Криминологическое значение процесса модернизации понятия «Транспортной недвижимости» Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Научная статья на тему 'Криминологическое значение процесса модернизации понятия «Транспортной недвижимости»' по специальности 'Государство и право. Юридические науки' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 10 — Государство и право. Юридические науки
  • ВАК РФ: 12.00.00
  • УДK: 34

Статистика по статье
  • 16
    читатели
  • 1
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Научная статья по специальности "Государство и право. Юридические науки" из научного журнала "Сибирский торгово-экономический журнал", ЛЕВИТИН В.Б.

 
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — ЛЕВИТИН В.Б.

Текст
научной работы
на тему "Криминологическое значение процесса модернизации понятия «Транспортной недвижимости»". Научная статья по специальности "Государство и право. Юридические науки"

июля 2002 г. на 804-м заседании Комитета министров Совета Европы) государство должно содействовать возмещению ущерба жертвам террористических актов, совершенных на его территории, если возмещение ущерба за нанесенные увечья и причиненный вред здоровью не может быть полностью обеспечено за счет других источников, в частности путем конфискации имущества, принадлежащего исполнителям, организаторам и спонсорам таких актов.
В действующем законодательстве не всегда однозначно разграничиваются социальные выплаты, компенсация государства за ущерб, причиненный правомерными действиями государственных и муниципальных органов, их должностных лиц, возмещение вреда за их неправомерные действия и
компенсация государства за действия третьих лиц. На решение данной проблемы и направлена норма статьи 16.1 ГК РФ.
Литература:
1. Басманова Н.К. О подходах к определению сущности правоотношений возмещения и компенсации // Закон и право. 2008. № 7.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к главам 1,2,3, под ред. П.В. Крашенинникова. Статут, 2013 г. 336 стр.
3. Суханов Е.А. Российский закон о собственности: Научно-практический комментарий. М., 1993.
4. Тактаев И. Кто в ответе за теракт? // ЭЖ-Юрист. 2003 № 1.
КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРОЦЕССА МОДЕРНИЗАЦИИ ПОНЯТИЯ «ТРАНСПОРТНОЙ НЕДВИЖИМОСТИ»
ЛЕВИТИН В.Б.,
к.ю.н, доцент, РЭУ им. Г. В. Плеханова, г. Москва
Отечественная практика свидетельствует, что процесс гармонизации различных сфер правового регулирования, во многих случаях, носит поэтапный и много векторный характер. Это в полной мере касается и правового режима средств водного транспорта, используемых физическими и юридическими лицами в целях, не связанных с предпринимательской и иной профессиональной деятельностью, т. е. в основном для занятия спортом и активного отдыха.
Категория средств водного транспорта бытового назначения представляет собой весьма многочисленную и разнообразную группу судов, в основном маломерных, которая включает в себя различные виды моторных, парусных, парусно-моторных и гребных судов: яхты, катера, моторные лодки, многокорпусные суда, водные мотоциклы, байдарки, каноэ и т. п.
Основой правового режима указанных видов имущества являются соответствующие нормы Гражданского кодекса РФ. Кроме того, он определяется Кодексом торгового мореплавания РФ (КТМ), Кодексом внутреннего водного транспорта РФ (КВВТ), а также целым рядом нормативных правовых актов подзаконного характера.
В соответствии с законодательством Российской Федерации средства водного транспорта, за исключением военных и иных специальных судов, не подпадают под действие правовых норм, запрещающих или ограничивающих участие определенных видов
имущества во внутреннем гражданском обороте (п.
1 ст. 129 ГК РФ), поэтому для их приобретения, как и автомототехники, специального разрешения (лицензии) не требуется.
Вместе с тем гражданская оборотоспособность большинства данных имущественных объектов, в том числе имеющих сугубо бытовое назначение, в настоящее время обладает несомненными признаками осложненности, обусловленной тем, что часть
2 пункта 1 статьи 130 ГК РФ морские суда и суда внутреннего плавания, которые подлежат государственной регистрации, относит к категории недвижимых вещей.
Таким образом, различия в правовом режиме судов поставлены в прямую зависимость от обязательности прохождения их владельцами процедуры государственной регистрации. Именно это свойство средств водного транспорта служит основанием для отнесения их к разряду недвижимых вещей, а также позволяет, в более широком плане, вести речь о наличии самостоятельной правовой категории, условно именуемой «транспортной недвижимостью». В то же время круг охватываемых данной категорией объектов гражданского оборота отличается большим разнообразием, что предполагает необходимость дифференциации форм и способов контроля их участия в гражданском обороте.
Целесообразность закрепленного в данной норме избирательного подхода при отнесении средств водного транспорта к категории недвижимого иму-
щества сомнений не вызывает, однако механизм его реализации в иных нормах ГК РФ раскрывается недостаточно четко.
Следует иметь в виду, что система государственной регистрации недвижимости, закрепленная в статье 131 ГК, предусматривает целый ряд регистрационных процедур, имеющих разные цели и правовую природу.
Наряду с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество в предусмотренных законом случаях могут осуществляться специальная регистрация или учет отдельных видов недвижимого имущества (п. 2 ст. 131 ГК РФ), а также регистрация (в предусмотренных законом случаях) прав на движимые вещи (п. 2 ст. 130 ГК РФ), которые также могут обладать атрибутами государственных регистрационных процедур (например, сопровождаться выдачей государственного номерного знака на автотранспортное средство).
Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в редакции от 17 июня 2010 г.), детализирующий предписания статьи 131 ГК РФ, исключил морские суда и суда внутреннего плавания из круга имущественных объектов, подлежащих обязательной государственной регистрации на общих основаниях, предусмотрев необходимость принятия специального федерального закона. Поскольку данный законодательный акт пока не издан, применяется действующий порядок регистрации прав на средства водного транспорта (ч. 2 п. 1 ст. 33 Федерального закона № 122-ФЗ).
По нашему мнению, указанный порядок страдает наличием весьма существенных недостатков, связанных с отсутствием единого нормативного правового акта, регламентирующего порядок государственной регистрации средств водного транспорта, и также требует критического отношения, в том числе из-за угрозы разрастания присущих ему коррупционных рисков.
Вполне очевидно, что Федеральный закон от 23 апреля 2012 г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части определения понятия маломерного судна» направлен на фрагментарное решение проблемы совершенствования правового режима средств водного транспорта бытового назначения и может служить лишь основой формирования полноценной системы их государственной регистрации.
В качестве позитивного момента следует отметить, что указанный закон унифицирует терминологию отраслевых законодательных актов, связанную с наименованием регистрационных процедур в сфере водного транспорта, четко закрепляя их государственный, правоустанавливающий статус.
Введена более компактная категоризация указанных транспортных средств. В частности, законодатель отказался от существовавшей ранее многокомпонентной структуры понятия «маломерное судно», заменив ее сочетанием двух параметров: длины судна (не более 20 метров) и пассажиров-местимости - не свыше 12 человек. Самостоятельную подгруппу таких судов составляют маломерные суда, используемые в некоммерческих целях.
Выделяются категории прогулочных и спортивных парусных судов. При этом отличительным признаком прогулочного судна служит общее количество людей на борту, которое не должно превышать 18, в том числе пассажиров - не более 12 человек, а также целевое предназначение - для отдыха на водных объектах. К категории спортивных парусных отнесены суда, построенные или переоборудованные для занятий спортом, использующие в качестве основной движущей силы силу ветра.
Объединяющим эти категории судов качеством является также характер их эксплуатации, не связанный с достижением коммерческих целей.
Вместе с тем законодателю пока не удалось избежать сложного, «многослойного» характера системы регистрационных реестров, осложняющего создание системы централизованного учета объектов недвижимости в транспортной сфере и затрудняющего свободу доступа к информации об их владельцах.
Так, согласно пункту 1 статьи 33 КТМ (в редакции Федерального закона № 36-ФЗ) судно подлежит государственной регистрации в одном из реестров судов Российской Федерации:
1) государственном судовом реестре;
2) реестре маломерных судов;
3) бербоут-чартерном реестре;
4) Российском международном реестре судов;
5) реестре строящихся судов.
Пункт 1 статьи 16 КВВТ закрепляет сходное правило о государственной регистрации судов в Государственном судовом реестре; реестре маломерных судов; реестре арендованных иностранных судов; Российском международном реестре судов; реестре строящихся судов.
Федеральным законом № 36-ФЗ непосредственно закреплены признаки, при наличии которых судно не подлежит государственной регистрации. Согласно новым правилам требование обязательности прохождения государственной регистрации распространяется на суда массой свыше 200 килограмм и мощностью двигателей (в случае установки) более 8 кВт (10 л. с.), а также спортивные парусные суда, длина которых превышает 9 метров, которые имеют двигатели (независимо от мощности) и на которых оборудованы места для отдыха.
Указанные нормы существенно корректируют круг объектов государственной регистрации в сфере водного транспорта и, следовательно, правовые рамки категории «транспортной недвижимости».
Как видим, отличительные признаки рассмотренных категорий судов бытового назначения не обладают единообразными свойствами, что препятствует выстраиванию их общего понятийного ряда, четкой классификации и формированию стройной правовой конструкции системы государственной регистрации.
Изменения, внесенные в правовую модель пороговых значений конструктивных особенностей судна, определяющих нуждаемость в прохождении процедуры государственной регистрации, несомненно, представляют собой позитивный этап в модернизации правового режима средств водного транспорта бытового назначения.
Однако они не позволяют в полной мере внести необходимую определенность в решение многих вопросов, связанных с отнесением того или иного судна к категории недвижимости.
В целом ряде случаев при категоризации судна закон придает определяющее значение таким особенностям конструкции и оборудования судна, которые имеют неустойчивый, ситуативный характер. Так, например, признаки наличия, как впрочем и отсутствия, подвесного лодочного мотора на судне (особенно спортивном парусном), а также показатели его мощности достаточно просто поддаются корректировке, влияющей на изменение категории судна. Конструкции многих современных сборно-разборных и иных судов позволяют при необходимости без переоборудования судна в целом устанавливать вспомогательное парусное снаряжение, быстросъемные укрытия для отдыха и т. п.
Кроме того, в качестве признаков категоризации указанных судов во многих случаях приняты параметры, недостаточно отражающие потребительские свойства товара как потенциального объекта недвижимости: стоимость, комфортность оборудования, способ хранения и возможность перемещения наземным транспортом к месту базирования и т. п. Поэтому вполне обоснованным следует считать вывод о том, что основной целью действующего порядка государственной регистрации средств водного транспорта является удостоверение технико-эксплуатационных характеристик судов в целях реализации контрольно-надзорных функций управомоченными государственными структурами для обеспечения безопасности их использования, а не фиксация определенного гражданско-правового режима данных имущественных объектов [4. - С. 227].
В основном учитываются цели их использования (прогулочные, спортивные) либо конструктивные особенности движителей (парусные, моторные), а также достаточно произвольные нормы пассажиро-вместимости.
Указанные особенности зачастую носят оценочный характер, далеко не всегда внятно и четко формулируются изготовителем судна в прилагаемых к изделиям товарно-сопроводительных документах (технических паспортах, инструкциях по использованию изделий и т. д.) и приводят к тому, что некоторые виды судов вообще выпадают из системы категоризации, в частности, сборно-разборные конструкции надувных судов с парусным оснащением [3. - С. 46].
Правила государственной регистрации маломерных судов также не регулируют порядок государственной регистрации многих видов судов бытового назначения: большинства прогулочных, спортивных и парусных судов.
В сложившейся ситуации перспективной представляется последовательная диверсификация гражданско-правового режима маломерных судов путем введения в правовой обиход самостоятельной классификационной группы - суда сверхмалого класса, к которой следует относить морские и речные суда бытового назначения, объективно не отвечающие социально-правовым признакам категории недвижимого имущества и не требующие
прохождения их владельцами регистрационных процедур.
Разумеется, бытовое назначение и потребительский характер использования судов относительны. Классификация маломерных судов в зависимости от таких эксплуатационных качеств, как расчетная интенсивность использования, на изделия профессионального, полупрофессионального или потребительского назначения (по аналогии с зарубежной практикой сертификации иных технически сложных товаров, в частности, бензо- и электроинструментов, переносных силовых установок и др.) в данном секторе коммерческой практики применения не находит. Конструкция многих из них не исключает возможности использования по «двойному» назначению, например, моторных и гребных лодок - в качестве предмета договоров аренды транспортных средств с экипажем на речных переправах (ст. 632 ГК РФ) и для осуществления мелких грузопассажирских перевозок (ст. 785 ГК РФ) и т. п.
В связи с этим важно выявить, оценить и сформулировать те признаки технико-эксплуатационной характеристики средства водного транспорта, которые объективно не допускают или затрудняют длительное использование транспортного средства в качестве источника дохода (что отражается на его стоимости) либо не обусловливают значительных затрат на его содержание и обслуживание.
Хотя выстроить единый классификационный ряд указанных объектов достаточно сложно ввиду большого разнообразия их конструктивных особенностей, вывод о бытовом (потребительском) целевом предназначении средств водного транспорта может определяться невысокими ресурсными характеристиками и иными конструктивными особенностями, отражающими установленные производителем непродолжительные сроки годности либо сроки службы изделий(ст.472-473 ГК РФ). Указанные технико-эксплуатационные свойства судна, как правило, предполагают незначительные амортизационные затраты на поддержание его потребительских свойств (хранение, ремонт и др.).
Существенным элементом характеристики правового режима и потребительских свойств средств водного транспорта является также общедоступность их эксплуатации или наличие определенных квалификационных требований, предъявляемых к лицам, осуществляющим их использование, реализуемых с помощью лицензирования (аттестации) судоводителей. В отношении судоводителей маломерных судов эти требования определяются ведомственными нормативными правовыми актами.
В настоящее время данный порядок аттестации распространяется на водителей поднадзорных Государственной инспекции по маломерным судам МЧС РФ судов, оборудованных моторами, в том числе подвесными лодочными моторами, за исключением моторов мощностью не более 8 кВт (10 л.с.). Решение об исключении судоводителей транспортных средств с силовыми установками малой мощности из круга лиц, подлежащих аттестации, свидетельствует о постепенной переориентации отечественной лицензионной практики в русло большего учета международных традиций в рассматриваемой сфере.
Суммируя изложенное, представляется важным скорейшим образом завершить процесс формирования модернизированной правовой модели системы государственной регистрации морских судов и судов внутреннего плавания, предусматривающей значительно более узкий круг средств водного транспорта бытового назначения, относимых к категории недвижимого имущества. Принятие соответствующего федерального закона предусмотрено частью 2 пункта 1 статьи 33 Федерального закона от 21 июля 1998 г. № 128-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в редакции от 30 ноября 2010 г.), но до настоящего времени не реализовано.
Достижению указанной выше цели вряд ли будет способствовать предлагаемая в настоящее время в проектах реформированного ГК РФ доктринальная модель категории «транспортной недвижимости», согласно которой любые воздушные и морские суда могут быть лишь приравнены по гражданско-правовому режиму к недвижимым вещам, если иное не установлено законом и не вытекает из существа указанных объектов гражданских прав.
Непреложным остается положение отечественной цивилистики о том, что критерии отнесения тех или иных видов имущества к категории недвижимости не могут избираться произвольно. Нельзя не согласиться с мнением В. П. Мозолина о наличии связи с землей как имманентном качестве не только традиционных, но и мобильных объектов недвижимости, в том числе средств водного транспорта, которая проявляется в том, что для их эксплуатации необходимо наличие специально оборудованных земельных участков с находящимися на них постройками и оборудованием (порты, причалы и т. п.). Давно замечено, что именно это качество обусловливает их повышенную стоимость в качестве объектов недвижимости [1. - С. 61]. Иной подход неизбежно влечет размывание образа и искажение социально-экономической сущности категории недвижимого имущества, в том числе как одного из критериев социальной стратификации населения нашей страны.
Следует учитывать и сохранившуюся ведомственную разобщенность структур, правомочных принимать решения о необходимости государственной регистрации того или иного средства водного транспорта, затрудняющую принятие согласованных мер по обеспечению их правомерности и обоснованности.
К сожалению, нередки случаи предъявления неосновательных требований к владельцам маломерных судов со стороны представителей органов по контролю за соблюдением установленного режима эксплуатации средств водного транспорта о необходимости прохождения ими процедуры государственной регистрации под угрозой наложения штрафа, буксировки судна на штрафную стоянку и т. д.
Не исключены также факты произвольных отрицательных решений в отношении маломерных судов, подлежащих государственной регистрации и планируемых к перемещению через границу Российской Федерации.
Указанные обстоятельства объективно способствуют вовлечению владельцев средств водного транспорта в противоправные сделки, укоренению коррупционной среды и усилению воздействия иных криминогенных факторов в данной сфере.
Полагаем, что основной потенциал юридических средств, в том числе административно-правового и уголовно-правового характера, следует использовать для усиления надзора и контроля за соблюдением правил эксплуатации маломерных судов, а также предупреждения и пресечения злоупотреблений в ходе его реализации.
Вместе с тем очевидно, что значительные резервы для решения задач по снижению уровня коррупционных проявлений в данной сфере содержатся в расширении возможностей дальнейшей диверсификации как самой категории «транспортной недвижимости», так и соответствующих регистрационных процедур, имеющих различную целевую направленность [2. - С. 93].
С учетом тенденций развития регистрационной практики многих зарубежных стран в составе категории «транспортной недвижимости» уместно было бы сохранить, помимо достаточно крупных, лишь те маломерные суда, которые обладают высокой стоимостью, требуют специальных сооружений для хранения, в частности, полноразмерные крейсерские яхты, катера, оборудованные стационарными каютами и мощными двигательными установками, плавдачи и т. п.
Полноценное решение этой проблемы возможно путем соответствующего изменения редакции статьи 130 ГК РФ и принятия специального федерального закона, закрепляющего экономически обоснованные, единые и четкие критерии отнесения морских судов и судов внутреннего плавания к объектам недвижимости, доступные для восприятия не только специалистами, но и непрофессиональными участниками процесса эксплуатации средств водного транспорта, тем самым позволяющие радикально снизить угрозу дальнейшего разрастания коррупционных рисков в данной сфере.
Литература:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий / отв. ред. Т. Е. Абова, А. Ю. Кабалкин, В. П. Мозолин. -М. : БЕК, 2009.
2. Левитин В. Б. «Транспортная недвижимость»: правовой режим и коррупционные риски // Правовые средства противодействия коррупции в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической интернет-конференции. - М. : РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2013.
3. Левитин В. Б. О соотношении частно-правовых и публично-правовых аспектов государственной регистрации маломерных судов // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. - 2012. - № 7.
4. Левитин В. Б., Кузьмина И. Д. Маломерные суда бытового назначения как вид «транспортной» недвижимости // Вестник Московского университета МВД России. - 2012. - № 7.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх