Механизмы социально-экономических процессов в отдельных регионах Сибирского федерального округа Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

Научная статья на тему 'Механизмы социально-экономических процессов в отдельных регионах Сибирского федерального округа' по специальности 'Экономика и экономические науки' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 06 — Экономика и экономические науки
  • ВАК РФ: 08.00.00
  • УДK: 33
  • Указанные автором: УДК:338:91

Статистика по статье
  • 47
    читатели
  • 8
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • КОГЕРЕНТНОСТЬ ПРОЦЕССОВ
  • МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ
  • АКВИЗИТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ
  • ДИССИПАТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ
  • ДИССИПАЦИЯ РЕСУРСОВ
  • ЗОНА РАЗВИТИЯ
  • ЗОНА НЕСТАБИЛЬНОСТИ
  • COHERENCY OF PROCESSES
  • DEVELOPMENT MECHANISMS
  • ACQUISITIVE PROCESSES
  • DISSIPATION PROCESSES
  • RECOURSES DISSIPATION
  • ZONE OF DEVELOPMENT
  • ZONE OF INSTABILITY

Аннотация
научной статьи
по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — КОВАЛЬЧУК ЛЮДМИЛА БОРИСОВНА

В статье исследуются региональные процессы, протекающие в экономической и социальной сферах Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятия, в ходе взаимодействия которых происходит удовлетворение материальных и социальных потребностей населения. При этом данные процессы имеют разную направленность: создание благ и создание барьеров. Процессы группируются по сфере, в которой они протекают (экономические и социальные), а также по результату воздействия (аквизитивные и диссипативные). Исследуется динамика результативности выявленных групп процессов и показывается взаимосвязь между ними. Эта взаимосвязь формирует механизмы согласованности (когерентности) региональных процессов, сущностные особенности которых раскрываются в статье. Кроме того, обосновывается возможность использования таких механизмов когерентности для разработки сценариев социально-экономического развития.

Abstract 2016 year, VAK speciality — 08.00.00, author — KOVALCHUK LYUDMILA BORISOVNA

This paper investigates regional processes in the economic and social spheres of the Irkutsk region, Zabaikailsky Krai and the Republic of Buryatia. Current research is focused on the regional dynamics that meets material and social needs of the population. The processes have different emphases provision of public goods and creation of barriers and are grouped by the sphere in which they take place (economic and social) and by the evidence of their impact (acquisitive and dissipative). This paper analyzes the effectiveness dynamics of the identified groups of the processes and demonstrates the interconnection between them that form coherence mechanisms of the regional processes under study. It is argued that the coherence mechanisms can be applied to projecting future scenarios of the social and economic development.

Научная статья по специальности "Экономика и экономические науки" из научного журнала "Известия Иркутской государственной экономической академии", КОВАЛЬЧУК ЛЮДМИЛА БОРИСОВНА

 
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "Механизмы социально-экономических процессов в отдельных регионах Сибирского федерального округа". Научная статья по специальности "Экономика и экономические науки"

Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
L. B. KOVALCHUK
УДК 338:91 Л. Б. КОВАЛЬЧУК
йО! 10.17150/1993-3541.2016.26(1).99-106 Байкальский государственный университет,
г. Чита, Российская Федерация
МЕХАНИЗМЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНАХ СИБИРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА
Аннотация. В статье исследуются региональные процессы, протекающие в экономической и социальной сферах Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятия, в ходе взаимодействия которых происходит удовлетворение материальных и социальных потребностей населения. При этом данные процессы имеют разную направленность: создание благ и создание барьеров. Процессы группируются по сфере, в которой они протекают (экономические и социальные), а также по результату воздействия (аквизитивные и диссипативные). Исследуется динамика результативности выявленных групп процессов и показывается взаимосвязь между ними. Эта взаимосвязь формирует механизмы согласованности (когерентности) региональных процессов, сущностные особенности которых раскрываются в статье. Кроме того, обосновывается возможность использования таких механизмов когерентности для разработки сценариев социально-экономического развития.
Ключевые слова. Когерентность процессов; механизмы развития; аквизитивные процессы; диссипа-тивные процессы; диссипация ресурсов; зона развития; зона нестабильности.
Информация о статье. Дата поступления 30 ноября 2015 г.; дата принятия к печати 18 января 2015 г.; дата онлайн-размещения 29 февраля2016 г.
L. B. KOVALCHUK
Baikal State University, Chita, Russian Federation
MECHANISMS OF SOCIAL AND ECONOMIC PROCESSES IN SELECTED REGIONS OF THE SIBERIAN FEDERAL DISTRICT
Abstract. This paper investigates regional processes in the economic and social spheres of the Irkutsk region, Zabaikailsky Krai and the Republic of Buryatia. Current research is focused on the regional dynamics that meets material and social needs of the population. The processes have different emphases — provision of public goods and creation of barriers — and are grouped by the sphere in which they take place (economic and social) and by the evidence of their impact (acquisitive and dissipative). This paper analyzes the effectiveness dynamics of the identified groups of the processes and demonstrates the interconnection between them that form coherence mechanisms of the regional processes under study. It is argued that the coherence mechanisms can be applied to projecting future scenarios of the social and economic development. Keywords. Coherency of processes; development mechanisms; acquisitive processes; dissipation processes; recourses dissipation; zone of development; zone of instability.
Article info. Received November 30, 2015; accepted January 18, 2015; available online February 29, 2016.
Особенности развития региона обусловливают процессы, протекающие в экономике и социальной сфере. Их можно разделить на аквизитивные и диссипативные (процессы развития и торможения) [1, с. 34]. Аквизитивные процессы преобразуют ресурсы, поступающие в процессор, в полезные результаты (блага), которые удовлетворяют определенные потребности населения; диссипативные процессы наоборот, превращают ресурсы в барьеры, препятствующие удовлетворению существующих потребностей, рассеивают ресурсы, ослабляют ресурсный потенциал и тормозят региональное развитие. Такие процессы выявляются как в экономической, так и в социальной сферах любой
© Л. Б. Ковальчук, 2016
социально-экономической системы [2, с. 28]. В экономической сфере можно выделить следующие группы аквизитивных процессов: развитие сельскохозяйственного и обрабатывающего производств, пищевой промышленности, розничной торговли, жилищного и социально-культурного строительства, автомобильного сообщения; улучшение жилищных условий; модернизация производства; добыча полезных ископаемых; производство и распределение электроэнергии, газа и воды; инновационная деятельность. Они направлены на удовлетворение основных потребностей, обеспечивающих полноценную жизнедеятельность населения региона, и развитие производительных сил [3].
99
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
SOCIAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT AND EDUCATION
В группу диссипативных процессов, протекающих в экономической сфере, входят: деградация сельскохозяйственных угодий; рост цен на продовольственные и промышленные товары; увеличение стоимости жилья; повышение расходов домохозяйств на оплату жилищно-коммунальных услуг; износ основных фондов; бюрократизация; загрязнение атмосферного воздуха выбросами от стационарных источников; увеличение количества дорожно-транспортных происшествий.
В социальной сфере исследовались следующие аквизитивные процессы: развитие предпринимательства; расширение сети больничных и поликлинических учреждений; обновление основных фондов учреждений социальной сферы; строительство школ и детских садов; проведение научных исследований и использование инноваций; социокультурное развитие населения; распространение информационно-коммуникационных технологий. Результаты этих процессов создают блага, способствующие интеллектуальному, физическому, культурному развитию населения регионов [4, с. 67]. Однако такие диссипативные процессы, как маргинализация населения, ухудшение условий обучения, социально-культурная деградация, криминализация и пауперизация населения снижают возможность их удовлетворения [5].
Исследование аквизитивных и диссипативных процессов осуществлялось по показателям их результативности, в качестве которых использовались статистические данные, приведенные к единой размерности методом линейного нормирования [6, с. 344]. Изменение результативности аквизитивных и диссипативных процессов имеет характер волнообразных флуктуаций, который демонстрирует чередование пиков и спадов в ее динамике. Совпадение флуктуаций (волнообразных изменений) результативности различных процессов рассматривается в качестве признака их согласованности, она является результатом воздействия на эти процессы одних и тех же факторов, к которым относятся ресурсы входов, участники процессов, условия взаимодействия с внешней средой и т. д. Влияние факторов обусловливает либо однофазовость динамики результативности процессов (совпадение пиков и спадов), либо их противофазо-вость (пики в динамике результативности одних процессов совпадают со спадами в других) [7, с. 48-52]. Однофазовая или противофазовая динамика результативности представляет собой когерентность процессов. В контексте исследования регионального развития, когерентные
процессы связываются под влиянием общих факторов [8, с. 87]. Когерентность процессов обеспечивает либо скачкообразный рост результативности, либо торможение темпов ее роста и, таким образом, может рассматриваться в качестве механизма формирования благосостояния. Использование механизма когерентности в отношении региональных процессов основано на физическом представлении о волновых или колебательных процессах: при сложении когерентные волны либо усиливают, либо ослабляют друг друга. В системе региональных процессов выявляются и некогерентные процессы, т. е. не связанные друг с другом общими факторами, они способны вызвать в системе хаос, дестабилизировать региональное развитие.
Анализ аквизитивных и диссипативных процессов в Иркутской области, Забайкальском крае и Республике Бурятии осуществлялся с целью выявления рассмотренных механизмов, которые могут быть использованы при формировании стратегий социально-экономического развития в условиях замедления динамики макроэкономических показателей и усиления кризисных явлений в регионах [9, с. 82].
Исследование динамики результативности ак-визитивных процессов, протекающих в экономической сфере указанных регионов, находящихся в схожих природно-климатических, физико-географических условиях, показало, что отдельные процессы отличаются высокой нестабильностью: периоды роста сменяются резкими спадами продолжительностью 1-2 года, образуя волнообразную динамику. В экономической сфере Иркутской области и Забайкальского края «зону нестабильности» образуют такие аквизитивные процессы, как добыча полезных ископаемых, производство и распределение электроэнергии, производство продукции обрабатывающих отраслей. Представленные процессы характеризовались не только высоким уровнем флуктуаций, но и отрицательной динамикой результативности, при этом они выполняют ключевую роль в создании валовой добавленной стоимости в регионах [2, с. 309]. Так, добыча полезных ископаемых в валовом региональном продукте Иркутской области составляет 7,6 %, Забайкальского края — 7,8 %; обрабатывающее производство 26,1 и 2,0 % соответственно; производство электроэнергии, газа и воды 5 и 5,4 %. С учетом роли выявленных процессов и характера изменения их результативности можно сделать вывод о формировании в этих регионах отрицательных предпосылок для развития в стратегической
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
L. B. KOVALCHUK
перспективе. В экономике Республики Бурятии «зона нестабильности» ограничена и формируется одним аквизитивным процессом — развитие обрабатывающих производств.
Для процессов, создающих «зону стабильного развития» регионов характерны слабые флуктуации, выраженный положительный тренд и достаточно высокий уровень результативности. В экономике Забайкальского края такими акви-зитивными процессами являются развитие сельского хозяйства и жилищное и социально-культурное строительство. В Республике Бурятия положительную динамику, низкий уровень флук-туаций в период исследования демонстрировали развитие сельского хозяйства, строительство и инновационная деятельность. В экономической сфере Иркутской области положительный тренд и предпосылки для ее развития формируют пищевая промышленность, сельское хозяйство и розничная торговля.
«Зону устойчивого развития» в регионах обеспечивает согласованное взаимодействие аквизитивных процессов. Они являются коге-
рентными, при этом когерентность проявляется в одинаковой динамике их результативности (однофазовости). Так, в Республике Бурятия развитие строительства, сельского хозяйства и инновационная деятельность являются когерентными, однофазовыми процессами на больших временных отрезках (рис. 1).
Развитие инновационной деятельности обусловливает скачкообразный рост результативности развития строительства и сельского хозяйства. Аналогичная ситуация отмечается и в экономической сфере Иркутской области (рис. 2).
Совпадение фаз в динамике изменения результативности инновационной деятельности с процессами развития сельского хозяйства и пищевой промышленности обеспечивает им устойчивый рост результативности в 2005-2006 гг. и в 2010-2013 гг. соответственно. Таким образом, когерентность однофазовых аквизитивных процессов можно рассматривать в качестве механизма, который оказывает стимулирующее воздействие на экономику и вызывает скачкообразный рост показателей их результативности [10, с. 767].
° Ü m & s , I- m га о
* о ^
S3 О
о.
п
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
- • - Строительство
Инновационная деятельность Сельское хозяйство Рис. 1. Когерентность однофазовых аквизитивных процессов в экономике Республики Бурятия в 2005—2014 гг.
¡5 = 1
° с
1
s , I- m га о
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
—^Инновационная деятельность —^Пищевая промышленность Рис. 2. Когерентность однофазовых аквизитивных процессов в экономике Иркутской области в 2005—2014 гг.
Сельское хозяйство
0
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
SOCIAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT AND EDUCATION
Исследование процессов, протекающих в экономике Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятия, показало, что одновременно определенное стимулирующее воздействие на нее могут оказывать когерентные однофазовые аквизитивные и диссипативные процессы: развитие обрабатывающих производств и рост цен на промышленные товары (рис. 3).
На данном отрезке исследования «минимумы» и «максимумы» результативности аквизи-тивных и диссипативных процессов, рассчитанные по шкале от 0 до 10, относительно близки по значениям:
maxaKB. 8,3 — тахдиссип. 7,9, (среднеквадрати-ческое отклонение 0,2);
maxaKB. 10,0 — тахлиссип. 8,0 (среднеквадра-тическое отклонение 1,4);
minaKB. 4,2 — min4„cc„n. 3,1, (среднеквадрати-ческое отклонение 0,8).
Скачкообразный рост результативности акви-зитивного процесса обусловлен сокращением ресурсов входа диссипативного процесса и увеличе-
нием за счет этого ресурсов входа в аквизитивный процесс, т. е. их однофазовость также формирует механизм скачкообразного роста результативности экономических процессов [11, с. 112].
Наблюдается фрагментарная когерентность однофазовых аквизитивных и диссипативных процессов на отдельных этапах развития экономики Иркутской области (рис. 4).
Однофазовость аквизитивного и диссипа-тивного процессов проявляется в 2009-2013 гг., низкий уровень результативности аквизитивного процесса обусловливает их общую отрицательную динамику. Недостаток ресурсов входа акви-зитивного процесса ограничивает возможности их рассеивания через процессор диссипативного, при этом важно обратить внимание на то, что диссипация не устраняется, а сохраняет динамику. Такое взаимодействие не может рассматриваться в качестве механизма, стимулирующего развитие экономики, но должно учитываться при разработке сценариев ее развития, так как демонстрирует возможности появления проблемных зон.
—•—Обрабатывающие производства -Рост цен на промышленные товары Рис. 3. Когерентность процессов развития обрабатывающих производств и роста цен на промышленные товары в Республике Бурятия в 2005—2014 гг.
¡4 и ^
X ™
s , ь m га о
(U О CL й-
0
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 —^—Модернизация производства -♦-Износ основных фондов Рис. 4. Когерентность процессов износа основных фондов и модернизации производства в экономике Иркутской области в 2005—2014 гг.
4
2
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
L. B. KOVALCHUK
С точки зрения механизмов социально-экономических процессов представляет интерес взаимодействие процессов разных видов, динамика результативности которых находится в противофазах [12, с. 35]. В ходе исследования в экономических сферах выбранных регионов были выявлены отдельные разнофазовые акви-зитивные и диссипативные процессы (рис. 5).
Совмещение пиков со спадами в динамике результативности аквизитивного и диссипативно-го процессов формирует «эффект блокировки» и вызывает замедление роста результативности экономических процессов в 2004, 2009 и 2013 гг. (табл.).
Динамика результативности разнофазовых аквизитивных и диссипативных процессов в Иркутской области в 2004—2014 гг.
Год Производство и Загрязнение атмосферно-
распределение го воздуха выбросами от
энергии, воды и газа стационарных источников
2004 4,5 10,0
2005 5,0 9,5
2006 5,1 8,2
2007 4,7 7,2
2008 10,0 3,8
2009 0 7,0
2010 7,4 5,3
2011 3,7 4,3
2012 7,8 0
2013 5,3 1,5
2014 4,7 1,1
Таким образом, разнофазовость аквизитив-ных и диссипативных процессов можно считать механизмом торможения, который, с одной стороны, замедляет темпы роста экономики, с другой — снижает негативные тенденции. Представляется, что этот механизм необходимо учитывать при формировании сценариев развития региональной экономики именно с точки зрения
торможения (блокировки) существующих негативных тенденций.
Исследование социально-экономических процессов выявило механизмы когерентного взаимодействия однофазовых процессов в Иркутской области и Республике Бурятия. Они позволяют задействовать резервы развития и максимально использовать имеющийся ресурсный потенциал [13]. В рейтинге социально-экономического развития субъектов РФ в 2013 г. Иркутская область занимала 29-е место, Республика Бурятия — 58-е [14, с. 257260]. В экономике Забайкальского края такие механизмы не зафиксированы. Их отсутствие в условиях дотационности и ограниченного ресурсного потенциала края консервирует застой и кризисные явления в экономике региона. В рейтинге субъектов РФ в 2013 г. Забайкальский край занимал 64-е место1.
Выявленные в экономической сфере механизмы взаимодействия аквизитивных и диссипа-тивных процессов характерны и для социальной сферы. Особенностью их взаимодействия является когерентность практически всех аквизитив-ных и диссипативных процессов (рис. 6).
Наиболее распространенным механизмом взаимодействия аквизитивных и диссипативных процессов является когерентность разнофазо-вых процессов, вызывающих торможение социального развития в регионе, которое достигается постоянным перераспределением ресурсов между ними.
Разнофазовая когерентность характерна также и для большинства аквизитивных процессов, протекающих в социальной сфере Республики Бурятии (рис. 7).
1 URL : http://irkobl.ru/sites/economy/socio-economic/socio-economic_situation/2013-12-report.pdf.
£3 12
и [=
SvS 10
га о * и
И
S О
ÛLÛ. 4
6
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
Производство, распределение электроэнергии, воды, газа -^^-Загрязнение атмосферного воздуха
Рис. 5. Когерентность разнофазовых аквизитивного и диссипативного процессов в 2005—2014 гг.
2
0
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, 2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541
Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
SOCIAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT AND EDUCATION
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
< Обновление основных фондов учреждений социальной сферы — ♦ — Социокультурная деградация
Рис. 6. Когерентность аквизитивного процесса обновления основных фондов учреждений социальной сферы и диссипативного процесса социокультурной деградации в Забайкальском крае в 2005—2014 гг.
Т-1-1-г
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
■Создание сети больниц
— ^ "Социокультурное развитие
Рис. 7. Когерентность процессов создания сети больниц и социокультурного развития в Республике Бурятия в 2005—2014 гг.
Рост результативности одного аквизитивного процесса осуществляется за счет другого. Выявленная зависимость между ними демонстрирует реализацию стратегии «латания дыр», которая позволяет сохранить достигнутый уровень социального развития, однако не дает возможности перейти на качественно новый уровень.
В целом, анализ процессов, протекающих в социальной сфере Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятия, показал, что в этих регионах реализуются похожие механизмы взаимодействия аквизитивных и диссипативных процессов, что подтверждает их близкое положение в рейтинге субъектов РФ по качеству жизни (69-е, 74-е и 77-е места соответственно)1. Следователь-
1 Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ по итогам 2013 г. URL : http://riarating.ru/ infografika/20140523/610617608.html.
но, возможности механизмов когерентности процессов в целях более полного использования ресурсного потенциала региональной системы и задействования его резервов в регионах применяются недостаточно активно [10, с. 263].
Таким образом, обобщая результаты исследования, можно констатировать, что на основе взаимодействия аквизитивных и диссипативных процессов в Иркутской области, Забайкальском крае и Республике Бурятии формируются механизмы когерентности, обусловливающие возможность ускорять (замедлять) социально-экономическое развитие, блокировать негативные тенденции. Использование таких механизмов создает широкие возможности для формирования стратегий социально-экономического развития, основанных на использовании ресурсного потенциала региональных систем.
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
L. B. KOVALCHUK
^исок использованной литературы
1. Ковальчук Л. Б. Процессная модель региональной социально-экономической системы / Л. Б. Ковальчук. — Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2014. — 148 с.
2. Кузнецова О. В. Экономическое развитие регионов: теоретическое и практическое аспекты государственного регулирования / О. В. Кузнецова. — М. : Эдиториал УРСС, 2002. — 309 с.
3. Макаренко Т. Д. Оценка качества жизни населения / Т. Д. Макаренко, Н. М. Вдовина. — Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2004. — 156 с.
4. Рой О. М. Исследования социально-экономических и политических процессов : учебник / О. М. Рой. — СПб. : Питер, 2004. — 364 с.
5. Ковальчук Л. Б. Процессный подход к исследованию региональной социально-экономической системы / Л. Б. Ко-вальчук. — Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. — 98 с.
6. Шумпетер Й. Теория экономического развития (Исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры) : пер. с нем. / Й. Шумпетер. — М. : Прогресс, 1982. — 455 с.
7. Жукова В. В. Анализ факторов, влияющих на устойчивое развитие региона / В. В. Жукова // Вестник Таганрогского института управления и экономики. — 2011. — № 1. — С. 48-52.
8. Макаренко Т. Д. Оценка ресурсного потенциала региональной экономической системы / Т. Д. Макаренко, Л. Б. Ковальчук. — Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2005. — 173 с.
9. Миско К. М. Ресурсный потенциал региона: теоретические и методические аспекты исследования / К. М. Миско. — М. : Наука, 1991. — 94с.
10. Чупров С. В. Особенности управления инновационной реиндустриализацией в нестационарной среде региональной экономики / С. В. Чупров // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2015. — Т. 25, № 5. — С. 767-774. — DOI : 10.17150/1993-3541.2015.25(5).767-774.
11. Чупров С. В. Неустойчивое равновесие и устойчивое неравновесие экономической системы. От воззрений Н. Д. Кондратьева к современной парадигме / С. В. Чупров // Экономическая наука современной России. — 2006. — № 3 (34). — С. 112-120.
12. Харрингтон Дж. Совершенство управления процессами / Дж. Харрингтон. — М. : Стандарты и качество, 2007. — 192 с.
13. Пригожин И. Философия нестабильности / И. Пригожин // Вопросы философии. — 1991. — № 6. — С. 46-57.
14. Государственная политика и управление : учебник / Л. В. Сморгунов, А. П. Альгин, И. Н. Барыгин [и др.] ; под ред. Л. В. Сморгунова. — М. : РОССПЭН, 2006. — Ч. 1 : Концепции и проблемы государственной политики и управления. — 381 с.
References
1. Koval'chuk L. B. Protsessnaya model' regional'noi sotsial'no-ekonomicheskoi sistemy [Process model of regional socio-economic system]. Irkutsk, Baikal State University of Economics and Law Publ., 2014. 148 p.
2. Kuznetsova O. V. Ekonomicheskoe razvitie regionov: teoreticheskoe i prakticheskoe aspekty gosudarstvennogo regulirovaniya [Economic development in the regions: theoretical and practical aspects of government regulation]. Moscow, Editorial URSS Publ., 2002. 309 p.
3. Makarenko T. D., Vdovina N. M. Otsenka kachestva zhizni naseleniya [Evaluating the quality of life of the population]. Irkutsk, Baikal State University of Economics and Law Publ., 2004. 156 p.
4. Roi O. M. Issledovaniya sotsial'no-ekonomicheskikh i politicheskikh protsessov [The study of the socio-economic and political processes]. Saint Petersburg, Piter Publ., 2004. 364 p.
5. Koval'chuk L. B. Protsessnyi podkhod k issledovaniyu regional'noi sotsial'no-ekonomicheskoi sistemy [The process approach to investigation of the regional socio-economic system]. Irkutsk, Baikal State University of Economics and Law Publ., 2010. 98 p.
6. Schumpeter J. A. Theory of economic development: an inquiry into profits, capital, credit, interest and the business cycle. New York, Oxford University Press, 1961. 255 p. (Russ. ed.: Shumpeter I. Teoriya ekonomicheskogo razvitiya (Issledovanie predprinimatelskoi pribyli, kapitala, kredita, protsenta i tsikla konyunktury. Moscow, Progress Publ., 1982. 455 p.).
7. Zhukova V. V. Analysis of the factors affecting sustainable development in the region. Vestnik Taganrogskogo in-stituta upravleniya i ekonomiki = Bulletin of Taganrog Institute of Management and Economics, 2011, iss.1, pp. 48-52. (In Russian).
8. Makarenko T. D., Koval'chuk L. B. Otsenka resursnogo potentsiala regional'noi ekonomicheskoi sistemy [Evaluation of the resource potential of the regional economic system]. Irkutsk, Baikal State University of Economics and Law Publ., 2005. 173 p.
9. Misko K. M. Resursnyi potentsial regiona: teoreticheskie i metodicheskie aspekty issledovaniya [Regional resource potential: theoretical and methodological aspects of research]. Moscow, Nauka Publ., 1991. 94 p.
10. Chuprov S. V. Features of innovative industrialization management in the regional economy's nonstationary environment. Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii = Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, 2015, vol. 25, no. 5, pp. 767-774. DOI: 10.17150/1993-3541.2015.25(5).767-774. (In Russian).
Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, Известия Иркутской государственной экономической академии.
2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. ISSN 1993-3541 2016. Т. 26, № 1. С. 99-106. ISSN 1993-3541
SOCIAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT AND EDUCATION
11. Chuprov S. V. Mobile Equilibrium and Stable Equilibrium of the Economic System. From N.D. Kondratjev's Views to the Contemporary Paradigm. Ekonomicheskaya nauka sovremennoi Rossii = Economic Science of Modern Russia, 2006, no. 3 (34), pp. 112-120. (In Russian).
12. Harrington J. Process Management Excellence: The Art of Excelling in Process Management. Paton Press, California, 2006. 176 p. (Russ. ed.: Harrington J. Sovershenstvo upravleniya protsessami. Moscow, Standarty i kachestvo Publ., 2007. 192 p.).
13. Prigozhin I. The philosophy of instability. Voprosy filosofii = Issues of Philosophy, 1991, iss. 6, pp. 46. (In Russian).
14. Smorgunov L. V., Algin A.P, Barygin I. N. et al. Gosudarstvennaya politika i upravlenie [Governmental policy and administration]. Moscow, Rosspen Publ., 2006. Pr. I. 381 p.
Информация об авторе Ковальчук Людмила Борисовна — кандидат экономических наук, доцент, кафедра мировой экономики, Читинский институт Байкальского государственного университета, 672000, г. Чита, ул. Анохина 56, e-mail: kovalchuklb@mail.ru.
Библиографическое описание статьи Ковальчук Л. Б. Механизмы социально-экономических процессов в отдельных регионах Сибирского федерального округа / Л. Б. Ковальчук // Известия Байкальского государственного университета. — 2016. — Т. 26, № 1. — С. 99-106. — DOI : 10.17150/1993-3541.2016.26(1).99-106.
Author
Ludmila B. Kovalchuk — PhD in Economics, Associate Professor, Department of World Economics and International Business, Chita Institute of Baikal State University, 56 Anokhin St., 672000, Chita, Russian Federation, e-mail: kovalchuklb@mail.ru.
Reference to article
Kovalchuk L. B. Mechanisms of social and economic processes in selected regions of the Siberian Federal District. Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii = Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, 2016, vol. 26, no. 1, pp. 99-106. DOI: 10.17150/1993-3541.2016.26(1).99-106. (In Russian).

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх