школами, ориентированными на изучение характера территориально-экономического развития за рубежом. Речь идет, прежде всего, об исследователях из Москвы (МГУ, комплекс институтов АН СССР), Новосибирска (СО АН СССР) и Ленинграда (ЛГУ, ЛФЭИ, ИСЭП АН СССР). Однако детальное исследование данного понятийно-терминологического блока, сделанное ранее, не соответствует реалиям новых хозяйственных условий. Более того, сказывается то, что исследования региональной экономической политики не то что бы были запрещены, но их разработка сталкивалась с проблемами, ответить, на которые в рамках плановой экономики было трудно. К примеру:
• могут ли интересы региона, т.е. части страны, противоречить интересам всей страны?
• всегда ли экономическое развитие региона, осуществляемое в интересах страны, совпадает с экономическими интересами региона?
• почему декларируемая политика сближения уровней социально-экономического развития крупных регионов и союзных республик привела к удивительно скромным результатам?
Существует ряд экономических подходов к пониманию региона. В советской экономике (как науке) главной базой для формирования представлений о регионе послужила в конце 1960-х гг. региональная экономика, определяемая в то время ее основоположником академиком Н. Н. Некрасовым как новое направле-
ние в экономической науке, задачей которого является постановка и разработка новых теоретических проблем, необходимых для практического решения современных задач планирования и территориальной организации хозяйства страны. Тогда же Н. Н. Некрасов подробно сформулировал представление о региональной экономике в экономической науке. Региональная экономика, по мнению Н. Н. Некрасова, изучает совокупность экономических и социальных факторов и явлений, обуславливающих плановое формирование и развитие производительных сил и социальных процессов в каждом регионе страны»16 .
Междисциплинарный характер региональной экономики, а точнее, характер ее связей с другими науками подчеркивал А. Е. Пробст, писавший о том, что в региональные исследования последних лет вовлекались широкие круги не только экономистов и экономи-ко-географов, но и физико-геграфов, геологов, почвоведов, технологов, социологов и представителей ряда других общественных и природоведческих наук». По его мнению, «предметом региональной экономики должна являться территориальная организация общественного производства района (региона), если понимать под общественным производством не только материальное производство, но и всю сферу обслуживания населения, как основную производительную силу и систему его расселения» и «предметом региональной экономики является изучение закономерностей определяющих наиболее рациональную структуру территориально-производственных комплексов разного ранга и типа (профиля) в зависимости от конкретных условий района»17.
Как наука региональная экономика определяется и Э. Б. Алаевым: «региональная экономика, есть географическое (региональное) направление в экономике, научная дисциплина, изучающая в интересах народнохозяйственного планирования особенности и закономерности размещения производительных сил и развития регионов»18.
15 Маршалов А. С., Новоселов А. С. Основы теории регионального воспроизводства. - М., 1998; Ларина Н. И., Кисельников А. А. Региональная политика в странах рыночной экономики. - М., 1998; Сигов И. И. Региональная политика и управление. - Чебоксары, 1997.
16 Некрасов Н. Н. Региональная экономика. - М., 1975, с. 14.
17 Пробст А. Е. Региональная экономика и экономическая география // Теоретические аспекты экономической географии. - Л., 1975, с. 81.
18 Алаев Э. Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь. - М., 1983, с. 44.
При исследовании территориальных связей регион можно рассматривать, по крайней мере, с двух сторон: во-первых, как часть единого народно-хозяйственного комплекса страны; во-вторых, как самостоятельное целостное образование, имеющее свои целевые установки развития, свой ресурсный потенциал, свои способы соединения производственных ресурсов - факторов производства. Каждая из этих сторон имеет свои особенности, что накладывает отпечаток на процесс управления ходом регионального развития19 .
Существует и несколько иная точка зрения, отраженная в Экономической энциклопедии «региональная экономика - отрасль экономической науки, изучающая закономерности территориальной организации общественного производства и механизм их действия. Исследует экономические явления и процессы, связанные с развитием хозяйства отдельных регионов и территориально-производственных комплексов»20. Подобные определения можно рассматривать и оценивать достаточно критически. К примеру, можно спорить, является ли региональная экономика частью географической или экономической науки. Рассматривался и вопрос о правомерности считать региональную экономику синонимом региональной науки. Подобные споры велись достаточно интенсивно в 1970-1980-е гг. Можно также обсуждать идеологический характер региональной науки. Подобная дискуссия также имела место. Однако для нас принципиально важно другое - региональная наука и региональная экономика могут рассматриваться, прежде всего, как базисные научные концепции конца ХХ в.
Таким образом, большинство экономистов считает регион не только подсистемой социально-экономического комплекса, но и относительно самостоятельной его частью с законченным циклом воспроизводства, особыми формами проявления стадий воспроизводства и спецификой протекания социальных и экономических процессов. Регионализм опирается на объективную дифференциацию природных и экономических условий, однако формируется лишь в том случае, если он
«оформлен» экономическими интересами тех или иных групп, как в центре, так и на местах. Коллектив авторов во главе с П. Г. Щед-ровицким и В. Н. Княгининым предлагает использовать понятие «административный регион» т.е. сообщества, которые формируются в границах юрисдикции административных органов (органов управления) субъектов федерации21 . Основными характеристиками административно-интегрированных сообществ стало создание экономической системы, обычно именуемой «бюджетной экономикой», когда именно бюджет рассматривается в качестве главного источника для финансирования социально-экономического развития, а все подпадающие под юрисдикцию субъекты выступают в качестве доноров бюджета либо реципиентов бюджетных средств. Наиболее выраженными чертами «бюджетной экономики» являются следующие:
а) возможность органов власти субъектов федерации оказывать формальное или неформальное влияние на деятельность предприятий, расположенных в пространстве их юрисдикции;
б) строгая иерархия организации экономической жизни;
в) «экономика для своих». Становясь «своими» для административных структур, хозяйствующие субъекты получают разного рода преференции за счет государственных (бюджетных) средств: кредиты, поручительства, лицензии, бюджетные заказы и пр.; возможность создавать «стратегические альянсы» административных органов и хозяйствующих субъектов на базе не экономических, а административно-политических или личноклановых соображений; включение в систему обращения ресурсов только внутри круга аффилированных лиц;
г) своеобразный «административный налог» - обязательная и безвозвратная передача хозяйствующими субъектами финансовых и иных имущественных ресурсов в распоряжение органов власти субъектов федерации;
д) территориально замкнутый баланс прибылей и обременений в административноинтегрированном сообществе. В этом балан-
19 Фетисов Г. Г. Орешин В. П. Региональная экономика и управление. - М., 2006, с. 36.
20 Экономическая энциклопедия. Т. З. - М., 1985, с. 477.
21 На пороге новой регионализации России. - Н. Новгород, 2001, с. 10-12.
се сумма прибылей принципиально сопоставима с объемом обременении;
е) «зонтичная экономика». Особенностью «зонтичной» структуры является то, что она как бы «накрывает протекционистским зонтиком» всех находящихся на административно контролируемой ею территории субъектов, распределяя между ними прибыли и обременения.
Итак, «экономика региона, будучи подсистемой социально-экономического комплекса страны, обладает многими чертами системы, но при этом проблемы региона не являются унифицированным зеркальным отражением проблем общей системы. Отсюда необходимость исследования закономерностей региональных воспроизводственных процессов и разработки механизма управления ими»22 . Схожее определение дает и А. И. Добрынин: «Под регионом... следует понимать территориально специализированную часть народного хозяйства страны характеризующуюся единством и целостностью воспроизводственного процес-са»23 . У сторонников воспроизводственного подхода немало критиков, с их точки зрения даже системы национальных счетов в принципе ориентированы на понятие «граница региона» как точку отсчета и наделяют территории (как некие единые структуры) определенными показателями хозяйственной деятельности -подобно показателю веса у слона. Керстен Хер-рманна-Пиллат - директора института культурологических сравнительных исследований Университета Виттен/Хердекке, ФРГ пишет: «Платежный баланс позволяют различать в системах национальных счетов показатели внут-риэкономической и внешнеэкономической деятельности, но и они по существу не дают представления об экономических характеристиках внутренней экономики. Нет систем счетов для областей, провинций или федеральных земель, хотя с экономической точки зрения, понятие политической границы является, собственно говоря, абсолютно произвольным. Так, для благосостояния Баварии ее экономические свя-
зи с землей Северный Рейн-Вестфалия столь же важны, что и с Францией»24. Регион трактуется и как «социально-производственная инфраструктура, которая создается разнообразной деятельностью регионального социума и охватывает некоторую территорию.25
Регионализм возможен на территории, претендующей на определенную экономическую самостоятельность. Формирование регионального воспроизводственного процесса, географическое «замыкание» экономики является для экономистов признаком регионооб-разования. Регион как хозяйственная система представляет собой часть территории, на которой развивается система связей и зависимостей между предприятиями и организациями, т.е. система управления. Для экономистов основным объектом хозяйственного управления выступает субъект федерации. После распада Советского Союза в России слово «регион» все чаще используется в качестве удобного синонима словосочетания «субъект Федерации». Именно это звено, часто не обладая остальными критериями региона, опирается на возможности управленческого воздействия и может перекраивать пространство «под себя» занимаясь регионостроительством.
Такой подход активно применяется в ЕС. Как известно, основной классификацией региона, используемой с 1988 г. для различных целей институтами ЕС, является Номенклатура территориальных единиц для статистики (the Nomenclature of territorial units for statistics
- NUTS), которая установлена статистическим управлением Европейской комиссии. Эта номенклатура, с одной стороны, обеспечивает единый, универсальный подход к организации региональной статистики в Сообществе в целом , а с другой - учитывает административное деление, закрепленное в законодательстве стран - членов ЕС. Поэтому основу NUTS составляют так называемые нормативные регионы, т.е. территориальные единицы, имеющие строго очерченные национальными органами административные границы. Так, в со-
22 Системный анализ экономики региона. - Ижевск, 1999, с. 13.
23 Добрынин А. И. Региональные пропорции воспроизводства. - Л., 1977, с. 9.
24 Херрманн-Пиллат К. Предисловие главного редактора к журналу РоШекопот № 11 // www.politekonom.ru/ec_pol/ айо1о^/агсЬ_айо1/1023142359.rtf 29.04.2005
25 Балдецкая О. Р. Особенности пограничного региона и их влияния на этнонациональную идентичность // Регион: проблемы и перспективы, № 3, 1997, с. 54.
ответствии с номенклатурой, действовавшей в рамках ЕС-15 территория ЕС делилась на 78 регионов первого уровня (NUTS 1), 211 -второго (NUTS 2), 1093 - третьего уровня (NUTS 3), 1029 - четвертого уровня (NUTS 4) и 98544 региона пятого уровня (NUTS 5).
Понятие «регион» в экономической и социальной географии
Социально-экономическая география оказалась наиболее питательным субстратом для развития нового и весьма значительного научного направления. Это связано и с тем, что внутренняя структура географической науки является более гибкой, более диверсифицированной и отражающей как знания о природе, так и знания об обществе.
Географами были исследованы представления о влиянии пространственных различий в природной среде на пространственные различия в производственном направлении хозяйства. Этот вопрос был выделен Н.
Н. Баранским как «корневой», относительно которого экономико-географ может сказать «если не мы, то кто же»26 .
В географии, изучающей территориальную дифференциацию организации природной и общественной среды, практически каждое научное направление в конце концов выходило на проблемы региональной организации общества.
В 1947 г. один из основоположников социальной географии Р. М. Кабо сформулировал представление об общественно-территориальном комплексе. Заслуга Р. М. Кабо в том, что концепцию общественно-территориального комплекса он сформулировал в системе «общество-природа», и ввел понятие «образ жизни» применительно к общественнотерриториальному комплексу как объекту, изучаемому географией. Р. М. Кабо писал: «Одинаковые условия жизни вырабатывают одинаковые ее формы, которые типично повторяются на определенных пространствах, очер-
чивая те или иные географические ареалы».27
В начале 1970-х гг. интерес к территориальным общностям, лежащим в основе регио-нообразования, стал более активно проявляться в рамках географии, что было закономерно связано с общим развитием «социального крыла» тогда еще формально экономической, а не социально-экономической географии. Важный вклад в изучение данного вопроса внес авторский коллектив под руководством А. А. Долинина, давшего следующее определение социально-территориальной общности (СТО) людей, как «группы людей, живущих на какой-то определенной территории и объединенных отношениями и интересами, обусловленными фактом проживания и работы на данной тер-ритории».28 А. А. Долининым, В. Г. Асеевым, Г. В. Еремичевой выделены признаки, определяющие границы СТО.
• Историческое прошлое и связанные с ним навыки трудовой деятельности, особенности быта.
• Уровень социального развития.
• Социально-экономические условия среды жизнедеятельности.
• Природные условия.
• Административно-территориальное
деление29 .
Понятие «регион» в социологии
Развитие социологической науки также осуществлялось в направлениях объективно выводящих на проблематику регионализма. Появление региона связано с идейной и практической самоидентификацией определенной территориальной общности. По определению П. Бурдье, социальное пространство
- это «ансамбль невидимых связей, тех самых, что формируют пространство позиций, внешних по отношению друг к другу, определенных одни через другие, по их близости, соседству или по дистанции между ними, а также по относительной позиции: сверху, снизу или между, посредине»30. По словам Бурдье,
26 Баранский Н.Н. Избранные труды. Становление советской экономической географии. - М., 1980, с. 73.
27 Кабо Р. М. Природа и человек в их взаимных отношениях как предмет социально-экономической географии // Вопросы географии, № 1. - М., 1947, с. 28.
28 Долинин А. А. Социальная география особая ветвь географии населения. В сб.: Теоретические аспекты экономической географии. - Л., 1975, с. 57.
29 Долинин А. А., Бугаев В. К., Шипунова 3. И. Проблемы методики и методологии исследования территориальных общностей в системе социального районирования // Социальная география СССР. - Л., 1984, с. 101.
30 Бурдье П. Начала. - М., 1994, с. 185.
существует «пространство отношений, которое столь же реально, как географическое пространство»31 . В советской, а затем российской социологии движение к проблематике исследования региона связано с социологией города и региональной социологией. По мнению А. И. Сухарева, «региональная социология - это научное направление, изучающее закономерности территориальной организации социальной жизни и планомерного изменения социального облика регионов»32 .
Развитие региональной социологии в СССР в 1970-1980-е гг., прежде всего, было связано с деятельностью секции социологии городов и регионов Советской социологической Ассоциации. Именно в рамках социологии города были сформулированы представления о территориальной общности людей. По мнению М. Н. Межевича «ключевым понятием, «схватывающим» объективную связь территориального и социального срезов общественной организации, является, с нашей точки зрения, понятие территориальной общности людей как специфического социального образования» При этом территориальная общность, это «совокупность людей между которыми возникает определенная связь в силу однородности объективных условий их жизнедеятельности и которые оказываются носителями определенных общественных отноше-ний»33. Польский социолог, Ян Щепаньский еще в 1960-е гг. в своей работе «Элементарные понятия социологии» отмечает, что наряду с существованием социологии города и социологии деревни существует специфический раздел этой науки, изучающей «географически - экономию-социальные ценности». По мнению Щепаньского эти целостности образуют «села, малые и большие города, области, находящиеся под влиянием либо больших городов, либо особой концентрации промышленных, культурных институтов или институтов обслуживания»34. Таким образом, Ян Щепаньский фактически выходит на понятие
региона. Развитие региональной социологии, изучающей социальные явления в территориальном плане, представляется весьма важной частью изучения региона. Очевидно то, что социология одна не может охватить весь спектр этих объективных причин. Очевидно, что основным партнером социологии должна быть, в данном случае география, причем не только социальная, но и физическая, экономическая, а также собственно экономика. В этом случае изучение социально-территориальных различий превращается в комплексный анализ территории.
Политологические подходы к регионализму и диалектика внутригосударственного и международного регионализма
Политологические аспекты понятия «регион» достаточно распространены в современном обществознании. Известный исследователь региональной политики в ЕС А. Ланд-бассо, пишет: «Если первый этап развития регионалистики характеризовался феноменологией, а второй - рационализмом и плюрализмом, то нынешний... в своей основе иде-ократический, плюс к этому - он пронизан антропоцентризмом и одновременным отходом от так называемых общенациональных идей и доктрин, властно-правовой контекст, в который вписан данный регион, настолько важен, что может перевешивать даже материальные детерминанты».35 С политологической точки зрения регионализм может быть определен как тенденция развития социума, предполагающая ослабление власти централизованного государства и усиление властных пол -номочий юридически оформленных (или не оформленных) территориальных общностей различного типа.
Регионализм можно трактовать как совокупность процессов реформы власти по линии «центр - периферия». По определению В. В. Алексеева, «регионализм - это полити-
31 Бурдье П. Социология политики. - М., 1993, с. 60.
32 Сухарев А. И. Научное управление развитием социальной структуры социалистического общества. - Саранск, 1978, с. 29.
33 Межевич М. Н. Территориальная общность людей и социально развитие в условиях социализма // Социологические исследования, № 3, 1978, с. 31.
34 Щепанський Я. Элементарные понятия социологии. - М., 1969, с. 167.
35 Ландабасо А. К вопросу о теории регионального развития // Федерализм. 1998, № 1, с. 42.
ко-экономическое движение за самостоятельность территориальных сообществ в области социально-экономических и этнокультурных прав»36 . Представляется, что в данном случае автор использует узкодисциплинарное понимание понятия и применяет его для универсальной научной категории.
Регионализация - процесс повышения роли регионов в социально-экономической и политической жизни общества. При этом регионализм - независимое социокультурное и политическое движение, возникшее в Европе и выступающее против унификации и необоснованных централистических тенденций. Именно в Европе регионализм состоялся как поиск и отстаивание решений, позволяющих сохранять социокультурное разнообразие территории. Регионализм указывает на необходимость усиления роли периферии в политической и социальной жизни общества, на органическую связь структур местной власти с имеющимися культурными и историческими традициями тех или иных регионов.
Финский политолог Пирьо Юкарайнен полагает, что под термином «регионализм» могут скрываться такие разнородные процессы, как движение за этнические права, сепаратизм, децентрализация государственного устройства, транснациональное сотрудничество соседних административно-территориальных образований, региональная сетевая интеграция, и т.д.37 Как правило, именно этот подход присутствует и в зарубежной литературе. Эндрю Хюрелл указывает, что «регион это - естественный, органический принцип территориальной организации социальных, политических, экономических и культурных аспектов жизнедеятельности человеческих сообществ. В этом контексте регионализм
анализируется в таких категориях, как:
• социальная сплоченность этнических, расовых и языковых групп, проживающих совместно;
• экономическая взаимодополняемость тех хозяйственных и промышленных единиц, которые работают в рамках данной территории;
• совместимость общих ценностей, связанных с культурой, религией, историческими традициями; политическая солидарность38.
Политологические определения региона дают нам достаточно важное понимание того факта, что в основе регионообразования лежат не только объективные экономические факторы, но и субъективные, политические.
Региональное измерение политического процесса становится особо значимым предметом научных исследований. Однако в контексте заявленной темы для нас более значима диалектика внутригосударственного и международного регионализма.
Сегодня регион, признанный элемент системы международных экономических отношений, которая складывается в крупных политико-географических зонах. Подобное понимание региона политологами и специалистами по мировой политики в современной научной литературе становится все более употребимым39. Интересную модель характеристики региона в контексте мировой политики предлагает М. Мунтян. Он выделяет три группы факторов и соответственно три уровня становления и развития международных регионов40 . Первая группа - факторы предпо-сылочного характера - географический, социально-психологический, культурологический и т. п. Вторая группа - факторы, составляющие основу, сердцевину региона, - экономические. Третья группа - факторы, обладающие
36 Алексеев В. В. Регион-этнос-культура // Россия в ХХ веке. Проблемы межнациональных отношений. - М., 1999, с. 90.
37 Jukarainen P. Any Space for the Postmodern Identity? International Conference: «Border Regions in Transition», 14-18 June 1997, p. 5.
38 Hurrell A. Explaining the Resurgence of Regionalism in World Politics // Review of International Studies. Vol. 21. October 1995, p. 333.
39 Силин Е. Россия в Евроатлантическом регионе // Власть, 1998, № 12; Малыгин А. Средиземноморское измерение европейской безопасности // Власть, 1999, № 7; Сергунин А. А. Регионализация России: роль международных факторов // Полис, 1999, № 3; Макарычев А. Регионостроительство: концептуальные контексты (постановка проблемы на примере Приволжского федерального округа) // материалы конференции «Федеративные отношения, региональное развитие и федеральные округа» Казань, 28-29 ноября 2002 г. http: //kazanfed. ru/actions/konfer3 /doklad8/ 11.11.2005.
40 Мунтян М. А. Интернационализация, интеграция и регионализация мира (постановка проблемы) // Проблемы глобальных и региональных процессов. - М., 1996, с. 125.
при любой конфигурации регионального строения субъективно-волевым характером, - политические. Отсутствие первой группы факторов, утверждают автор, существенно ослабляет систему региональных отношений, а отсутствие второй или третьей группы факторов приводит к ее разрушению.
С политологической точки зрения идеальным условием идентификации региона является появление лидера, лоббирующей группы и юридически оформленного представительства в уже существующих органах власти. (В определенных случаях возможно создание нового политического представительства.) Таким образом, образование региона представляет собой абсолютное преобладание процессов автономизации и дезинтеграции социально-территориальных общностей различного уровня. Под субъектом понимается минимальная единица организованной социальной общности, существующую на определенной территории. Как правило, размеры, степень и характер самоидентификации такой общности не позволяют ей стать самодостаточной структурой, поэтому внешние связи для нее более существенны, чем внутренние. Примером территориальных субъектов, существующих в современном мире, могут быть муниципальные образования, субъекты федерации, административно-территориальные единицы образованные в результате политических трансформаций на месте исторических провинций.
Территориальные субъекты обособляются от уже сложившихся структур взаимоотношения, которые по тем или иным причинам перестают удовлетворять их интересам. В определенной степени происходит переориентация с внешних связей на внутренние. В современных условиях, когда основной формой территориальной организации общества является государство, можно говорить о процессе обособления субъектов от сложившихся государственных структур, выражающееся в децентрализации власти внутри государства.
Одновременно происходит процесс интеграции с другими или теми же субъектами
на новой основе и создание новых структур «негосударственного образца». Объединение субъектов в регионы происходит по принципу «взаимного притяжения». Факторами, обусловливающими притяжение региональных субъектов, являются:
• экономические выгоды, получаемые от взаимного сотрудничества;
• необходимость политического объединения для достижения поставленных задач;
• идентичность, которая может выражаться в объединении по национальному признаку;
• общая история или ее ключевые элементы;
• географический фактор, на основе которого происходит объединение территориальных субъектов в регион.
Автор исходит из того, что именно теория транснационализма является наиболее адекватной для объяснения резкого повышения роли межрегиональных взаимодействий в современном мире. Программный тезис классиков транснационализма Р. Кеохейна и Дж. Ная о том, что всё больший спектр взаимодействий между обществами не поддаётся государственному регулированию, напрямую касается трансграничных и приграничных связей как устойчивой характеристике западного регионализма и все более значимым фактором развитии России. При этом как справедливо подчеркивают классики транснационализма, негосударственные (субъгосудар-ственные) акторы международных отношений стремятся к экспансии своей деятельности на все новые сферы и новые территории.41 Это положение применимо к практике деятельности еврорегионов. Акторы трансграничных отношений вынуждены одновременно строить свои отношения и с иностранными партнёрами, и с внутренними «агентами» (которые могут быть союзниками или конкурентами). Таким образом, происходит сочетание «внутренних переговоров» и «внешней диплома-тии»42 . Это положение принципиально важно для оценки как российского, так и западного регионализма.
41 Keohane R.O., Nye J.S. (Jr.). Transnational Relations and World Politics. Cambridge: Harvard University Press, 1972.
42 Czaga P. Domestic Structures Approaches in International Relations. In: The Globalization of Eastern Europe. Teaching International Relations Without Borders. Edited by Klaus Segbers and Kerstin Imbusch. Munster - Hamburg - London: Lit
Verlag, 2000, p. 122.
Транснационализм объясняет кризис внутригосударственных границ как внутри ЕС так и в других интеграционных объединениях. Граница как барьер приводит к тому, что этот институт искажает логику экономических и политических решений в государстве, вследствие чего транснационалисты считают то, что с точки зрения рациональности принимаемых решений государства проигрывают негосударственным акторам43 .
Международные отношения в этом случае это «.все виды взаимодействий между базирующимися в пределах государства субъектами, осуществляемые с пересечением государственных границ» (all interactions between state-based actors across state boundaries)44. Это определение предполагает то, что «международное» для его авторов и сторонников тождественно или синонимично «трансграничному».
Как уже было отмечено, представления о регионализме переживают в современной научной практике второе рождение. Причем одним из наиболее значимых факторов объясняющих данное явление является жесткая взаимосвязь между глобализацией и регионализацией.
В характеристиках процессов глобализации можно проследить наличие взаимосвязей между глобализацией и регионализмом. Поскольку государства современного мира различаются по масштабам и уровню социально-экономического развития, можно предположить, что результаты воздействия глобализации на отдельные страны и группы стран не одинаковы. Более того, в крупных странах тенденция глобализации вызывает неодинаковые последствия в различных регионах.
В настоящее время весьма распространенной стала следующая позиция: «регионализация мировой экономики была отчасти продиктована противодействием государств разрушительным последствиям глобализа-ции»45. Эта позиция разделяется и рядом рос-
сийских экспертов, рассматривающих регионализацию как своего рода глобализацию в ограниченных масштабах46. Такая трактовка парадигмы «глобализма-регионализма» встречается и в России и на западе. При этом, очевидно, то, что экономическая модель региона, как части мирового хозяйства, получает права на жизнь даже в условиях Российской Федерации. С нашей точки зрения глобализация и регионализм - понятия взаимосвязанные. Одновременное существование тенденций регионализма и глобализации в современном мире и их взаимозависимость приводит к ослаблению роли государства. Эффект децентрализации при этом может рассматриваться и как последствие глобализации, и как последствие регионализации. Возможен и иной подход, разделяемый большинством экономистов: «Представляется ошибочной трактовка регионализации как антипода интеграции. Более правильно рассматривать её в сопоставлении с понятием «ассоциирование». В отличие от регионализации, означающей определенное увеличение полномочий регионов, ассоциирование (то или иное объединение) предполагает добровольное ограничение полномочий тех или иных административно-территориальных образований (включая государства) для создания более широких общностей в интересах всех составляющих их частей».
Эти взаимосвязи в большей степени видны при рассмотрении отличий регионализма присущего международным отношениям самого конца XX и начала XXI в., от регионализма, существовавшего ранее. Новый регионализм развивается как современная версия многополярности как признака системы международных отношений в целом. Новый регионализм трансграничен и совместим с экономической взаимозависимостью. Одновременно он более многомерен, поскольку включает в себя торгово-финансовое, экологическое, социально-политическое и иные формы сотрудничества, наконец, он предполага-
43 Андерсон М. Границы Европейского Союза. Доклад на конференции «40 лет римским договорам: европейская интеграция и Россия», Центр европейской документации ФМО СПбГУ, СПб. http://www.edc.spb.ru/activities/conferences/ 40years/anderson.html 10.11.2005
44 Evans G., Newnham J. Dictionary of International Relations. London, 1998, p. 274.
45 Fawcett L. Regionalism in Historical Perspective // Regionalism in World Politics. Ed. By Fawcett L. And Hurell A. -Oxford University Press, 1995, p. 26.
46 Долгов С.И. Глобализация экономики. Новое слово или новое явление. - М., 1998, с. 13.
ет многоаспектное участие негосударственных и субнациональных акторов.
В настоящее время современные международные экономические отношения детерминируется регионализмом, они все более основываются не на традиционной геополитической совокупности истории, культуры и традиций и классическом понимании суверенитета, а на субъективном осознании элитами своих базовых интересов, в конечном счете, определяемыми экономикой. В результате правящие элиты готовы пожертвовать «масштабом управления» соглашаясь на управляющие проекты не государственного масштаба. Этот масштаб может быть транснациональным, а может и не достигать этого уровня. Иными словами по нашему мнению, наиболее сильным фактором регионализма прорывающего государственные границы является экономический. Именно территориальное разделение труда, формирование экономических рынков, торговля всех уровней и типов, свободное движение капитала, трудовых ресурсов и товаров, интересы хозяйствующих субъектов могут обеспечить экономическую заинтересованность территориальных элит в развитии регионализма. Однако трактовка регионализма «..как процесса формирования экономических сообществ близко расположенных государств посредством торговых соглашений преференционного типа»47, представляется неполной, трактующей лишь одну форму регионализма.
Преодолеть достаточно сильное влияние фактора государственной принадлежности территории и имеющееся административнотерриториальное деление можно лишь на основе четко сформулированного экономического интереса. Впрочем, и в условиях глобализации формирование экономических рынков, торговые и инвестиционные потоки и интересы компаний могут не совпадать с государственной территорией и имеющимся административно-территориальным делением. Таким образом, складываются предпосылки для регионализма на основе общих для
группы территориальных субъектов экономических интересов. Экономический фактор не единственный при определении границ трансграничного региона, но, вероятно, главный. В его основе лежат особые экономические отношения, складывающиеся между входящими в данный трансграничный регион территориями национальных государств. «.В формировании целостности, относительной независимости экономики региона определяющую роль играют интенсивное и существенное взаимосвязей ее составных частей, превосходящие по этим параметрам связи между хозяйством региона и окружающей его социально-экономической и природообщественной средой. По сути дела, речь идет о том, что в экономике региона должны постоянно действовать силы сцепления, способные преодолевать и внутрисистемные центробежные силы.»48. Это положение полностью относится к трансграничным регионам, их формированию и развитию. Существует и определение региона в аспекте международных связей. В этом контексте регион понимается как структурная часть или подсистема международных экономических отношений, где процесс интернационализации имеет региональную основу, реализуемую порой вне существующих политических и административно-территориальных границ49 .
Таким образом, можно выделить две взаимосвязанные формы регионализма: внутригосударственный и международный регионализм. В первом случае имеет место процесс формирования внутригосударственных регионов, когда происходит объединение субъектов внутри государственной территории. Во втором случае мы сталкиваемся с важной тенденцией мирового развития. Рассмотрим генезис указанных тенденций.
Реализация регионами своих внешнеэкономических интересов осуществляется посредством влияния на центральную власть изнутри, в рамках системы государственной власти. Международная деятельность регионов осуществляется в таких сферах, как:
47 Восток / Запад. Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. - М. 2002, с. 8.
48 Государственное и муниципальное управление: регионально-экономические детерминанты // Ред. Исляев Р. А. -СПб., 2002, с. 38.
49 Вертинская Т. С. Понятие регионов в системе МЭО. Гумангтарныя і сацыяльныя навую на зыходзе XX стагод-дзя (Зб. навук. арт.). - Мн., 1998, с. 315-321.
• усложнение территориальной системы управления;
• трансграничное сотрудничество;
• невоенные аспекты безопасности (экологическая, культурная безопасность);
• привлечение международных ресурсов для региональных программ;
• различные формы экономического и гуманитарного сотрудничества.
Выход территориальных субъектов и регионов на международный уровень обусловил появление формы международного регионализма. Межгосударственный регионализм рассматривают с различных точек зрения. Как правило, его расценивают как элемент модернизации и прогресса. При этом регионализм часто признается угрозой государству, несущую опасность фрагментации, сепаратизма. Фактически регионализм отличается по характеру, также как по силе, и невозможно создать единственную модель (или теорию) объясняющую все варианты. Существующие в современном мире транснациональные регионы формируются, прежде всего, на экономической основе. Как правило, это своеобразные индустриальные, торговые и финансовые коридоры, системы осуществления транзакций, связывающие ведущие индустриальные центры. Каркасом формирования транснационального региона является некая система экономических взаимосвязей, выгодных участникам региона.
Итак, регионы получили признание в качестве соответствующих политических единиц. Сначала их признание ограничивалось особой сферой политики, а именно структурной политикой ЕС. Но сегодня представительство территориальных коллективных лиц в отдельных государствах-членах стало общим принципом и получило институционализацию в Комитете регионов. Отметим, что «структурная политика ЕС» - это как раз и есть движение финансовых потоков между регионами и отраслями стран Евросоюза.
Постепенное преодоление барьеров между государствами в политической, экономической, социальной и даже валютной сферах при-
водит к сравнительному ослаблению структуры государства как способа организации политического пространства. Происходит коренное изменение понятий «суверенитет» и «территориальность». В результате усиливаются позиции регионов относительно государств, возросшее стремление занять достойное место уже не в рамках одной страны, а более широкой общности. Теоретический анализ регионализма как явления и процесса стал частью научного исследования процессов глобализации. В этом контексте возможен и подход предполагающий то, что существует «регионализм» как усиление внутригосударственных регионов и «регионализация», представляемая только как укрепление межгосударственных регионов в глобальном контексте50.
В Европе о возросшей самостоятельности регионов говорит, например, тенденция учреждения своих представительств непосредственно в Брюсселе, что предоставляет возможность их выхода сразу на наднациональный уровень, минуя государственный уровень. (Аналогичные примеры существуют и в России загран-представительства республики Татарстан и т.д.) Имеются прецеденты юридического закрепления свободы действий микрорегионов в отношениях с их заграничными партнерами. С другой стороны, организационно-управленческие подходы, кристаллизующиеся на уровне крупных корпораций, как бы воспроизводятся на уровне мирового хозяйства. «Успеху трансграничного сотрудничества европейских регионов в немалой степени способствовало и то обстоятельство, что национальные государства, а вслед за ними и наднациональные структуры больше не видят в регионах политических конкурентов, перераспределяющих в свою пользу властные полномочия, а стали воспринимать их инициативы как политику, направленную на поиск дополнительных источников роста европейской экономики, а сами регионы - как более или менее эффективно функционирующие производственные системы, создающие новые площадки роста и повышающие конкурентные преимущества своих государств на мировом рынке»51.
50 Барабанов О. Н. Тенденции регионализации в Европе и интересы России // Мировая политика и международные отношения на пороге третьего тысячелетия // Под ред. М. М. Лебедевой. - М.: МОНФ, 2000. http:// www.auditorium.ru/books/126/intrelation-barabanov.htm 30.01.2005
51 Александров О. Б. Особенности участия российских регионов в процессе формирования расширенной Европы // Европейские страны СНГ. Место в «Большой Европе». - М., 2005, с. 253-254.
Усиление роли регионов в современном мире дает основания говорить о возможности появления в их лице новых политико-территориальных образований и становления их как субъектов региональной экономической политики и международных отношений. Особенностью формирования регионов является их трансграничная сущность или, по крайней мере, необязательность принадлежности к территории одного государства. Но все это не отрицает сохраняющегося влияния административно-территориального (территориально-политичесюго) деления конкретного государства. Регион может обладать свойством пограничности, но не быть включенным в процессы формирования трансграничной общности. При этом самопровозгла-шение автономий вызывает конкуренцию центров силы мировых регионов по поводу включения новой единицы в зону своего влияния и, в перспективе, навязывания ей определенной функции в общерегиональной структуре. Региональные органы власти в своей внешнеэкономической деятельности руководствуются объективными экономическими соображениями. По словам американской исследовательницы Э. Вишник, пока федеральные власти в России занимались философскими дискуссиями о евразийстве, региональные власти вынуждены были решать реальные проблемы жизнеобеспечения, найдя один из ресурсов в экономической интеграции с зарубежными партнерами52.
Очевидно и то, что границы регионов-государств могут не совпадать с государственными границами и не являются для них угрозой. Это естественные экономические зоны: на территории ЕС в качестве примеров «регионов-государств» можно назвать север Италии, регионы Каталонию, Эльзас-Лотарингию. К. Омае выделяет основные критерии «регионов-государств», а именно:
• связь с глобальной экономикой, а не с национальным государством; связи поверх религиозных, этнических или расовых различий;
• население от 5 до 20 млн. чел., т.е. «регион-государство» должен быть достаточно
мал для того, чтобы его жители разделяли общие экономические и потребительские интересы, но достаточно велик для создания транспортной инфраструктуры и инфраструктуры деловых услуг высокого качества53.
Данный подход опирается на понимание того, что «с экономической точки зрения, понятие политической границы является, собственно говоря, абсолютно произвольным. Так, для благосостояния Баварии ее экономические связи с землей Северный Рейн-Вестфалия столь же важны, что и с Францией»54. Очевидно то, что такие контакты государств могут быть не только благом. Торговля приграничных российских регионов с соседними государствами может развиваться в ущерб развитию внутрирос-сийским хозяйственным связям. В этом случае возникает экономическая основа для сепаратизма этих регионов и включения их в другие экономические системы, а не в единый народнохозяйственный комплекс России.
В результате свойства и контуры региона могут меняться в зависимости от динамики внутрирегиональных и внешних связей или под влиянием иных факторов (например, стол -кновения интересов нескольких стран). Внутри региона в этом случае могут выделяться субрегионы - локальные группы государств -с более тесными и имеющими свою специфику по отношению ко всему региону в целом взаимоотношениями.
Российский и западный регионализм: общее и особенное
Регионализм как тенденция мирового экономического и политического развития имеет две ипостаси. Изначально следует учитывать некоторые различия, специфику регионализма в России, проявляющиеся в условиях переходной экономики и территориальных масштабов нашей страны. Далеко не все признаки регионализма проявляются в России, с другой стороны, наша страна объективно влияет на регионализм, вообще вкладывая в это понятие особое содержание.
52 Wishnick E. Russia in Asia and Asians in Russia. - SAIS Review. A Journal of International Affairs, № 1, WinterSpring, 2000, p.92.
53 Ohmae K. Managing in a Borderless World // B. de Witt, R. Meyer (ed.). Strategy. Process, Content, Context. An International Perspective. Minneapolis, St. Paul, New York, Los Angeles, San Francisco, 1994, p. 489-495.
54 Херрманн-Пиллат К. Предисловие главного редактора к журналу Politekonom № 11 // www.politekonom.ru/ec_pol/ antology/arch_antol/1023142359.rtf (149 КБ) 29.04.2005
Западный регионализм как теоретическая концепция и хозяйственная практика развивался в иных условиях, имеет иную природу и ведет к последствиям не характерным для проявлений регионализма в России. Эволюция статуса государств как международных акторов - процесс постепенный и имеющий значимое историческое измерение. При этом если в течении длительного довестфальского периода шла медленная кристаллизация политико-правового статуса государств, то период с 1648 г. до конца ХХ в. мы можем определить как «золотой век государств». Национальное государство - такая политическая единица возникла за долгие века европейской экспансии. Произошло это главным образом из-за войн. Франция объединилась, потому что боялась Англии, Испания - потому что боялась исламской экспансии, Великобритания -Испании, а Германия - Франции. Во времена агрессивных войн государство проявило себя крупнейшей единицей, которая не распадались и при наличии региональных интересов. «В Европе периода Нового времени оказалось неспособной к самостабилизации старая форма империи, объединяющей множество народов, - империи, продолжавшей существовать в виде старой Римской империи германской нации или Российской и Османской империй. Среднеевропейский пояс городов дал вторую, федеративную структуру формирования государств. Прежде всего, в Швейцарии возникла такая федерация, которая оказалась достаточно сильной для того, чтобы снять этнические напряжения мультикультурного гражданского союза. Но лишь третья форма - централизованное территориальное государство - для европейской системы государств надолго приобрела структурирующую силу»55 .
Движение к объединению Европы связано с реализацией массы экономических преимуществ. Но при этом провинции все более активно требуют автономии. Ибо политические единицы меньшие, чем государство (Эльзас, Бавария, Нормандия, Уэльс, Шотландия) так или иначе, принесли в жертву идее прочного государства свои национальные, в том числе экономические интересы. В порядке компенсации они получили часть экономи-
ческих привилегий общегосударственного масштаба. В начале двадцать первого века многонациональному государству почти нечего предложить своим провинциям. Экономические блага и политические свободы перераспределяются на уровень региона с наднационального уровня - ЕС.
В конце ХХ и начале XXI вв. европейский регионализм стал, прежде всего, инструментом экономического сотрудничества, позволяющим обеспечивать развитие приграничных районов - «глухих углов» запутанной сети европейских границ. Такой регионализм лежит в основе всей европейской интеграции. При этом органы экономического управления в ЕС критически относятся к регионализму как идеологии политического сепаратизма и экономической обособленности. (Оценивая западный регионализм, мы исходим из того, что российский регионализм имеет другую природу).
Проявлением регионализма в этой форме является и образование транснациональных регионов - еврорегионов.
В настоящее время европейский регионализм стал, прежде всего, политическим проектом, а лишь затем инструментом экономического сотрудничества, и основанием для преодоления межтерриториальных диспропорций.
Европейский экономический регионализм - это объективный процесс реализации государственного, административного и международного потенциала субъектов различных европейских государств, формирования и развития экономических связей и контактов между ними в рамках и границах юридических полномочий. В экономическом плане в основе европейского регионализма лежит объективная практика формирования территориального разделения труда как социального, а не пространственного процесса, хотя он и имеет четкие территориальные последствия.
Говоря о специфике западноевропейского регионализма следует учитывать его исторический и политический контекст. В период блокового противостояния проблемы национальных меньшинств, языков, межконфессио-нальных отношений, экономического сепаратиз-
55 Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. - М., 1995, с. 211.
ма в Европе были отодвинуты на второй план, но не решены. Отдельные эксцессы - Северная Ирландия, проблема басков, не меняли общего впечатления. Для Западной Европы в целом оправдывалось предположение Э. Геленера, который утверждал, что «в эпоху позднего индустриализма, - благодаря росту благосостояния, уменьшению дистанций между культурами, появлению всемирного рынка и стандартизации образа жизни, - накал националистических страстей постепенно снижается»56.
В 1990-е гг. существовавшее понимание политической необходимости взаимной сплоченности начало утрачиваться. События ноября 2005 г. заставляют нас пересмотреть данный прогноз. Дезинтеграционные процессы, захлестнувшие страны Восточной Европы стимулировали лидеров Западной Европы начать в 1992 г. новый этап европейской интеграции. Неравномерность экономического развития отдельных регионов западноевропейских стран в определенной степени служит благодатной почвой для возникновения региональных противоречий.
Существовали как минимум три параллельных процесса изменений, которые оказывали влияние на региональное развитие Западной Европы с 1945 г. Во-первых, имел место процесс интернационализации территориальных экономик и неуклонное размывание межгосударственных границ в ходе распространения сообщений, идеологий и стилей организации. Во-вторых, спрос на ресурсы и ожидания удовлетворения этого спроса, а также производительная сила механизированного производства в каждом государстве возросли: давление, вынуждающее к распространению благосостояния и услуг в сфере образования, а также к увеличению помощи менее продуктивным секторам и регионам экономики увеличили стоимость затрат инфраструктуры. В-третьих, наблюдался рост усилий по мобилизации периферии, регионов и даже районов, направленной против национальных центров, и утверждение (или подтверждение) меньшинствами требований культурной автономии и полномочий в принятии решений, касающихся данной территории.
Обращает на себя внимание и тенденция к переходу унитарных государств к федеративному и квази-федеративному устройству (Бельгия, Великобритания, Испания). Эта тенденция сочетается с ростом общественного интереса к местной истории, изучению региональных диалектов, культуре провинций и регионов. При этом, как уже было отмечено, европейский регионализм не предполагает деструкцию единого экономического пространства, ухудшения качества жизни, роста региональных различий.
Переходя к рассмотрению российского регионализма, следует подчеркнуть то, что
российский регионализм имеет как другую природу, так и другие экономические и политические последствия.
Российский регионализм понимается, как теоретико-методологический подход, предусматривающий существование региона как территории, наделенной соответствующим статусом для целей административного и экономического управления, занимающей при этом промежуточное место между центральным правительством и местным самоуправлением. Очевидно, что в данном случае можно выделить и узкоэкономическую трактовку, в рамках которой экономический регионализм рассматривается как совокупность процессов воспроизводства, базирующихся на специфике территориальной структуры экономики, природных и трудовых ресурсов.
Российский регионализм получил иную природу, чем в Европе. Он опирается на феноменальную по отношению к Европе дифференциацию природных и экономических условий, и «оформлен» экономическими интересами не только органов власти, но и олигархических групп, как в центре, так и на местах. Тридцатикратные различия по душевому уровню ВРП в масштабе регионов сопоставимых, а то и больших чем любая европейская страна. Российский регионализм проистекает из деструкции экономического (и политического) пространства в 1990-е гг. Именно поэтому он выражается в попытках формирования особых моделей развития и замы-
56 Гелленер Э. Пришествие национализма. Мифы нации и класса // Путь. Международный философский журнал. 1992, № 1, с. 42.
кания товарных рынков. Теоретико-методологическое обоснование этих проектов восходит к идеям регионального хозрасчета и свободных экономических зон. Регионализация в России (СССР) исторически предопределена процессами модернизации. Индустриализация, начавшаяся в конце XIX в., приобрела очаговый характер, создавая центры передовой для того времени индустрии. Она проявлялась как реализация политики «выравнивания» уровней социально-экономического развития республик Советского Союза, затем -реализация потребностей военной экономики, далее - как борьба интересов отдельных властвующих групп и субъектов экономической деятельности.
Российский регионализм имеет неустойчивый характер. Его характеризует опора на исторически сложившуюся пространственную дифференциацию уровней экономического развития и постоянная эволюция форм территориального управления и механизмов регионального развития. Постсоветский регионализм выступает как процесс экономической и политической дезинтеграции с формальным сохранением общего государства и границы.
Регионализм в России имеет двойственную природу. С одной стороны он существует в рамках действия базовых тенденций мирового развития, с другой - существует российская специфика, связанная со следующими факторами:
• возникшими новыми задачами, связанными с функционированием межрегионального рыночного и информационного пространства;
• величиной территории России и дифференциацией природных условий, пространственным рассредоточением элементов производительных сил на обширной территории России;
• необходимостью проведения согласованной межрегиональной структурной, инвестиционной, социальной, внешнеэкономической, финансово-кредитной, экологической и научно-технической политики.
В контексте российского регионализма наибольшее распространение получили 3 парадигмы региона:
1. Регион - квазигосударство, относительно обособленная подсистема национальной экономики. В России 1992-1999 гг. регионы аккумулируют все больше функций и финансовых ресурсов, ранее принадлежавших «центру». Одна из главных функций региональной власти - взаимодействие общегосударственных и региональных властей, а также стимулирование разных форм межрегиональных экономических отношений, что обеспечивают функционирование региональных экономик в системе национальной экономики. Такой подход полностью адекватен сути российского регионализма первой половины 1990-х гг. Символом его является сначала «карточка покупателя» и затем «псевдо-тамо-женные» заслоны на границах субъектов федерации.
2. Регион - как квазикорпорация, территория фактически скуплена крупным собственником (региональной и муниципальной) и экономической деятельности. В этом качестве регионы как форма властного оформления амбиций корпораций становятся участниками конкурентной борьбы на рынках товаров, услуг и капитала. Классический пример деятельность «Сургутнефтегаза» или «Норильского никеля» в соответствующих регионах во второй половине ХХ в. Регионы - квазикорпорации, в отличие от регионов первого типа уже начинают активное взаимодействие с транснациональными корпорациями, что оказывает сильное влияние на экономическое положение регионов.
3. Регион - как конкурентный рынок, имеет определенную специализацию и интенсивные внешнеэкономические связи, но, прежде всего, акцентирует внимание на общих условиях экономической деятельности, которыми и пытается управлять в борьбе за инвестиционную привлекательность. В российских условиях начала ХХ1 в. позиционирует себя как «точка или полюс роста».
Тенденция, преобладавшая в современной России вплоть до 2000-2001 гг. - автоно-мизации экономических и социальных процессов, связанная с радикальной перестройкой единого народно-хозяйственного комплекса, как в территориальном, так и в отраслевом плане. Накопленные в предыдущий пери-
од структурные деформации в сочетании с трудностями перехода к рыночным основам хозяйствования требуют поиска новой модели экономического развития. При этом в каждом субъекте федерации, обладающем определенными ресурсами, сформировалась своя модель хозяйствования.
В России в конце 1990-х гг. развернулось строительство новых «культурно-экономических» регионов. Последние формируются как сообщества, основанные на пространственной локализации определенных видов экономической деятельности, центром которой является управление финансами и собственностью, разработка новых технологий и продуктов, а также создание необходимой для этого информационно-коммуникационной инфраструктуры и сферы социально-культурных услуг57. Эти сообщества были ориентированы на переход к постиндустриальной экономике и культурной интеграции.
Политико-правовая унификация 20002005 гг. не смогла полностью устранить специфику региональных политических режимов и экономических подходов на субъектном уровне. При этом российское государство, в лице Президента декларируя определенную самостоятельность своих территориальных единиц, первостепенной задачей признало ответственность за территориальную целостность страны, недопущение политических, экологических, экономических, этнических и иных региональных проблем. Возникает закономерный вопрос, а разве региональное развитие, регионализация в Европе не детерминируется, в конечном счете, теми же естественными ограничителями?
При этом «... принятие новых членов не только географически продвинуло ЕС на Восток, но и сблизило уровень экономического развития интеграционного объединения ЕС с интеграционным объединением ЕЭП СНГ»58 . Новые приграничные регионы России по отношению к расширившемуся ЕС, по показа-
телям ВРП на душу населения не радикально отличаются от соседствующих территорий: Псковская область - Латгалия; Ленинградская область - Ида-Вирумаа Эстонии. Это обстоятельство несколько сближает современную практику российского и западного регионализма в приграничных районах.
Региональная интеграция (то есть интеграция между несколькими странами, обычно находящимися в одном географическом регионе) представляет собой нечто иное, чем уменьшенная копия интеграции в мировой экономики. Она имеет ряд отличий. Региональная интеграция может способствовать повышению конкурентоспособности стран-участников не только друг относительно друга, но и относительно третьих стран. Региональная интеграция может стать для компаний и их территорий своего рода «учебным полигоном» перед тем, как им придется действовать в условиях более широкой международной конкуренции59 . Это положение означает возникновение региональной конкуренции как фактора формирования региональной политики, механизма экономического и политического развития территории. Профессор Энтони Куклинский так говорит о новом качестве региональной политики: «. ее необходимость выражается фразой «Регионы, глобализация и «интеллектуальная» экономика». Регион должен быть эффективным актором на мировой арене. Поэтому глобально ориентированная региональная политика -единственно верная в XXI веке»60.
Однако определения региональной конкуренции, устраивающего всех, не существует. После заявления Пола Кругмана о том, что применительно к странам мира концепция конкурентоспособности лишена смысла, начались поиски новых моделей анализа конку-ренции61 . При разработке этих моделей базовой предпосылкой является то, что национальное хозяйственное управление стало более трудным вследствие увеличения мобильности капитала и возникновения транснациональ-
57 На пороге новой регионализации России. - Н. Новгород, 2001, с. 8.
58 Сафонов И. А. Россия в общеевропейском процессе интеграции. - М., 2005, с. 48.
59 Бенаройа Ф. Европейская интеграция и конкурентоспособность их значение для России // Российско-Европейский центр экономической политики. - М., 2005, с. 13.
60 Kuklinski Antoni Towards a new model of regional policy presentation in the framework of the last panel of the Ostuni Conference - Rethinking Regional Development Policies. The role of social capital in promoting competitivness in less favoured regions, Ostuni, Italy. July 2-5 2003.
61 Krugman P. Competitiveness-A Dangerous Obsession. Foreign Affairs; 1994 March/April volume 73, number 2.
ных корпораций. Спекулятивные потоки капитала ограничивают свободу правительств в макроэкономической политике, зачастую вынуждая их поддерживать более высокую ставку процента, чем того требует внутреннее положение. Способность транснациональных компаний совершать капиталовложения усиливает конкуренцию за их привлечение, хотя государства не решаются оказывать фирмам поддержку в развитии регионов, так как затем они могли бы предпочесть попросту покинуть страну. Финансовое давление ограничило масштабы региональных расходов, а усилившаяся международная конкуренция привела правительство к поддержке своих наиболее конкурентоспособных секторов и регионов, а не наиболее нуждающихся62 .
Подводя итоги, следует отметить, то, что современный западный регионализм не только трансграничен, но и конкурентен. Сегодня регионы в определенной мере обеспечивают структурную конкурентоспособность страны. Управление при этом выстраивается по линии: «регион - мировая хозяйственная система». Такой подход, безусловно, соответствует западной трактовке регионализма. Императив развития российского регионализма существенно сложнее. На его формирование влияет специфика исторического развития нашей страны, характер нашего непростого взаимодействия с Европой. Вместе с тем, очевидно движение в сторону интеграции теоретикометодологических основ российского и западного регионализма.
А. С. Макарычев
КОНЦЕПТЫ ЦЕНТРА И ПЕРИФЕРИИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕГИОНАЛИСТИКЕ:
ВОЗМОЖНОСТИ ПОСТ-СТРУКТ
Изучение принципов пространственной организации социально-политических процессов в значительной мере базируется на структуралистской традиции, в основе которой лежит принцип оппозиции между бинарными структурами, хорошо описанный, в частности, в работах Ж. Деррида. Такой подход исходит из представления о том, что любое пространство (в том числе центр) определяется тем, что оно исключает или от чего дистанцируется (в нашем случае - от периферии). Говоря языком политической теории, «знаки создают значения только посредством противопоставления другим знакам, которые не артикулируются»1. Типичным отзвуком такой традиции является представление о том, что центры «создают новые образцы культуры», в то время как периферия лишь «воспроизводит старые образцы»2.
В рамках структуралистского подхода центр, как правило, ассоциируется с агрес-
62 Китинг М. Новый регионализм в Западной Европе.
АЛИСТСКОЙ ДЕКОНСТРУКЦИИ
сивностью, силой, унификацией, благополучием, стабильностью, упорядоченностью, «нормальностью», цивилизованностью, сложностью, самодостаточностью, динамизмом, развитостью, освоенностью. Отношения гегемонии при этом возникают в том случае, когда в условиях существования внешних противоречий системе необходимо представить себя посредством своих собственных элементов. Именно в этом смысле можно считать, что центр интегрирует систему изнутри и представляет ее вовне3. Другими словами, центр
- организатор разнообразия и символ системы, устанавливающий физические (территориальные) и нормативные границы системы4 .
Периферия же, наоборот, обычно характеризуется зависимостью, отсталостью, подражанием, завистью, хаотичностью, девиациями, узостью, дисбалансами, архаичностью, дефицитом ресурсов, простотой, инертнос-
ОГОС, № 6 (40), 2003, с. 81.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх