Криминальное государство: введение в проблему CRIMINAL STATE: INTRODUCTION IN PROBLEM Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Научная статья на тему 'Криминальное государство: введение в проблему' по специальности 'Государство и право. Юридические науки' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 10 — Государство и право. Юридические науки
  • ВАК РФ: 12.00.00
  • УДK: 34
  • Указанные автором: УДК: 343

Статистика по статье
  • 475
    читатели
  • 176
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • КРИМИНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
  • КРИМИНАЛИЗАЦИЯ
  • ТОТАЛИТАРИЗМ
  • РАСИЗМ
  • ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
  • СОЦИАЛЬНЫЙ РЕГРЕСС
  • CRIMINAL STATE
  • CRIMINALIZATION
  • TOTALITARIANISM
  • RACISM
  • ORGANIZED CRIME
  • SOCIAL REGRESS

Аннотация
научной статьи
по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Клеймёнов Иван Михайлович

Рассматриваются понятие и признаки криминального государства, анализируются тенденции его эволюции.

Abstract 2013 year, VAK speciality — 12.00.00, author — Kleymyonov Ivan Mihaylovich

In article describe conception and indications of criminal state, analyse trends of its evolutione.

Научная статья по специальности "Государство и право. Юридические науки" из научного журнала "Вестник Омского университета. Серия «Право»", Клеймёнов Иван Михайлович

 
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Клеймёнов Иван Михайлович

Текст
научной работы
на тему "Криминальное государство: введение в проблему". Научная статья по специальности "Государство и право. Юридические науки"

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2013. № 4 (37). С. 127-135.
УДК 343
КРИМИНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО: ВВЕДЕНИЕ В ПРОБЛЕМУ*
CRIMINAL STATE: INTRODUCTION IN PROBLEM И. М. КЛЕЙМЁНОВ (I. M. KLEYMYONOV)
Рассматриваются понятие и признаки криминального государства, анализируются тенденции его эволюции.
Ключевые слова: криминальное государство, криминализация, тоталитаризм, расизм, организованная преступность, социальный регресс.
In article describe conception and indications of criminal state, analyse trends of its evolutione. Key words: criminal state, criminalization, totalitarianism, racism, organized crime, social regress.
В политологии проблема криминального государства в настоящее время является главным образом предметом политических спекуляций. Например, этот термин нередко применяется по отношению к России. Известный немецкий публицист Юрген Рот в интервью испанскому журналу «La vanguardia» прямо заявил, что «Россия - криминальное государство ... В России государство и преступность -одно и то же» [1]. Данный термин используют американские журналисты Давид Саттер и Люк Хардинг, опубликовавшие в последние годы книги с красноречивыми названиями «Тьма на рассвете: Возникновение криминального государства в России», «Мафиозное государство» [2]. Эти книги нельзя считать научными, они, равно как известная работа Пола Хлебникова «Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России» [3], представляют собой итоги журналистских расследований и лишены требуемых для научной продукции качеств: аналитичности, объективности оценок и строгости выводов. Многие упреки авторов, адресован-
ные российским органам власти (обман населения в корыстных целях, коррупция, сращивание с криминалом, цинизм и др.), с равным успехом могут быть адресованы властям США. Более того, якобы «криминальное государство Россия» не замечено в совершении агрессий. Оно никаким образом не претендует на мировое господство. Зато «демократическое государство США» только в ХХ1 в. совершило две агрессии непосредственно (Ирак, Афганистан) и, как минимум, одну - опосредованно (Ливия). А претензия США на мировое лидерство продолжает оставаться глав -ной внешнеполитической стратегией. Таким образом, США по уровню криминальности значительно превосходит Россию. Не следует также забывать, что именно США очень много сделали для криминализации общественных отношений в России, о чём, в частности, свидетельствует история криминальной приватизации [4]. Таким образом, здесь западным политологам уместно напомнить библейскую фразу о сучке в чужом глазу и бревне в глазу собственном (Лк, 41-42).
* Исследование выполнено при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках научно-исследовательского проекта «Правовое обеспечение решения социальных конфликтов в субъекте Российской Федерации: защита прав человека в условиях криминализации общественных отношений», Соглашение № 14.В37.21.0045 от 25 июля 2012 г.
© Клеймёнов И. М., 2013
Однако такие напоминания оставляют дискурс в рамках публицистического диспута и не приближают к пониманию сущности криминального государства.
Попытка сформулировать определение криминального государства представлена в современном словаре по политологии: «Государство криминальное - особый тип государства, характеризующийся определяющим влиянием преступных кругов на политику, криминализацией общественной жизни, использованием преступных элементов в качестве социальной опоры власти» [5]. В этом определении много неясного. Что такое определяющее влияние преступных кругов и кто такие сами преступные круги? Что это за преступные элементы, которые используются в качестве социальной опоры власти? Какова должна быть криминализация общественной жизни, чтобы государство стало криминальным? Как видим, цитируемое определение не отвечает на вопросы, а порождает новые. Единственное, что есть в нём позитивного -указание на то, что криминального государство - это особый тип государства.
По мнению С. С. Сулахшина, криминальное государство - это государство, в котором государственная власть сращивается с организованной преступностью. Автор называет признаки криминального государства: 1) системная коррупция; 2) массовое похищение бюджетных средств; 3) тотальное взяточничество; 4) узурпация политической власти путём либо её прямого захвата (переворот, хунта, клановое перерождение), либо фальсификации на так называемых демократических выборах [6]. Не говоря о том, что первые три признака криминального государства совпадают (являя собой различные формы коррупции), не ясно, с каким видом организованной преступности сращивается государственная власть: общеуголовной, экономической, транснациональной. Не понятно также, какой уровень власти имеется в виду: федеральный, субъекта Российской Федерации или муниципальный. Однако очевидно, что в данном случае речь идёт о процессе, который имеет противоправный характер.
Итак, политологи констатируют что криминальное государство - это а) особый тип государства и б) процесс его противоправного перерождения, мутации. Данные
утверждения требуют теоретико-правового анализа, поскольку политологи не обладают должной правовой компетенцией и, вторгаясь на «чужую территорию знаний», могут высказывать ошибочные суждения.
В теоретико-правовой литературе феномен криминального государства не подвергался специальному рассмотрению, если не считать попыток характеристики тоталитарного государства. Следует предположить, что у тоталитарного и криминального государства есть общие черты, указывающие на сходство между ними.
По мнению Р. Р. Литфуллина, тоталитаризм - это специфическое политико-правовое явление XX в., отличное от авторитаризма. Его можно определить как особую форму современной диктатуры; как разновидность недемократической общественно-политической системы и политико-правового режима, характеризующегося стремлением полностью подчинённых главе государства органов власти и управления, в условиях партийного и идеологического монизма, посредством системы государственно-организованного насилия (террора), к установлению полного (тотального) контроля над всеми сторонами общественной жизни и игнорированием прав и свобод отдельной личности. Тоталитаризм характеризуется такими основными чертами, как монополия одной политической партии на власть; господство единственной официальной идеологии; культ личности национального вождя - лидера партии и государства; жесткий контроль за экономической деятельностью; стремление государства к полному (тотальному) контролю над всем обществом и отдельной личностью; господство тоталитарного государства над правом, отсутствие реальных прав и свобод населения, система физического и психологического террора [7].
Тоталитаризм представляет собой вид политического режима, на основе которого выделяется особый тип тоталитарного государства. Можно предположить, что криминальное государство представляет собой своеобразное завершение, итог развития тоталитарного государства. В пользу этой гипотезы в определённой степени свидетельствуют материалы Нюрнбергского процесса, который признал преступными организациями
СС, СД, гестапо и руководящий состав нацистской партии [8]. Учитывая, что правительство гитлеровской Германии состояло из нацистских функционеров и сосредоточило в своих руках законодательную, исполнительную, административную и политическую власть [9], этот приговор был в одном шаге от признания Третьего рейха криминальным государством. Однако этот шаг не был сделан, по поводу чего отдельные исследователи Нюрнбергского процесса выражали недоумение [10]. Многие учёные, как зарубежные (В. Пелла, К. Салданья, Г. Донедье де Вабр, Дж. Шварценбергер, Дж. Гинзбургс), так и отечественные (А. Н. Трайнин, Н. В. Мошен-ская) поддерживают концепцию уголовной ответственности государств за преступления против мира и безопасности человечества, в частности за геноцид [11]. Следовательно, с юридической точки зрения возможно признание государства преступным, но только после этого признания оно будет криминальным de jure.
С криминологической точки зрения тоталитарный режим Третьего рейха в ходе своей эволюции переродился в криминальный режим, а тоталитарное государство - в криминальное государство. Следует назвать признаки такого государства:
А. Оправдание зла, нравственный нигилизм, которые выдаются за «новое мышление». Следует обратить внимание на схожесть высказываний Ф. Ницше и А. Гитлера. Ф. Ницше: «"Невинность" - так называют... идеальное состояние поглупения; "блаженство" - идеальное состояние лени; "любовь" -идеальное состояние стадного животного, которое не желает больше иметь врагов» [12]. А. Гитлер: «Я освобождаю людей от отягощающих ограничений разума, от грязных и унижающих самоотравлений химерами, именуемыми совестью и нравственностью, и от требований свободы и личной независимости, которыми могут пользоваться лишь немногие» [13]. Пропагандистская деятельность, по Гитлеру, не должна считаться с моралью, активно используя любые эффективные средства к достижению поставленной цели [14]. Во вступительной речи главного обвинителя от Франции на Нюрнбергском процессе де Мен-тона подчёркивается тесная связь ницшеанской философии и нацистской идеологии [15].
Б. Расистская идеология. Видный идеолог Третьего рейха А. Розенберг в своей книге «Миф ХХ века» утверждает, что чистая арийская кровь является источником всего светлого, созидательного, творческого в истории человечества. Неарийская (враждебная) кровь, напротив, заключает в себе всё низменное и деструктивное. В итоге, вся жизнь рассматривается как бескомпромиссная борьба двух противоположностей - арийской и враждебной крови - и от того, кто победит в этой борьбе, зависит весь дальнейший ход истории. Расовое смешение, таким образом, есть грубейшее нарушение священного закона крови, движущего всеми мировыми процессами. Последствием же подобного смешения будет деградация и вымирание лучшей (арийской) части человечества, а вместе с тем и полная остановка развития цивилизации вообще [16]. Расовый вопрос является основной идеей манифеста Гитлера «Mein kampf», в которой лидер Германии, однако, уже не просто рассуждает о вредоносности расового смешения, но и заявляет о необходимости решить указанную проблему радикально. В «Mein kampf» открыто провозглашается необходимость уничтожения народов-вредителей, таких как евреи, которых Гитлер постоянно противопоставляет арийцам: «борясь за уничтожение еврейства, я борюсь за дело божие» [17].
В. Геноцид. Геноцид начался против граждан собственной страны, а затем - по мере ведения агрессивных войн - распространился на другие народы. «Внутренний» геноцид связан с реализацией национал-социалистической программы эвтаназии душевнобольных, которая осуществлялась под руководством канцелярии фюрера при содействии имперского министерства внутренних дел и медицинских учреждений. Канцелярией фюрера были созданы две организации: «Имперское общество лечебных и попечительских заведений», проводившее отбор душевнобольных для эвтаназии, и «Общественный фонд попечительских заведений», который непосредственно осуществлял с помощью специального персонала акции по умерщвлению больных и обеспечивал юридическое сопровождение «мероприятий» [18]. Что касается «внешнего» геноцида, то его объектом стали не только евреи [19], но
также чехи, словаки, поляки, сербы, русские, белорусы, украинцы и другие народы. Во вступительной речи главного обвинителя от СССР Р. А. Руденко на Нюрнбергском процессе приведены свидетельства заключённых Освенцима: «Газирование невероятных количеств людей имело место при прибытии "транспортов" из различных стран: Франции, Бельгии, Голландии, Греции, Италии, Венгрии, Чехословакии, Германии, Польши, СССР, Норвегии и др. Прибывшие с транспортом должны были проходить перед СС врачом лагеря или СС начальником лагеря. Тот показывал пальцем направо или налево. Налево обозначало газовую смерть. Из транспорта в 1500 человек в среднем 12001300 сразу шло в газ. Изредка процент людей, направляемых в лагерь, бывал немного выше. Часто случалось, что врачи СС Менге-ле и Тило проводили эту "селекцию", насвистывая весёлую мелодию. Люди, назначенные к газированию, должны были раздеться перед газкамерой, после чего их нагайками загоняли в газкамеру. После этого дверь под-вала-газкамеры закрывалась, и люди газировались. Смерть наступала приблизительно через 4 минуты. Через 8 минут газкамеру открывали, и рабочие из "особой команды", так называемой "зондеркоманды", транспортировали трупы к печам крематориев, которые горели днём и ночью. Во время прибытия транспортов из Венгрии печей не хватало, и были устроены огромные рвы для сжигания. В них укладывались костры из дров, которые обливались нефтью. В эти канавы бросались трупы, но часто СС бросали туда также детей и взрослых женщин, где эти несчастнейшие люди погибали страшной смертью. Жиры и масло, нужные для сжигания, получались отчасти из трупов газированных людей, для экономии нефти. Из трупов получали также масла и жиры для технических целей и даже для приготовления мыла» [20].
Г. Рабство. Документы свидетельствуют, что гитлеровское правительство и германское верховное командование осуществляли угон в немецкое рабство советских граждан путём обмана, угроз и насилий. Советские граждане продавались фашистскими насильниками в рабство предприятиям и частным лицам в Германии: невольники были обречены на голод, зверское обращение и
в конечном итоге на мучительную смерть. В Берлине 7 ноября 1941 г. состоялось секретное совещание, на котором Геринг дал своим чиновникам указания об использовании советских людей на принудительных работах, в дальнейшем воплощённые в циркуляре № 42006/41 хозяйственного штаба германского командования на востоке от 4 декабря 1941 г. Вот что гласили эти указания:
1. Следует использовать русских людей, главным образом, для дорожного строительства, строительства железных дорог и уборочных работ, разминирования и устройства аэродромов. Следует расформировать немецкие строительные батальоны (например, военно-воздушного флота). Немецкие квалифицированные рабочие должны работать в военной промышленности; они не должны копать землю и разбивать камни, для этого существует русский.
2. Русского необходимо использовать, в первую очередь, на следующих участках работы: горное дело, дорожное строительство, военная промышленность (танки, орудия, аппаратура для самолетов), сельское хозяйство, строительство, крупные мастерские (сапожные мастерские), специальные команды для срочных непредвиденных работ.
3. При применении мер поддержания порядка решающим соображением являются быстрота и строгость. Должны применяться лишь следующие разновидности наказания, без промежуточных ступеней: лишение питания и смертная казнь решением военно-полевого суда.
Среди рабочих, угнанных в Германию из западных оккупированных стран в 1942 г.: 131 000 бельгийцев, 135 000 французов, 154 000 голландцев; на 30 апреля 1943 г. -1 293 000 рабочих, происходящих из западных оккупированных стран, из которых 269 000 женщин работали на нужды германской военной экономики [21].
Д. Агрессивные войны. Германия вторглась в Данию, Норвегию, Голландию, Францию, поработила Чехословакию, Польшу, напала на СССР. При этом военная агрессия сопровождалась грабежом. По свидетельству главного обвинителя от Франции на Нюрнбергском процессе де Ментона, в Дании, первой в Западной Европе стране, подвергшейся вторжению, немцы захватили около 8 милли-
ардов крон. В Норвегии немецкие расхищения определяются суммой, превышающей 20 миллиардов крон. Германские расхищения в Голландии были таковы, что эта страна, которая при учёте численности её населения была одной из самых богатых в мире, была почти полностью разорена, так как финансовые обложения, навязанные ей оккупантами, превысили 20 миллиардов гульденов. В Бельгии немцы захватили платёжных средств более чем на 130 миллиардов франков самыми различными путями: например, в качестве возмещения издержек по оккупации и по клирингу. Великое герцогство Люксембургское также понесло значительный ущерб, вызванный оккупацией. Наконец, во Франции сумма изъятых платёжных средств достигает 745 миллиардов франков. Художественные ценности стран Западной Европы также были разграблены самым бесстыдным образом [22].
Е. Превращение закона в инструмент произвола и насилия. Так, 28 февраля 1933 г. умирающий президент Германской республики Гинденбург подписал декрет о защите народа и государства, отменяющий ряд статей действующей Конституции, а также ужесточающий наказания, предусмотренные Уголовным кодексом за совершение некоторых преступлений. В соответствии с указанным декретом «ограничение свободы личности, свободы выражение мнений, включая сюда свободу печати, право союзов и собраний, нарушение тайны почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных разговоров, производство обысков и конфискаций, а также ограничения права собственности, допускаются независимо от пределов, обычно установленных законом» [23]. На основании данного декрета власти Германии могли применять так называемый охранный арест (превентивное заключение), которому подлежали все лица, потенциально несущие опасность режиму, а также лица, подозреваемые в антигосударственной деятельности. Так, в соответствии с распоряжением начальника политической полиции об аресте коммунистов, подписанного Гейдрихом в 1935 г., «лица, которые до переворота занимались деятельностью в коммунистическом духе, а теперь снова подозреваются в нелегальной деятельности, подлежат превентивному аресту и отправке в концентрационный
лагерь; коммунистические деятели, которые теперь после отбытия наказания должны быть освобождены, в принципе подлежат превентивному аресту, поскольку речь идёт о них как об опасных врагах государства, или предполагается, что они снова предоставят себя в распоряжение нелегальной КПГ» [24]. Позднее Генрих Мюллер предложил министру юстиции, кроме всего прочего, разрешить гестапо проводить «охранные аресты» в отношении, оправданных судом лиц. В итоге в датированном 21 апреля 1937 г. указе министр юстиции дополнил постановление тем, что «охранный арест» может быть применён для тех подозреваемых (врагов государства), которые были оправданы судом за недостаточностью улик [25].
На ежегодном сборище нацистов в Нюрнберге 15 сентября 1935 г. были приняты антиеврейские законы «О гражданах рейха» и «О защите немецкой крови и чести». Эти законы определяли, что только арийцы обладают в Германии полными политическими и гражданскими правами. Евреям запрещалось вступать в брак с арийцами, нанимать немецкую прислугу моложе 45 лет, устанавливать немецкие флаги на домах и учреждениях [26].
Установленные признаки, как представляется, свидетельствует о бесспорной криминальности государства. Однако здесь никакого сращивания государственного аппарата с организованной преступностью (которая в тоталитарном государстве уходит в глубокое подполье), отсутствует и коррупция. Отсюда можно сделать вывод, что криминальное государство - это конкретно-исторический тип. В данном случае - это гитлеровская Германия.
Бесспорно, что это не исключительный и далеко не единственный пример криминального государства как конкретно-исторического типа. Ретроспективный исторический анализ даёт возможность выявить целую галерею таких государств, в ряду которых исмаилитское государство ассасинов [27] и Ватикан времен Александра VI Борд-жиа [28]. Для каждого из них характерны свои исторические особенности, но есть и общие черты: нравственный нигилизм, широкое использование насилия, политические убийства, словом, говоря современным язы-
ком, - формирование политики государственного терроризма.
Криминальное государство как конкретно-исторический тип возникает и существует в определённых исторических условиях, но всегда - исключительно благодаря политической воле конкретного лица, захватившего власть и обладающего ею. Феномен криминального государства показывает, что роль личности в истории иногда бывает огромной в своём трагическом воплощении. За каждой такой личностью числится кровавая история заговоров, интриг и предательств. Именно поступки и политические решения такой личности (конечно, выражающей интересы определённых социальных групп) определяют путь деградации, мутации государства, превращения его в собственный антипод.
Итак, криминальное государство - это, как правило, заключительный акт процесса его перерождения в свой антипод. Поскольку государство есть универсальная публичная организация общества для управления его общими делами на основе права [29], то его криминальный антипод представляет собой псевдопубличную организацию общества для реализации групповых и частных интересов на основе антиправа (неправа).
В криминальном государстве организация публичных институтов связана с нарушением прав человека, фальсификацией результатов демократических процедур, манипулированием сознанием населения, словом, с теми явлениями, которые в современной теории получили наименование конституционных девиаций и деликтов [30]. Поэтому фундаментальные демократические институты приобретают фиктивный характер.
В криминальном государстве происходит подмена гражданского общества обществом криминальным. Если сущностью гражданского общества является отношение к человеку как к главной социальной ценности [31], то в криминальном обществе главная ценность - власть, здесь человек становится разменной монетой и часто даже его жизнь оценивается чрезвычайно дешево. Ф. Ницше пишет: «Ценность - это наивысшее количе -ство власти, которое человек в состоянии себе усвоить, - человек, а не человечество! Человечество, несомненно, скорее средство, чем цель. Речь идёт о типе: человечество
просто материал для опыта, колоссальный излишек неудавшегося, поле обломков» [32].
Демократическое государство призвано обеспечивать прогрессивные интересы своих граждан. По мнению Г. Еллинека, это реализуется по трём направлениям. «Во-первых, по отношении к индивиду, развитию которого как члена целого должно быть оказано содействие; затем, по отношению к народу как совокупности настоящих будущих членов государства и, наконец, по отношению к человеческому роду, членом которого является отдельный народ. Государство должно споспешествовать, таким образом, троякого рода солидарным интересам: индивидуальным, национальным, общечеловеческим. Таким образом, с точки зрения телеологического обоснования, государство есть для нас в настоящее время господствующий, являющийся юридической личностью союз народа, удовлетворяющий путём планомерной, централизующей, оперирующей при помощи внешних средств деятельности индивидуальные, национальные и общечеловеческие интересы в направлении прогрессивного развития общества» [33].
Криминальное государство воплощает кастовые, групповые и частные интересы вопреки интересам прогрессивного развития личности, общества и государства. Чаще всего кастовые, групповые и частные интересы отождествляются с политическими и экономическими выгодами, что способствует концентрации власти и материальных богатств в руках узкой категории собственников.
В криминальном государстве происходит подмена права законом, нарушающим публичные интересы - неправом. Ещё Гегель в «Философии права» использовал категорию «неправо», понимая под этим особенную волю, демонстрирующую произвол и отдельность индивида от всеобщей воли и всеобщего (естественного) права и выделяя три основных формы неправа: непреднамеренное, преступление и обман [34]. В этой связи уместно также процитировать и другое суждение Гегеля: «Деспотизм означает вообще состояние беззакония, в котором особенная воля как таковая, будь то воля монарха или народа (охлократия), имеет силу закона или, вернее, заменяет собой закон» [35]. Выдающийся немецкий правовед Г. Радбрух характеризует
законодательство нацистской Германии как «законодательное неправо», подчёркивая полное отсутствие в нём права и правды в подлинном смысле этого слова [36]. Именно на основе неправа и происходит реализация кастовых, групповых и частных интересов в криминальном государстве.
Криминальное государство недолговечно. Папа Александр VI Борджиа правил Ватиканом 11 лет, фашистская Германия существовала с 1933 по 1945 гг. Государство асса-синов продержалось дольше - около 80 лет, хотя по историческим меркам - это также ничтожный срок. На основе этих исторических примеров можно установить и конечный предел существования криминального государства, который наступает, когда реализуется принцип: «дозволено всё, нет ничего недозволенного». Такой принцип провозгласил Гассан II в 1163 г. Все скрепы общественной организации рухнули, сам Гассан II погиб от кинжала убийцы на четвёртом году своего правления [37].
В свою очередь, криминальное государство - это этап, завершающий процесс криминализации общественных и государственно-правовых отношений. В этом процессе существуют свои закономерности.
Одна из таких закономерностей имеет отношение к криминализации уровней государственной власти. Отсюда можно говорить о криминализации муниципальной, региональной власти или власти всего государства. Другая закономерность имеет отношение к тому, что процесс криминализации идёт неравномерно и в государстве могут появиться криминальные анклавы, в которых муниципальная или региональная власть сращивается с властью преступных организаций и становится криминальной властью. При этом процессы криминализации могут идти сверху вниз (от власти - к криминалитету), снизу вверх (от криминалитета к власти) или иметь встречный характер, что чаще всего и происходит, когда запускаются механизмы криминализации властных отношений. Развитие таких закономерностей следует прогнозировать и учитывать в процессе сравнительно-криминологического анализа.
Определённое отношение к указанным закономерностям имеет дифференциация ТОП по субъектному составу. В. А. Номоко-
нов в этой связи выделяет а) преступные объединения физических лиц; б) объединения юридических лиц - транснациональные преступные синдикаты; в) криминально-государственные организации - мафиозные образования, в которых государство и его органы тайно используют преступные средства, связи с преступными элементами для выполнения тех или иных задач. Крайний вариант -государственная атрибутика превращается лишь в вывеску, камуфлирующую зависимость государственной власти от преступников, как, например, в наркогосударствах [38].
Риск существенной криминализации государственной и муниципальной власти существует в любом государстве, хотя величина этого риска зависит от множества переменных. В их числе называется, например, уход от традиций, нравственный релятивизм. На Нюрнбергском процессе главный обвинитель от Франции де Ментон спрашивает: «Как объяснить, что Германия, на протяжении веков черпавшая богатства классической древности и христианства, идеи свободы, равенства и социальной справедливости, общие достояния западного гуманизма, в который она внесла благородный и ценный вклад, как объяснить, что Германия обратилась столь странным образом к примитивному варварству?» И, отвечая на поставленный вопрос, утверждает: «По мере того, как замирала духовная и умственная жизнь, умами овладевала трагическая неуверенность. Результат этого - жестокость умов XIX века, которую столько немцев описало с трагической силой заклинаний. В душах, опустошённых поисками новых духовных ценностей, разверзлась зияющая пропасть. Естественные и гуманитарные науки породили полнейший релятивизм, глубокий скептицизм в отношении незыблемости духовных ценностей, на которых веками воспитывался западный гуманизм. Распространился вульгарный дарвинизм, который совращал и приводил в безумное состояние умы; теперь немцы увидели в общности, в расах лишь замкнувшиеся в себе и ведущие друг с другом непрестанную борьбу изолированные единицы» [39].
Другим свидетельством социального развития в направлении трансформации го -сударства в криминальное является социальное отчуждение (власти от граждан, соци-
ально-ролевой функции от ответственности, личности от самосознания), которое порождает множество симулякров, имитирующих реальность, а также фетишизацию денег и механистический образ жизни [40].
Показателями движения к криминальному государству выступают степень криминализации (теневизации) экономики, информационного пространства и других сфер социальной жизни.
1. Рот Ю. Россия - криминальное государство. - URL: http://www.old.za-nauku.ru.
2. СаттерД. Тьма на рассвете: Возникновение кримиального государства в России. - М. : Объединенное гуманитарное издательство, 2004. - 336 с. ; Harding Luke. Mafia State. How one reporter became an enemy of the brutal new Russia. - Guardian Books, 2011. - 310 p.
3. Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России. - М. : Детектив-Пресс, 2001. - 384 с.
4. Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 гг. (экспертно-ана-литическое мероприятие). - М. : Счетная палата РФ, 2004. - 185 с. ; Аргунова Ю. Н. Криминологический анализ законодательства о приватизации государственного и муниципального имущества // Преступность в России и проблемы борьбы с ней. - М. : Криминологическая ассоциация, 2001. - С. 111-128 ; Лисичкин В. А. Черная приватизация. - М. : Алгоритм, 1997. - 140 с. ; Полеванов В. П. Технология великого обмана - М., 1995. -32 с. ; Приватизация по-российски / под ред. А. Б. Чубайса. - М. : Вагриус, 1999. - 368 с.
5. Политология : краткий словарь политологических терминов / сост. Т. Н. Духина, Т. П. Болотова. - Ставрополь, 2010. - URL: http://www.politike.ru>dictionary/974.gosudarstvo -kriminalnoe.
6. Сулахшин C. Обретение смыслов. - URL: http://www.rusrand.ru.
7. Литфуллин Р. Р. Тоталитаризм как политико-правовое явление : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Казань, 2003. - С. 7.
8. Нюрнбергский процесс : сб. мат-лов : в 8 т. -М. : Юридическая литература, 1999. - 792 с.
9. Берлявский Л. Г. 65-летие Нюрнбергского процесса над главными нацистскими военными преступниками: уроки истории // Российская юстиция. - 2011. - № 10. - С. 58-59.
10. Сазонова К. Л. Концепция уголовной ответственности государств в доктрине международного права // Международное уголовное право и международная юстиция. - 2013. -№ 3. - С. 6-8.
11. Там же.
12. Ницше Ф. Воля к власти. Посмертные афоризмы. - Минск : Поппури, 1999. - С. 155.
13. Цит по: Нюрнбергский процесс : сб. мат-лов : в 2 т. - Т. 1. - М. : Юридическая литература, 1954. - С. 256.
14. Гитлер А. Моя борьба. - М. : Витязь, 1998. -С. 230.
15. Нюрнбергский процесс : сб. мат-лов : в 2 т. -Т. 1. - М. : Юридическая литература, 1954. -С. 206.
16. РозенбергА. Миф ХХ века. Оценка духовно-интеллектуальной борьбы фигур нашего времени. - Таллинн : БЫЫех, 1998. - С. 20-21.
17. Гитлер А. Указ. соч. - С. 57.
18. СС в действии. Документы о преступлениях СС. - М. : Светотон, 2000. - С. 410-411.
19. Арад И. Холокост: Катастрофа европейского еврейства: (1933-1945) : сб. ст. - Иерусалим : Яд Ва-Шем, 1990.
20. Нюрнбергский процесс : сб. мат-лов : в 2 т. -Т. 1. - М. : Юридическая литература, 1954. -С. 274.
21. Там же. - С. 221, 279.
22. Там же. - С. 224.
23. Декрет президента Германской республики о защите народа и государства от 28 февраля 1933 г. // Нюрнбергский процесс : в 8 т. - Т. 2.
- М. : Юридическая литература, 1988. -С. 194.
24. Распоряжение начальника политической полиции всем управлением политической полиции, кроме прусской, об аресте коммунистов // Нюрнбергский процесс : в 8 т. - Т. 2. -М., 1988. - С. 212.
25. ЗегерА. «Гестапо-Мюллер». Карьера кабинетного преступника. - Ростов н/Д : Феникс, 1997. - С. 140-141.
26. Расы и общество. - М. : Наука, 1982. - С. 9-10.
27. Дафтари Ф. Краткая история исмаилизма: Традиции мусульманской общины. - М. : АСТ : Ладомир, 2004. - 273 с. ; Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. - М. : Айрис-пресс : Лагуна-Арт, 2004. - С. 454-463.
28. Тихомиров Л. А. Указ соч. - С. 420-421.
29. Тихомиров Ю. А. Государство. - М. : Норма, 2013. - С. 56.
30. Денисов С. А. Конституционная девиантоло-гия и деликтология // Конституционное и муниципальное право. - 2006. - № 1. - С. 11-16.
31. Сошнев А. Н. Социальное здоровье в социальных целях гражданского общества // Социальное и пенсионное право. - 2013. - № 2.
- С. 22-24.
32. Ницше Ф. Указ. соч. - С. 368.
33. ЕллинекГ. Общее учение о государстве. -СПб. : Юридический центр Пресс, 2004. -С. 268.
34. Гегель Г. Ф. В. Философия права. - М. : Мысль, 1990. - С. 139-141.
35. Там же. - С. 302.
36. Радбрух Г. Философия права. - М. : Международные отношения, 2004. - С. 234-235.
37. Тихомиров Л. А. Указ. соч. - С. 462.
38. Номоконов В. А. Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. - Владивосток, 2001. - С. 7-8.
39. Нюрнбергский процесс : сборник материалов : в 2 т. - Т. 1. - М. : Юридическая литература, 1954. - С. 205.
40. Петошина С. И. Отчуждение как социокультурный феномен и понятие социально-философского анализа : автореф. дис. ... канд. философ. наук. - Архангельск, 2010. -С. 18.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх