К вопросу об интенциональной направленности речевого акта жалоба On the intention orientation of speech act «complaint» Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

Научная статья на тему 'К вопросу об интенциональной направленности речевого акта жалоба' по специальности 'Языкознание' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 16 — Языкознание
  • ВАК РФ: 10.02.00
  • УДK: 81
  • Указанные автором: УДК: 81

Статистика по статье
  • 135
    читатели
  • 25
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • ИНТЕНЦИОНАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ
  • ИНТЕНЦИЯ
  • РЕЧЕВОЙ АКТ «ЖАЛОБА»
  • СОЦИАЛЬНЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РОЛИ КОММУНИКАНТОВ
  • ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ОБЩЕНИЯ
  • SPEECH ACT «COMPLAINT»
  • INTENTION ORIENTATION
  • INTENTION
  • SOCIAL AND PSYCHOLOGICAL ROLES OF THE DIALOGUE PARTICIPANTS
  • EXTRALINGUISTIC FACTORS OF THE COMMUNICATION

Аннотация
научной статьи
по языкознанию, автор научной работы — Никифоренко Л. В.

В данной статье рассматривается понятие интенциональной направленности, которая представляет собой связанную с интенцией субъектно-адресатную предназначенность речевого акта и описывается с помощью определения возможных социальных и психологических ролей его адресата. На основании анализа произведений «деревенской прозы» делается попытка установить интенциональную направленность речевого акта жалобы – она может иметь три типичных (к «своему равному», «своему вышестоящему» и «чужому вышестоящему») и три нетипичных (к «своему нижестоящему», «чужому равному» и «чужому нижестоящему») реализации, а также производится характеристика экстралингвистических факторов ситуаций, соотносящихся с тремя типичными интенциональными направленностями жалобы.

Abstract 2012 year, VAK speciality — 10.02.00, author — Nikiforenko L. V.

This article deals with the concept of intention orientation, which is connected with the intention subject-addressee destination of a speech act and is described with the help of defining possible social and psychological roles of its addressee. On the basis of the analysis of «rural prose» literary works we attempt to establish the intention orientation of the speech act «complaint». It can have three typical (to the «close equal», «close higher» and «far higher») and three atypical (to the «close subordinate», «far equal» and «far subordinate») realizations. The article provides the characteristics of extralinguistic situational factors correlating with the three typical intention orientations of complaint.

Научная статья по специальности "Языкознание" из научного журнала "Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского", Никифоренко Л. В.

 
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "К вопросу об интенциональной направленности речевого акта жалоба". Научная статья по специальности "Языкознание"

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
УДК 81
к ВОПРОСУ ОБ ИНТЕНЦИОНАЛЬНОй НАПРАВЛЕННОСТИ РЕЧЕВОГО АКТА ЖАЛОБА
© л. В. НИКИФОРЕНКО Аспирант Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина, кафедра общего и русского языкознания e-mail: hili303@mail.ru
Никифоренко Л. В. - К вопросу об интенциональной направленности речевого акта жалоба // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 347-351. - В данной статье рассматривается понятие интенциональной направленности, которая представляет собой связанную с интенцией субъектно-адресатную предназначенность речевого акта и описывается с помощью определения возможных социальных и психологических ролей его адресата. На основании анализа произведений «деревенской прозы» делается попытка установить интенциональную направленность речевого акта жалобы - она может иметь три типичных (к «своему равному», «своему вышестоящему» и «чужому вышестоящему») и три нетипичных (к «своему нижестоящему», «чужому равному» и «чужому нижестоящему») реализации, - а также производится характеристика экстралингвистических факторов ситуаций, соотносящихся с тремя типичными интенциональными направленностями жалобы.
Ключевые слова: Интенциональная направленность, интенция, речевой акт «жалоба», социальные и психологические роли коммуникантов, экстралингвистические факторы общения.
Nikiforenko L. V. - On the intention orientation of speech act «complaint» // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 347-351. - This article deals with the concept of intention orientation, which is connected with the intention subject-addressee destination of a speech act and is described with the help of defining possible social and psychological roles of its addressee. On the basis of the analysis of «rural prose» literary works we attempt to establish the intention orientation of the speech act «complaint». It can have three typical (to the «close equal», «close higher» and «far higher») and three atypical (to the «close subordinate», «far equal» and «far subordinate») realizations. The article provides the characteristics of extralinguistic situational factors correlating with the three typical intention orientations of complaint. Keywords: Intention orientation, intention, speech act «complaint», social and psychological roles of the dialogue participants, extralinguistic factors of the communication.
С утверждением и распространением теории речевых актов, термин «интенция», прочно укрепился в лингвистической науке. Понятие речевой интенции, используется для более точного описания иллокутивно-целевого комплекса и понимается как «намерение говорящего, его мотив и цель воздействовать на слушающего с помощью речи» [4: 257].
Основной задачей данного исследования является: на основании анализа произведений «деревенской прозы» сделать попытку установить интенциональную направленность речевого акта жалобы.
Помимо интенционального значения, важным для описания речевого акта (РА) является понятие интенциональной направленности. Интенциональная направленность - это субъектно-адресатная предназначенность РА, предназначенность коммуникативного намерения говорящего не любому и каждому, а адресату определенных (хотя, возможно, и чрезвычайно широких) социальных и/или психологических
характеристик. Сложно себе представить ситуацию, в которой РА разрешения или требования направлены от младшему к старшему, РА команды или приказа
- от равного к равному или от нижестоящего к вышестоящему, РА совета или декларации - от ребенка к родителю, а это значит, что каждый РА имеет определенные ограничения в области его интенциональной направленности (исключение составляет лишь индифферентный к ролям коммуникантов РА сообщения).
Поскольку для коммуникативного взаимодействия первоочередное значение имеют социальные и психологические особенности общающихся, постольку интенциональную направленность логичнее всего описывать с помощью указания социальной и/или психологической роли адресата. Важными для выделения социальных ролей являются координаты общения «вышестоящий - равный - нижестоящий + свой
- чужой», а также принадлежность к определенной возрастной группе (старшее поколение, младшее поко-
IZ VESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES № 27 2012
ление, молодежь, дети); к основным психологическим ролям, как правило, относят выделенные психологом
Э. Берном роли родителя, взрослого и ребенка.
Интенциональная направленность тесно связана с интенциональным значением и не может рассматриваться в отрыве от него - именно речевая интенция накладывает ограничения на реализацию РА: если интенцией РА совета является предоставление информации, которая может быть полезна адресату при совершении каких-либо действий, то он должен быть направлен от человека, сведущего в какой-либо области, к человеку, не имеющему достаточного опыта в этой области, поэтому наиболее типичной интенциональ-ной направленностью этого РА будет направленность от старшего к младшему, от родителя/взрослого к ребенку или от вышестоящего к нижестоящему, в противном случае возможен конфликт, разрыв контакта или указание на несоответствующий статус адресата. В рассказе В. М. Шукшина «Космос, нервная система и шмат сала» находим несколько диалогов между стариком Наумом Евстигнеичем и восьмиклассником Юркой, в которых реализуется атипичная направленность РА совета:
- Кончаюсь, Юрка, в крестителя, в бога душу мать!..
- Не надо было напиваться.
- Молодой ишо рассуждать об этом» [5: 102].
- O-о... опять накатило! Все матъ-перематъ...
- Ну, похмелись тогда, чего так мучиться-то?
Старик никак не реагирует на это предложение
[там же: 103].
- открыли бы с похмелья какое-нибудь средство
- и то ладно. А то башка, как этот. как бачок из-под самогона.
- Не надо пить.
- Пошел ты!..
Замолчали [там же: 108].
Нетипичность интенциональной направленности совета во всех трех случаях приводит к нетипичному для данного РА перлокутивному эффекту: в первом случае - к указанию на несоответствующий для таких высказываний возрастной статус, во втором - к игнорированию высказывания, в третьем - к конфликтному разрыву контакта.
Следует отметить, что приведенные диалогические единства реализуют модель «просьба - совет» и не относятся к национально маркированным коммуникативным средствам. Представители иных лингво-культур в своем речевом поведении достаточно часто прибегают к запросу совета, ср. диалоги, свидетелем которых был автор, между иностранцами, изучающими русский язык: - Мне всегда холодно в комнате, что мне делать? / - Можно купить обогреватель. или теплое одеяло в «Икее»; - Я высылаю им письма по электронной почте, а они никогда не отвечают. Может, мне зайти к ним? / - Конечно, зайди. Не понимаю, чего ты ждешь!; - Я не понимаю тему «Вид глагола». Наверное, я пойду к репетитору. / - Попробуй еще раз прочитать учебник и понять. Нарисуй схему, придумай примеры к ней, спроси еще раз у учителя. РА жалобы и утеше-
ния, напротив, являются исконно и специфически русскими. По мнению Т. В. Нестеровой, «В русской культуре присутствует ценностная ориентация на личную приязнь и теплоту. Здесь большую значимость имеют такие качества, как доверие и близость, человеческое тепло и сердечность» [1: 75]. Именно поэтому РА жалобы и утешения оказываются чрезвычайно востребованными у русских людей.
В рамках данной статьи хотелось бы обратиться к детальному рассмотрению интенциональной направленности РА жалобы. Будучи, предположительно, обусловленным такой особенностью русского менталитета, как соборность и коллективизм, он является в высшей степени национально специфичным, в том числе в области интенциональной направленности. Для выявления лингвокультурной специфики направленности данного РА мы обратились к произведениям «деревенской прозы» В. М. Шукшина, В. Г. Распутина, А. И. Солженицына.
Коль скоро интенциональная направленность РА тесно связана с его интенцией, первоначально необходимо охарактеризовать интенционально-целевые возможности жалобы. Среди таковых, на наш взгляд, можно обозначить две, которые в реальных условиях коммуникации могут реализовываться как совокупно, так и по отдельности. Первая возможность носит эмоционально-психологический характер и предполагает перлокуцию в виде утешения или сочувствия (редко - соболезнования). Так, в уже приведенных нами диалогах из рассказа В. М. Шукшина инициальные реплики могут быть квалифицированы как жалобы эмоционального характера - в них говорящий сообщает о своем неблагоприятном состоянии и ожидает в качестве реакции утешение адресата; факт отсутствия ожидаемого перлокутивного эффекта (старик получает совет с оттенком упрека) является причиной неблагоприятного исхода коммуникации. Вторая возможность носит акциональный, или действенный, характер и на уровне перлокуции нуждается в каком-либо действии, которое способно облегчить положение адресата. В рассказе В. М. Шукшина «Материнское сердце» мать Витьки Борзенкова, посаженного в тюрьму, приходит в милицию в надежде вызволить сына из заключения и обращается к милиционерам с такими словами: «Один он у меня - при мне-то: и поилец мой, и кормилец. А ишо вот жениться надумал
- как же тогда с девкой-то, если его посадют? Неужто ждать его станет? Не станет. А девка добрая, из хорошей семьи, жалко.. <...> пожалейте вы хоть меня, старуху, я только теперь маленько и свет-то увидела.» [там же: 251]. В данном случае жалоба представляет собой отдельный тактический ход в рамках общей стратегии просьбы и имеет явно акциональный характер, поскольку преследует цель побудить адресата к действию - освобождению сына. В случае эмоциональной интенции мы имеем дело с жалобой в чистом виде, в случае акциональной - с жалобой, граничащей с просьбой и другими РА.
Эмоционально-психологическая интенция РА жалобы чаще всего реализуется при общении в не-
формальном регистре и предполагает две основных интенциональных направленности - в социальном отношении на «своего равного» и «своего вышестоящего», в психологическом - от ребенка к ребенку, от взрослого к взрослому, от родителя к родителю, а также от ребенка к родителю или взрослому. Разумеется, наиболее типичной для жалобы является направленность от равного к равному в социальном и психологическом отношении, и именно эту направленность следует считать ядерной для данного РА. Акциональная интенция позволяет как две уже упомянутых интен-циональных направленности, так и направленность на «чужого вышестоящего». В этом случае общение, как правило, является институциональным, а жалоба имеет характер не отдельного РА, а цельнооформленного в структурно-смысловом отношении произведения (часто письменного), то есть речевого жанра.
Каждая интенциональная направленность РА жалобы обусловливает возникновение ситуации, характеризующейся особым набором экстралингвисти-ческих факторов: логично предположить, что тематика, способ и тональность общения при направленности на «своего равного» и «чужого вышестоящего» будут неодинаковыми. обратимся к рассмотрению текстовых реализаций указанных интенциональных направленностей жалобы, акцентируя ситуативные параметры общения «кому - о чем - почему/зачем - как -каким способом - в каком состоянии».
Рассказ В. М. Шукшина «Горе» содержит жалобу деда Нечая по поводу смерти его жены, направленную на своего соседа:
- Чижало, кум,- силов нету.
<...>
- А кому легко? - успокаивал дед.- Кому же легко родного человека в землю зарывать? дак если бы все ложились с ими рядом от горя, што было бы? Мне уж теперь сколько раз надо бы ложиться? Терпи. Скрепись и терпи.
- Жалко.
- Конешно, жалко... кто говорит. Но вить ничем теперь не поможешь. Изведешься, и все. И сам ноги протянешь. Терпи.
- Вроде соображаю, а... запеклось вот здесь все
- ничем не размочишь. Уж пробовал - пил: не берет.
- Возьмет. Петька-то чего не приехал? Ну, тем вроде далеко, а этот-то?..
- В командировку уехал. Ох, чижало, кум!.. Сроду не думал...
- Мы всегда так: живет человек - вроде так и надо. А помрет - жалко. Но с ума от горя сходить - это тоже... дурость [там же: 179].
Представленный диалог разворачивается между давно знакомыми и равными в социальном (в том числе возрастном) и психологическом (взрослый - взрослый) отношении партнерами, то есть реализует ин-тенциональную направленность на «своего равного». Тема общения в этом случае носит глубоко личный характер и может быть сформулирована как тяжелое психологическое состояние после смерти близкого
человека. Иллокутивной силой ламентативных высказываний является желание поделиться, поиск сочувствия и понимания со стороны адресата. Что касается способа коммуникации, то диалог выстраивается в обиходно-бытовом стиле с просторечными (сроду не думал, помрет), разговорными (в землю зарывать, скрепись, ноги протянешь, дурость) и образными (запеклось вот здесь все - ничем не размочишь) элементами, что свидетельствует о неформальном регистре общения. Оба коммуниканта при этом находятся в эмоционально-напряженном состоянии, что порождает эмоционально-экспрессивную тональность общения (ср. обилие эмоционально окрашенных единиц: чижало; силов нету; в землю зарывать; горе; жалко; изведешься; ноги протянешь; запеклось; ох, чижало, дурость).
Сходными характеристиками обладают и иные жалобы, реализующие интенциональную направленность к «своему равному». Например, в рассказе В.М. Шукшина «Чудик» Дмитрий жалуется брату на жену: « - Вот она, моя жизнь! Видел? Сколько злости в человеке!.. Сколько злости!» [там же: 223], в повести В.Г. Распутина «Последний срок» Михаил жалуется брату на изменение жизни в деревне: «- ... Вспомни, как при колхозе жили <...> А теперь каждый по себе. Что ты хочешь: свои уехали, чужие понаехали. Я теперь в родной деревне многих не знаю, кто они такие есть. Вроде и сам чужой стал, в чужую местность переселился» [2: 59].
Интенциональная направленность жалобы на «своего вышестоящего» обнаруживается в упомянутой повести В. Г. Распутина «Последний срок»: одна из дочерей, Варвара, жалуется матери на несправедливое, на ее взгляд, замечание сестры Люси о том, что нехорошо рассказывать сны негативного содержания больной матери:
- Че ни скажи, все не так, все не так. Ой-ёшеньки! Кругом Варвара виноватая, одна Варвара, больше никто. Теперь у нее уж и во сне смотреть нет права. А я как от них буду закрываться, если я сплю, а они сами мне в глаза лезут. Я их не зову. Мне че теперь и не спать совсем?
- А ты не все слушай, че тебе говорят.
- Как я буду не слушать, когда она при мне это говорит? Я, поди, не глухая. Она говорит, я и слушаю.
- Ох, Варвара ты, Варвара! В кого ты у нас такая простодуша? - пожалела ее старуха. [там же: 49].
Неравноправность партнеров по коммуникации носит в данном случае и социальный, и психологический характер - жалоба направлена к матери, человеку старшему и более опытному. Наиболее обще тему общения можно обозначить как межличностные отношения в семье, уже - как несправедливое отношение одного к другому. Интенция Варвары связана с поиском понимания со стороны адресата, частично с оправданием перед ним и, возможно, с побуждением адресата исправить неблагоприятное положение говорящего (разговор матери с Люсей). Коммуникация осуществляется в обиходно-бытовом стиле и ярко маркирована в эмоционально-экспрессивном плане - на это
указывает использование лексических и синтаксических повторов (все не так, все не так; кругом Варвара виноватая, одна Варвара; Ох, Варвара ты, Варвара!), риторических конструкций (Мне че теперь и не спать совсем?; Как я буду не слушать, когда она при мне это говорит?; В кого ты у нас такая простодуша?), эмоциональных междометий (Ой-ёшеньки; ох), интенси-фикаторов (все не так; кругом; одна; больше никто), разговорной лексики (лезут, поди, простодуша).
Последнюю из типичных интенциональных направленностей РА жалобы - к «чужому вышестоящему» - можно найти в рассказе В. М. Шукшина «Критики», в котором наблюдается жалоба сына милиционеру Ермолаю на поведение своего отца Тимофея: «Отец Петьки стал рассказывать, как все было. Ермолай пригладил заскорузлой темной ладонью жидкие волосы на большой голове, кашлянул и стал писать <...> «... Тимофей тоже стал смотреть телевизор. Потом он сказал: «таких плотников не бывает». Все попросили Тимофея оправиться. Но он продолжал возбужденное состояние. опять сказал, что таких плотников не бывает, вранье, дескать. «Руки, говорит, у плотников совсем не такие». И стал совать свои руки. Его еще раз попросили оправиться. Тогда Тимофей снял с ноги правый сапог (размер 43-45, яловый) и произвел удар по телевизору. Само собой, вышиб все на свете, то есть там, где обычно бывает видно» [5: 80-81].
Жалоба в данном случае направлена представителю государственного административного органа, человеку чужому, наделенному определенными властными полномочиями, то есть вышестоящему в социальном отношении. Темой приведенной жалобы является бытовой конфликт между членами семьи, который имеет определенную гражданско-правовую значимость. интенция говорящего в данном случае носит сугубо акциональный характер - сын Тимо-
фея рассчитывает не на понимание адресата, а на конкретное действие с его стороны (арест отца). При этом герой пытается строить высказывание в соответствии с требованиями официально-делового стиля - во-первых, его жалоба практически лишена упоминаний о эмоционально-психическом состоянии участников ситуации, имеет официально-деловую тональность и вид повествования, во-вторых, в ней можно наблюдать языковые единицы книжного стиля: возбужденное состояние, произвел удар, в-третьих, содержит конкретизаторы, которые связаны с таким свойством официально-делового стиля, как стремление к точности: с правой ноги, размер 43-45, яловый. Ввиду недостаточного знакомства героя с нормами официально-делового стиля произведенная им жалоба является гибридом, сочетающим официально-деловые и разговорно-просторечные элементы (ср. оправиться, вранье, дескать, совать, само собой, вышиб).
Отмеченные в ходе анализа жалоб различной интенциональной направленности особенности экс-тралингвистического характера можно представить в виде таблицы 1.
Помимо отмеченных типичных интенцио-нальных направленностей, РА жалобы может иметь и нетипичные, то есть такие, которые реализуются значительно реже, как то: направленность к «своему нижестоящему», «чужому равному» и «чужому нижестоящему», однако при этом обязательно происходит изменение ранга адресата. Пример жалобы, адресованной «своему нижестоящему» находим, например, в произведении А. И. Солженицына «Один день Ивана денисовича», в котором бригадир Андрей Прокофьич жалуется на свою нелегкую долю подчиненным зэкам [3: 70-74], тем самым приближая их к себе и временно наделяя статусом равных. В произведении В. М. Шукшина «Верую!» герой приходит к незнакомому попу и
Таблица 1
Экстралингвистические характеристики жалоб типичной интенциональной направленности
кому? о чем? почему? зачем? как? каким способом? в каком состоянии?
свой равный проблемы любого характера, в первую очередь связанные с личными неудачами, внутренними переживаниями Поиск эмоциональной поддержки, понимания, утешения, желание поделиться диалог, устная речь, вербальные и невербальные средства обиходнобытовой стиль, возможны сниженные регистры общения, просторечие высокая эмоционально- экспрессивная тональность
Свой вышестоящий чаще всего проблемы межличностного общения Получение эмоциональной поддержки + побуждение к действию по улучшению положения говорящего диалог, устная речь, вербальные и невербальные средства обиходнобытовой стиль, просторечие эмоциональноэкспрессивная тональность частотна, но возможна не всегда
Чужой вышестоящий гражданско-правовые проблемы побуждение к действию по улучшению состояния говорящего монолог, письменная речь, только вербальные средства официальноделовой стиль в просторечном исполнении официальноделовая тональность
обращается к нему с жалобой: « - Душа болит, - сказал Максим» [Б: 342] и с помощью этого переводит попа из ранга «чужого» в ранг «своего». Жалоба, имеющая направленность на «чужого нижестоящего», может быть усмотрена в рассказе В. М. Шукшина «Случай в ресторане», в котором старичок жалуется подсевшему к нему молодому парню: « - Я всю жизнь хотел быть сильным и помогать людям, но у меня не получилось -я слаб» [там же: 187] и таким образом делает его «своим равным» (не случайно после этого парень хочет помочь старику и предлагает ему ехать с ним).
Таким образом, интенциональная направленность РА жалобы имеет три типичных и три нетипичных реализации. К типичным отнесем направленность на «своего равного», «своего вышестоящего» и «чужого вышестоящего», отмечая сущностное различие между первыми двумя и последним случаем: если тематика первых находится в личной области, то второго - в общественно-правовой, если первые преследуют цель эмоциональной поддержки со стороны адресата, иногда вкупе с действенным вмешательством, то второй - только цель действенного вмешательства, если первые позволяют выстраивать высказывание по законам разговорного стиля с эмоциональными вкра-
плениями, то второй требует официально-делового стиля, если первые характеризуются напряженным эмоциональным состоянием говорящего, то второй чаще всего - ненапряженным. Кроме того, РА жалобы может иметь три нетипичных интенциональных направленности - к «своему нижестоящему», «чужому равному» и «чужому нижестоящему» - но при этом обязательно наблюдается переход адресата из одного соцально-психологического ранга в другой и временное или постоянное изменение межличностных отношений коммуникантов.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Нестерова Т. В. Непрямые способы выражения интенций «сочувствие» и «утешение» в обиходном общении русских // Русский язык за рубежом. 2011. № 5.
2. Распутин В. Г. Последний срок; Прощание с Матёрой, Пожар; Повести. М., 1986.
3. Солженицын А. И. Один день Ивана Денисовича. Рассказы 60-х годов. СПб, 2001.
4. Формановская Н. И. Речевое взаимодействие: коммуникация и прагматика. М., 2007.
5. Шукшин В. М. Сочинения: В 2 т. Екатеринбург, 2003. Т. 1: Жил человек. Рассказы.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх